home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Часть первая. Кладоискатели 2.0

Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко. 23 год, 39 число 7 месяца, 12:00

 За что я люблю Порто-Франко? А черт его знает, люблю ли вообще. Как минимум, этот город мне нравится. Атмосферой своей, а может, вкусом свободы, который так и витает в воздухе. Ну и запах прибыли чувствуется – главное, знать, когда и где подсуетиться, чтобы ее получить. Я вот знаю. Или думаю, что знаю. А мой напарник Вова умеет делать деньги чуть ли не из воздуха. Иначе как объяснить его поразительную способность ввязываться в авантюры в погоне за барышом? Да чего далеко ходить – вот оно, доказательство, прямо передо мной стоит. Подержанный и серьезно искореженный «Судзуки-Самурай», маленький простенький внедорожник с практически вечным двигателем и полным отсутствием роскоши. Где Вова его взял, я без понятия. Важно другое: отдал он за него такие смешные деньги, что до сих пор не верится. Учитывая тот факт, что автомобильчик приехал в нашу мастерскую своим ходом, можно с уверенностью сказать – такого просто не бывает. Это как в лотерею выиграть. А я уже давно разучился верить в счастливый случай.

Итак, клиент осмотрен и подготовлен к хирургическому вмешательству. С вечера мне показалось, что внедорожник почти новый и поврежден не очень сильно, но более вдумчивый по причине утра анализ состояния пациента выявил мою излишнюю оптимистичность.

Поработать придется серьезно, одной жестянки на пару недель. Еще несущие элементы кузова править, да и дверь с правой стороны восстановлению не подлежит. Фары новые нужны, стекло лобовое. Радует, что двигатель и трансмиссия целы, только радиатор придется хорошенько перетрясти и запаять – течет немилосердно. Да, еще с правой стороны рессора лопнула в подвеске – тоже тот еще гемор.

Вообще же складывалось впечатление, что на бедной машинке кто-то устроил гонки по саванне, а потом еще и кувыркнулся пару раз. Слава богу, все проблемы были решаемы относительно легко и с небольшими затратами, так что окупиться «самурай» обещал с хорошей прибылью.

Мысль о будущем барыше немного согрела меркантильную часть души, ответственную за все те авантюры, в которые я когда-либо впутывался. Конечно, масла в огонь в большинстве случаев подливал Вова, но спихивать всю ответственность на напарника было бы не правильно. Сам виноват, как говорится.

Ну-с, больной, приступим. Я вооружился «болгаркой» с отрезным диском и примерился к покореженному крылу. Вот тут сейчас пару пропилов сделать, а дальше кусок листовой стали сам отвалится...

Скрипнула ржавыми петлями входная дверь, пропуская посетителя. Блин, сколько раз уже собирался ее смазать, но все руки не доходили. С другой стороны, сразу слышно, что кто-то пришел. Хорошо бы Вова, я ему выскажу пару ласковых...

Пристроив «болгарку» на капот «самурая», я снял защитные очки и обернулся на звук шагов. Слегка удивился, встретившись взглядом с незнакомым парнем. За спиной у него прятался второй – в зеркальных очках. Идиот. Мастерская у нас хоть и просторная, но окошки маленькие и располагаются под самым потолком на высоте около четырех метров, поэтому с естественным освещением проблемы. Я-то уже привык, тем более днем и в грубых работах типа распиловки покореженных железок это несущественный фактор, а вот ему в таких очках видно не очень. Но снимать не стал – понты мешали.

Про понты я понял с первого взгляда. Больше всего нежданные посетители напоминали бандитов-латиносов из американских фильмов. Стандартная униформа: грубые мешковатые штаны, майки-алкоголички, второй еще напялил клетчатую рубашку навыпуск, застегнутую на верхнюю пуговицу – и это в нашу-то жару! Первый с усиками и коротким ежиком, с непонятной татуировкой на щеке. Руки тоже до самых плеч покрыты разноцветными рисунками. Второй, который в очках, еще типичнее – бородка-эспаньолка, волосы стянуты в хвост, сам весь как на шарнирах. Телосложения оба сухощавого, но жилистые и мускулистые, особенно первый. Интересно, чего им тут надо? Может, машину починить? А что, очень на новичков похожи.

- Добрый день, господа! – поприветствовал я посетителей по-английски.

