home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Территория под протекторатом Русской Армии, Дикие острова, Гавиота. 24 год, 18 число 4 месяца, 14:50

Я спрыгнул на палубу «Тибурона», громыхнув добычей и сумкой с набором взломщика, и направился в обход надстройки к люку жилой палубы. Ботинки глухо стучали по настилу, но тишина вокруг стояла такая, что эти не громкие, в общем-то, звуки разносились по всему судну, отражаясь от надстройки и борта сторожевика. И в этот момент мне почему-то стало жутко. На миг показалось, что корабль брошен – этакий безлюдный призрак, населенный лишь тенями в темных закоулках. По обшивке шлепала мелкая волна, дул теплый ветерок, совершенно не защищавший от жары, и я почувствовал, как по спине моей побежала капля пота – вдоль всего позвоночника, от шеи до поясницы. Черт, страшно-то как! С детства не испытывал такого иррационального ужаса перед неизвестностью. Казалось бы, чего бояться? Я на корабле в двух сотнях метров от берега, по местному морю не взбредет в голову пробираться вплавь даже самому безбашенному диверсанту, а чудовищ, способных забраться на борт, тут не водится. Но вот кажется, что сейчас из-за угла выпрыгнет что-то страшное, и все тут.

- Капитан! – позвал я, чтобы нарушить неестественную тишину. – Шкипер! Вы где?..

Я сейчас почему-то чувствовал себя героем третьесортного триллера – смотрел когда-то давно такое кино. Там тоже на яхте дело было. Подобрала парочка в открытом море на свою голову полумертвого мужика в спасательном жилете. А чем дело кончилось, не помню. Потому и жутко.

Некстати пронзила мысль: вот кинется какое-нибудь чудище из-за угла, а у меня руки заняты. Я незамедлительно опустил поклажу на палубу и едва успел среагировать на движение, уловленное периферийным зрением.

Разогнулся, разворачиваясь навстречу неведомой опасности, инстинктивно выбросил левую руку в блоке, и тут тело прострелило адреналиновым выплеском. Время замедлилось, дав возможность рассмотреть застопоренную моим предплечьем руку капитана Гонзалеза с зажатой в ней дубиной, его раззявленный в яростном крике рот... Скорость вернулась, и я на рефлексах вбил основание правой ладони шкиперу в нос, превратив его (нос, а не шкипера) в лепешку, и от души пнул в живот, отбросив противника толчковым маэ-гери. Тот отлетел назад, но не упал и даже дубину из руки не выпустил. Лишь встряхнулся, как бойцовый пес, оросив палубу кровью, и вновь бросился в атаку.

И тут у меня получилось то, что никогда не прокатывало на тренировках: тело дернулось, вытягивая за собой правое бедро, нога взвилась в воздух, и носок тяжелого ботинка обрушился на челюсть вероломного капитана. Инерцией меня развернуло на триста шестьдесят градусов, так что я вновь оказался в левосторонней стойке, готовый к немедленному продолжению боя. А вот противник получил свое: тяжко рухнул на палубу и застыл без движения. Хороший удар получился, с проносом, не очень точный – по идее, я должен был приложиться подъемом стопы по боковой части головы – но сильный. Почти классический кик-боксерский хай-кик.

Постоял минуту, успокаивая дыхание. Произошедшее не укладывалось в голове. Хоть я и был подсознательно готов к какой-нибудь гадости со стороны капитана, но до последнего не верил в возможность нападения. Ан нет, решился-таки. Повезло мне, что среагировать успел. Если б он меня по башке дубиной приложил, мало бы не показалось. Кстати, чем он меня отоварить хотел? Ага, классика – кусок трубы-дюймовки, обтянутый резиновым шлангом. Убить бы не убил, а вот сотрясение мозга обеспечил. Блин, до сих пор колотит. Интересно, а почему я про пистолет даже не вспомнил?

Однако расслабляться некогда. Я заставил себя заволочь капитана в рубку и кое-как привязал его к креслу найденной тут же веревкой. Руки опутал отдельно и со всем возможным тщанием – ну его нафиг, не хочу больше драться. Лучше побеседуем. Поговорим по душам, ага. Я для этого даже инструмент заготовил – капитанову дубинку. Будет запираться, переломаю пальцы. Только сначала надо с горе-кладоискателями связаться, предупредить.

- Мигель, ответь Олегу, прием! – Против ожидания, рация молчала. – Вова, ответь Олегу! Прием! Вы там заснули оба?!

А в ответ тишина. Что-то мне поплохело резко. Как бы чего не вышло... Придется все-таки с капитаном побеседовать. Только в чувство его привести осталось.

