home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 23

– Вот бедолаги, – сказал Жиль, указывая на пленных саксов, сгрудившихся в телеге.

– Уверен, им там гораздо теплее среди одеял и сена, чем нам здесь на ветру, – проворчал в ответ Хеймо и пошел к костру. Жиль принялся снимать с коня свои вещи.

Жобер бросил взгляд на пленных. Не упрекнет ли Вильгельм его в слабости, если он попросит о снисхождении к самому младшему из братьев Эдивы? Многое будет зависеть от того, сильно ли донимали его английские мятежники за последнее время и видит ли он в них серьезную угрозу.

И от того, поверит ли он лжи Валуа. Жобер настороженно оглянулся. Они остановились на ночлег в лесу. Высокие сосны и ели, казавшиеся днем надежным укрытием, с наступлением сумерек приобрели зловещую таинственность.

К Жоберу подошел оруженосец и спросил, где ставить палатку.

– Не надо палатки, – ответил Жобер.

Он подкрепился куском горячей оленины и несколькими глотками вина, потом устроился на земле недалеко от телеги и немедленно заснул.

Проснулся Жобер от крика. Он хотел подняться, но почувствовал у горла холод металла.

Предчувствие не обмануло его. Пленные каким-то образом перерезали веревки, и теперь один из них приставил нож к его горлу.

– Бревриен! Скорее к Бревриену! – закричал кто-то из рыцарей.

Мятежник оглянулся. Воспользовавшись этим, Жобер мгновенно откатился в сторону и вскочил на ноги. Сакс выругался и, метнув в него нож, бросился бежать. Жобер быстро выхватил кинжал и запустил его в пленного. Кинжал попал ему в спину. Сакс вскрикнул и упал лицом вниз на мокрые листья.

Он был еще жив и прерывисто дышал. Жобер перевернул его на спину. Он мучительно подыскивал саксонское слово, чтобы спросить, кто помог мятежникам, но не мог припомнить ни одного.

– Он мертв? – спросил подошедший сзади оруженосец Уилл.

– Еще жив.

К Жоберу подбежал Хеймо.

– Слава Богу! Мы уж подумали, что саксы тебя схватили.

– Где остальные? – спросил Жобер. – Почему не пришли мне на помощь?

– Должно быть, их чем-то усыпили. Они только сейчас начинают приходить в себя.

Кто-то снабдил пленных оружием и испортил вино. Кто?! От кого ждать опасности?

Жобер заметил в телеге Элнота и Уитана.

– Что за черт! – прошептал он.

К нему подошел Жиль и другие рыцари с факелами.

– Что произошло? Где саксы?

– Сбежали, – ответил Жобер. – Один пытался меня убить. Но теперь он сам мертв.

Все уставились на двух саксов, оставшихся в телеге. Эл-нот был испуган. Уитан смотрел на них усталыми глазами. Жобер приблизился к телеге.

– Почему... не... бежать? – с трудом подбирая слова, спросил он по-саксонски и жестом показал в сторону леса.

Элнот что-то быстро проговорил, озадачив их всех. Уитан же медленно произнес: «Присягнуть тебе... Бревриен». Элнот кивнул, подтверждая его слова.

Значит, брат Эдивы и этот старик сдержали клятву служить ему и не убежали вместе с другими. А Элнот закричал и предупредил его об опасности.

– Спасибо, – сказал Жобер. – Я... принимаю... вашу клятву.

«Но примет ли клятву саксов в верности Вильгельм? – с тревогой подумал Жобер. – Что, если я буду просить о снисхождении для этих пленных, а король все-таки прикажет их повесить?»

И все же надо попытаться. Брат Эдивы спас ему жизнь. Он обязан отплатить ему тем же.

– Принеси вина, – приказал он Хеймо.

Рыцарь вернулся с флягой в руке. Жобер сделал вид, что пьет вино, потом изобразил, как будто засыпает.

– Кто? – спросил он по-саксонски. Не получив ответа, он жестом показал, как подливает что-то во флягу.

