home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


2

Зайдя через шесть часов в игру, я не увидел никого. На пшеничном поле одиноко торчало пугало, ожидая учеников охотника.

Постаравшись вспомнить все, чему успел научиться, я принялся метать стрелы в пугало. Начало получаться только после того как я ослабил контроль за телом, позволяя ему самому стрелять. Мысли сворачивали на разговор с рыжим Сергеем.

«— Он про двадцать выстрелов не зря спросил, — наконец-то вычленил я главное, — Похоже что это как-то связано с возможностью взять второй навык»

Покрутив ситуацию с разных сторон, я остановился после удачного девятнадцатого выстрела.

Солнце уже катилось по горизонту, и оставалась от силы час-полтора до закрытия ворот. Я повернулся к пугалу спиной и направился в деревню. На моей карте было отображение только той части территории, через которую я проходил днем. Поглядывая на нее одним глазом, я стал обходить дворы, стараясь не приближаться к дому Луки.

Старый солдат Рубель оказался калекой, передвигавшийся по двору на деревянном протезе. Вторая нога была нормальной, но увечье сильно сказывалось на его подвижности.

— Добрый вечер Рубель, — я решил окликнуть, не обращающего на мня внимание НПС.

— С чем пожаловал? — черные глаза злобно сверкнули на меня из под кустистых бровей, — Ты же в лучники решил податься, аль передумал?

«— Сплетни, сплетни, — мелькнуло в голове воспоминание о внимательных глазах соседки у дома лучника, — высоко скоростной трафик обмена новостями среди дворов по всей деревне»

— Не уверен я что правильно поступил, — сказал первое пришедшее на ум, — натягиваю тетиву, а мысли о другом..

— И о чем же? — подойдя ближе к плетню, НПС облокотился на него одной рукой.

— А что если я неправильно выбрал? — опустив взгляд в придорожную пыль, я добавил, — А вдруг я обеерукий мечник?

— Обеерукий? — уцепился за выскочившее слово солдат, — почто так думаешь?

— Так снится порой всякое, — не зная как выкрутится, импровизировал я, — будто весь в доспехе и по мечу в каждой руке, впереди чернеет поле врагов, а по бокам побратимы. Стяг реет над нашими рядами, звук горна летит над долиной, шаг вперед, и еще шаг, и еще…

Постояли, помолчали. Я не отвлекал старого солдата, услышавшего в моих словах что-то свое и замершего с устремленным внутрь себя взором. Стряхнув оцепенение он сказал, — Чтож ты раньше не рассказывал а? Это кровь предков в тебе говорит, поперек ей вставать никак нельзя!

Ухватив за плечо он повел меня на задний двор. Подойдя к сараю, НПС скрылся в его недрах, оставив меня снаружи. Осмотрев в сгущающихся сумерках двор, я приметил два столба. Один столб был без каких-либо ухищрений, а у второго была поперечная балка, подвязанная на веревке.

— Иди за мной, — выйдя на свет, калека пошел к столбам, врытым в землю.

— Вот так, — ударив железкой по бревну сбоку, сказал солдат: — и вот так!

— Это «боковой удар правой с блоком», — отбитая второй железкой поперечная перекладина качнулась обратно.

— Держи, — Рубель протянул мне две полоски металла.

Несмело взяв предложенную пародию на мечи, я покачал их руками из стороны в сторону, привыкая к тяжести оружия.

— Ночью не шуми, поутру потренируешься, — остановил мой замах НПС: — Захочешь переночевать во дворе, иди на сеновал. Утром сделаешь двадцать повторов и найдешь меня.

Посмотрев на покрасневший закат, он направился к своему дому, — Только Юльку чур не водить, понравится шельме на мой двор бегать, потом не отвадишь.

Последние слова я едва расслышал, запомнив на всякий случай имя девушки. Секс в игре был доступен, как между игроками так и с НПС, став неотъемлемой частью любой вирт-реальности.

Прислушавшись к себе я понял, что уже сейчас чувствую себя, как после хорошего секса. С каждым удачным выстрелом на пшеничном поле по моему телу пробегал сверху вниз озноб, оставляя после себя чувство, в какой-то мере напоминающее отходняк после оргазма.

«— Интересно, эта Юлька НПС тоже учитель? — веселая мысль пришла в голову, — Будет прикольно узнать что сексом занимаюсь я не правильно, и нужно будет всю ночь потеть, чтоб сделать двадцать правильных повторов!»

Выйдя из игры я стал ворошить форумы в поисках информации. Больше всего меня интересовало, почему НПС так акцентируют внимание на цифре двадцать.

«— А что будет если я сделаю больше?» — интерес был не праздным и я просидел до двух ночи читая чужие блоги.

