home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Территория под протекторатом Русской Армии, Дикие острова, Сьенфуэгос. 24 год, 18 число 4 месяца, 07:30

Вова не обманул – лодка действительно оказалась неплохой. Ладная посудина, от которой так и веяло надежностью, чего я не мог сказать про команду. Капитан Педро Гонзалес мне сразу не понравился. Не знаю, почему – вроде приветливый, улыбается все время, да только кривая у него улыбка, больше на гримасу похожа. Сам весь дерганый какой-то, суетится не по делу, лебезит и через слово «сеньорами» сыплет. На первый взгляд очень смешной человечек: щуплый, роста чуть ниже среднего, но вот производит впечатление записного злодея из латиноамериканского сериала, и хоть убейся. Никак от этого чувства отделаться не могу. Усы еще эти. Не как у старого Пабло, висячие, а такие щеточкой, черные, как смоль. И глазами все время стреляет.

Встретил нас капитан приветливо. При виде поднимающихся по сходням пассажиров он всплеснул руками и торжественно изрек:

- Уважаемые сеньоры, рад видеть вас на борту «Тибурона»! (tiburуn - акула) Я капитан Педро Гонзалес. Надеюсь, наше путешествие будет приятным. Располагайтесь в каютах, мой помощник Аугусто вас проводит.

Из-за высокой надстройки, выкрашенной в серый цвет, показался здоровенный детина – в плечах как два Вовы и роста не меньшего. Он выглядел увеличенной копией капитана: такой же жгучий смуглый брюнет, усы, модная в определенных кругах эспаньолка, волосы зачесаны назад. Как он умудрялся сохранить прическу в ветреную погоду, лично для меня загадка. Килограммы геля переводил, наверное. Облачен он был в замызганную майку и парусиновые штаны, в сланцах на босу ногу.

Местный старпом сделал приглашающий жест, сопроводив его широкой улыбкой.

- Sigan, los seсores (Идите за мной, господа).

- Парень, ты по-английски говоришь? – поинтересовался Вова, направившись следом за Аугусто.

- No comprendo (не понимаю), - отозвался тот, не замедлив шага.

Зашибись. Половина команды с нами общаться не способна. Хорошо хоть, Мигель мог при случае за переводчика сойти. В сопровождении веселого старпома мы добрались до предназначенных для нас апартаментов – двух крошечных кают на пару койко-мест каждая. Аугусто жестами показал наши места, буркнул что-то неразборчиво и убыл на палубу.

Нам с Вовой досталась каюта по левому борту, с двухъярусной кроватью и тесным платяным шкафом. Под иллюминатором имелся откидной столик, смахивавший на гладильную доску – такой же узкий и длинный. Как раз удобно на нижней лежанке сидеть, аккурат на двух человек места хватает. Мигель занял жилье напротив. Вообще, он меня приятно удивил, заявившись с утреца в Вовино бунгало при полном параде. Камуфляж как у нас, стандартный «имбел» с длинным стволом, кобура с пистолетом, разгрузка, рюкзак – все, как положено. За одним исключением: он приволок еще и три комплекта коротковолновых раций. Мы с напарником о такой мелочи как-то не подумали, а военный первым делом о связи позаботился. И мачете запасся.

Я с облегчением сгрузил снаряжение на нижнюю койку, бросил туда же автомат и избавился от куртки, оставшись в футболке. Все-таки жарко уже, хоть и утро. И пять часов шкандыбать по такой духоте в полном обмундировании мне вовсе не улыбалось. Вова тоже избавился от большей части сбруи, но с «калашниковым» не расстался – что с него взять, маньяка. Я вот, например, адекватный человек – обхожусь пистолетом.

Покончив с обустройством на новом месте, гурьбой выбрались на палубу. Кораблик уже был готов к отправлению – концы отданы, швартовы отвязаны, фиг знает, что еще положено делать в таких случаях. Аугусто прохаживался по корме, капитан торчал на «летающем мостике» - открытой площадке на надстройке с продублированными органами управления.

- Господа, мы отходим! – возвестил он посредством жестяного раструба – точь-в-точь как в старинных фильмах про море.

Где-то под палубой мерно замолотил дизель, и «Тибурон» медленно и даже торжественно отчалил. Прямо «Титаник» местного разлива. Дабы не отрывать команду от выполнения непосредственных обязанностей, мы прошли на бак и разлеглись в специально приготовленных шезлонгах. Чувствовалось, что капитан не чурался честного заработка в виде экскурсий для бездельничающих туристов. Или пассажиров часто возил. Не сидеть же им всю дорогу в крохотных каютах, вот и позаботился о минимальных удобствах.

Минут через двадцать заявился Аугусто и приволок переносной холодильник – такой, знаете, ящик с сухим льдом, забитый бутылками с пивом «Hoffmeister». Морская прогулка начинала мне нравиться – пить холодное пиво под жарким, несмотря на раннее утро, солнцем, и созерцать живописные окрестности было невыразимо приятно. К этому времени лодка покинула порт Фортальезы и вышла в пролив, на простор. Если мне не изменяла память, идти нам по нему на север порядка трех с половиной часов, огибая Сьенфуэгос, а потом еще около часа на северо-восток, до острова Гавиота (gaviota - чайка), где и торчал на мели искомый сторожевик.

