home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 6

Замок Дуарт, остров Малл


Входя с отцом во внутренний двор замка, Глинис пониже надвинула капюшон на лицо, двор был уже полон гостей. Макнилов с острова Барра и Маклейнов из замка Дуарт связывала давняя дружба, и Глинис бывала в замке Дуарт много раз. Но после того как ее брак закончился столь печально, она впервые оказалась на большом собрании кланов.

Увидев ее отца, вождь клана Маклейнов оторвался от других гостей и пошел его приветствовать.

— Вождь Макнил, рад снова видеть тебя в моем замке.

Не много найдется людей, в присутствии которых Глинис чувствовала себя не в своей тарелке, но Лахлан Каттанах Маклейн, известный также под кличкой Косматый, был как раз одним из них.

— Мне пришлось оставить жену дома, потому что она беременна, — сказал отец Глинис.

— Только такую жену, которая выполняет свой супружеский долг и рожает детей, — сказал Косматый, — и стоит иметь мужчине.

Глинис не была уверена, кого он хотел оскорбить — ее или свою нынешнюю жену, Кэтрин Кэмпбелл.

— Как видишь, вместо нее я взял с собой Глинис, — сказал отец. — Надеюсь найти ей нового мужа.

Глинис опустила голову еще ниже, хотя в действительности ей хотелось хорошенько лягнуть отца.

— Твоя дочь стала застенчивой, — заметил Косматый.

Отец Глинис издал смешок.

— Что, больше не бьешь мужчин, как бывало? — спросил Косматый. — Всего лишь закалываешь их ножом, а?

— Только когда они сами на это напрашиваются, — пробормотала Глинис.

Косматый захохотал.

— Если моя жена, графская дочь, — усмехнулся Косматый с сарказмом, — снизойдет до моих гостей, она покажет тебе комнату, которую отвела для женщин.

— Моя дочь может сама ее найти, — сказал ее отец, — а мы сначала встретимся в зале с остальными гостями.

Глинис едва переступила порог замка Дуарт, а уже считала часы до того момента, когда они наконец уйдут. Войдя в главную башню, они остановились у входа в зал и оглядели шумное собрание гостей. Судя по количеству знатных господ, одетых в оранжевые рубашки и килты из тонкой шерсти, здесь были представлены многие кланы.

— Молодой вождь Макдоналдов из Слита неуловим, — заметил отец Глинис, его тон выдавал недовольство. — По-видимому, он не явился.

— Нам тоже не стоило приезжать, папа, — сказала Глинис. — Присоединяться к мятежникам было ошибкой, и тебе надо сейчас же ее исправить.

— Дочка, я разве спрашивал у тебя совета? Это не женского ума дело.

— Папа, ну пожалуйста! — Глинис потянула его за рукав. — Не соглашайся больше ни на что.

Единственной причиной, по которой Глинис согласилась отправиться на это собрание, было стремление не дать отцу втянуть себя в этот мятеж основательно. Если бы не это, ее можно было бы затащить на собрание, только связав по рукам и ногам и заткнув рот кляпом.

— У тебя теперь мало шансов заполучить в мужья вождя, — сказал отец, скользя взглядом по залу. — Вот если бы ты показала себя плодовитой, тогда было бы другое дело.

Глинис обижалась на отца. Как он не понимает, что его язвительные намеки на ее неспособность зачать ранят ее в самое сердце?

— Помни, мед, может, и сладок, но никто не любит слизывать его с колючего цветка.

Глинис резко втянула воздух. Отец недовольно взглянул на нее:

— В чем дело?

Пытаясь совладать с собой, она принялась разглаживать на себе юбки и заметила, что у нее дрожат руки. Она увидела в зале бывшего мужа, Магнуса Кланраналда, человека, который ее унизил и опозорил. Она не встречала его с той ночи, когда ушла от него. Сейчас Магнус, по обыкновению, сосредоточил все свое внимание на груди пухлой женщины, сидевшей у него на коленях. Отец проследил направление ее взгляда.

— Я не знал, что Магнус будет здесь, — сказал он.

Лицо Глинис пылало, глаза метали молнии. Нужно было всадить нож в черное сердце Магнуса, когда у нее была такая возможность!