Я не полиглот, но инглиш кое-как за два года в Порто-Франко освоил, для общения хватало. Если не понимают, пусть переводчика ищут. Хотя, как утверждал Вова, из-за ярко выраженного русского акцента даже коренной британец не разберет, что я говорю. Ничего удивительного. Порто-Франко как большой проходной двор – кого тут только не увидишь, и большинство транзитом. А уж каких диалектов языка международного общения тут наслушаешься – мама дорогая! Мой акцент еще не самый ужасающий.

- Привет, браток, - отозвался на том же языке татуированный. – Ты тут босс, браток?

И говорит как латиносы из «би-муви»...

Парочка производила странное впечатление. Я за время проживания в городе повидал много всякого народу, и по внешнему виду и поведению мог почти безошибочно отличить новоприбывшего от человека, прожившего в Новой Земле хотя бы несколько месяцев. Эти были одеты как новички, но держались достаточно уверенно – не зажимались, не озирались, вид имели самый пофигистский. Но при этом экипированы явно не для путешествий. На местных не тянули – те так не одеваются. В Порто-Франко уже даже у сутенеров уникальный стиль сложился, а более серьезные бандиты вообще старались не привлекать лишнего внимания, либо маскировались под одну из здешних социальных прослоек. Такое впечатление, что эту парочку два-три месяца назад провели через ворота откуда-нибудь из Штатов и увезли прямиком в Нью-Рино, где они дальше ворот бандитского анклава не выходили. Основные правила поведения освоили, но к здешним реалиям еще не адаптировались. Занятные хлопцы.

Я задумчиво посмотрел на посетителя. И как ему отвечать? Босс наполовину? Или партнер по бизнесу? Или главный специалист?

- Чего молчишь, пендехо?! – начал терять терпение татуированный. – Ты босс?

- Предположим, - не стал я конкретизировать своей роли в управленческой структуре предприятия. – А с какой целью интересуетесь?

- Где машину взял?! – пнул татуированный колесо «самурая».

- Это конфиденциальная информация.

Мой интерес к посетителям стремительно угасал. И чего приперлись, спрашивается? Явно не за услугами по моему основному профилю. Хотят узнать про «самурай» - пусть с Вовой разговаривают. Я тут вообще не при делах.

- Ты не прав, браток! Конкретно не прав! – встрял очкарик. – Мы тебя вежливо спрашиваем – где взял машину?

- Купил, - отрезал я, пристально глядя в глаза татуированному. – Еще вопросы?

- У кого?

- Я у него паспорт не спрашивал.

- Как он выглядел, пендехо?!

- Машину мне продал месяц назад двухметровый китаец блондин. Говорил по-английски с немецким акцентом.

Спокойно, ребятки. Сами напросились. Ишь, как татуированный побагровел!..

- Зря грубишь, пендехо, - зло бросил очкарик. – Придется с тобой поговорить жестко.

Ага, щаз! Не вы первые, не вы последние. По сравнению с братвой на моей родине вы щенки беззубые. От тех я бы уже давно словил в бубен и выложил все подробности. А вас насквозь видно даже невооруженным глазом. Шпана обыкновенная, шестерки в командировке. Пока очкарик меня разговором будет отвлекать, татуированный перейдет к активным действиям. Точно, сейчас врежет с правой.

Вот тут они просчитались. Но это нормально: я обычно на таких типов производил обманчивое впечатление. С виду молодой увалень, крупный, но рыхловатый, с заметным пузом. Ага, это у меня наследственное. Плюс паталогическая ненависть к спорту и лень, которая вперед меня родилась. Тяжелый я на подъем, если уж совсем честно. По хозяйству вообще ничего не делал, из-за чего имел постоянные проблемы с женским полом: ни одна пассия дольше пары месяцев совместной жизни не выдерживала.

Правда, таким ленивым я стал относительно недавно, а когда в институте учился, то был примером работоспособности и усидчивости. Отсюда и успехи – красный диплом и очная аспирантура, которую не закончил, лень начала проявляться. И бизнесом занялся. Так к чему это я? В благословенные студенческие времена общение с девушками у меня складывалось не очень успешно, поэтому свободного времени оставалось достаточно, и его я посвящал секции боевых искусств. Причем именно лень в выборе стиля сыграла решающую роль. Борцы-вольники, боксеры и каратисты на тренировках вкалывали как проклятые, что меня не очень привлекало. Так я попал в группу, практикующую, как говорил тренер, «стиль лентяя» - дикую смесь из нескольких направлений, в основу которой был положен южно-китайский вин-чунь.

