home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Европейский союз, окрестности Порто-Франко. 24 год, 10 число 7 месяца, 18:30

- Чего-то я никак не пойму, где кубинцы на ночлег останавливаться планируют! Или так и будем всю ночь пилить? А, Профессор?!

Олег, как и в большинстве случаев, мой риторический вопрос проигнорировал – ему, в отличие от меня, было чем заняться: он увлеченно крутил баранку «ленда». Тем более, я как обычно преувеличил – до темноты было еще достаточно далеко. Но меня, если честно, другое беспокоило: где обещанный контрольный отстрел пэтээрэски? Столько мест уже удачных позади осталось, а уж рогачей с гиенами – просто жуть. До меня, кстати, только сейчас дошло, как, в сущности, еще молод наш мир. Меньше двух сотен километров от города, и уже встречались участки, где о цивилизации ничего, кроме хорошо наезженной гравийной дороги, и не напоминало. Да изредка попадалась встречка – по большей части на таких же прокачанных тачках разной степени потрепанности, но к нам интереса никто не проявлял. Оно и к лучшему, не хватало еще в разборку ввязаться. На наше счастье, двигались мы не к Базам, а в почти противоположном направлении, на северо-восток по дороге на Веймар, в более-менее обжитых местах, но до сабурбанов Веймара еще не добрались. Странный, на мой взгляд, выбор – получалось, что нацелились мы на хребет Кхам, а не на Меридианный хребет или горы Сьерра-Невада, что не очень вязалось с легендой об охотниках-гринго и проводниках-латиносах, но «спецам» виднее. Жаль, я у Малыша Гарри не удосужился разузнать, где лучше всего варана промышлять. Зато и на бандитов нарваться вероятность была гораздо меньше, чем между Базами и нашим теперь уже родным городом. По этой же причине, насколько я понял, Игнасио с Мануэлем и насчет попутного конвоя не парились – и расстояние не то, и направление у работников ножа и топора не самое популярное. Прямо скажем, это вам не до Аламо по Северной дороге телепать. Но все равно жутковато. А тут еще вечер близится…

От невеселых дум меня отвлекла рация, разразившаяся немелодичным хрипом, а потом до слуха донесся голос Игнасио:

- Парни, как насчет пострелять? Прием.

- Я уже думал, не дождусь, - облегченно рассмеялся я. – Всегда готовы. Прием.

- Давайте за нами.

За вами, так за вами.

- Проф, дуй следом, - ткнул я напарника в бок.

Тот кивнул и повторил маневр шедшего впереди «ФоРаннера», то есть согнал «ленд» с наезженной дороги и принялся сшибать бампером высокую траву, двигаясь параллельным курсом. Со стороны, наверное, красивое зрелище – две точки, уверенно рассекающие травостой, и тянущиеся за ними своеобразные просеки в зеленом море. Почти как пенный след за катером, ага. Лишь бы в какую-нибудь колдое… тьфу, колдобину не влететь. Но в этом деле Профу можно довериться, он настолько же хороший водила, как я штурман. Разделение труда у нас такое – он рулит, я скучаю и треплюсь по мере сил и возможностей.

«ФоРаннер» резко затормозил, выкатившись на вершину еле заметного взлобка – настолько незначительный был подъем, - и Олег без напоминания притер «дефендер» рядышком, чуть ли не борт в борт.

- Вова, прыгай к нам, - позвал выглянувший из-за Мануэля Игнасио.

Мулат занимал водительское место и порядочно перекрывал обзор своей массивной тушей, но с этим неудобством пришлось смириться. Хорошо, что Проф слева притерся, а то я бы из-за Олежки выглядывал.

- Хорошо.

- Олег, будь за рулем, если что – гони, - проинструктировал моего напарника кубинец. – Следи за Мануэлем и делай как он. Понял?

- Понял.

- Вова, пошли.

Я приоткрыл дверцу – щель получилась не самая широкая, только-только мне проскользнуть – и вывалился из салона, чудом не зацепившись разгрузкой. «Сто четвертый», тем не менее, из рук не выпустил, чем заслужил одобрительные взгляды «спецов». Да мне не привыкать, еще с армии приучен – на чем только не довелось поездить в свое время, от БРДМ до бэтээров и бээмпэшек. В танке, разве что, не катался.

- Запрыгивай!

Я быстро обогнул «ФоРаннер» с тыла и замахнул в багажное отделение – в отличие от нашего «ленда», у парней здесь было почти пусто, только свертки какие-то под лавками, что вдоль бортов прилажены. А ничего так, симпатичненько. Почти пикап, но чуть комфортней – боковины дверей и стойки оконные сохранились, при желании можно натянуть тент, и готовы апартаменты. А коли нет такого желания, то банальный кузов, хоть антилопу грузи, хоть квад, хоть мешки с трупами… чего-то меня не в ту степь занесло.