Оба пленных покачали головой, не сразу поняв, что он от них хочет. Он уже повернулся, чтобы отойти, но тут заговорил Уитан:

– Голда... Годрик... любовники.

Жобер взглянул на него, и старик, подтверждая свои слова, кивнул головой.

Жобер стиснул зубы. Значит, служанка помогла мятежникам. Одна или с сообщником?

Жобер бросил флягу на землю.

– Собирайтесь, мы едем, – сказал он своим людям.

– Сейчас? До рассвета еще несколько часов, – заворчал Хеймо.

– Вы предпочитаете остаться здесь и подождать, пока вернутся саксы и перебьют вас во сне?

Они продолжили путь по темному лесу. Жобер едва не задремал в седле. В голове у него шумело. А ведь он сделал всего пару глотков из фляги. Этой ночью он был на волосок от смерти. Внутренний голос подсказывал ему: «Будь предельно осторожен! В Оксбери – предатель». Но он мог и сейчас быть среди них.

– Миледи! – К Эдиве подбежал встревоженный Озберт. – В долине появились рыцари.

Кто они? Не это ли предвидел Жобер? Не потому ли он предупредил их, чтобы они готовились к обороне крепости?

Взбежав на сторожевую башню, она окинула взглядом долину. Вдоль реки двигался целый отряд нормандских рыцарей. Что же делать?

– Боже, – прошептала Эдива и повернулась к Озберту: – Ты знаешь, под чьими они флагами? Может, это союзники Бревриена?

– Нет, я никогда не видел их.

– Может, Алан знает? Озберт пожал плечами.

– Позови его, – приказала Эдива. – Прежде чем принимать этих людей, я должна выяснить, как они связаны с лордом Бревриеном.

Озберт бросился вниз по лестнице, а Эдива продолжала рассматривать приближающихся всадников. Быть может, рыцари не имели намерения нападать на крепость? Они не обнажили оружие и ехали спокойно.

– Пейн! – крикнула Эдива. – Нужно немедленно ударить в колокол.

Рыцарь побежал исполнять приказание.

Эдива снова посмотрела в долину. Сердце у нее колотилось. Если Алан не узнает, чей это отряд, их не следует впускать в крепость.

Зазвонил колокол. Вскоре двор заполнился людьми. Эдива понимала, что ей надо поговорить с ними, но не знала, что сказать.

Через двор шел Алан – в кольчуге и со шлемом в руке.

– Ну, что случилось? – крикнул он ей снизу.

Она жестом предложила ему подняться по лестнице и самому посмотреть, что он и сделал, недовольно ворча.

– Кто это? – с тревогой в голосе спросила Эдива, когда Алан взглянул в сторону реки.

– Не знаю, кому принадлежит эта эмблема, но она нормандская.

– Как вы думаете, зачем они пожаловали? Форней пожал плечами.

– Нам надо решить, впускать ли их в крепость.

– Почему бы и не впустить? – спросил Форней.

– Разве Жобер не предупреждал, что на нас могут напасть?

– Судя по всему, эти люди прибыли с добрыми намерениями.

– Возможно, это ловушка. Как только мы впустим их в крепость, они нападут на нас.

Форней подозрительно прищурился.

– Значит, вы считаете, что нам не следует впускать их?

– Да, – ответила Эдива, – по крайней мере до тех пор, пока не убедимся, что у них нет злого умысла.

Форней презрительно фыркнул.

– С меня достаточно! – заявил он и стал спускаться по лестнице..

– Не надо! – закричала Эдива, хватая его за рукав. – Не делайте этого! Прошу вас, не открывайте им ворота.

– Но у нас нет выбора. Если мы откажем этим людям в гостеприимстве, они пожалуются Вильгельму. От этого пострадает Бревриен.

Схватив стоявший у лестницы большой глиняный кувшин, Эдива ударила им спускавшегося Алана по голове. Рыцарь упал. Шлем, который он держал в руке, скатился со ступенек.

– Что случилось с сэром Аланом?! – воскликнул подбежавший Озберт.

