home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Левобережье Рейна, предгорья хребта Кхам. 24 год, 13 число 7 месяца, 21:45

- Профессор, жрать будешь?

- Сам-то как думаешь?

Это да, мог бы и не спрашивать. Война, как говорится, войной, а обед – в нашем случае уже поздний ужин – по расписанию. День прошел в дороге, даже мне порулить пришлось – Олег не железный, а к вечеру и у меня задница стала плоской и твердой, как кирпич. И это несмотря на довольно удобные «лендовские» сиденья. А уж как ноги на педалях затекали, это вообще беда. Хорошо, переночуем в приемлемых условиях – кубинцы по одним им ведомым признакам в подкрадывающихся сумерках отыскали заброшенную ферму и вывели нашу мини-колонну прямо на нее. Вообще-то, не такое и редкое в этих краях зрелище – два предыдущих дня были скорее на приятную прогулку похожи, нежели на охотничий выезд. Я и не знал, что к северу от Порто-Франко такая плотность населения – чуть ли не по три-четыре фермы на каждые два десятка километров. И мелких деревушек в достатке, так что ехали мы без опаски, да и ночи проводили с комфортом – в гостиницах. То ли Игнасио был настолько хорошим «караван-баши», то ли просто раньше в этих местах бывал. Не суть, короче. Ну а нынешнюю, уже третью, ночь предстояло коротать в крепком, хоть и порядочно запыленном, бревенчатом (!) доме. Где-то с полудня количество рукотворных объектов резко уменьшилось, а к вечеру я вообще уверился, что мы попали в дикую местность. Чувствовать себя пионером дикого, хм, Севера было весьма забавно, но и жутковато – случись что, и хрен выберешься. Так что появлению на горизонте подзапущенного жилья я обрадовался. Профессор, судя по довольной улыбке, тоже.

После идиллических картин немецкого анклава ЕС левобережье Рейна показалось абсолютно диким, видимо, на контрасте, да и верилось с трудом, что всего в нескольких часах неспешной езды от цивилизации может существовать настолько медвежий угол. А вот поди ж ты. Если бы не еле заметные колеи, заменившие здесь укатанную грунтовку, и вовсе можно было бы подумать, что мы на другую планету перенеслись, причем девственную. Полуразрушенная отгородка из горизонтальных лесин да пара строений – дом плюс сараюшка – для нас с Профессором стали сюрпризом. Но не для кубинцев – они припарковали «ФоРаннер» вплотную к дому, в промежутке между срубами, Игнасио жестом велел нам встать там же, и, когда мы повторили маневр, уверенно прошли к дому. Правда, с оружием не расставались – у обоих в руках были, как выражался Игнасио, эфэнки. Но и особой тревоги «спецы» не выказывали. Взвесив все «за» и «против», я решил, что кубинцам виднее, и полностью положился на их чутье и опыт. Что характерно, не прогадал.

Вскоре мы уже устроились со всеми возможными удобствами в отнюдь не маленькой кухне – в других помещения уж больно много пылищи было, да и здесь тоже, но эту неприятность пересилило наличие печки. Мануэль ловко развел огонь – дрова нашлись под навесом за сараем, - подвесил на треноге котелок, заменявший чайник, а там и снедь подоспела – кое-что, в основном консервы и колбасу, пожертвовали мы, а более опытные кубинцы замутили походную кашу. Как водится, маисовую. Время в ожидании запоздалого ужина коротали за разговором, причем инициатором выступил Игнасио.

- Сегодня придется дежурить, мужики, - объявил он, оседлав чудом сохранившийся колченогий табурет. – Место крепкое, бандиты вряд ли появятся, но на всякий случай не помешает. Предлагаю Олега поставить в первую смену, Вов, ты во вторую. А дальше мы с Мануэлем разберемся.

- За-а-амечательно! – зевнул я. – В машине сидеть будем, или здесь?

- Здесь, - отмахнулся Игнасио. – Говорю же, на всякий случай. Зверью наши тачки без надобности, до нас добраться нереально, так что просто сидим и бдим. Остальных будить, если только в дом ломиться начнут, или люди объявятся. В основном реагируем на неестественные шумы.

- Понятно.

Неестественные шумы в наших условиях, это, как правило, гул двигателя либо выстрелы. Именно таких проявлений активности самого страшного хищника, то бишь человека, и нужно опасаться. Нас, в конце концов, не взвод, и даже не отделение, хоть и вооружены мы неплохо. Вон, даже пулемет есть – я, понятное дело, родного Дегтярева в машине не оставил, с собой прихватил. У кубинцев такой роскоши не было, но по вполне объяснимой причине – я еще в первый день после удачного отстрела гиены на этот счет форменный допрос соратникам учинил. Как я и предполагал, ПТРС им требовалось в качестве средства устрашения, а в случае чего и борьбы с работниками ножа и топора. Крупнокалиберная «дура» служила неплохим аргументом в общении с лихими хлопцами, предпочитающими в качестве средств передвижения багги или всевозможные внедорожники. Мощный патрон пэтээрэски не оставлял шансов даже самодельным броневикам, а блоки движков при попадании кололись на куски. Впрочем, и «Баррет» тут служил неплохим подспорьем.

