home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 16

Комната Дэмьена купалась в серебре. Он впустил Сару и закрыл за ними дверь. Она бросилась в его объятия, прижалась к нему. Ее сердце сильно билось, она с трудом дышала. Сегодня ночью она будет принадлежать ему, подумала она страстно. Наконец-то. Может быть, завтра время снова разлучит их, но сегодня ночью время на их стороне. У них есть чудесная ночь и их любовь.

Раньше она не бывала в комнате Дэмьена, но сейчас почти не заметила, как она обставлена. Они подошли к кровати, Дэмьен снял сюртук, и они упали на мягкий матрас. Ртутный блеск играл на покрывале, омывая их таинственной красотой.

Дэмьен вытянулся рядом с ней, опершись на локоть и глядя на нее глазами, полными любви.

— Сара, — прошептал он, — я ждал этого мгновения с тех пор, как обратил на тебя внимание.

— Я тоже.

Когда он расстегнул перламутровые пуговки у ворота ее платья, она замялась.

— Я должна сказать тебе…

— Что, любовь моя? — Он склонился к ней и прижался к ее шее горячими губами.

Она затрепетала от восторга, но заставила себя продолжить:


— Я… я не девственница.

Он отодвинулся и посмотрел на нее. Его глаза, в которых отражалась луна, казались стеклянными, и она не могла угадать, что он чувствует.

Она откашлялась и медленно продолжала:

— Как я уже объяснила, в мое время многое изменилось. Мой жених и я… это случалось не часто, но…

Дэмьен положил пальцы на ее губы.

— Т-с-с. Все в порядке. Ничего не нужно объяснять. Это не имеет значения.

— Ты уверен?

Он кивнул.

— Пусть эта ночь будет началом всего. Что было с каждым из нас раньше — все бессмысленно.

— Да! — Она обвила руками его шею, и слезы радости наполнили ее глаза. Тихим, задыхающимся голосом она добавила: — С ним я никогда не чувствовала того, что с тобой. Ни один мужчина не волновал меня так, как ты.

Он погладил ее по щеке.

— Значит, эта ночь будет для тебя первой, да, любимая?

— Да!

Дэмьен склонился над ней и поцеловал, проникнув языком в самую глубину ее рта. Сара застонала невнятно и вернула ему поцелуй. Жар струился по ее венам, желание и любовь наполняли сердце и душу.

Дэмьен ласкал ее, изучая так неторопливо и подробно, что она почувствовала — раньше ее никто не любил. Бесконечно осторожно вынул он шпильки из ее волос, целуя тяжелые шелковистые пряди и вдыхая их сладостный запах. Он провел языком по мочке ее уха, по шее, по щеке и подбородку. У Сары мурашки побежали по коже, она замотала головой, не в силах выносить сладкую муку. Дэмьен улыбнулся и взял ее за подбородок, повторив дразнящим, горячим языком возбуждающий танец, на этот раз на ее губах, а потом его язык проскользнул между ними и стал пробовать сладость ее рта. Со стоном Сара запустила пальцы в его волосы и прижала его губы к своим. Она вся трепетала от желания; никогда раньше она не знала такого жаркого, дикого желания. Он оторвался от ее губ и посмотрел ей в глаза.

— Вот будет чудесно, если сегодня ночью мы зачнем дитя — дитя нашей любви! Ты хочешь ребенка от меня?

— О да. Очень хочу!

— Это дитя будет связующим звеном между нашими мирами.

— Надеюсь, что так. Люби меня! Прошу, люби меня сейчас же!

Ее страстность вызвала у него улыбку, но он не стал спешить, а расстегнул пуговки до самого низа. И только тогда его пальцы скользнули под платье, отодвинули сорочку и стали ласкать ее груди. Сара вздрагивала и задыхалась, соски ее отвердели и поднялись.

— Дэмьен, я так хочу тебя, мне больно.

Но он привел ее в отчаянье, потому что его губы снова прижались к её губам. Она чувствовала на лице его горячее дыхание, его глаза пламенели страстью.

— Давай подождем, пока мы оба не сможем выносить это, пока мы оба не начнем умирать от желания. Давай смаковать каждый миг.