– Он упал с лестницы и, кажется, ударился головой, – спокойно ответила Эдива. – Надо уложить его в постель.

– Сейчас?

– Да. У него рана на голове. Озберт не стал возражать.

– Как скажете, миледи. Отойдите в сторону, я возьму его на руки.

Эдива молила Бога, чтобы Алан еще некоторое время пробыл без сознания.

Здоровяк Озберт взвалил его на плечо.

– Черт возьми, лучше бы на нем не было кольчуги, – проворчал он.

– Поторапливайтесь, – взмолилась Эдива.

Эдива пошла впереди, объясняя толпе, что сэр Алан упал с лестницы.

В доме она приказала Озберту поднять Форнея в спальню и тут же вернуться к воротам.

– Там ты нужнее. Я сама позабочусь о сэре Алане.

Озберт ушел. Алан, очнувшись, застонал и попросил пить. Эдива налила в кружку вина и добавила отвар мака и корня мандрагоры. Алан выпил вино и успокоился.

Отлично! Теперь надо вернуться к воротам и разобраться в том, что происходит.

На полпути Эдива вдруг поняла, что не может появиться на сторожевой башне и говорить с воинами. Норманны, как и большинство мужчин, считают войну и политику не женским делом. В отсутствие Жобера приказывать должен был Форней. Но он казался Эдиве ненадежным. Кому же она может доверять?

Она с облегчением вздохнула, увидев Роба.

– Роб! – крикнула она. – Ты мне нужен. Он подошел к ней.

– Я хочу, чтобы ты стоял на сторожевой башне, – сказала ему Эдива. – Ты должен спросить у предводителя этих рыцарей, с какой целью они пожаловали.

У лестницы, ведущей на сторожевую башню, их встретил встревоженный Озберт.

– Лучники заняли свои места, как вы приказали, миледи. Но мне все-таки непонятно. Почему бы нам не впустить этих людей в крепость? Они такие же норманны, как и мы.

Роб тоже взглянул на нее.

– Он прав, миледи. Почему мы должны ожидать от них чего-то плохого?

– Да потому, что перед отъездом Бревриен предупредил, что на Оксбери могут напасть враги. А мы должны защищать его интересы.

– Наверняка он имел в виду, что угроза будет исходить от саксов, – сказал Роб.

– Ты уверен, что у Бревриена нет других врагов? – строго спросила она.

Роб пожал плечами.

– Возможно, вы оба правы и эти люди прибыли с мирными намерениями. Однако стоит в этом убедиться, прежде чем открыть ворота.

Роб поднялся по лестнице на башню. Эдива последовала за ним. Она спряталась за низкой стенкой возле амбразуры.

– Кто вы и зачем прибыли в Оксбери? – крикнул Роб предводителю воинов.

– Меня зовут Ральф де Боргез. Прибыл я от имени лорда Вильгельма, короля Английского и герцога Нормандского.

– Королевский посланник! – повернувшись к Эдиве, сказал Роб. – Несомненно, нам следует впустить их!

– Нет, нет, – ответила она тихо. – Спроси, есть ли у него документ, подтверждающий, что они явились от имени короля.

Роб выполнил приказание. В ответе рыцаря Эдива уловила дерзость.

– Разумеется, у меня есть такой документ. Впустите нас в крепость, и я покажу вам бумагу.

– Скажи ему, что сначала мы посмотрим документ, – шепнула Эдива.

Роб подчинился, хотя и находился в замешательстве.

– Милорд, – начал он, – здесь неспокойно, и мы должны проявлять осторожность. Если вы не возражаете, мы сначала проверим документ, а потом откроем ворота.

– Нет, меня это не устраивает! – крикнул рыцарь. – Король Вильгельм будет очень недоволен, узнав о вашем неповиновении. Он пожелает отобрать право на владение этой землей!

Роб бросил растерянный взгляд на Эдиву.

– Скажи, что ты вышлешь к нему человека, – потребовала она. – Если ему нечего скрывать, то он не должен отказываться.

