home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Левобережье Рейна, предгорья хребта Кхам. 24 год, 14 число 7 месяца, 15:15

- Ну, что, Проф, понеслась?..

Наш «ленд» уже пару минут в нетерпении пофыркивал движком под тем самым обрывом, откуда мы не так давно обозревали будущий театр военных действий… тьфу, охоты. Олег, понятное дело, был за рулем – его задача держать дистанцию между любимой машиной и разъяренной тварюгой, да еще умудриться при этом не влететь куда-нибудь колесом и не оставить подвеску на первой попавшейся колдобине. Моя же роль сводилась к огневой поддержке – я занял позицию в еще толком не испытанной турели, благоразумно пристегнувшись и закрепив старика-РПД на шкворне. Контрольный проезд показал, что моя позиция не была лишена недостатков. В частности, я на каждой кочке порядочно подскакивал, а на самых больших чуть ли не вылетал из поворотного круга – ремни оказались длинноваты. Да и приземление каждый раз оборачивалось испытанием на ловкость и крепкость ног – тумба чувствительно била в ступни, и я сотрясался всем телом. Вибрация сразу же передавалась на пулемет, поэтому прицелиться толком у меня ни разу не получилось. Вывод: стрелять на ходу – практически дохлый номер. Или ехать надо по более-менее ровной дороге, но никак не по целине. Хорошо хоть, хомут на шкворне был сделан под размер цевья, и у РПД не было, хм, свободного хода – загогулины он выписывал исключительно вследствие моих телодвижений. Невольных, ага. Но с этим неудобством пришлось смириться, либо лезть в кабину и не иметь вообще никакой возможности влиять на события. А это, как не трудно догадаться, вовсе не в моем характере.

- Вова, ты уверен?

Ага, проняло! Проникся ответственностью момента, а то, видишь ли, подавай ему варана – комбез шить будем! А еще всяких ништяков заготовим из вараньей кости! А еще!.. Вот оставим где-нибудь колеса, будет тебе «а еще».

- Уверен. Запроси Игнасио, как они там.

- Сейчас.

Впрочем, кубинец моего напарника опередил – как раз в этот момент рация всхрапнула и заговорила человеческим голосом:

- Парни, мы на позиции. Можете приступать, прием.

- Принял.

Олег нервничал, хоть и старался не подавать вида. А как иначе объяснить резкий рывок при трогании, чего я за ним отродясь не замечал? И сейчас не ожидал такой подставы, а потому чувствительно приложился по срезу поворотного круга локтем – ладно хоть, левого. Но все равно приятного мало.

- Профессор, не гони!

Но тот уже осознал промах и исправился – разогнался километров до тридцати в час, переключился на вторую, и в размеренном темпе повел «ленд» по широкой дуге, забирая по часовой стрелке от точки старта. Стало чуток легче, в том плане, что теперь по сторонам не мотало, исключительно подбрасывало на неровностях почвы. Но к этому я был готов, и через некоторое время приноровился до такой степени, что умудрялся фиксировать мушку на воображаемых целях в момент полета – это оказалось не сложнее, чем скакать на лошади, главное, ноги чуть поджать при ударе. Правда, пока стрелять было не в кого, и я просто придерживал пулемет, чтобы не колотился о всякое.

- Хорошо идете, парни! – приободрила нас рация голосом Игнасио. – Продолжайте в том же духе.

Мы и продолжили – еще минут пятнадцать колесили по проплешине, только не кругами, как советовал накануне Игнасио, а по методике челнока в ткацком станке – из стороны в сторону. А затем наши старания были вознаграждены:

- Есть! Шевеление! На три часа, порядка сотни метров! - скорректировал наше направление кубинец. – Мануэль, distancia!..

Дальнейшую фразу скрыл привычный хрип, но нам хватило и этого – я проворно развернулся вокруг оси, направив ствол по ходу движения, и приготовился припугнуть тварюгу, если она фырчанием движка и воем трансмиссии не впечатлится. Да и просто шороху мы задавали – айда ушел. «Ленд» с разгону сминал хрусткую траву, отчего создавалось впечатление, что по полю несется целое стадо антилоп или добрый десяток рогачей – тут кто хочешь испугается, не то что какая-то рептилия.