— Я тебе не верю! Ты прекрасно знал, что Магнус приедет!

Глинис резко повернулась и решительно вышла из башни.


— И как это Коннору удалось уговорить нас нанести визит Косматому Маклейну?

Алекс пристально разглядывал замок Дуарт, возвышающийся впереди на каменном утесе. Дункан не стал утруждать себя ответом, играя на дудке. Мелодия, разумеется, была грустная.

— Надеюсь, нас разместят лучше, чем в прошлый раз, — продолжал Алекс.

Когда они были в замке Косматого Маклейна в прошлый раз, дело кончилось тем, что их посадили в донжон, в темницу.

Дункан сунул дудку в карман рубашки.

— Только уж в этот раз держись подальше от жены Косматого.

— Тогда я был не виноват, она воспользовалась тем, что они меня избили, и я был совсем без сил, не мог ей сопротивляться.

— Ну да, тебе никогда не хватает сил противиться охочей бабенке.

— Охочей? Да я думал, она меня обглодает до костей! — вспомнил Алекс. — И между прочим, ты еще должен быть мне благодарен, ведь она помогла нам сбежать из темницы Косматого.

— Мы бы так или иначе нашли способ выбраться, — возразил Дункан. — Мы же дружим с госпожой Удачей.

Нарочно, чтобы позлить Дункана, Алекс добавил:

— Жена Косматого — Кэмпбелл. Я должен делать все, что в моих силах, чтобы сблизиться с таким могущественным кланом.

Косматый женился на сестре вождя клана Кэмпбеллов, пытаясь примирить их кланы. Но они с женой ненавидели друг друга, и это только доказывало, что брак — плохая основа для образования политического альянса. Это навело Алекс на мысли о неудачном браке Глинис Макнил. Он вообще на удивление часто думал о Глинис. Она была чертовски интересной женщиной, хотя и не в его вкусе. Ему нравились женщины с более легким характером — и, что греха таить, более легкого поведения.

— Почему ты просто не заведешь любовницу, как нормальный мужчина? — спросил Дункан.

Алекс поморщился:

— Ну нет! Любовница может стать слишком похожей на жену.

Он уже много раз видел, как такое случалось. Когда он был мальчишкой, именно к нему любовницы отца приходили поплакать на его плече, когда отец отсылал их прочь. Алекс обычно предупреждал женщин заранее о том, что их ожидает, но это было бесполезно. Они ведь, как правило, рассчитывали на постоянные отношения — в той или иной форме.

— По крайней мере, мне нравятся женщины, с которыми я сплю. Я с ними даже разговариваю, и, между прочим, тебе бы тоже стоило попробовать, — сказал Алекс. — Ты когда-нибудь разговариваешь со своей любовницей, если не считать фраз вроде «передай мне рыбу» или «разденься»?

— Пора спускать паруса! — крикнул Дункан своим людям. — Берите весла.

К сожалению, они не могли отправиться к Косматому на корабле, который у него же и украли, поэтому пришлось плыть на боевой галере Коннора. Корабль вмещал полсотни воинов, но Коннор смог выделить только восемнадцать человек, чтобы посадить их на весла.

— Я подозреваю, что Рона верит, что при всей твоей молчаливости ты относишься к ней очень серьезно, — предположил Алекс, облокотившись на руль. — Ты спишь с ней уже несколько месяцев, но ведь тебе безразлично, если, к примеру, она завтра уйдет?

Дункан пожал плечами:

— Я ничего не имею против. Одной больше, одной меньше. Мы удовлетворяем потребности друг друга, и она не поднимает шум, как твои женщины.

Алекс фыркнул:

— «Удовлетворяем потребности друг друга»! Звучит очень увлекательно.

— Суши весла! — крикнул Дункан.

Галера заскользила по воде к берегу под замком.


Алекс слушал мужчин, собравшихся во внутреннем дворе замка, и ему уже стало скучно. Как всегда, было много пустых разговоров о возвращении былых славных времен, когда половина Шотландского нагорья подчинялась лорду островов, а не королю Шотландии. На протяжении ста пятидесяти лет лорд островов был главой всех ветвей клана Макдоналдов и их вассалов, в число которых входили Маклейны, Маклауды, Макнилы и другие. При его правлении кланы следовали старым кельтским законам и обычаям. В этом отношении мало что изменилось, они по-прежнему игнорировали шотландские законы и распоряжения Римской церкви, кроме тех случаев, когда это было удобно им самим.