С поставленной задачей справился легко – в аптечке на стене рубки нашелся нашатырный спирт, и первой же понюшки капитану хватило, чтобы прийти в себя. Видать, хорошо нюхнул – лицо исказилось гримасой отвращения, а глаза чуть не вылезли из орбит. Однако Гонзалес быстро овладел собой. Откинувшись на спинку кресла, он смерил меня ненавидящим взглядом, но ничего не сказал, нарушая тишину только лишь хриплым дыханием. Гордый, флибустьер доморощенный. А вот меня поговорить прямо-таки разобрало. Продемонстрировав капитану трофейную дубинку, я приступил к допросу.

- Сеньор Гонзалес, ну как же так, - пожурил я пленного. – Мы к вам со всей душой, можно сказать. Наняли, заплатили, на судне не безобразничали. А вы мне решили по голове тяжелым тупым предметом! Почему?! Честно признаться, я в шоке.

Связанный капитан мою тираду высокомерно проигнорировал.

- Уважаемый шкипер, я, кажется, задал вопрос, - повторил я попытку установить контакт. – Может, перестанем играть в молчанку? Или я должен применить средство устрашения? Хотелось бы этого избежать. А вам?

Гонзалес злобно зыркнул на меня и попытался вырваться из пут. Ну-ну, бог в помощь. До японских ниндзя тебе далеко, да и связывал я тебя в бессознательном состоянии, хорошо принайтовал к креслу. Подергайся, тебе полезно. Ну что ж, придется форсировать события. Я легонько долбанул трубой по капитанской голени. Дождался, пока стихнет вой и прекратится поток ругани на испанском – жалко, что я из всего словесного извержения уловил только одно знакомое слово – «cabrуn» (козел). Уверен, что шкипер наградил меня весьма нелестными эпитетами.

- Ну что, сеньор, созрели для беседы? – поинтересовался я, поигрывая импровизированной дубинкой. – Поговорим как интеллигентные люди, или пальцы ломать начнем?

- Поговорим! – зло плюнул капитан. – Спрашивай, пендехо!

- А вот обзываться не надо!

Я ткнул торцом дубинки в другую голень – для равновесия, - но на этот раз шкипер от матерщины воздержался. Только зашипел сквозь зубы.

- Я буду задавать вопросы, а вы как можно подробнее на них отвечать, - изложил я правила игры. – А за это я обязуюсь вас не убивать, и даже бить не буду. Если, конечно, беседа состоится.

Гонзалес угрюмо кивнул.

- Вопрос первый: почему вы хотели меня обезвредить?

- Вы нам могли помешать, сеньор.

- В чем?

- В выполнении нашего плана.

- Нашего?!

- Да. Мы с Аугусто заодно. Его задача – нейтрализовать остальных.

- Чую, не с той стороны зашел, - задумчиво поиграл я дубинкой. – Давайте начнем сначала. Что за план?

- Довезти вас до острова, дождаться, когда вы найдете базу, и нейтрализовать вас. Перегрузить добычу на борт и унести ноги.

- А с чего вы вообще решили, что мы ищем базу? – удивился я.

- Я видел карту. Мне сеньор Владимир показал на ней точку назначения. И еще на ней есть знак картеля. Не знаю, как она к вам попала. Но я сразу узнал это место. Как я уже говорил, на острове у пиратов была крупная перевалочная база. Ее очень серьезно охраняли. Многие знали, что она здесь, но никто из посторонних, даже из союзных банд, не знал, где конкретно. Остров, как видите, сильно изрезан и покрыт труднопроходимыми джунглями, так что искать здесь небольшую базу можно неделями. Около шестидесяти квадратных километров гор, зарослей и болот с протоками. Нереально. А вам невероятно повезло – вы точно знаете, где она.

- М-мать! Вова, авантюрист хренов! – в сердцах выругался я. – Вечно ты на свою задницу приключения находишь! Капитан, мы понятия не имели, что на карте база обозначена. И пошли сюда чисто из любопытства, да еще сторожевик осмотреть, в качестве бонуса.

- Ничего личного, сеньор, - пожал тот связанными плечами.

- А почему вас всего двое? Надежных людей нет?

- Да, сеньор. Мы с Аугусто знакомы почти три года. Он из союзной банды, я с ними имел совместный бизнес. Общались плотно. Про базу он тоже знал, мы сюда вместе ходили с грузом. После захвата островов кубинцами сумели вписаться в новый порядок. Аугусто при авианалете один уцелел, не знал, куда податься, поэтому остался у меня в команде. Остальные члены экипажа из новоприбывших, я им не доверяю. У Аугусто тоже все связи порвались, да и не осталось никого из старых партнеров. Но он мне клятвенно обещал, что справится.

- Весьма самоуверенный молодой человек, вы не находите?

- Он был командиром абордажной команды, корабли штурмом брал, и опыта ему не занимать. Так что твои дружки уже, скорее всего, беседуют с богом! – прошипел капитан.

Ну вот, а я подумал, что контакт наладился. Придется повторить урок. На этот раз я капитанские кости жалеть не стал – врезал от души, но чуть сбоку, больше по мышце. Но все равно шкипер заорал очень громко.