Ну вот, началось. Татуированный выдал неплохой, но слишком стандартный правый крюк, целясь мне в челюсть. По-боксерски нырнув под бьющую руку, я выпрямился, на обратном движении вбив основание левой ладони ему в скулу, и вдогонку наподдал сайд-киком по ребрам. Не ожидавший столь быстрого ответа татуированный потерял равновесие и рухнул на стеллаж, вызвав обвал инструмента и прочей металлической мелочи.

Очкарик тоже решил поучаствовать в развлечении и на подшаге выдал правый прямой в голову. Удар хороший, резкий. Мог и вырубить меня, если бы не нарвался на отводящий блок ладонью и встречный тычок в брюшину. А дальше, как говорил тренер – «захват и удар неразделимы» - рывок за руку с насаживанием врага солнечным сплетением на колено. Осталось только толкнуть обмякшего недруга на копошащегося под завалом татуированного.

- Еще добавить? – поинтересовался я, вооружившись куском трубы-дюймовки.

- А-а-а-а, козел! – прорычал из-под очкарика татуированный, и таки выпростался на свет божий.

А потом мне стало плохо. А кому бы не стало, если ствол наставили? Здоровый никелированный револьвер могучего калибра, толи «питон», толи «анаконда» - не разбираюсь я в этих пресмыкающихся.

- Вот теперь пообщаемся, пендехо, - позлорадствовал татуированный. – Ну, где машину взял? Или колено для начала прострелить?

- Попробуй, - пожал я плечами. – Только сомневаюсь, что ты потом услышишь что-то кроме моего воя.

Скрипнула входная дверь, заставив татуированного нервно поежиться. Не сводя с меня прицела, он буркнул оклемавшемуся напарнику:

- Хорхе, проверь.

Тот молча извлек из широких штанов скромный короткоствольный револьвер и скрылся за мешаниной из стеллажей, подъемника и пары полуразобранных джипов. Каюсь, мастерская у нас очень захламленная, а входная дверь, в отличие от основных ворот, расположена в боковой стене. Вот и не видно, кто пришел. Иногда это удобно, иногда не очень.

Мы напряженно прислушивались – я с надеждой, татуированный с тревогой. Через десяток-другой секунд из-за стеллажей донесся сочный звук удара, затем что-то упало. И буквально сразу в поле зрения нарисовался до боли знакомый персонаж – среднего роста худощавый тип в полувоенной одежде и с револьвером в руках. Причем, в отличие от приблудных латиносов, держал он его двумя руками, четко зафиксировав мушку на лбу татуированного.

Вова, м-мать! Как я рад видеть твою ехидную рожу! Вот всегда ты, рыжий, меня раздражаешь, особенно когда лыбишься и щуришь хитрые глазенки, а сейчас я тебя расцеловать готов.

- Брось ствол, педрила! – пробасил мой горячо любимый напарник. – Или колено прострелить?

Я нервно хихикнул. Вова смерил меня недоуменным взглядом, палец на спусковом крючке напрягся, выбирая слабину. Татуированный тоже заметил это движение, судорожно сглотнул и осторожно пристроил никелированную «дуру» на бетонном полу. Медленно выпрямившись, он без напоминания сложил руки на затылке, а я для надежности зафутболил револьвер под верстак.

- Вали отсюда! – Вова мотнул стволом в сторону выхода, видимо, для большей ясности. – И напарника забери. Еще раз припретесь – перестреляем. А Патрулю скажем, что вы сами напали. Как понял, прием?!

Латинос, как показала практика, понял правильно, и уже через минуту мы были избавлены от непрошенных гостей. Дождавшись скрипа двери, Вова подозрительно на меня покосился, но я вместо ожидаемого наезда его проигнорировал. Не до него, если честно – ноги не держат, отходняк. Самое время присесть на порожек «самурая». Жаль, что не курю, хорошая затяжка сейчас пришлась бы кстати.


Пролог | Хроники раздолбаев | Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко. 23 год, 39 число 7 месяца, 13:00



Loading...