Но прошло вот уже двадцать лет с тех пор, как лорд островов был вынужден подчиниться короне. Без единого вождя кланы постоянно воевали между собой. Однако это не мешало им снова и снова объединяться и восставать против короны.

— Мы спалим Инвернесс! — закричал один молодой парень, размахивая кулаком.

— Опять? — Алекс вздохнул и повернулся к Дункану: — Сколько раз Инвернесс сжигали?

— Некоторые сейчас ведут учебные бои на поле за замком, — сказал Дункан. — Поскольку нам, возможно, когда-нибудь придется воевать против этих бунтовщиков, пойдем-ка посмотрим, каковы они в бою.

Когда Алекс и Дункан вышли на поле, все мужчины прекратили сражаться, на них устремились двадцать пар враждебных глаз.

— Что здесь делают Макдоналды из Слита? — спросил один достаточно громко, чтобы слышали все. Это был воин из клана Маклаудов, одну половину его лица пересекал длинный шрам.

— Мы вам не враги, — успокоил его Алекс.

— Тогда почему ваш клан не присоединился к восстанию? — спросил кто-то.

— Потому что нас переполняют добрые чувства ко всем, — сказал Алекс, раскидывая руки.

Многие засмеялись, и на этом все бы и закончилось, если бы не один юнец с жиденькой бороденкой и настороженным взглядом.

— А я говорю, что Макдоналды из Слита отказались к нам присоединиться, потому что они плохие бойцы. — Он выдержал паузу, потом добавил: — Или просто трусы.

— Ну хватит! — Дункан обнажил клеймор. — Кто первый?

Вперед выступил все тот же глупец:

— Я сражусь с тобой!

Алекс тоже выхватил меч, не мог же он допустить, чтобы Дункан защищал честь клана в одиночку.

— Кто следующий? Может, ты, с уродливой рожей?

Сражаясь с воином из клана Маклаудов, Алекс то и дело поглядывал краем глаза на другой поединок. Дункан сохранял свое обычное самообладание. Его противник весь покраснел и сыпал проклятиями, раз за разом отступая под натиском Дункана. В два счета он уже оказался на спине, а нога Дункана стояла на его груди. Кончик меча Дункана упирался в его шею чуть пониже тощей бороденки.

После того как Алекс и Дункан победили трех или четырех противников, страсти поостыли и остальные продолжили учебные поединки, как будто ничего не произошло.

— Это было приятно! — сказал Алекс, когда они с Дунканом отдыхали, прислонившись к стене замка.

Они наблюдали за другими, вполголоса комментируя их мастерство или отсутствие такового. Но потом внимание Алекса привлекла женщина, вышедшая из ворот замка. Она резко повернулась и быстро зашагала в их сторону. Чем-то рассерженная, она шла, опустив голову, и явно не замечала никого вокруг.

— Это, часом, не Глинис Макнил? — удивленно спросил Дункан.

— Она самая. Какого черта она тут делает одна?

На собрании были и другие женщины, но всем им хватало здравого смысла оставаться в зале или держаться возле своих мужчин. Когда она проходила мимо них, Алекс схватил ее за руку:

— Миледи, вы далеко собрались?

Слова застряли у него в горле. Он и забыл, как на него действует ее лицо. Алекс пытался говорить себе, что она не красивее сотни других женщин, которых он знал, но было в ней нечто такое, от чего из его головы вылетали все мысли, а сердце начинало гулко биться.

Глинис подняла голову и в упор посмотрела на него своими большими серыми глазами. Алекс знал, что не стоит этого делать, но все-таки опустил взгляд чуть ниже — на ее губы. Они были приоткрыты. Воспоминание о том поцелуе на берегу отозвалось во всем его теле. Алекс мысленно одернул себя. Он не мог допустить, чтобы это произошло снова.

— У вас расстроенный вид, что случилось? — спросил он.

— Ничего.

