home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Левобережье Рейна, предгорья хребта Кхам. 24 год, 14 число 7 месяца, 13:25

День текущий начался стандартно – ранний подъем, водные процедуры, скудный завтрак – и по коням. Организм, уже привыкший к непрерывной тряске и малой подвижности, на возобновленную пытку реагировал вяло, но лишь до тех пор, пока не пропали последние признаки дороги, и джипы не покатили по целине. Травостой никто не отменял, поэтому наше передвижение сопровождалось фоновым шумом – треском сминаемых суховатых стеблей, да изредка недовольным ревом спугнутой живности. Та, к слову, чувствовала себя вольготно – такой концентрации рогачей и прочих травоядных, названия которых я не знал – их, между прочим, и в путеводителе не было – мне видеть еще не приходилось. Однако кубинцы на зверье не обращали внимания, хоть Мануэль и старался объезжать немногочисленных хищников стороной. Варанов, как назло, не попадалось, а вот гиен было достаточно много – сытых и потому ленивых.

От реки мы удалились еще вчера днем, взяв в сторону сразу после переправы, и сейчас наматывали, как поется в одной не самой известной песне, мили на кардан по типичной саванне, разбавленной кое-где купами деревьев. Или это вообще акации были, кто их разберет. Не важно. Справа по ходу движения наваливались горы – тот самый хребет Кхам, за которым устроились на ПМЖ местные китайцы, и откуда периодически совершали набеги разрозненные шайки хунхузов, но даже таким отчаянным парням в этом медвежьем углу делать было абсолютно нечего. Хотя кто их знает, хунхузов-то, может, тут для них просто рай. Зато наш путь медленно, но неуклонно вел в сторону предгорий. Медленно, потому что «спецы», вопреки всем законам логики, не придерживались кратчайшего расстояния между двумя точками, то есть прямой, а петляли по саванне, что твой заяц. Зачем – без понятия, они не докладывались. Единственное, что я смог рассмотреть, да и то нечетко – Игнасио то и дело склонялся над открытым ноутбуком. Или не ноутбуком, но чем-то, на него здорово смахивавшим.

Так что нам не оставалось ничего иного, как выписывать кренделя следом, беззлобно поругиваться да любоваться местными красотами, не сильно отличавшимися от таковых где-нибудь на «Четырехстах километрах Порто-Франко». Может, ближе к горам изменения будут…

Петляли мы довольно долго, потом маршрут несколько спрямился – по крайней мере, кругами уже не ездили – и повел в нужном направлении. В общем и целом, если не считать, что на виде сверху наш след очень напоминал синусоиду. В конце концов даже терпеливому Профессору это надоело, и он высказался в несвойственном для него духе:

- Задрали, демоны! Сигнал, что ли, какой-то засечь пытаются?!

- Тебе не все равно? – лениво буркнул я.

А что вы хотите – я уже даже дергаться при виде гиен перестал. Непуганые, твари, да ленивые, совсем как я сейчас – издалека видно, что брюхо у каждой первой раздуто после неплохого перекуса. Таких не трогай, и они на тебя плевать будут с высокой колокольни. А скопления рогачей Мануэль все же объезжал стороной – эти, если спугнуть, затопчут стадом, и фамилию не спросят.

- Все-таки они что-то ищут, - не желал угомониться напарник.

- Ясен перец, ищут, - согласился я. – И мне меньше всего хочется знать, что именно.

- Я тебя не узнаю, Вова, - хмыкнул Олег. – А вдруг они сокровища ищут, и без нас?

- Переживу как-нибудь.

- У тебя, дружок, часом не температура? – проявил заботливость Профессор. Даже не поленился мой лоб потрогать. – Нет. Странно. Налицо явно горячечный бред.

- Ты все никак Дикие острова не простишь?

- А должен?! – окрысился напарник.

И его можно было понять. Это я до сих пор чистенький, хоть и склонен к авантюрам, а ему в той заварушке пришлось собственноручно человека грохнуть. Хоть и дрянь был человечишка, а стресс Проф словил полноценный. Инес рассказывала, что до сих пор иногда в липком поту просыпался, да с криком диким. Кошмары, ага. И я даже на ту плюху, что мне чуть челюсть не свернула, обиды не держал, ибо поделом. Я бы столь малым на его месте не удовлетворился, еще бы как минимум ребра поломал. Ботинком сорок четвертого размера. А он добренький. Повезло мне, короче. Я хоть ему ростом и не уступал, но прочими габаритами похвастаться не мог. И, если уж совсем честно, в драке вряд ли бы с ним справился. Я имею в виду, на кулачках. Ловок он не по размерам, да и учился этому делу в свое время довольно плотно. А я в армейке верхушек нахватался, в рамках необходимого курса, чтобы совсем уж в случае чего дилетантом не выглядеть. Отбиться от пьяных отморозков или покалечить более-менее опытного трезвого, не более. А на ринг ни-ни. Что поделать, такова плата за универсальность.

- Эй, а это там чего?! – оживился Профессор минут пятнадцать спустя.

- Где?

- Во-он, за кустами!

Эти четверть часа мы ехали на удивление прямо, даже синусоиду выписывать прекратили, и порядочно приблизились к горам. Настолько порядочно, что они глыбой нависли над головами, да и рельеф явно пошел на подъем, хоть и не сильно. Плюс саванна уступила место лесостепи: проплешины с высокой травой то и дело сменялись уже не купами деревьев, а полноценными рощицами. Вот из-за края одной такой и выглядывало… нечто.

