home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Левобережье Рейна, предгорья хребта Кхам. 24 год, 14 число 7 месяца, 17:20

Профессор чуток не уложился в отведенный срок, но я над ним прикалываться не стал – настроение не то. Мало того, что не давало покоя загадочное молчание кубинцев, так еще и со шкурой умаялся – если бы не дисковая пила (с шумом пришлось смириться), то и не справился бы. Самая тонкая и нежная кожа у варана, как водится, располагалась на пузе, но беда в том, что он на этом самом пузе лежал, так что пришлось извращаться с боками и спиной. Потом сообразил и переключился на хвост – воистину, кольчужка из шкуры с задницы дракона. Правда, ползучего. С костями решил не заморачиваться – и так чуть не до макушки изгваздался, ладно, догадался одноразовый мясницкий фартук прихватить. И то лишь потому, что видел такой в грузовике Малыша Гарри, и так меня в тот раз любопытство разобрало, что не поленился поинтересоваться. Сегодня это знание пригодилось, иначе ходить мне, как натуральному маньяку после плановой резни.

Против ожидания, никто к нам интереса не проявил, хоть я и прислушивался периодически, и даже заскакивал на тушку, дабы оборзеть… тьфу, обозреть окрестности с господствующей высоты. Олег, как я видел, и вовсе на безопасность забил в обычной своей манере, но волновался я зря. Даже падальщики не подтянулись – видимо, и впрямь варан со своей охотничьей территории всю живность выдавил. Потихоньку, полегоньку, а результат налицо.

Шкуру получилось снять неровными кусками, но на комбез Пепите должно было хватить. Выскребать ее дочиста элементарно не было времени, поэтому я кое-как свернул трофей, густо пересыпав солью, и упаковал в здоровенный полиэтиленовый мешок – не такой, как для трупов, а попроще, без «молнии». Тоже у Гарри подсмотрел. На какое-то время о шкурке можно было забыть, и я затолкал ее под одну из боковых лавок, где Олеговых железяк поменьше. Вздохнул горестно – по возвращении в Порто-Франко предстояла на редкость грязная работенка – и забрался в поворотный круг. Наверху было откровенно скучно, но лезть Профу под руку я поостерегся. Да и лень, если честно. Зато использовал свободное время для рекогносцировки: вооружился биноклем (это уже мои запасы, не Олега) и внимательнейшим образом осмотрел округу, особо задержавшись на обрывчике с валуном. Результат не заставил себя ждать – я таки засек лёжку по торчащему стволу «Баррета». Вот только торчал он неестественно, такое впечатление, что Игнасио собирался по воздушной цели работать.

Долго удивляться и ломать голову над загадкой не пришлось – Олег закончил ремонт. Забросил в багажное отделение диск с ошметками шины, инструменты, уселся за руль и поинтересовался:

- Ну и чего теперь?

- Вторая серия, - пожал я плечами, хоть напарник и не мог этого видеть. – С ужастиком закончили, переходим к триллеру.

- Вова, задрал!

- Успокойся, Олежа, я тоже на нервах.

- Что-то не видно.

- Маскируюсь успешно, - сплюнул я. – А если серьезно, то положение у нас швах. Время к вечеру, надо думать, что с ночевкой. Но прежде камрадов проверим.

- А смысл есть?

- Профессор, иногда я тебя решительно не понимаю.

- Я говорю, есть ли смысл напрягаться? Сразу не пошли, а теперь уже наверняка ничем не поможем.

- Надежда умирает последней, - ответил я банальностью. – Раньше не пошли, потому что не было физической возможности. Теперь есть, так что надо проверить. Я сам себе не прощу, если выяснится, что мы их в беде бросили. А ты тем более, интеллигент вшивый.

- От интеллигента слышу.

- Заводи, погнали. Дорогу, надеюсь, найдешь?

- Да пошел ты!