Но когда Глинис покосилась на ворота замка, от ее лица отхлынули все краски. На поле только что вышел коренастый мускулистый воин с окладистой черной бородой и такими же черными глазами. За спиной у него висел клеймор, и, судя по всему, он тоже собирался принять участие в учебных боях. Но, увидев Глинис, он встал как вкопанный. Между ними возникло напряжение — такое сильное, что оно казалось ощутимым, тугим, как канат, удерживающий парус в шторм.

— Кто это? — спросил Алекс.

— Вождь клана Кланраналдов, — еле слышно ответила Глинис. — Магнус, мой бывший муж.

— У него такой вид, будто он затаил на тебя злобу.

— Он бы предпочел, чтобы я отправилась из нашего брака прямиком в могилу.

— Ты! — взревел Магнус, выхватывая из-за спины клеймор.

Алекс подтолкнул Глинис к Дункану:

— Уведи ее!

А сам занял позицию в нескольких шагах впереди них, широко расставив ноги и держа меч наготове.

— Будь осторожен, — негромко сказа Дункан у него за спиной. — Этот драться умеет.

Вождь Кланраналдов поднял меч над головой, снова зарычал и очертя голову побежал прямо на них. Удар был так силен, что Алекс почувствовал вибрацию по всему телу до самых ступней.

— Ты забываешь, что находишься в гостях, — пробормотал он сквозь зубы, когда они обменивались следующими ударами.

В глазах Магнуса горела ярость, его меч ударял с силой валуна, падающего со скалы. К тому же для своего мощного телосложения он был довольно проворным. На то, чтобы оттеснить его к центру поля, Алексу понадобились вся его сила и боевое искусство. Когда они отошли в поединке достаточно далеко от скалы, Алекс рискнул бросить взгляд на Дункана, чтобы убедиться, что тот увел Глинис в ворота.

Отвлечься хотя бы на мгновение было ошибкой. Алекс был вынужден упасть на землю, чтобы избежать следующего взмаха меча Магнуса. Он почувствовал, как по его волосам просвистел ветер. Он еще не успел встать на ноги, как его противник с громким рычанием опустил меч прямо вниз. Алекс успел откатиться с его пути за доли секунды до того, как лезвие ударилось о землю. Это был уже не тренировочный поединок, вождь Кланраналдов однозначно пытался его убить.

Скрещивая мечи, противники перемещались по двору. Алекс развернулся и сумел ударить Магнуса по спине плоской стороной меча с такой силой, что едва не сбил его с ног. Раздались одобрительные возгласы, и Алекс заметил, что вокруг них стала собираться толпа зрителей. Но в этот раз Алекс сражался не напоказ, он дрался за свою жизнь. По его спине тек пот. Он попеременно то отражал удары Магнуса, то замахивался мечом сам. Наконец он почувствовал, что противник начинает уставать. Скрестив мечи, они навалились друг на друга, так что их лица разделяло всего несколько дюймов.

— Только глупец может так расстроиться из-за женщины, — поддразнил Алекс.

— Она меня не расстроила, — прошипел Магнус. — Ненавижу ее!

От ярости его черные глаза едва не вылезали из орбит. Когда они оторвались друг от друга, Магнус со всей силы набросился на Алекса, но его взмахи стали менее точными, Алекс вертелся и танцевал вокруг него, снова и снова подступал и изматывал противника.

— Я слыхал, она отрезала тебе яйца, — сказал Алекс так, чтобы Магнус его слышал. — И ты теперь не вполне мужчина.

В этот раз, когда Магнус бросился на него, Алекс отступил в сторону и подставил ему подножку. Вождь Кланраналдов рухнул на землю. В одно мгновение Алекс оседлал его и, схватив за волосы, запрокинул ему голову. Появился Дункан с ведром воды и окатил Магнуса. Тот кашлял и отплевывался.

— Можешь сказать мне спасибо — я спас тебя от убийства женщины, которая тебя не расстроила, — сказал Алекс, все еще тяжело дыша после поединка. — И кстати, кажется, мы какие-то кузены, ведь моя мать из клана Кланраналдов.

— Слезь с меня!