— Я уже сейчас не могу вынести.

От его слов она совсем ослабела, а боль внутри превратилась в жгучую жажду. Она поцеловала его с отчаянной страстью, прижавшись к пуговицам на его рубашке. Она просунула руки под рубашку, ощутила жар его кожи, жесткие волосы. Как хочется ощутить их на своей нежной груди! Он отпрянул, удивленно глядя на нее, и она подумала, что он, вероятно, не привык, чтобы женщина вела себя так распущенно.

— Ты не хочешь, чтобы я тебя трогала? — спросила она еле слышно.

— О нет, очень хочу, любовь моя, — ухмыльнулся он, — просто к этому нужно привыкнуть.

Сара придвинулась к нему и прижалась губами к его голым соскам, теребя их языком. Она обрадовалась его стону, дрожи, обрадовалась, что он запустил руки ей в волосы.

— Значит, эта ночь будет первой в твоей жизни, милый? — прошептала она.

— Да, — ответил он хрипло. — Эта ночь будет первой в твоей и в моей жизни.


Позже она сказала:

— Я должна идти.

— Нет, — ответил он, сплетя ее пальцы со своими.

— Но если я останусь здесь до утра…

— Я женюсь на тебе, — ответил он просто.

Она села и уставилась на него. Лежа рядом с ней, он выглядел великолепно, его темные глаза отражали лунный свет, его прекрасное тело казалось рельефом из серебра. При мысли о том, что ситуация, в которую они попали, неразрешима, ее сердце сжалось.

— Нет, Дэмьен, то, что сейчас произошло, — прекрасно, но ни на что постоянное мы не можем надеяться. Как я уже сказала раньше, я даже не знаю, смогу ли я жить здесь за пределами дома.

— А я сказал, что дома вполне достаточно, — он смотрел на нее испытующе. — Подумай, с какой полнотой мы отдались друг другу. Как ты можешь говорить, что этого недостаточно, — того, что есть у нас?

— Я не говорю этого, этого вполне… — она в отчаянии махнула рукой.

Она хотела продолжать, но не смогла, страх остановил ее. Для нее достаточно того, что у них есть: это она осознает. Она любит Дэмьена так сильно, что согласна провести с ним в этом доме хоть целую вечность. Но будет ли ему всегда хватать того, что есть сейчас? Он обязательно захочет так или иначе вернуться в мир, а так она никогда не будет с ним. Когда придет это время, Дэмьена не удержишь. А если будет ребенок? Того, что есть у них, для ребенка недостаточно.

Под конец она подумала о темном существе, не желающем ее присутствия в доме, — о колдовских амулетах у себя в комнате, о зловещем голосе, шепчущем Уходи отсюда. Она еще не говорила об этом Дэмьену; она опасается высказывать свои страхи вслух, потому что тогда они обретут власть и право на существование.

Заметив тревожное выражение ее лица, Дэмьен поднес ее руку к губам и по очереди поцеловал ее красивые, тонкие, длинные пальцы.

— Не беспокойся об этом, дорогая моя. Ночь еще не кончилась, мы должны и дальше отгонять ночные тени.

— Дэмьен, как я тебя люблю.

— Я тоже тебя люблю.

Сара наклонилась, чтобы поцеловать его, и ее волосы упали ему на лицо шелковой волной. На этот раз она ласкала его, губами выражая поклонение его прекрасному телу. Она поцеловала его красивый квадратный подбородок, затем шею. Она полизала его кожу, радуясь ее солоноватому вкусу, провела языком по его груди и соскам. Когда ее губы переместились еще ниже, он застонал и притянул ее к себе.

— Дэмьен! — воскликнула она. — Возьми меня так, чтобы все остальное перестало существовать.

— Все, кроме этого, — прошептал он в ответ, содрогаясь.

И они прогнали все ночные тени; они ощущали только одно — мучительную слитность, жажду познать друг друга глубже, проникая в самую душу, пока их души не сольются в одно и наслаждение не уничтожит всякую боль.


ГЛАВА 15 | Страсть и судьба | ГЛАВА 17



Loading...