home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


19 ЛЕТ ДО БИТВЫ ПРИ ЯВИНЕ

— Вот как не любить такой кораблик? — проговорил Риз.

— Ну да, дело свое он знает.

Ведомый Джадаком, фрахтовик протиснулся в брешь между кореллианским транспортником и пассажирским лайнером производства «Санте/Синара» и выполнил полубочку, чтобы без помех, не задевая транспортник, оказаться во главе потока. Риз приглушил динамики системы оповещения, чтобы им не пришлось слушать ругань других пилотов и штурманов.

— Может, после этого рейса он достанется нам.

— Остается надеяться, — поддакнул Джадак.

— Мы десять лет подставляем свои шеи. Должна же быть какая-то справедливость!

— Должна, да нету. Кроме того, я просто стараюсь держать Галактику на плаву, насколько это в моих силах. А у тебя какой бзик?

— Сказал же — хочу, чтобы этот корабль стал нашим.

Тобб Джадак — человек, как и Риз — был на двадцать лет моложе напарника, немного выше и светлее лицом. Короткая бородка подчеркивала квадратную форму его челюсти. У Риза уже поседели виски, однако глаза были ясными, а фигура — как у атлета. Последнее, с чем они ожидали столкнуться на Корусканте — это транспортный затор, но нападение сепаратистов на галактическую столицу оказалось столь неожиданным, что все прибывшие корабли застряли на подлете. Некоторые даже успели застать похищение канцлера Палпатина, о котором трубили по всей ГолоСети, и появление из гиперпространства республиканских крейсеров из Флота разомкнутого кольца. Объединившись с крейсерами планетарной обороны, эти гигантские корабли типа «Венатор» успешно локализовали побоище на дальних подступах к корускантской орбите. Некоторые особо ловкие пилоты сумели увести свои машины подальше от заварушки и прыгнуть в гиперпространство. Но десятки тысяч других кораблей — всех размеров и мастей — по-прежнему держались поблизости, ожидая завершения битвы с тем или иным исходом, чтобы наконец попасть на Корускант, либо же рвануть к Внешнему кольцу.

— Даже если фрахтовик станет нашим, — рассуждал Джадак, — как мы потянем расходы на содержание?

— Так же, как и сейчас. Только работать будем на частных заказчиков.

— Наваристая работенка?

— Да уж хоть какая-то. Я не такой привереда, как ты.

Джадак нахмурился:

— Я на своем веку повидал контрабандистов. Жизнь у них не похожа на ту, о которой байки слагают.

Риз отрывисто рассмеялся:

— А эта, что ли, лучше?

Джадак подвел ИТ к тому месту, откуда можно было наблюдать панораму сражения, больше похожего на потасовку, чем на скоординированную операцию. Тяжелые корабли поливали друг друга огнем, чертя в космосе алые пунктирные трассы губительного света, а посреди хаоса вились звенья АР-170, беспилотных три-истребителей и «стервятников». Фоном для этого действа служил сам вечно озаренный светом Корускант, чьи сверкающие городские пояса были преданы огню в тех местах, где отражающие щиты дали слабину или куда рухнули подбитые в бою корабли. Республика, бросившая все силы на победу, — против Конфедерации Независимых Систем графа Дуку, которой было нечего терять, кроме генерала-киборга и армии дроидов.

Риз удивленно присвистнул:

— Крах цивилизации во всей красе, и у нас места в партере.

— Это вряд ли. Но тем важнее доставить груз.

— Легко тебе говорить, — бросил Риз, выглянув в округлый иллюминатор. — Как по мне, посадить корабль, не разлетевшись в пути на атомы, — та еще проблема. Точнее, целый ворох проблем. Сколько лазерных пушек в округе — столько и проблем.

Джадак повернулся к нему вместе с креслом:

— Нам кровь из носу надо попасть на планету, Риз. Мне сказали, задание очень важное.

Его товарищ угрюмо кивнул:

— «Кровь из носу» — еще ладно. Главное, чтоб не насмерть.

— Я всем скажу, что ты умер, как герой.

— А сам, значит, выживешь? — Риз уставился на напарника, а потом расхохотался. — Ну да. Ты-то, скорей всего, и выживешь.

Джадак подался вперед:

— А что там слышно на поле боя?

Риз нацепил наушники и набрал закодированный пароль на клавиатуре коммуникационного блока. Пару секунд он слушал чью-то болтовню, затем вытянул шею к иллюминатору правого борта и вывел на экран новое изображение. Риз постучал указательным пальцем по значку большого крейсера с длинным отростком наблюдательной палубы и выносным мостиком.

Джадак прочел буквенно-цифровой код под значком.

— И на что мы смотрим?

— «Незримая длань».

— Флагман генерала Гривуса.

— Там держали Палпатина.

— Держали?

— Его освободили джедаи. Кеноби и Скайуокер. Они все еще на борту.

Джадак исполнил на фрахтовике короткий переворот, чтобы улучшить обзор. В небольшом отдалении от них республиканский крейсер молотил выстрелами по средней линии «Незримой длани» — как раз там, где ее вытянутая носовая часть переходила в выпуклую хвостовую. Возможно, это было местью за то, что республиканскому кораблю пришлось вынести, находясь под обстрелом артиллерийских орудий самой «Длани». Джадак глянул на экран:

— Похоже, до капитана «Гарлары» не доходит, что канцлер еще там.

— Может, из-за помех в эфире? Или ему просто плевать на канцлера.

Пилот нахмурился:

— Со смертью Палпатина сколько проблем решится, столько же возникнет новых.

Несколько секунд они молча наблюдали, как «Гарлара» поливает флагман сепаратистов огнем бортовых лазерных пушек, пробивая в обшивке зияющие бреши. Взрывы волной прокатывались по корпусу «Длани» от носа до кормы. Джадак не представлял, как насквозь кибернетический Гривус может выжить под таким натиском, не говоря уже о Палпатине и вызволивших его джедаях, Сила там или не Сила… Накренившись, флагман сепаратистов завалился набок и, подчиняясь гравитации, начал медленно погружаться в атмосферу Корусканта.

— Отлетался, — произнес Джадак.

— Сейчас развалится. Два к одному, что и полпути не пройдет в целом виде.

— Принимаю.

Намертво вцепившись одной рукой в штурвальную колонку, другой Джадак рванул на себя компенсатор инерции и бросил корабль вперед. Никто не препятствовал их продвижению в самую гущу заварушки: упорное стремление попасть в число жертв сражения — личное дело каждого.

— Можно хотя бы попробовать обходной маневр, — заметил Риз, крепко держась за подлокотник кресла.

Джадак покачал головой:

— Сепаратисты взяли планету в блокаду. Наш лучший шанс — попасть в одну колею с «Незримой дланью».

Риз вскинул на Джадака резкий взгляд:

— Мы ухнем туда вместе с ней?

— Скажем так, вслед за ней.

Второй пилот кивнул:

— Вслед еще куда ни шло.

— Даже если ты проиграешь пари?

— Даже если.


Глава 2 | Тысячелетний сокол | * * *



Loading...