Я оказался прав. Когда до указанной точки осталось метров тридцать, кто-то ломанулся в высоком травостое, сшибая стебли не хуже «дефендера». Вот только не видел я, кто именно – та же трава мешала. Но лишь до тех пор, пока джип не оказался на чужой «просеке», как бы не более широкой, чем наша. А потом я его увидел… правда, сначала не понял, что именно: нечто извивающееся, слабо различимое из-за скорости и защитной окраски. Вскоре пришло понимание: это ж варанья задница! То есть хвост и задние лапы, которыми зверюга на удивление ловко перебирала, развив приличную скорость. Еще не хватало, чтобы она этаким манером смылась! Чего коллеги медлят-то?!

Мозг привычно переварил вводные простейшей геометрической задачки: по всему выходило, что с позиции «спецов» вид открывался прекрасный, а гипотенуза треугольника, в данном случае совпадавшая с траекторией полета пули, составляла метров шестьсот-семьсот, и постепенно увеличивалась. У «Баррета», если мне не изменяла память, прицельная дальность по разным данным от полутора до двух километров, но даже если брать по минимуму, Игнасио уже должен был снять зверюгу. Чего ждет-то?! Или из него снайпер, как из меня скрипач?!

- Еще чуток! – прохрипела рация. – Почти по фронту идет! Мануэль, se prepara! (Готовься)

- Sн, el jefe!. Jesus?! Como te… (Да, командир! Хесус?! Откуда ты…)

Рация снова всхрапнула, забив ответ Мануэля помехами, но мне от этого было ни холодно, ни жарко – один хрен, по-испански я не понимал. Разве что удивился мельком, чего это он Игнасио Хесусом назвал. Зато прекрасно понимал другое – еще немного, и зверь либо смоется, либо ему надоест играть в салочки, и он решит поиграть в вышибалы. Или вообще импровизацию в стиле регби изобразит. А выстрела все не было…

… и не было! М-мать! Уйдет же!

- Вова, уйдет!

А то я сам не понимаю… ч-черт! Кочка! Подогнуть ноги, задержать дыхание, мушку на подхвостье… н-на!

РПД послушно протарахтел, звякнули по тумбе ссыпавшиеся вниз гильзы, и я не сдержал короткого ругательства. Очередь на три патрона почти вся ушла в молоко – за исключением первой пули. Та попала как надо – большого ущерба не причинила, но варан ожидаемо обиделся: взвился, и, как заправский кот, развернувшись в воздухе, ломанулся к нам. Ну все, приплыли… чего не стреляют-то?!

- Проф!!!

Но тот уже и сам понял, что вся надежда только на него: не успел варан завершить свой маневр, как Олег вдарил по тормозам. Меня инерцией впечатало в передний щиток, и пребольно дерануло прикладом пулемета по ребрам. Но вроде не сломал.

«Дефендер» встал, как вкопанный, хрустнула задняя передача, и джип рванул с места, с каждой секундой разгоняясь. Расстояние между нами и зверюгой, не успев толком сократиться, снова увеличилось, но Профессор предпочел не рисковать: обзор через зеркала заднего вида, прямо скажем, так себе, вот он и ограничил скорость все теми же тремя десятками километров в час, что обеспечило некий паритет – тварь не отставала, но и догнать не могла. Ну же, парни!!!

Ждите ответа, ждите ответа…

И меня к пулемету прижало так, что не шевельнуться – против физики не попрешь. Хорошо хоть, разгон кончился – в режиме установившегося движения (о как сказанул, оказывается, еще что-то помню из академического курса!) инерция не ощущалась, и я, наконец, отлип от щитка. Но снова ничего не успел сделать: Олег решил, что хватит уже лететь вслепую, и совершил лихой полицейский разворот, едва не завалив «ленд» на бок. Однако обошлось – колеса по левому борту оторвались от земли, машина на неуловимый миг застыла в неустойчивом равновесии, но все же вновь утвердилась на почве всеми четырьмя покрышками, которые незамедлительно рванули траву и дерн, посылая «дефендер» в новый разгон.

Хуже всего в этой ситуации снова пришлось мне – я окончательно отбил ребра с правой стороны, да еще и локтем так приложился, что даже через налокотник проняло. Затем впечатался спиной в тыловой щиток и едва не остался без головы – такое ощущение, что она чуть не оторвалась. Как шейные позвонки выдержали, лично для меня загадка. И в довершение всех бед «ленд» подпрыгнул на впечатляющей кочке, в результате чего я насадился животом на приклад РПД. Впрочем, это меня и спасло – я рефлекторно вцепился в пулемет и с горем пополам сумел поймать равновесие.

Между тем Профессор почувствовал себя гораздо увереннее и притопил, но быстро опомнился – в отличие от меня, он был кровно заинтересован в добыче. О чем и не замедлил напомнить:

- Вова!!! Прибей его!!!

Твою дивизию.

