home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


5

Через неделю, после установки инъекционного блока я почувствовал изменения. Хотя, может быть, дело было и не в нем. Ежедневно я махал палками в заброшенной части парка. Отрабатывая все удары из игры, я старался не делать ошибок. Показанные в свое время Рубелем переходы между ударами, были универсальны и подходили для комбинирования в любом направлении.

В игре я был вынужден прекратить пользоваться чарами, но продолжал гонять ману по своему телу от живота в руки и назад, боясь позабыть как это делается. Привыкнув к подобному в игре, невольно стал фантазировать и в реале, пытаясь ощутить хоть что-нибудь.

Вдобавок ко всему вчера мне показалось, что по позвоночнику прошла волна, как после правильно совершенного удара. Списав это на усталость в конце тренировки, я не придал этому значения. Сегодня все повторилось, простреливая меня через четыре на пятый раз. Я шел домой пошатываясь закончив на пол часа раньше, истома высасывала силы посильнее чем тренажерный зал в полуподвале моего родного города.

Еще через неделю я уже злился, если тело «не хвалило» меня за правильно проведенный прием. Мои движения стали очень четкими, отклонение от идеала грозило оборвать череду волн удовольствия, уносивших меня в нирвану при многократном повторении. Я не знал, куда меня это заведет, но надеялся, что происходящее со мной лучше, чем наркотики или алкоголь.

Рубель сильно помолодел. Иногда мне казалось, что вместе с годами из него уходит и мудрость. Он стал непоседливым, норовил куда-то сорваться и бежать. В разговорах через раз предлагал мне отправится вместе с ним к сержанту Кренделю, у которого можно будет выучить еще одну профессию.

Митрофан лишь ухмылялся, встречая моего учителя на улицах деревни. В его присутствии, теперь уже совсем не старый солдат, принимал степенный вид и усмирял свою энергию.

— Парень, не тяни, — батюшка перехватил меня у выхода из ворот деревни, — чтоб на этой неделе десятый ранг закрыл. Я уже еле сдерживаю Рубеля, того и гляди сорвется с насиженного места до срока.

— Я на тигров вторую неделю хожу, — оправдываться не хотелось.

— Тьфу на тебя, — взъярился Митрофан, — кто же десятый ранг у деревни качает. Иди в свободные земли, на юге мамоны расплодились! Бивни заодно скобарю сдашь, на хороший доспех денег поднимешь.

Свободными землями НПС называли ПВЕ и ПВП зоны. Я доходил до них пару раз, но постояв на границе разворачивался назад. Мила тогда не умела еще лечить. Вредная Завка, бывшая старая карга, а теперь цветущая полной жизнью женщина средних лет, оставила самый полезный навык под конец, словно чувствуя, что девушка может сорваться и не вернуться назад в деревню, как только обучится заклинанию восстанавливающему здоровье.

За прошедшие недели мы взяли девятые ранги в наших профессиях. Мила легко набирала плюсы к заклинаниям, я старался не отставать. Посоветовавшись с Рубелем, решился вновь использовать чары при работе с оружием. Прокачка пошла веселее, тем более что жрица подлечивала меня во время боя.

Наши отношения были в подвешенном состоянии. Иногда девушка оставалась в игре, позволяя увлечь себя за руку на сеновал. Иногда, махнув на прощанье, выходила из игры. Утром и днем мы как-то не касались этой темы и я не был до конца уверен в том что она ко мне испытывает.

С другой стороны меня все устраивало, и я не торопился что-либо менять.

Мы стояли на кромке леса и смотрели на стадо мамонтов. Трава доходящая нам до пояса, была похожа на море, ветер гулял по кажущейся бескрайней степи. Голубое небо без единого облачка раскинулось над нами, а запах луговых трав смешивался с вонью животных.

— Фу, — Мила скривила свой носик.

— Потерпишь, — хмыкнул я, — главное что нас не учуют.