Оказалось, что тренировочные площадки, на которых НПС тренировали игроков, предназначены для прокачки полученных навыков только до +20. Дальнейшее развитие было возможно только в открытом поле с реальным противником. Надежда на то, что максимальный уровень прокачки навыка всего лишь +100, так же не оправдались. Следующую планку участники форума решили выставить на +1000, ожидая когда кто-нибудь из игроков докачает свой навык до этой цифры и сможет опровергнуть или подтвердить информацию.

Так же я разобрался с профессиями и их рангами. Как и обещали разработчики, игрок мог обладать несколькими профессиями. Но все было не просто. Взяв основную профессию, нужно было достигнуть ее десятого ранга, чтобы иметь возможность начать обучение второй профессии. Третью профу можно было взять, имея уже десятый ранг у второй.

Пользователями было подмечено, что пока игрок не определился с основной профессией, наставники НПС из кожи вон лезли, чтобы сманить героя в свои ученики. После того, как игрок менял свой статус, отношение к нему у учителя резко ухудшалось и дальнейшее обучение становилось похоже на кошмар. Чем больше было изучено навыков, тем тяжелее было получить следующий. Ранг в профессии зависел от прокачанных до +100 приемов.

Уже засыпая в кровати, я подумал, что рыжий Сергей невольно подал мне очень хорошую идею. Можно было обойти всех НПС в деревне, взяв на прокачку по одному приему, и попробовать составить из них какую-нибудь убойную комбинацию.

Утро было тусклым. Позавтракав, я полез в кокон, витавшие вчера гениальные идеи почти исчезли из моей головы, оставив смутные воспоминания.

«— Надо было записывать», — корил я сам себя.

Утро в мире ЭКЗО было ясным и приветливым, как в прочем и в большинстве начальных локаций любой вирт-реальности. Я достал из инвентаря две полоски железа, тронутые кое-где легкой ржой. Солнечные лучи норовили ослепить меня, соскальзывая по исцарапанным бокам тренировочного столба. Прикрыв веки, я стал ловить ветер, прислушиваясь к своему телу. Ощущения были намного четче, чем со стрельбой из лука.

Воспоминание из детства нахлынули на меня. Я сидел в гостях у деда и играл с новой игрушкой. Это были два магнита черного цвета с неровными краями по месту слома. Солнце било в окно, заставляя щуриться. Зажатые в руках магниты отталкивались друг от друга, а я был в восторге ощущая в руках невидимые потоки магнитных полей.

Два меча, словно магниты из моего детства, норовили отклониться в сторону, увильнув от правильной траектории. Сопротивление расползалось по запястьям до локтей, охватив плечи переползло на спину и спустилось по ногам вниз. Я уже давно закрыл глаза, отдавшись удивительному чувству. Совершая плавные движения, я играл всем телом, балансируя на грани, соскочив с которой тело как будто проваливалось в никуда и я снова оказывался стоящим перед деревянным столбом.

Неожиданно тяжесть навалилась на меня, руки повисли плетьми, на плечи как будто положили по мешку с картошкой. Открыв глаза, я пытался понять, что происходит.

— А я уж думал твоей выносливости нет предела, — смех старого солдата сменился надсадным кашлем.

НПС сидел в тени, прислонившись спиной к стене бревенчатого дома. Я нырнул в системное меню и выставил индикацию моих параметров. Красная и синяя полоска появились в левом верхнем углу моего периферийного зрения, от зеленого бара была только крошечная точка.

«— Вот и познакомились, — подумал я о чувстве, которое разработчики игры прописали для игроков, потративших всю выносливость.

Оставалась еще жизнь и мана, и было похоже, что и с ними без сюрпризов не обойдется.

— Потряси руками, — дал совет будущий учитель, — стряхни усталость на землю!

Убрав в инвентарь мечи я сделал несколько резких движений, как будто отряхиваю мокрые руки. Зеленая полоска пошла резкими толчками вверх. Достигнув четверти шкалы, зеленый бар опять замер на месте.

— Спасибо Рубель, вы хороший учитель, — поблагодарил я НПС с небольшим поклоном, — А есть способ, чтоб выносливость сразу вся восстановилась?

— Конечно, — усмехнулся он, — Выпивай фиал от алхимиков, и снова бодр и свеж.

— А без этого никак? — информацию надо было собирать, не взирая на источник, могло пригодиться все что угодно.

— Никак, — отрезал солдат, — разве что в отряде будет монах, они когда в силу войдут не только на себя, но и на других ауру восстановления растянуть могут.

«— Монах? — спросил я сам себя, — какой такой монах? На форумах о такой профессии упоминаний не было»

— Что-то я о монахах воинствующих не слыхал, — было опасно провоцировать Рубеля, но я решил, что информация того стоит.

— Что ты вообще мог слыхать? — я не ошибся, и НПС оскорбился моим недоверием к его словам, — Молоко на губах не обсохло а уже поперек слово ставит! Сходи еще в церковь, да ляпни свои слова батюшке Митрофану, всей деревней придется потом старичка успокаивать, а тебя отпевать.