- П-при-тор-мо-зи т-тог-да!!! – в несколько приемов выхаркнул я, рискуя на каждой кочке откусить язык, и крутнулся вокруг оси.

Должен сказать, картина моему взору открылась впечатляющая – со стороны, э-э-э, фасада варан выглядел куда серьезней, нежели с тыла. Некстати вспомнилась старая присказка про медок и хлебало. Честно, не ожидал от не самой крупной (для здешних реалий) рептилии такой здоровенной пасти. На миг показалось, что, если он нас таки догонит, то откусить задок «дефендера» вместе с пулеметом и мной, любимым, ему труда не составит. Потом паника отступила (но не исчезла совсем), и морда скукожилась до среднестатистической – у той же гиены, если рассудить, страшнее будет. Правда, не такая бронированная – чешуя все же крепче шкуры. Но против пули семь шестьдесят два не сдюжит, зуб даю! Теперь бы еще попасть…

Варан споро перебирал лапами, не думая прекращать преследование, и периодически демонстрировал зубастую улыбку, разве что раздвоенный язык не выпускал. Хотя не уверен, что он у него именно раздвоенный… какая только чушь в голову не лезет в стрессовой ситуации! Мне думать надо, как умудриться прицелиться, а я тут физиологические особенности вараньего организма анализирую. Нашел время.

Первую пару очередей я ожидаемо смазал. Хорошо хоть, длинными не садил – вряд ли представится возможность перезарядиться. С тварюгой надо покончить с одного короба, из которого десятая часть уже сожжена. Думай, Вова, думай, оружейный маньяк! И таки надумал – встал в поворотном круге враспор, задрав левую ногу и уперев в срез подошву ботинка. Болтаться независимо от «дефендера» я сразу же перестал, что не замедлило сказаться на точности – следующие три пули легли хоть и не в яблочко, но явно варана зацепили: он на ходу мотнул башкой и резко прибавил скорость. Олег это дело просек и тоже поддал газку. На мой взгляд, зря – вероятность куда-нибудь влететь возросла пропорционально, а я еще со зверем не разобрался. Хоть уже и на подходе: «ленд», в полном соответствии с поговоркой «больше скорость – меньше ям», подкидывать стало слабее, и я умудрялся раз за разом всаживать пули в массивную тушу. Жаль, что в основном по касательной, и в среднем одну из трех – поразить жизненно-важный орган или хотя бы сустав никак не получалось.

По субъективным ощущениям, мы пронеслись уже километров пять, но я знал, что собственным чувствам в такой ситуации доверять можно вряд ли, и продолжал терпеливо выцеливать варана и посылать очередь за очередью, сопровождаемые звоном гильз – все такие же экономные, на два-три патрона. А потом ситуация резко изменилась: джип подскочил особенно высоко, застыл на миг в верхней точке траектории, ухнул вниз, что-то хрустнуло, бабахнуло не хуже пэтээрэски, и нас неудержимо понесло вперед со сносом вправо. По непонятной причине «ленд» начал замедляться, но мне это сыграло на руку – пребывая в раскоряченном состоянии, инерцию я проигнорировал, зато получилось надежно захватить в прицел страшенную морду. На сей раз все три пули попали как надо: я хорошо рассмотрел кровяные фонтанчики чуть выше пары дырок, служивших варану ноздрями. Следующей очередью я высадил зверюге правый глаз, а затем «дефендер» застыл, как вкопанный, и я спокойно добил короб: судя по всему, помимо глаза одна из пуль еще и мозг повредила, но варан далеко не сразу перестал перебирать лапами, и я палил чисто на рефлексах, а еще со страху. До тех пор, пока пулемет не встал на затворную задержку, выплюнув последнюю пулю.

И только тогда я выдохнул сквозь зубы и с трудом разжал сведенные судорогой пальцы. Встал на обе ноги, едва не оскользнувшись на гильзах, кое-как расстегнул защелки, избавившись от удерживающей ременной паутины, и в буквальном смысле сполз в салон. Уселся на тумбе и пояснил в ответ на встревоженный взгляд Олега:

- Готов.

- Уверен?

- Более чем, - сплюнул я. – Не башка, решето.

- Э-э-э…

- Не боись, кое-что осталось, - приободрил я напарника. – Будет тебе кольчуга из шкуры с задницы дракона, как у Бульбы Сумкина. За всю жизнь не сносишь. С «лендом» что?

- Хрен знает. Правое переднее лопнуло, однозначно. А может и еще что-то.

- Так чего сидишь?! – вызверился я. – Выясняй.

- Спокойствие, Вова, только спокойствие.