- Забор, не?

- Фиг знает… Сейчас увидим.

И то правда. Мануэль вел «ФоРаннер» аккурат к неведомому объекту, и тот с каждой секундой прибавлял в деталях. Вскоре стало ясно, что видели мы именно забор, но забор для здешних мест не характерный – не горизонтальные лесины, как на давешней ферме, а одинаковые черно-белые столбы с ограждением из «егозы».

- Ха! – высказался на этот счет Олег. – Прямо предупредительная окраска. Ничего не напоминает, а, Вов?

- Военный лагерь? – не стал я его разочаровывать. – Не, не похоже. Не стали бы военные так выделяться. У них хаки в почете. Да и вышек не видно.

- Это странно, - согласился Профессор. – Значит, версия с концлагерем тоже отпадает. Загон какой-нибудь? А кого там держать? Рогачей?

- А не пофиг?..

На этом разговор заглох, но продолжился чуть погодя, когда Мануэль взял резко вправо, и появилась возможность заглянуть за зеленый выступ.

- Похоже, деревня.

- Ага. Только почему дороги нет?

Вопрос я озвучил прямо-таки убийственный. Хотя простор для размышлений все равно оставался: возможно, это с нашей стороны ее нет. Может, она вдоль гор идет. Или местных по воздуху снабжают. Ха-ха три раза. Впрочем, узнать правду в этот раз нам не пришлось – «ФоРаннер» заложил широкий вираж, мы рванули следом и вскоре вернулись на прежний курс, то есть поперек склона параллельно хребту. Такое ощущение, что «спецы» выяснили, что хотели, и потеряли к объекту интерес.

- Парни, готовы поохотиться? – прохрипела рация голосом Игнасио еще через десяток километров.

К этому времени мы окончательно убрались из саванны и калечили подвеску на каменистом склоне, кое-где разбавленном не только деревьями, но и торчащими как зубы скалами. Не самое, на мой профанский взгляд, удачное место для охоты, но профессионалам виднее.

- Ведите, - откликнулся я, придавив клавишу передачи.

- Давайте за нами.

- Принял.

Ехать пришлось недалеко – Мануэль ловко притер «ФоРаннер» на вершине холмика, даже не холмика, а взгорка, обрывистого с одной стороны и украшенного здоровенным валуном, бортом к каменюке, а мы припарковались рядом.

- Вылезай, приехали! – скомандовал Игнасио.

Судя по его задумчиво-довольному виду, искомое они обнаружили, что, с одной стороны, радовало, но с другой не обещало ничего хорошего. Ну, это их дела. Лишь бы нам помогли, да сказали толком, что дальше делать – с ними шариться, или можно рвать когти. Сдается мне, их в нас нужда сошла на нет, когда мы цивилизованные места пересекли.

- Пошли, парни. Мануэль… - и затараторил по-испански.

Судя по дальнейшим действиям второго кубинца, Игнасио раздал цеу – коренастый мулат принялся сноровисто выгребать из кузова «ФоРаннера» объемистые сумки, а затем взгромоздил сверху продолговатый сверток, который я проводил голодным взглядом – наверняка «Баррет». Ну ладно, не хотят показывать – их дело.

- Вот здесь и будем варана добывать! – объявил Игнасио, когда мы трое подошли вплотную к обрыву.

За нашими спинами возвышался валун, на фоне которого мы должны были теряться для стороннего наблюдателя, поэтому особо не таились. Да и от кого, если разобраться? От варанов?

- Э-э-э… я, конечно, не специалист, - начал Олег, - но почему здесь?

- Присмотрись.

Хм. Оригинальный, и, самое главное, очень ценный совет. Чего смотреть-то? Ну, кусок саванны, затерявшийся среди каменистых взгорков и хиловатых рощиц. И что дальше?

- Рогачей нет, - хмыкнул Профессор. – Гиен тоже. И вообще всякой живности.

- Гиен и рогачей тут и не должно быть, по крайней мере, много – не их ареал. А насчет остальной живности правильно. А почему?

- Хочешь сказать, варан распугал? – проявил я ум и сообразительность, как знаменитая птица-говорун.

- Очень на то похоже, - подтвердил мою догадку Игнасио. – У него здесь охотничьи угодья. А сам прячется где-то. Может, в траве, может, в деревьях. А может, и на камешке каком греется. Во-он, там. Я бы сказал, перспективное местечко.

- А почему мы его не видим?

- Говорю же, прячется. Короче так, парни! – перешел к делу кубинец. – Мы с Мануэлем сейчас займем позицию – прямо здесь, нормальное место. А вы сядете в «ленд» и будете нарезать круги по полю. От обрыва и дальше, увеличивая радиус. Варан тварь пугливая, хоть и агрессивная, он сначала смыться попытается, вот тут мы его и возьмем тепленьким. Задача ясна?

- Ага.

- Вот и славно, - подытожил Игнасио. – Давайте быстрее, у нас еще дела есть. Кстати, вы как насчет разделки?

- Я нормально, - признался я. – А что?

- Значит, будете тушку свежевать, а мы сгоняем кое-куда ненадолго.

- А не стремно?

Это уже Профессор.

- Стремно, - кивнул Игнасио. – Но деваться некуда. Все, по коням.


Левобережье Рейна, предгорья хребта Кхам. 24 год, 13 число 7 месяца, 21:45 | Хроники раздолбаев | Левобережье Рейна, предгорья хребта Кхам. 24 год, 14 число 7 месяца, 15:15



Loading...