- Значит, вы решили дождаться, пока мы выведем вас на базу, грохнуть нас всех и свалить с добычей, - подвел я итог вступительной части. – Мне только одно интересно: на что вы надеялись? Куда податься собирались? На острова вам больше ходу не будет.

- В дельту Амазонки, там у Аугусто есть подвязки, - сквозь боль прохрипел капитан. – А с золотом где угодно можно неплохо устроиться.

- Золото... Золото – это хорошо. А с чего вы решили, что на базе именно оно?

- А чем еще за наркоту и рабов расплачиваться?

Логично. Интересно, что за бизнес здесь был у бравого капитана Гонзалеса?

- А вы, часом, работорговлей не подрабатывали? Или, может, наркотики возили?

- Да пошел ты!

Получи, фашист, гранату! Второй ноге тоже досталось нехило. На этот раз вопль был более продолжительным и ласкающим слух.

- А вообще вы идиот, капитан, - сообщил я пленнику. – Почему вы решили, что кому-то нужны на Амазонке? Вас в первой же банде грохнули бы, а добычу забрали. Я даже готов поспорить, что Аугусто примерно так и планировал. Вы доводите корабль до места, он сдает вас подельникам, получает свою долю и живет счастливо. Как может жить бандит и пират.

Капитан отвел глаза. Видимо, ему в голову подобные мысли тоже приходили.

- Забавно, - хмыкнул я. – Вся эта ситуация очень мне напоминает одну интересную книгу. Остров с зарытыми сокровищами, корабль, команда, ударившая в спину... Где карта, Билли?!

Шкипер недоуменно на меня уставился, а меня пробило на «ха-ха». Я смеялся, и никак не мог остановиться. Потому что это очень смешно – привезти с собой пиратов и бегать от них по всему острову. Вот попали так попали. Теперь придется высаживаться на берег и искать напарника с Мигелем. Вот только еще раз попытаюсь вызвать их по рации.

Как я и ожидал, попытка оказалась неудачной. На связь со мной никто из партнеров так и не вышел – ни на первом канале, ни на каком-либо другом. Впрочем, я и проверил-то всего пяток, для успокоения совести. Делать нечего, таки придется высаживаться на остров. Хотя как искать пропавших напарников я еще не придумал.

Капитан все это время удовлетворенно наблюдал за моими бесплодными потугами, но как-то прокомментировать происходящее не пытался – не хотел еще раз подвергнуться экзекуции.

- Шкипер, на судне есть еще лодка?

- Ты ее где-нибудь видишь? – ядовито осведомился тот в ответ.

Я взялся за дубинку. Гозалес переменился в лице и поспешил поправиться:

- Есть надувнушка маленькая, но она без мотора. В каптерке лежит.

- Нормально, двести метров и на веслах пройду. Ключ где?

- У меня в кармане.

- Спасибо. - Я с силой опустил дубинку на затылок капитана. – Ничего личного, шкип. Просто принимаю превентивные меры.

Потратив несколько минут на перемещение бесчувственного Гонзалеса в одну из свободных кают, я обыскал его и в брючном кармане обнаружил небольшую связку ключей. В том числе и от жилых помещений, чему весьма обрадовался. Отвязал капитана от стула, перетащил на нижнюю полку, где и связал покрепче, лишив возможности двигаться. Жестоко, конечно, но лучше потерпеть пару-тройку часов в скрюченном состоянии, чем получить пулю в голову. Каюту запер, для надежности заклинив дверь фомкой из набора взломщика. Теперь, даже если шкиперу каким-то чудом удастся освободиться, из тесной каморки он все равно не выберется. Разве что в иллюминатор протиснется, что даже с его телосложением проделать нереально.

В каптерке нашлась двухместная надувная лодка с пластиковым днищем, укомплектованная ножной помпой и веслами. Это не считая большого количества разнообразного хлама, от старых инструментов до ветхих брезентовых дождевиков. Видимо, капитан хранил тут вещи, которые выкинуть было жалко. Накачать эту пародию на плавсредство – дело трех минут. Гораздо больше времени ушло на подгонку снаряжения. Сознавая ответственность момента, я уподобился Вове и к тому, что уже и так было на мне, добавил все, что имелось в наличии: полный комплект камуфляжа, перчатки, разгрузку, нож, вооружился «имбелом», прихватил накомарник. Не забыл про репеллент. Рация, само собой. На голову панаму. Сбросил лодку в воду и неуклюже спрыгнул в нее сам, едва не свалившись за борт. Однако равновесие удержал и удобно устроился на доске-сиденье, взявшись за весла. Окинул прощальным взглядом «Тибурон» и погреб к берегу.


Территория под протекторатом Русской Армии, Дикие острова, Гавиота. 24 год, 18 число 4 месяца, 13:30 | Хроники раздолбаев | Территория под протекторатом Русской Армии, Дикие острова, Гавиота. 24 год, 18 число 4 месяца, 15:20



Loading...