Роб задумался на мгновение, потом сказал:

– Хотя я уверен, что вы говорите правду, Ральф де Боргез, – крикнул он вниз, – мне необходимо следовать указаниям, которые дал Бревриен! Я хочу сам выйти к вам.

– Как будет угодно, – заявил Боргез с явным презрением.

Роб стиснул зубы.

– Вы правы, миледи, – сказал он. – Что-то здесь не так. Меня настораживает грубость этого человека. Едва ли король направил бы к нам такого, как он.

– Ты намерен выехать из крепости ему навстречу? – удивилась Эдива.

– Да, другого выхода нет. Если он не предъявит бумагу, подписанную королем, мы будем знать, что Боргез нас обманывает.

– Но я боюсь за тебя, – сказала Эдива.

Она с симпатией относилась к Робу. Если с ним что-нибудь случится, она себе этого не простит.

– Я должен действовать, как положено рыцарю.

Эдива кивнула, напомнив себе, что этот человек – рыцарь, специально обученный тому, чтобы ежедневно смотреть в лицо смерти. Однако, когда Роб спустился по лестнице и жестом приказал стражникам раскрыть ворота, она испугалась. Как она оправдается перед Жобером, если с этим миловидным юношей что-нибудь случится?

Она передвинулась поближе к краю площадки, чтобы было удобнее наблюдать за тем, что происходит внизу. Когда она увидела множество вооруженных людей на дороге, ведущей к воротам крепости, ее охватило дурное предчувствие. В кольчугах, сверкающих, как рыбья чешуя, ощетинившаяся острыми пиками вооруженная рать норманнов показалась ей зловещим чудовищем, готовым напасть на Оксбери.

Она напомнила себе, что когда-то Жобер с его людьми казались ей такими же страшными, но ужас, от которого перехватывало дыхание, не проходил.

Приоткрыли ворота. Роб вышел и направился к прибывшим рыцарям. Ральф де Боргез спешился и пошел ему навстречу.

Эдива видела, как они приветствовали друг друга, потом Боргез жестом пригласил Роба следовать за ним к отряду. «Может быть, у этого человека действительно имеется документ, подписанный королем, и мои тревоги напрасны?» – подумала Эдива.

Вдруг Боргез крикнул:

– Схватить его!

Двое рыцарей развернули коней и зажали с двух сторон Роба. В считанные секунды остальные воины построились в боевой порядок.

Они собираются атаковать крепость! У Эдивы заколотилось сердце. Как ей быть без Алана и Роба? Пресвятая Богородица, ведь она совсем не знает, что нужно делать!

Она бросилась вниз по лестнице, надеясь, что Озберт ей поможет.

– Они схватили Роба и, судя по всему, намерены взять приступом ворота!

– Мерзавцы! – разозлился Озберт. – Клянусь, мы им выпустим кишки!

В нескольких шагах от дома упала стрела.

– Отведите детей в часовню!. – крикнула Эдива. – Остальные пусть выкатывают бочки с водой и готовятся тушить пожар!

Лучники стреляли, стараясь не подпустить норманнов к воротам. А в крепость летели горящие стрелы. Одна попала в сено возле конюшни, и оно тотчас вспыхнуло. В других местах тоже возник пожар. Слуги и крестьяне принялись тушить огонь.

Трудно было сказать, сколько прошло времени. У Эдивы щипало глаза и саднило в горле от дыма. Долго ли они смогут продержаться?

Эдива остановилась, чтобы перевести дух, и потрогала кинжал, прикрепленный к ноге. Нет, она не сдастся! Она будет бороться за свою жизнь и за жизнь, зародившуюся в ее чреве. За ребенка Жобера.

У ворот ее встретил перепачканный сажей солдат.

– Они уходят! – возбужденно сообщил он.

– Все? – спросила она.

– Да, весь отряд.

Эдива взобралась на лестницу, чтобы убедиться в этом.

Действительно, неприятель, кажется, отступал. Однако Эдива не спешила праздновать победу. Она знала, что за первой атакой будет вторая.


Глава 22 | Прекрасная саксонка | Глава 24



Loading...