По правому борту проплывало живописное побережье – череда пляжей, скал и буйных джунглей, подступавших к самой воде. Стоял штиль, как во время памятной рыбалки, и прозрачнейшее море без единой морщинки позволяло разглядеть золотой песок на дне, порхающих в голубой толще местных медуз и рыбью мелочь – лепота, да и только. С одним важным уточнением: наблюдать за этим великолепием нужно как минимум с борта хорошей лодки. Места, просто созданные для дайвинга, и лишенные такового из-за чрезмерной опасности морских обитателей. Даже безобидные на вид медузы жалили парализующим ядом, а уж про акул и прочих хищников и говорить нечего. Оставалось лишь любоваться красотами, прихлебывая пиво.

Где-то через полчаса «Тибурон» удалился от берега километра на три, в зону больших глубин, и море превратилось из прозрачного в непроницаемо-синее, лишив нас возможности подглядывать за жизнью его обитателей. Однако мы тут же получили другое развлечение – капитан оставил судно на попечении автопилота и спустился к нам.

- Господа желают еще чего-нибудь? – осведомился он, присев на свободный шезлонг.

- Спасибо, капитан, все просто великолепно, - величественно отмахнулся Вова.

Ишь ты, уже в роль заправского туриста вжился.

- Развлечете пассажиров беседой, капитан? – поинтересовался я, отставив пустую банку в сторону.

- С удовольствием, - кивнул тот. – Аугусто страшный молчун, в рейсах я всегда страдаю от отсутствия умных собеседников.

- А что, нечасто пассажиров берете?

- Не очень, больше грузы возим и рыбачим от случая к случаю. Хорошо хоть, когда далеко идем, команду добираем. Пять человек, как минимум.

- И что, каждый раз людей ищете?

- Нет, конечно. Команда постоянная, уже два года работаем. Просто когда небольшая халтурка подворачивается – как с вами, например – нет необходимости тащить в море весь персонал. Вдвоем вполне можно обойтись. А остальные на рыбачьих баркасах на промысел ходят в свободное время.

То-то я думаю, лодка, мягко говоря, немаленькая, а в команде всего двое. А тут вон как хитро. Есть работа – идут все, нет – отдуваются капитан с помощником, а остальные в рыбачьей артели калымят. Или вообще самостоятельно, тут места богатые, рыбы пока на всех хватает.

- А почему остров, куда мы идем, Гавиота называется? – от нечего делать поинтересовался я.

- Давно его так прозвали, еще когда острова только начинали осваивать, - начал капитан. – Там на восточном берегу скала есть, большая такая, и ужасно крутая. На ней расположен птичий базар – если не сотни, то десятки тысяч зубастых чаек точно гнездятся. Отсюда и название. Сам-то остров не слишком большой – километров около десяти в длину, и шесть в самом широком месте. Мелями со всех сторон окаймлен, бухты нормальной нет, вот и не стали его обустраивать. Одни только чайки живут, да крокодилов множество в протоках, особенно в южной части. Мы, кстати, туда и направляемся, так что внимательнее будьте. Пойду я, пожалуй, - поднялся шкипер. – Приятно было побеседовать.

- Взаимно, - вернул я любезность.

Действительно, познавательный разговор вышел. Только не понравилось мне, как он нас глазами ощупывал – чуть ли не насквозь просвечивал, рентген ходячий. Интересно, что он выяснить пытался? И что вообще за фрукт?

- Мигель!

- А?

- Ты капитана Гонзалеса хорошо знаешь? – Я потянулся за новой банкой.

- Как тебе сказать… В городе он уже два года, с самого основания. И до этого на островах обитал. Его проверить пытались, но тут во время захвата почти всех пиратов положили, допрашивать особенно некого оказалось. Свидетелей нет – значит, ни в чем не виноват. Чем у пиратов занимался неизвестно. Может и правда грузы возил из Новой Одессы, а может и в захватах кораблей участвовал. Но за все время в Фортальезе еще никого не кинул, - завершил Мигель характеристику шкипера на оптимистической ноте.

И чего я дергаюсь? Что они вдвоем нам могут сделать? Мы вооружены до зубов, а у них я оружия пока не видел, хотя наверняка есть что-то в заначке. Но нас больше, с нами профессиональный военный, да и Вова в таких делах неплохо шарит. Ладно, будем посмотреть, как говорят в Одессе.


Территория под протекторатом Русской Армии, Дикие острова, Сьенфуэгос. 24 год, 17 число 4 месяца, 23:30 | Хроники раздолбаев | Территория под протекторатом Русской Армии, Дикие острова, Гавиота. 24 год, 18 число 4 месяца, 13:30



Loading...