home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Пророчество оракула

О прошлом, о сыны земли, я расскажу,

Как должно. Ясень Мировой

От девяти корней возрос и жизнь дал

Девяти мирам, хранимым великанами.

В те времена, когда был жив Имир,

Но не было еще ни моря, ни земли,

Ни звезд небесных, свет дающих и способность видеть,

Лишь пустота меж двух темнот зияла,

Сумели Бора сыновья Порядок воссоздать

Из Хаоса; свет создали из тьмы;

И жизнь – из смерти;

И сиянье дня – из ночи.

Явились асы. На равнине Идавёлль

Те боги новые построили свой Асгард

И окружили крепостной стеною

Свои чертоги, троны и дворы.

У них имелось золота в избытке.

Из мира Нижнего его им поставляли.

Судьбы богини жизнь за людей решали.

Свою ж судьбу давно решили сами асы.

А первых смертных создали они

Из дерева – ольхи и ясеня.

Им душу дал один, второй дал

Речь и разум, а третий – кровь живую.

Я знаю Мировое древо – высокий стройный ясень —

И знаю его истинное имя: Иггдрасиль.

Тот ясень вечно зеленеет, питаясь водами

Колодца мудрости Мимира-великана.

Еще скажу я о колдунье Гулльвейг,

Сожженной трижды, трижды возрожденной

Провидице, возлюбленной Пожара

И мстительной хозяйке рун, сгорающей от страсти.

И о войне я расскажу, как должно.

О той войне, которую сородичи колдуньи

Гулльвейг-Хейд, отмщенья требуя

Иль выкупа, затеяли с богами.

Копье бросает Один – и война, мгновенно

С поводка сорвавшись, мир накрывает.

В руинах Асгард светлый,

Народ Огня победу торжествует.

Вот на совет собрались асы, дали клятвы,

Но клятвы все им суждено нарушить.

Волшбу колдунья Гулльвейг сотворила —

Давно уж это предсказал оракул.

Но дальше вижу я. Я вижу рог Хеймдалля[89],

Он спрятан под корнями Иггдрасиля.

Глаз Всеотца я вижу – он в источнике Мимира.

Желаете ли слушать дальше?

Судьбу я вашу вижу, дети смертных.

Я слышу, как войска на битву созывают.

Я вижу: тени черные накрыли землю.

К сражению готовы Один и другие асы.

Я вижу, как слепец в руках сжимает

Побег заточенный омелы ядовитой.

Зловредною стрелою этой убьет он

Бальдра, Одина возлюбленного сына.

Скажу, как должно, я. Над погребальным

Костром столб дыма встал в закатном небе.

Фригг слезы льет, да поздно: умолк навеки

Сын ее; теперь он в Царстве мертвых, у Хель.

Я вижу пленника в подземном царстве.

Кишками сына Нари он опутан,

И схож с зловещим Локи он обличьем.

Одна Сигюн его страданья облегчает.

Скажу, как должно. Три реки, сливаясь,

Богов грозятся затопить. С востока

Река Ножей, а с севера и с юга

Двойняшки-реки: Пламени и Льда.

Чертоги вижу на границе царства Смерти,

И в них шипят бесчисленные змеи,

подло клятву, —

Там ждут суда средь гадов ядовитых.

В лесу Железном пробудилась ведьма.

Волк Фенрир на охоту вышел; и воют

Его собратья, поднявши к небу морды:

И Солнце и Луна для них добычей станут.

Ночь упадет и все миры накроет.

Задуют ветры злобные из бездны,

Что между тьмами затаилась…

Еще что, Всеотец, ты знать желаешь?

Вот золотой петух кричит. На битву асов

Гуллинкамби[90] созывает. И вторит

В чертогах молчаливых Хель ему другой

Петух, но только черно-красный[91].

А у ворот Хель волк громко воет. Порвал

Сын Локи цепь и на свободу вырвался.

Теперь уж близок Рагнарёк, богов погибель,

И скоро Хаос праздновать победу будет.

И наступает век меча и топора,

И братья убивать друг друга начинают.

И время волка близится; и руку

Сын преступный поднял на отца.

И дрожь прошла по древу Мировому.

И страж богов поднес к устам свой рог.

И Один, вновь с источнику священному спустившись,

В который раз с Мимиром что-то обсуждает.

Вновь воет волк в воротах царства Смерти.

Второй сын Локи на свободе.

Рухнул Иггдрасиль.

Змей Мировой, ворочаясь в волнах морских,

В безумной ярости своей вот-вот утопит землю.

С востока приближается корабль горящий,

Им правит Локи. И мертвые встают из гроба,

И рядом с ними мчатся Страх и Хаос.

И вот приходит горький час расплаты.

Живые мертвецы заполонили землю.

И Смерть, тьмы всеобъемлющей дракон,

Крылами мощными миры все накрывает.

Да жив ли сам народ Огня?

Что с асами? Что в Асгарде творится?

Настал день Рагнарёк, день гибели богов.

Скажу, как должно. Еще хотите слушать?

Река огня катится с юга, льды наступают с севера,

И солнце с воплем падает с небес на землю.

Распахнуты ворота Хеля, путь туда свободен.

Разверзлись пропасти в горах. Летают ведьмы.

И вот врагу навстречу выходит Один.

В борьбу с гигантским волком он вступает,

Сражается и падает. Нужны ль еще слова?

Тор будет мстить за гибель Старика.

Теперь змей страшный землю обвивает,

Трясет, стряхнуть надеясь мстительного Тора.

Громовник побеждает в битве, но гибнет,

Сраженный ядом умирающего монстра.

И снова воет волк, приветствуя входящих

В ворота царства Хель героев Асгарда.

А битва все ожесточенней. И рушатся миры.

И звезды падают. Смерть празднует победу.

Но вижу: вновь поднимется земля из океана,

Зазеленеет, расцветет, как прежде.

И встанут горы.

И в ручьях, сверкающих на солнце,

Орлы опять начнут на лососей охоту.

А там, где битва шла когда-то,

Встает заря эпохи новой. И дети

Играют на руинах павшей цитадели

И строят домики из золотых ее обломков.

Потомки Одина познают снова руны.

И урожай в полях взрастет и будет убран.

И павшие домой вернутся. И сын

Освободит плененного отца.

Я вижу: светлый Асгард вновь построен,

Сверкает он над полем Идавёлль.

Теперь все сказано. Усну, покуда на земле

Приливы снова вспять не повернули.


Эпилог | Евангелие от Локи | Примечания



Loading...