home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


6

Изучение английского языка, вернее выработка лексической матрицы, а так же ее приживление, оказалось делом болезненным. Речевое общение со Стеллой было только первым шагом к цели. На следующий день я читал книги в оригинале, это было куда жёстче, чем вольное изложение мыслей перед собеседником. Освоить после этого письменность, написав с полсотни страниц текста мелким шрифтом, получилось легко и быстро.

Сегодня с утра моя голова была недовольна подобным обращением и как могла выражала свое возмущение. Боль сверлила мозг, раздражая диссонансом с бодростью во всем теле. Функция массажа мышечной массы энергетическим каркасом работала каждую ночь. Отказавшись от погружений в виртуальность, я спал как обычный человек, давая отдых биологической оболочке.

Сунув руку в задний карман потертых джинс, обнаружил смятый клочок бумаги. Уходя из кафе, Таня в тайне от Кати, оставила свой телефон нацарапанный на салфетке. Я не стал его сразу выкидывать, а потом просто забыл. Задумавшись на мгновение, бросил его в пепельницу, микро импульс энергии переданный через жгут воспламенил смятую бумагу, окончательно отрезая меня от событий прошлого.

Настроение чуть улучшилось и несмотря на продолжавшую болеть голову я двинулся в расположение кухни. Надо было что-нибудь съесть. Закидываемые в организм таблетки и порошки для бодибилдеров не обеспечивали эстетического наслаждения от еды, хоть и имели в своем составе все, что требовалось моему телу.

— Hi, — уже пятая по счету попытка поговорить с иностранцем окончилась провалом, многочисленные туристы шарахались от меня, не желая ни в какую общаться.

Глянув на отражение в витрине магазина, я не смог найти в своей внешности ничего, к чему можно было бы придраться. Одежда как одежда, лицо, как лицо. Найти через сеть гостиницу, в которой остановилась Стелла, было не проблемой, только я сам не знал, хочу ли увидеть ее еще раз.

— Добрый вечер, — новые знания языка позволили уйти от примитивных «хай» и «хеллоу», коренная уроженка туманного Альбиона по достоинству могла оценить нюансы художественной речи.

— Я еще в прошлый раз заподозрила, что ты местный Джеймс Бонд, — англичанка смотрела на меня странным взглядом.

Вскрыв замок гостиничного номера, я едва дождался пока девушка вернется с обеда. Никогда не понимал привычки иностранцев считать ужин обедом и просиживать за столом по два часа.

— Почему ты смеёшься? — оценив мою реакцию, Стелла растерялась.

— Этот киногерой совсем не нравится людям в моей стране, — чтобы хоть что-то сказать, ответил я.

Пройдя в гостиную, девушка присела на кресло расположенное чуть сбоку от журнального столика. Я устроился на диване, хотя полуразвалившаяся поза скорее подошла бы человеку, решившему поспать. Движения рукой в шуточном салюте я счел достаточным и не стал вставать при появлении девушки в номере.

— Я имела в виду не внешность, — Стелла решила, что я не понял, что именно она имела в виду: — Твое поведение, твои способности, твои проблемы с законом в конце концов.

Приподняв бровь, я сделал удивленно-равнодушное лицо, хотя внутри меня от упоминания о полиции что-то екнуло.

— Вчера ко мне приходили и задавали вопросы, — глянув на меня, она потупила глазки: — мотоцикл на котором мы ездили, оказалось, что он в угоне.

— Да, в голливудских фильмах как-то не освещают эту сторону жизни героев, — усмехнулся я: — полчаса драйва по городским улицам и полтора года разбирательств, начиная со страховых компаний и заканчивая исками в суд от перепуганных пешеходов.

Сглотнув подступивший ком к горлу, я с удивлением отметил, как холодная и чопорная британка поплыла, цвет ауры никогда не врал, показывая истинные чувства и испытываемые желания тела. Встав, я неспешно прошел разделявшее нас расстояние. Ни ее лицо, ни частота дыхания, ничего не указывало на то, что девушку захлестнула волна вожделения. Колени плотно сжаты, прямая спина, запястья рук спокойно лежат на подлокотниках кресла.

«— Да как вы вообще размножаетесь то а?» — искренне недоумевала какая-то часть моего сознания, попробовав встать на место среднестатистического англичанина.

— Я ничего им про тебя не сказала, — сохранить невозмутимость в голосе Стелле не удалось.

Покрывая легкими поцелуями участок шеи за ее ухом, я пропускал длинные волосы через пальцы рук. Судя по ее поведению, можно было больше не оправдываться за то, что ушел из кафе не заплатив за столик. Девушка наверняка придумала для меня оправдание, взыгравшее чувство приближающейся опасности или какой-нибудь другой подобный киношный бред.

Судя по всему Стеллу заводили личности вне правил, гоняющие по улицам на угнанных машинах, находящиеся в розыске у полиции, умеющие без взлома проникать в гостиничные номера фешенебельных отелей, при этом элегантно одетые и хорошо воспитанные. С таким мировоззрением было не удивительно, что к своим годам она до сих пор была одна, несмотря на привлекательную внешность и материальную состоятельность.

Подхватив британку на руки, я понес ее в спальню. Легкое сопротивление было подавлено, ставшие железными от помощи энерговодов руки, без труда лишили девушку самостоятельности. От подобного самоуправства Стелла загорелась еще сильнее, по крайней мере цветовая насыщенность ауры имела именно такой эффект.

Для меня наступал новый урок, знания о разговорном английском в интимной обстановке не преподавались ни в одном из пособий, найденных мной в сети. Подозрения, что все ограничится немецким «das ist fantastisch», имели место, но требовалась проверка, так что отказываться от представившегося случая было глупо.

Заказанный и оплаченный мной лимузин прождёт у подъезда гостиницы еще два часа, после чего благополучно уедет. Кто же знал, что у девушки окажутся такие странные пристрастия и тайные мечты о первом свидании.


* * * | Игрун. Дилогия | * * *



Loading...