Игнасио уже был здесь, он даже из салона выходить не стал, просто перелез через пассажирское сиденье, благо перегородка отсутствовала. Да и изначально проектом не предусматривалась.

- Готов, Вова?

- Как штык! – бодро рявкнул я. – А где ружжо?

- Сейчас все будет, - успокоил меня «спец», и выудил из-под лавки пару длинных свертков. – Нечего встречных нервировать.

К чему это он? А, понятно. Пушка здоровенная, этого у нее не отнять. Но зато ее можно разобрать на две относительно компактные части – ствол с сошкой и ствольную коробку с прикладом, и в таком виде транспортировать. Что «спецы» и проделывали – с собранной «дурой» их бы в Порто-Франко не пустили. А они и не прятались, судя по пломбам Патруля.

Игнасио ловко собрал бандуру и с усилием водрузил на крышу. Ружье встало как влитое – сошки идеально вошли в специально для этого предназначенные хитровыгнутые железяки с фигурными пазами, вроде тех, что в настенных часах делают, чтобы их можно было на саморез повесить. Кубинец аккуратно опустил ружье, и оно уперлось прикладом в нечто вроде узкой тумбы, смонтированной за сиденьями, встав враспор.

- Ловко! – хмыкнул я. – Профессору нужно будет показать, ему понравится.

Ствол двухметровой «дуры» торчал над крышей, демаскируя нашу позицию, но Игнасио этот факт не смущал. Видимо, он совершенно справедливо рассудил, что зверью без разницы – просто «ФоРаннер», или «ФоРаннер» с «перископом».

- На ком пробовать будешь? – поинтересовался Игнасио, склонившись над тумбой.

Та оказалась замаскированным шкафчиком для боеприпасов, и вскоре на свет божий была извлечена пачка впечатляющих размеров патронов – нечто вроде обоймы, только медные чушки в шахматном порядке. И каждая с водочную чекушку величиной. Ну, примерно. Игнасио еще немного повозился с «дурой», загнав пачку в магазин – снизу, а не сверху, как в нормальных винтарях, щелкнул затвором и грохнул ладонью по крыше. Мануэль сигнал прекрасно понял и дал вперед помалу. Мы с Игнасио покачнулись, но на ногах устояли. А потом за срез крыши ухватились и уставились в дали дальние.

- А ты кого посоветуешь? – вернулся я к насущному вопросу.

- Тебе решать. Но рогачей мы уже стреляли, так что не очень интересно.

- Гиену попробуем?

- Давай, - легко согласился Игнасио. – Только целься лучше. Смажешь – прицепится, и хрен оторвешься. Они твари упорные. Вон, кстати, неплохой экземпляр. Ты как, справишься?

Я посмотрел в указанном направлении, прищурился, зацепив взглядом крупную точку – нет, далековато.

- Надо поближе подъехать, без оптики не возьму.

- Да и с оптикой вряд ли, - поддакнул Игнасио. – Сейчас метров на двести подберемся.

И разразился испанской фразой, адресованной Мануэлю. Тот выслушал и прибавил ходу, так что пришлось вцепиться в крышу и не отсвечивать. Олег как привязанный тащился следом. Минуты через полторы Мануэль притормозил, и Игнасио кивнул на ружье, мол, давай.

Я и дал. Кубинец чуть покривил душой – до гиены с нынешней точки было метров полтораста, не больше, и она неспешно трусила по своим гиеньим делам, подставив под выстрел левый бок. Я поднял ПТРС, приложился к прикладу, поводил стволом из стороны в сторону – ничего так, терпимо. Сколько это чудо весит? Чуть больше двадцати килограммов? По ощущениям где-то так. С рук однозначно не постреляешь, а с опоры очень даже можно.

Удачно мы встали, ничего не скажу – цель перемещалась по фронту, что здорово облегчало прицеливание. Главное, упреждение правильное взять… ну-ка… еще чуток… задержать дыхание…

- Ба-бах! – сказало ружье.

В плечо ощутимо толкнуло, что-то мелькнуло перед глазами – наверное, гильза, но я, вместо того, чтобы издать победный клич, выразился коротко, но совершенно нецензурно: пуля прошла выше цели, лишь царапнув гиену по холке. Зверюга, надо сказать, отреагировала стандартно: взрыкнула и завертела головой в поисках обидчика. Что характерно, вычислила она нас очень быстро и очертя голову рванула в нашу сторону. М-мать! Твою дивизию!