Кое как поднявшись, старый солдат плюнул на землю, и уходя со двора рыкнул: — Тренируйся давай, солнце уже встало, а ты все мамкино вымя ищешь!

«— А вот и первый колокольчик, — подумал я, — с таким учителем и в правду не просто будет, если власть надо мной возьмет».

Становиться обееруким мечником сразу расхотелось. Постояв еще минут пять, я успокоил свои мысли и начал повторять движения. Устав делать одно и тоже, я стал импровизировать, пытаясь исполнить выдуманные удары. Неожиданно я почувствовал знакомое сопротивление. Растерявшись, я остановился. Удар, который я только что имитировал, был совсем не похож на показанное мне Рубелем. Рубящий удар шел по диагонали сверху вниз с левой руки, а правый меч повторял действия левого, словно в зеркале с небольшим отставанием.

Попробовав еще раз, я снова ощутил сопротивление воздуха.

«— Получается можно изучить и другой удар, а не тот, что показал мне старый вояка», — догадка требовала срочной проверки и я с удвоенной энергией принялся за поиски нового навыка.

«Холодное оружие:

«двойной рубящий» +1. Всего: 1»

Испытав откат после правильно исполненного удара я зарылся в меню. Своеобразное дерево навыков делилось на множество закладок. У меня было подсвечено только две: «Холодное оружие» и «стрелковое оружие». Названия других были затемнены и не читаемы.

Развернув вкладку колюще-режущих, я увидел две строчки. Появившийся еще вчера «боковой удар правой с блоком» по прежнему был серого цвета, а «двойной рубящий» с яркой подсветкой и цифрой один.

Издав ковбойский клич, я принялся за эксперименты, выискивая новые удары. Махая железками как бог надушу положит, я прислушивался к своим ощущениям. Наследственная память в +30 была максимальным значением, гарантировавшим даже самым ленивым изучение навыка. Я был полон энтузиазма, как и любой геймер нащупавший баг в игре и спешащий им воспользоваться.

— Ты что творишь, что творишь? — раздавшийся от калитки крик прервал мой шести часовой марафон.

Моя выносливость падала в ноль уже раз сорок, но я упорно продолжал поиски новых ударов, едва зеленый бар заполнялся хотя бы наполовину. Оказалось, что игра не учитывает положение тела при восстановлении выносливости. Механике игры было достаточно отсутствие любого действия, мозговую активность к счастью не учли. Отряхивая руки восстанавливалась четверть, и пока зелень подползала к 50 %, я торопливо записывал в игровой блокнот свои действия, совершенные для открытия очередного навыка. Отрабатывать их мне было некогда, получив +1 к навыку я начинал искать новый.

На текущий момент у меня было открыто восемь ударов. Удар, который мне показал НПС я так и не освоил, боясь что с его изучением, отыскавшаяся дырка в механике игры закроет мне халяву.

— Разве так я тебя учил? — продолжал орать Рубель приближаясь ко мне, — А ну давай вместе.

Обхватив меня за руки, он стал вписывать их в нужную траекторию. Ударив под колени, он поставил мои ноги в правильное положение. Короткий тычок лбом в мое плечо развернуло меня как надо. Ветер зашумел, буквально сдувая меня с ног.

«— Надо что-то делать, — лихорадочно соображал я, — так он мне удар откроет, без моего желания»

— Учитель Ромул, учитель, — запричитал я, — я очень устал, давайте после ужина продолжим.

Не слушая меня, старик довел удар до конца. Ставшая уже привычной истома пробежала вдоль спины.

«— Во блин», — расстроился я.

Старый солдат был напротив очень доволен собой. Подкрутив свои усы он хохотнул, — Вот так! Помнят еще руки науку сержанта Кренделя!

Я предпочел не спрашивать, кто этот сержант и чем он знаменит. Заглядывать в меню древа навыков не было смысла, я и так знал что там увижу.

— Спасибо учитель, вы мне очень помогли, — клокочущая злость осталась глубоко внутри, злиться можно было только на самого себя, проворонившего приближение НПС.

— Но но, — погрозил мне пальцем НПС, — учителем сможешь меня называть только когда сможешь повторить удар двадцать раз и получить у профессию обеерукого мечника!

Несмотря на сказанные слова, я видел, что ему очень приятно такое обращение.

— С вашего позволения я немного передохну в сарае, — я решил выйти в реал и перекусить, — солнце всю голову напекло, по вечерней прохладе продолжу тренировку.

— Отдохни, отдохни, — сказал НПС, и думая что я его уже не слышу, продолжил бурчать себе под нос, — пока есть время отдохни, потом будет некогда, уж я постараюсь.

Передернув плечами от вырисовывающейся перспективы, я скрылся под навесом.


предыдущая глава | Игрун. Дилогия | * * *



Loading...