Достав колчан и лук я прикинул как лучше выманить моба из стада. Наложив на лук «око» а на стрелу «яд» я сделал первый выстрел. Мамонтенок был моей пробной целью. По результатам боя можно будет судить о наших возможностях качаться в этой локации.

Вместо того, чтобы бежать к своим обидчикам, моб бросился к крупной особи, и спрятался под ее хоботом.

— Ты зачем малыша обидел? — Мила встала на его защиту, — вон старый моб, бивень сломан, его агри.

Я внутренне скривился, мамонт был почти самым крупным в стае. Обернувшись, прикинул расстояние до границы локации, если что, то придется бежать. Повторно наложив чары, выпустил новую стрелу. Старый не подвел, ринулся в нашу сторону, не издав ни единого звука. Дальше я зачастил, торопясь выпустить как можно больше стрел. «холод» притормаживал спешащего к нам моба, «яд» и «огонь» поочередно навешивали на мамонта слабенькие доты. Навыки были еще плохо прокачаны, но со временем я надеялся на увеличение наносимого урона в единицу времени.

— Пора, — скорее для себя, чем для Милы сказал я и поменял оружие.

Привычное ощущение от накладываемых на меня заклинаний усиления добавило толику уверенности, которая дрогнула от вида приближающегося животного. Высотой три с лишним метра и грязно-желтым бивнем метровой длинны, мамонт внушал трепет. Кидаю привычные чары «ветер» в ботинки на скорость, «камень» в рубашку на защиту, «вода» в брюки на уклонение. В мечи уходят «холод» и «сила».

Пробить толстую шкуру, укрытую спутанным жестким мехом моими мечам не реально. Рубель советовал сначала отрубить уши а потом выколоть глаза. После этого у мечника появлялся шанс перебить артерии в шейной части, прокачивая удар. Мой последний непрокачанный десятый навык назывался «снизу вверх с оттягом». Нанести его низкорослым мобам было практически не реально, высоко посаженная голова мамонта подходила для этого как раз.

Через два дня я взял десятый ранг и на следующий день, вернувшись в игру, обнаружил заколоченные ставни и пустой дом. Рубель ушел, лишив меня привычного уклада жизни.

Я присел на крыльце и достал подаренное вчера оружие. Лезвия мечей были симметричны, около метра длинной со слегка загнутыми концами. Гарда была простой, без изысков. Удобная рукоять перемотана чешуйчатой кожей от неведомого мне зверя.

«— Моему лучшему ученику!» — сказал вчера Рубель, протягивая подарок.

К мечам шли ножны, вплетенные в кожаные ремни, обвивавшие мои плечи. В походном положении рукояти мечей смотрели вниз, но стоило чуть согнуть колени и ссутулится, как они сами прыгали в отведенные назад ладони рук.

Я в очередной раз нырнул в настройки и перечитал их свойства.

«Именные парные мечи с ножнами.

Владелец: Филян

Режущий урон: +25

Колющий урон: +40

Нельзя продать, потерять, подарить. Не выпадают после смерти»

Самым ценным была последняя строка. Теперь можно было не боятся за подарок, посещая ПВП зоны.

Мила подошла к калитке, немного помедлив зашла во двор и присела рядом со мной на крыльцо опустевшего дома. Был уже полдень и солнце поднялось в зенит. Сидеть в прохладной тени под навесом было хорошо.

— Закрыла? — девушка вчера немного не добрала до сотни, и хотела сегодня зайти пораньше, чтобы поднять зависший навык и получить десятый ранг.

— Нет, — Мила грустно качнула головой.

Применять заклинание, восстанавливающее ману, девушка могла только на себя. Ей было трудно удержать трехмерную конструкцию во время движения, поэтому заклинание постоянно срывалось. Приходилось просто делать больше перерывов во время кача, чтобы синий бар успевал восстановится.

— Пошли тогда, добьем недобитка, — мила улыбнулась и воспользовавшись моей протянутой рукой легко встала на ноги.

Выйдя из деревни, я кинул на оба меча чару «око» на точность. Высматривая зайцев, я решил бить только в голову мелким мобам. Эта чара была прокачана у меня хуже всех, едва-едва дотянув до +25.