Я снова торопливо приложился к прикладу и, едва поймав в прицел здоровенную башку, нажал на спусковой крючок.

- Ба-бах! – повторило ружье.

- Патрон! – заорал я, подражая бронебойщику из великого советского фильма про войну – на адреналине и из озорства, и почти без паузы выпалил в третий раз.

И, совершенно неожиданно для себя, попал. Причем не как охотник в известном анекдоте про кабана, а в самом прямом смысле – тяжеленная (больше шестидесяти граммов, если мне не изменяет память) пуля ударила в середину лба. Эффект получился ошеломительный: зверюга как будто с разбега налетела на каменную стену, во все стороны полетели кровавые ошметки и осколки черепных костей, а туша совершила немыслимый кульбит. Даже не знаю, как описать. Нет, знаю! Видели третьего «Терминатора»? Помните эпизод с грузовиком-«воровайкой», когда на полном ходу крюк за какую-то щель в дорожном покрытии зацепился? Или это канализационный люк был? Не суть, короче. Главное, что гиена примерно так же сложилась, как тот грузовик – сначала гармошкой, а потом еще и акробатический этюд немыслимой сложности исполнила.

Охренеть! Попал! Пусть с третьего выстрела, но попал! Навалилось ощущение простого человеческого счастья, какого я давненько уже не испытывал – хотелось одновременно петь и орать что-то нечленораздельное, чтобы все вокруг знали о моей победе. Тарзаном закричать, что ли? Не, ну на фиг, тот же Профессор потом засмеет.

Я медленно выдохнул сквозь зубы, задавив душевный порыв, и отпустил ружье. Выпрямился, окинув взглядом травяное море, но тушку не нашел – слишком уж травостой высокий.

- Молодец, Вова! – огрел меня по плечу Игнасио. – Я думал, придется из эфэнки отстреливаться. А ты прямо снайпер!

- Да ладно… - смущенно выдавил я.

Отходняк навалился, и, как всегда, не вовремя.

- Поехали, трофей посмотрим.

Кто бы возражал, а я так нет.

Мануэль послушно тронул «ФоРаннер» с места, отреагировав на очередной хлопок по крыше, «ленд» Олега потянулся следом, и через полминуты неспешного переползания на первой передаче мы подобрались вплотную к невинно убиенной гиене.

- Н-да.

Столь глубокомысленным высказыванием я разразился после довольно длительного молчания: мы все четверо – я и Игнасио с господствующей высоты, Олег и Мануэль из кабин – рассматривали… даже не знаю, как это назвать. На тушу останки явно не тянули – головы не было, а шея и верхняя часть грудной клетки, такое ощущение, были рассечены вдоль тупым мясницким тесаком – соответствующего размера, разумеется. Оставшаяся часть тела была жестоко перемолота: из разрывов в шкуре торчали осколки ребер, а та из задних лап, что оказалась сверху, была сломана минимум в двух местах. Мало того, из потрохов натекла совершенно мерзостная на вид гадость – желчь не желчь, но и на помет субстанция не тянула. Воняло, естественно, хуже чем на мясном рынке в жару.

- Если вы, ребята, нашего варана из этой штуки приложите, - наконец, сформулировал я гениальную мысль, - то нам с него взять будет нечего. Даже на перчатки шкуры не останется.

- Значит, не будем стрелять, - невозмутимо пожал плечами Игнасио.

- Попробуем мой РПД приспособить?

- Зачем? – удивился «спец». – У нас для таких целей «Баррет» есть.

Ох… офигеть! Ну, Рик, ну, шельма! Вот развел, так развел! И поделом. Сам виноват. Я даже возмущаться не стал. Только одарил Игнасио многозначительным взглядом.

- Пострелять не дам! – сразу же ушел тот в отказ. – Пушка старая, настрел большой, ресурс беречь надо.

- Дай хоть посмотреть.

- Вон, под лавкой. Что на нее смотреть? Старая «эм восемьдесят вторая», одного из первых выпусков.

- Да плевать! Дело принципа.

Да и настрелялся на сегодня, если честно. Чуть не проблевался, до сих пор мутит слегка. Как Профессор сдержался, не понимаю.

- Вов, может, отъедем хотя бы? – усмехнулся Игнасио. – Соседство, знаешь ли, не из приятных…


Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко. 24 год, 10 число 7 месяца, 15:30 | Хроники раздолбаев | Левобережье Рейна, предгорья хребта Кхам. 24 год, 13 число 7 месяца, 21:45



Loading...