Профессор как ни в чем не бывало щелкнул замком и полез в дверь.

- Стоять!

- Вова, блин, ты уж определись!

- «Укорот» возьми, - не повелся я. – И вообще, погоди пока. Кубинцев вызови.

- Ладно.

Проф, конечно, хорош, но и я тоже. Спишем на стресс, ага.

Я взгромоздился на тумбу под аккомпанемент Олегова бубнежа («Первый, первый, я второй, прием!» – Ха-ха три раза), распинал гильзы и сменил в РПД короб. Не дело без главного калибра оставаться, а ну как еще одна зверюга нарисуется? И что тогда? Из «сто четвертого» палить? Ну его нафиг. Тут с пулеметом-то еле управился – чертова туша окончательно угомонилась метрах в пяти от «дефендера». Справедливости ради надо отметить, что больше половины ленты я всадил в уже дохлого варана – как ствол не перегрел, удивляюсь. Что-то все же удержало от длинных очередей, вероятно, рациональная, «военная» часть сознания. Но голова твари действительно сильно напоминала решето. Или, скорее, решетку мясорубки с проступающим фаршем.

- Ну, как там?

- Глухо.

А вот это уже странно. Мало того, пугающе. Помните, я про пять километров упоминал? Так вот, враки – от силы полтора мы проскочили. И обрыв, на котором устроились коллеги-кубинцы, мне с моего насеста был прекрасно виден. Вот только Игнасио с Мануэлем я, как ни старался, рассмотреть не смог. Хорошо укрылись, шельмы. Или вовсе свалили. Не хотелось бы думать о них так плохо, но факт говорил сам за себя. А что еще могло заставить их проигнорировать наши с Олегом нешуточные проблемы в лице, то есть морде, здоровенного (и злющего) варана?

Вот и я не знаю. А теперь еще и связь игнорируют. М-мать, ну во что я опять ввязался?! Чертов Профессор, третий раз уже!..

Стоп. Чего-то занесло меня. Первые два на его счет уж точно никак не спишешь. Надеюсь, никто меня не слышал.

- А ты хорошо пытался?

- Более чем.

- Н-да. – Загадка требовала разрешения, причем скорейшего, но у нас, походу, более серьезные проблемы нарисовались. - Проф, машину проверь, а я сверху покараулю.

- Давай.

- Ствол не забудь!

Послушался. Значит, начал осознавать глубину той задницы, в которую мы угодили. То, что мы, возможно, лишились проводников – не проблема вовсе. В меня в армейке военную топографию вколотили настолько крепко, что я в автоматическом режиме любой маршрут отслеживал. И если где-то побывал, то мог туда запросто вернуться. Пусть и не с закрытыми глазами. А вот если с тачкой серьезный трабл, то и нам, соответственно, более чем вероятный кирдык. Пешком не выберемся – схарчат.

Олег забрался в салон минут через десять, и сразу же огорошил меня известием:

- Ндец, короче. Колесо в клочья – на чьи-то старые кости наскочили. Но это фигня. Нам еще и рулевую тягу вырвало.

- Совсем? – уточнил я.

Сколь бы нерадивым студентом ни был я в свое время, но кое-какие знания в голове все же удержались, и я примерно представлял, как устроена рулевая трапеция.

- Нет, один наконечник. Запасной есть, - предупредил мой следующий вопрос напарник.

- Сколько провозишься?

- Часа полтора. Это минимум.

- Действуй.

- А ты? Может, кубинцев глянешь?

- Профессор, ты дурак? – страдальчески вздохнул я. – Мы не в дешевом ужастике, чтобы по всем законам жанра разбрестись в разные стороны, когда вокруг какой-то монстр бродит.

- К-какой еще м-монстр?

- Который кубинцев захавал.

- Вова, задрал прикалываться!

- А я и не прикалываюсь. Работай, короче. – Я снова соскользнул в салон и выволок на свет божий сумку с «малым набором полевого хирурга». – Пойду, шкуру спущу с тварюги. Заодно буду за округой присматривать, но и ты ушами не хлопай. Как понял, прием?

- Нормально понял, - буркнул Олег. – А как же парни?

- Подождут. Без транспорта я никуда не сунусь. И тебе не советую. Послушай хоть раз в жизни голос разума.

- Не льсти себе, маньячина.


Левобережье Рейна, предгорья хребта Кхам. 24 год, 14 число 7 месяца, 13:25 | Хроники раздолбаев | Левобережье Рейна, предгорья хребта Кхам. 24 год, 14 число 7 месяца, 17:20



Loading...