home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 10

В лодке Белов сразу сел на вёсла и грёб без остановки, но засветло удалось доплыть только до устья Бражки. Белов развёл костёр, чертыхаясь, что всё угощенье оставил в Тывае, как, оказалось, называется угорское селенье. Лариса русского языка не знала, но, когда Белов с помощью немногих известных ему угорских слов объяснил, что еды нет, сразу достала узелок с едой. Это оказались несколько сушёных рыб и четыре лепёшки. Греясь у костра, Белов вспомнил, что в сумке у него полбутылки небодяжного пива, экономить которое нет смысла — выдохнется. С удовольствием молодые выпили это пиво с сушёной рыбой и стали ложиться спать. Спать Белов решил во избежание случайностей в лодке, под навесом, а со стороны берега разложил нодью, чтобы горела всю ночь.

Спали в обнимку, но не раздевались. Белов решил не пугать девушку — в лодке, ночью, да с практически незнакомым мужчиной. Впрочем, были сомнения и санитарно-гигиенического характера. Хотя от девушки ничем неприятным не пахло, Белов решил сначала её вымыть и осмотреть на случай заболеваний, благо антибиотиков в доме хватало, чтобы вылечить практически любое заболевание.

Но эти хорошие намерения чуть не лопнули, месяцы воздержания сделали своё и Белов уже засыпая, заметил, что машинально раздевает Ларису, а она — его. Пришлось сделать над собой усилие, чтобы остановиться, а тут и усталость взяла своё, и Белов уснул.

Утром Белов проснулся с рассветом и снова шаловливые ручки пытались заняться приятным делом, но Белов усилием воли проснулся окончательно и стал собираться в дорогу. Завтракать не стали, грести пришлось почти весь день, только к четырём часам лодка подошла к причалу. Несмотря на тяжёлую дорогу и отсутствие обеда, Белов с удивлением отметил, что не устал. Тяжёлый ежедневный физический труд достаточно хорошо сказался на его организме. К дому он шёл лёгкой походкой, закинув оба вещмешка за плечи, а в руках держал карабин-посох. Лариса шла рядом, вернее чуть позади. Взглянув на двор, Белов сразу почувствовал опасность и остановился, придержав и Ларису.

Ещё не понимая, в чём дело, Белов осмотрел двор и определил, что коптильня опрокинута и решил обойти вокруг дома. Жестом он показал Ларисе, чтобы она оставалась на месте, и пошёл вокруг дома. За домом, в том месте, где два месяца назад была закопана шкура росомахи, копошилась ещё одна росомаха. До неё было около пятнадцати метров, когда росомаха заметила Белова и встала на дыбы.

«Эта ещё больше», подумал Белов. Аккуратно прицелился и выстрелил в голову, но та не упала, а заревела по-страшному и пошла на Белова. Скинув чехол, Белов успел выстрелить ещё два раза в голову, только тогда росомаха упала. Белов остался на месте, осматривая двор, сзади к нему подбежала Лариса и обняла, заплакала, уткнувшись лицом в плечо. Белов быстро взял скинутые мешки, подхватил Ларису за руку и бегом забежал в дом.

Там Лариса продолжала плакать, но когда Белов завёл её на второй этаж и отдёрнул занавески, Лариса оцепенела. Белов быстро переоделся в грязную одежду, жестом велел Ларисе сидеть в доме и вышел снимать шкуру с росомахи. Это оказалась не росомаха, а медведь. Не гризли, конечно, но больше двух метров длиной. Провозился с ним Белов больше часа, пока затащил шкуру и мясо в сени. Мясо он сразу спустил в ледник, который почти пустовал, а шкуру оставил в чулане. Благодаря кошке и котёнку, уже подросшему, мышей в доме Белов не замечал ни разу.

По-быстрому Белов затопил камин и поставил греться воду, слегка сполоснув руки, всё равно мыться надо. Пока грелась вода, Белов пожарил картошки, согрел чай, вернее заварил в кипятке зверобой с липовым цветом. Выложил картошку с остатками консервов на тарелки и усадил Ларису за стол. Сам Белов ел вилкой, а Ларисе положил нож, ложку и вилку. Та выбрала вилку и добросовестно училась ею пользоваться. Пока ели, согрелась вода, которую Белов залил в бак с водой, приспособленный под душ ещё в первый месяц вместо водопровода.

Потом полчаса крутил ручку фонарика-генератора, рассматривая, как Лариса доедает, и разговаривал с ней по-русски. На плите согрелись ещё три ведра воды, а Лариса поела. Белов отнёс воду в санузел, включил там фонарик вместо осветителя и привёл за руку Ларису. Словами и жестами объяснил, что будет мыть и стал раздевать, Лариса быстро поняла и разделась, Белов вспомнил, что в бане было принято мыться всем вместе. Включив душ на тёплую воду, Белов завёл туда Ларису и стал мыть мылом, а потом шампунем. Сам Белов, естественно, тоже разделся. Волосы у девушки оказались светло-русые, почти до пояса, промылись очень быстро и хорошо, видимо, Лариса их мыла часто. Телосложение девушки тоже радовало, худощавая, с прямыми ногами и красивой грудью. К счастью никаких язвочек и покраснений на теле Ларисы не было.

Впрочем, Белов так возбудился в процессе мытья, что еле дождался, пока завёрнутая в махровое полотенце Лариса дойдёт до кровати. Сорвав покрывало, Белов положил девушку на постель и развернул полотенце. После этого время потеряло свой ход, хотя Белов честно пытался быть мягким и нежным. Девицей Лариса не была, да Белов на это не рассчитывал, наоборот, только обрадовался и повторил вскоре сеанс любви, только более медленно и вдумчиво. То ли сказалось длительное воздержание, то ли ещё что, но Белов возбуждался каждый раз, когда трогал девушку в интимном месте, где у неё практически не было волос. Поэтому любовью они занимались до темноты, пока «недремлющий брегет» не позвал в туалет.

Белов воспользовался этим, чтобы показать Ларисе, как пользоваться унитазом, потом показал последний рулон туалетной бумаги и оставил её в туалете. Пока девушка изучала санузел, Белов зажёг свечи в комнате и начал рыться в женском белье, о котором не подумал ранее. Там Белов подобрал несколько трусиков, юбочек и топиков и решил, что на лето хватит. В это время вернулась Лариса, и ночь любви продолжилась.


Глава 9 | Повелитель стали | Глава 11



Loading...