home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Урок девятый. Яд

Я, кажется, уже говорил, что ненавижу змей?

Локабренна

Итак, по мере развития этой печальной истории Ваш Покорный Слуга становился все более покорным. Меня стащили с холма в Нижний мир, под Кипящий котел, из которого вытекают все реки и ручьи. Здесь же, неподалеку, находились истоки реки Сновидений, а также граница, отделявшая мир Порядка от царства Хаоса; то есть я был как бы наполовину в мире живых, а наполовину в мире мертвых. Точнее, спящих.

Именно здесь возникали сны в самом чистом виде, такие переменчивые, неуловимые. Именно здесь из узких щелей в скальной породе отвратительно воняло серой и прочими запахами земного чрева. Именно здесь меня возложили на три валуна исключительно неудобной формы – на них и сидеть-то было бы невозможно! – и заковали в цепи, а затем еще и связали руническими заклятьями, не дающими мне возможности сменить обличье.

Один лично проверил мои путы. Они были безупречны. Затем он долго смотрел на меня своим единственным зрячим глазом.

– Знаешь, мне очень жаль, что так все обернулось, – сказал он вдруг.

– Ничего, братец, как только я снова окажусь на свободе, – ответил я, – то непременно тебя навещу. По-моему, это самое малое, что я могу для тебя сделать. Во всяком случае, после всего того, что со мной сделал ты.

Хеймдалль усмехнулся, услышав мои слова, и его золотые зубы сверкнули, осветив всю пещеру, точно волшебным огнем. И я пообещал себе: если Мимир сказал правду и у меня действительно будет возможность встретиться в бою с Золоченым, то я выбью ему все эти золотые зубы и сделаю себе из них ожерелье!

– Ты будешь гнить в этой вонючей дыре до конца времен! – заявил Хеймдалль.

Я в ответ буркнул нечто непристойное, понимая, что в какой-то степени он прав; просто ни он, ни все остальные даже не подозревают о том, как на самом деле близок Конец Времен.

Один за другим мои былые дружки подходили, чтобы вбить несколько последних гвоздей в гроб Вашего Покорного Слуги. Браги исполнил мадригал (естественно, аккомпанируя себе на лютне!). Идунн поцеловала меня в лоб. Фрейя бросила презрительный взгляд и сказала, что я получил по заслугам. Фрейр и Ньёрд только головой покачали. Тюр ободряюще потрепал меня по плечу здоровой рукой. Тор выглядел смущенным – ну, еще бы, после всего того, что я для него сделал!

– Мне очень жаль, – сказал он. – Но ты действительно зашел слишком далеко.

Прелестно. Какая чудная эпитафия!

Под конец рядом со мной осталась только Скади. Она стояла молча и наблюдала за мной с каким-то странным вниманием. Пока они за мной охотились, она успела отпустить волосы, и они, светлые, как пена морская, легкими кудрями обрамляли ее нежное лицо, столь же обманчивое, как прелестная мордочка кровожадной норки.

Она стояла возле меня так долго, что это стало действовать мне на нервы. Что ей от меня нужно? – думал я. Ведь остальные давно ушли. Неужели она все-таки намерена воплотить в жизнь свою угрозу и убить меня, пока я совершенно беспомощен?

Скади, должно быть, почувствовала мое беспокойство и ободряюще мне улыбнулась.

– Мы в одном шаге от достижения идеала, – сказала она.

Я не понял, но мне очень не понравилось, как она это сказала. Еще больше мне не понравилось то, что она, как оказалось, держала в руках. До сих пор она старалась не показывать мне это, но теперь с нарочитой неторопливостью поднесла свой чудовищный «подарочек» к самым моим глазам.

– Я тут кое-что для тебя припасла, – сказала она.

– Не сомневался, что ты что-нибудь припасешь на закуску, – сказал я. – По-моему, это змея. Угадал?

Скади снова одарила меня «сказочной» улыбкой, от которой леденящий озноб прошел у меня сперва по позвоночнику, а затем и по всему телу, и на нем каждый волосок встал дыбом.

– Не просто змея, – сказала она. – Это плюющаяся кобра. Любит плеваться ядом в своих врагов. Если яд попадет на неповрежденную кожу, то ничего страшного, но если в глаза – тут уж наверняка будет очень больно.

Не очень-то приятно было это слушать. Интересно, к чему она клонит? И я спросил:

– Что ты собираешься делать?

Скади снова улыбнулась.

– Тебе точно понравится. Для начала я хочу пристроить ее вот сюда, – и она указала на острый каменный выступ, находившийся прямо над моим лицом. – Постарайся лежать совершенно неподвижно, пока я буду этим заниматься. Змея иногда ведет себя излишне нервно.

– Послушай, Скади… – начал я и умолк, понимая, что она только и ждет, когда я начну молить о пощаде. Ну, а я, что бы там ни было у нее на уме, по крайней мере этого удовольствия ей не доставлю.

И я не произнес больше ни слова, крепко сжав губы и стараясь не смотреть на змею. Среди змей есть два основных типа: лениво неповоротливые и пугающе быстрые, стремительные. Эта принадлежала явно ко второму. Она все время дергалась и шипела, пока Скади пришпиливала ее к скале. Я очень надеялся, что змея ее укусит, но кусать ее она почему-то не стала. По-моему, змея инстинктивно чувствовала, что если попробует это сделать, то ей же в итоге будет хуже.

Теперь змея свисала с выступа точно над моими глазами и внимательно следила за мной, то и дело неприятно подергиваясь и извиваясь всем телом. Ее пасть была раскрыта, глаза горели ненавистью, смешанной с любопытством. На вид она была очень злой и довольно глупой, поскольку явно была уверена, что это я виноват в том, что с ней сделала Скади.

Я лежал на трех острых камнях и старался почти не двигаться и даже не дышать. Я знал, что любой звук, любой жест могут спровоцировать нападение этой твари.

Скади подняла с земли несколько мелких камешков, одним сразу же запустила в извивающуюся змею, стараясь, правда, не повредить, а лишь разозлить ее, и сказала:

– Ну, сейчас тебе будет так весело, что ты просто себя забудешь!

Змея плюнула в меня ядом почти мгновенно, я даже глаза не успел вовремя закрыть, и несколько капель попали мне на лицо. Сперва я ничего особенного не почувствовал.

Но потом возникла такая боль…

И я закричал, не в силах сдержаться.


Урок восьмой. Суд | Евангелие от Локи | * * *



Loading...