Алекс наклонился и проговорил на ухо Магнусу:

— Ради своего же блага держись подальше от Глинис Макнил. В следующий раз я тебя убью, и теперь ты знаешь, что я способен это сделать.

Магнус Кланраналд был вождем клана и человеком гордым. Угрожать ему было неразумно, но это было совершенно необходимо. Алекс встал, оставив его лежать лицом в грязь, и вместе с Дунканом пошел с поля.

— Пойдем искупаемся? — предложил Алекс. — Хорошо же мы выполняем распоряжение Коннора завести друзей среди мятежников!

— Полезно им напомнить, что Макдоналды умеют сражаться, — возразил Дункан. — Лучше пусть они нас боятся, чем любят.

— Но я все-таки удержался от того, чтобы убить вождя Кланраналдов, — напомнил Алекс.

Дункан покачал головой:

— Возможно, это было ошибкой. Пока вы дрались, я наблюдал за людьми его клана, и по меньшей мере половина из них готовы были тебя поблагодарить, если бы ты с ним покончил.


Глинис не послушалась приказа Дункана уйти в башню и осталась стоять в воротах, наблюдая за схваткой. По-видимому, Дункан Макдоналд привык к тому, что его приказы выполняются, потому что он ушел, даже не оглянувшись.

— Такой поединок нельзя пропустить! — крикнул кто-то.

Мужчины побежали во двор, толкая Глинис, к счастью, никто, по-видимому, не сознавал, что эта схватка имеет какое-то отношение к ней. Вокруг двоих мужчин, которые передвигались по полю, яростно звеня мечами, собралась большая толпа.

— Я тебя не виню за то, что ты на них смотришь. Алекс Макдоналд красив до неприличия.

Глинис вздрогнула, услышав совсем рядом глубокий женский голос. Она оглянулась и увидела, что голос принадлежит таинственной красавице леди Кэтрин Кэмпбелл, жене Косматого Маклейна. Эта женщина с вьющимися черными волосами и чувственными формами излучала такую сексуальность, что у мужчин захватывало дух. Кэтрин олицетворяла собой мечту любого мужчины и сознавала это. Рядом с ней Глинис почувствовала себя куклой, которую ее отец смастерил когда-то из палочек и пакли.

— Слава Богу! — сказала Глинис, когда Алекс и Дункан пошли прочь, оставив Магнуса лежащим на земле.

— Я знала, что Алекс победит, — сказала Кэтрин. — У него мастерства на двоих, а удачлив он как сам дьявол.

Магнус стал подниматься с земли. Глинис подобрала юбки и решила скрыться в замке, пока он снова ее не увидел. Но в это время ей попал в глаз солнечный зайчик, отразившийся от металла, она подняла голову и увидела, что Магнус вытаскивает из рукава короткий кинжал. Она крикнула:

— Алекс!

Предупреждение было излишним. Алекс видел Магнуса насквозь, он уже повернулся кругом и присел на корточки. Он двигался так быстро, что было трудно сказать, как именно он это делает, но его сапог с такой силой ударил Магнуса по руке, что кинжал взлетел в воздух. Через мгновение Магнуса схватили под руки его собственные люди и потащили прочь. Попытка ударить гостя ножом в спину считалась на Шотландском нагорье серьезным нарушением правил гостеприимства.

Алекс вытер лоб рукавом и вместе с Дунканом пошел к воде. Глинис смотрела, как двое мужчин входят в воду и ныряют. Когда Алекс выходил из воды, его рубашка облепила тело, волосы прилипли к голове и свисали до плеч. Глядя на него, Глинис невольно ахнула. Она совсем забыла, что Кэтрин все еще стоит рядом, — вспомнила, только когда услышала ее голос.

— Побереги свое сердце, не нацеливайся на Алекса Макдоналда, — сказала Кэтрин. — Ты совсем не в его вкусе.

— Я и не собираюсь, — возразила Глинис. Замечание Кэтрин почему-то ее разозлило. — Но что ты хочешь сказать этим «не в его вкусе»?

Кэтрин усмехнулась:

— Может, тебе и двадцать лет, но ты еще девочка. А такому мужчине, как Алекс, нужна настоящая женщина.


Глава 5 | Грешник | Глава 7