— Давай пока здесь, — я развернулся к идущей следом Миле.

Случившееся дальше пришлось разбирать чуть ли не по кадрам. Мое плечо уходит назад, зажатый в левой руке меч идет по дуге, словно коса над травой. Магическая конструкция от заклинания еще не запитанного манной, летит в меня от Милы. Кончик моего меча встречается с одной из силовых линий. Конструкция развевается в воздухе, вытягивая их жрицы синюю дымку. Девушка говорит «Ох» и оседает на землю. Чара «око» слетает с моего меча, как если бы ее там и не было.

— И что это было? — ошарашено смотрю на Милу, которая так же смотрит на меня и хлопает глазами.

— Должно было быть заклинание на скорость, — неуверенно говорит она.

Я присаживаюсь рядом и начинаю отматывать все назад. Жрица чешет свой лоб.

— Мана в ноль, полный писец, — я не сразу сопоставил движение ее руки и слова.

— Надо попробовать еще раз, — у меня появилась безумная догадка, требующая подтверждения, — хватит лоб чесать, накладывай регенерацию маны, мы вроде за этим сегодня в поле вышли.

Мила присела в первый раз на траву не из-за того что ей стало плохо, а от неожиданности. В момент, когда вся мана жрицы покидала тело, она почувствовала себя, словно выдернули скелет из ее тела. Под конец дня девушка вполне освоилась с этим чувством и уверенно держалась на ногах. По результатам экспериментов я пришел к следующим выводам. Зачарованный меч, развеивал магическую конструкцию, которая в свою очередь оставляла волшебницу без маны. Если конструкция успевала напитаться маны, то развеевания не происходило, и заклинание работало в штатном режиме.

Тип наложенной чары не имел значения, любая из них позволяла противостоять незаконченному волшебству.

— Хорошо, еще последний раз и закончим на сегодня, — мы сидели на нашем любимом месте.

Тихий уголок у излучины ручья, где мы впервые стали ближе друг к другу, как-то сам собой стал точкой встреч и расставаний, если мы разбегались во времени или территориально. В игре ЭКЗО не было чата, никто не орал на все локации, предлагая продать или купить, никто не флудил и не собирал пати. Игровая почта, была скорее средством для передачи вещей между игроками. Быстротечный разговор был возможен только лицом к лицу, или на форумах инета, куда можно было выйти, только покинув виртуальность.

— У меня уже +100, - сказала Мила. За последние семь часов я опустошил запасы маны у девушки раз шестьдесят, так что последнее было не удивительным.

— Тогда последний раз отменяется, — сказал я и улыбнулся.

— Хорошо здесь, — девушка потянулась, устав от долгого сиденья на траве.

— А в Москве дождь, — я сказал как бы про между прочим, но ждал ответ затаив дыхание.

— Я знаю, — она лукаво стрельнула на меня глазами и снова отвернулась к ручью.

— Знаешь, я не так давно переехал в столицу и плохо знаю улицы.

Мы уже были не особо нужны друг другу, и завтра наши пути могли разойтись навсегда. Я решил попытаться что-либо изменить в наших отношениях, Мила мне нравилась.

— А я коренная, — сорвав травинку, она закусила острый кончик зубами.

— Выбери какой-нибудь сквер или кафе, — сказал я, узнав рефлекторный жест волнующейся Милы, — Пусть там будет не очень много людей, но и не так чтобы совсем никого.

— Я в жизни совсем не такая, — жрица ладонью махнула вдоль тела, чуть замедлив движение пальцев в районе лица, груди и стройных ног.

— Боюсь, что и я тебя не особо впечатлю, — хлопнув себя по мощным бицепсам, я пояснил, — такого точно нет.

— Пусть будет сквер на Потешной, завтра в три после полудня, — не дожидаясь моих слов, она истаяла в воздухе, выйдя из игры.


* * * | Игрун. Дилогия | * * *



Loading...