- А какой план в целом, кстати? – поинтересовался я, уяснив диспозицию. – Далеко нам еще ползти?

- Не очень, - отозвался Игнасио. – Еще километров сто, может, чуть больше. Там как раз и нашим, и вашим.

- А приоритет какой? – уточнил я, памятуя об основной задаче кубинцев, озвученной Рикардо. – Нас напоследок?

- Зачем? – удивился Игнасио. – По обстановке посмотрим, но, думаю, рациональней сначала варана добыть. Вы разделывать будете, а мы своими делами займемся. Да, еще в одно место по пути заскочим.

Ага, с этого и надо было начинать. Знаем мы эти «заскоки». Но, опять же, ничего не поделаешь – мы от кубинцев зависим, а не они от нас. Хотя, по большому счету, мы свою задачу уже выполнили – где бы кто нас ни останавливал, в основном патрульные и местные блюстители закона, им скармливалась основная версия: мы с Олегом едем на охоту, Игнасио с Мануэлем – наемный персонал, обеспечивающий результат. В общем, поработали уже ширмой. Но, убей, не понимаю, нафига это вообще кубинцам надо было. От кого прятались, спрашивается? Впрочем, им виднее.

- Лови, Профессор!

Я перекинул напарнику первую попавшуюся банку, тот ловко перехватил ее в воздухе одной рукой, покосился на этикетку и недовольно буркнул:

- Горох? Сам жри.

И запулил харч в обратном направлении.

- Зря ты так, Олежка, - усмехнулся я, поймав подарочек. – Хорошая вещь, между прочим. Я тебе не рассказывал, как мы в армии на медведя охотились?

- Ну-ка, ну-ка, - оживился напарник. – Что-то новенькое.

- Было это на втором году, когда у меня появилось свободное время, и я смог себе позволить такую роскошь, как скука, - неспешно начал я, отметив про себя, что Игнасио тоже навострил уши. – Как сейчас помню – зима, морозы, снегу выпало по самые мудя, не меньше. А кое-где и по шею. И вот приспичило моему ротному поохотиться. А ружей охотничьих нет. Что делать?

- Взяли бы «калаши», и всего дел-то…

- Нет, Профессор, не все так просто! «Калаши» подотчетные, патроны тем более. Остался только один выход – напрячь прапора. А наш прапор Ничипорюк дядька лютый, сам медведя порвать мог голыми руками. Правда, он еще и умный был, так что на «слабо» не повелся. Но и патронов не дал. Зато подкатил ящик просроченного зеленого горошка.

Игнасио ухмыльнулся – однозначно просек хохму, а вот Проф пока еще слушал внимательно. Будем считать, что попался.

- И вот выехали мы вчетвером – ротный, я, прапор и ящик горошка – в лес. Нашли медвежью берлогу…

- Вот прямо так и нашли?

- Нет, егерю местному пузырь поставили, он и дал наводку. Не перебивай, Профессор. Короче, пришли на место, и смотрим на прапора – примерно как ты на меня сейчас. Тот лекции читать не стал, подобрался к отдушине, да и высыпал туда консервы. Миша проснулся, обрадовался – еще бы, такое богатство! И давай горох хомячить.

- Ага, а потом вы дождались, как он газов напускает, да спичку горящую в берлогу бросили, - закончил за меня Олег. – Вова, ты не перестаешь меня удивлять. Причем в плохом смысле. Как ребенок, ей-богу!

- Да ну тебя, Профессор. Скучный ты.

- А ты остряк хренов. Дай сюда колбасу.

Должен признать, после целого дня, проведенного в пути, маисовая каша вприкуску с копченой колбаской пошла за милую душу. Кубинцы собрались было запить это дело кофе, но мы с Олегом воспротивились. Сошлись на травяном чае – не хватало еще всю ночь глазами лупать. Кофеек Игнасио варганил такой, что всю сонливость как рукой снимало.

После ужина меня разморило, и я честно продрых два часа, забравшись в спальный мешок. Впрочем, мне показалось, что я едва успел смежить веки, как меня кто-то принялся тормошить. Как оказалось, Олег – подошла моя очередь караулить. Дело нехитрое и даже привычное, хоть и порядком подзабытое, так что свои часы я отдежурил без проблем. Никаких неестественных шумов, к моей радости, в ночи так и не раздалось, если не считать шорохов, визгов и периодического рыка какой-то крупной твари, кружившей по соседству. Но и ей духа не хватило сунуться, а потом я с чистой совестью растолкал Мануэля и отправился досыпать.


Европейский союз, окрестности Порто-Франко. 24 год, 10 число 7 месяца, 18:30 | Хроники раздолбаев | Левобережье Рейна, предгорья хребта Кхам. 24 год, 14 число 7 месяца, 13:25



Loading...