Ч-черт, у самого нервы. Хватит уже, в конце концов, напарника провоцировать – мне с ним еще ехать и ехать. К тому же, если Профа конкретно допечь, то и в репу словить можно. Плавали, знаем.

- Двигай помалу, - все же уточнил я. – Как на горушку заберемся, притормози, оглядеться нужно будет.

Олег не ответил, но совету последовал. Теперь он ехал сверхосторожно, не гнал и любое мало-мальски подозрительное место предпочитал обогнуть стороной. Как показала практика, в бывших владениях усопшего варана можно было ожидать любых сюрпризов, а уж высохших костяков тут должно быть достаточно. Не на каждом шагу, конечно, но и сбрасывать со счетов такую возможность однозначно не следовало.

На обратную дорогу ушло минут пятнадцать неспешного переползания сначала по травостою, а потом и по каменистому взгорку. Метрах в пятидесяти от хорошо с нашей стороны видимого «ФоРаннера» Профессор остановил «ленд», и я снова приник к биноклю.

- Машина вроде целая, по крайней мере, ее не обстреливали, - поделился я с напарником результатом наблюдений. – Давай чуток поближе.

«Дефендер» перекатился еще метров на тридцать и застыл на месте по моей команде.

- Пойду, гляну. – Я соскользнул в салон и принялся избавляться от разгрузки с автоматным БК. – Так, Проф, давай сюда «моссберг» и патроны. Надеюсь, не дробь?

Отвечать Олег не посчитал нужным – я прекрасно знал его пристрастия относительно огнестрела, так что уточнял чисто из вредности. Приняв дробовик, перекинув через плечо патронташ-«бандольеро» и захватив рацию, я выпрыгнул из джипа и хлопнул ладонью по дверце, привлекая внимание напарника.

- Лезь к пулемету, секи окрестности. Если что, пали. Только с предохранителя снять не забудь! И на связи будь.

- Вали уже.

И повалю. А что еще остается делать?..

«ФоРаннер» я осмотрел в первую очередь – по той простой причине, что он был ближе, и я все равно мимо проходил. Насчет отсутствия повреждений я слегка погорячился: быстро выяснилось, что таковые отсутствовали лишь снаружи. А вот в кабине царил форменный кавардак: такое ощущение, что по приборной панели и рации прошлись кувалдой, а потом еще и ломиком добавили. Из раскуроченной рулевой колонки торчали концы оборванных проводов, сиротливо висел на жгуте искореженный блок предохранителей, а на полу возле пассажирского сиденья валялся тот самый загадочный прибор, при ближайшем рассмотрении оказавшийся ноутбуком. Правда, каким-то нетипичным, я таких в магазинах не видел. Массивный, в металлическом корпусе, с резиновыми пробками на гнездах разъемов – типа, военная модель? Жаль только, что теперь не включишь – дисплей радовал роскошной диагональной трещиной. Все, дохлый номер. Разве что «винт» выковырять, и то вряд ли, без специнструмента. Пофиг, целиком захватим – у кубинских товарищей знающие люди наверняка найдутся.

В багажном отделении, что характерно, бардака не наблюдалось – все свертки и тюки аккуратно лежали на своих местах под лавками, включая ПТРС. Его «спецы» упаковали после контрольного отстрела гиены и больше не вытаскивали.

Местность, как я уже упоминал, была каменистой, так что следов я не рассмотрел. Они наверняка были, хотя бы наши собственные, но лично я не следопыт, хоть и разведчик. Меня к другим задачам готовили.

Обернувшись к заинтересованно косящемуся на меня Олегу, я помотал головой, типа, ничего хорошего, и неспешно двинулся в обход валуна, за которым должны были сидеть в засаде горе-снайперы. Теперь я шагал куда осторожнее, держа наготове «моссберг» - кто бы сейчас ни выскочил навстречу, картечная осыпь его бы однозначно не порадовала. Хотя крупного хищника вроде той же гиены или варана ожидать не приходилось – слишком узко для него, да и нашумел бы он уже.

Первым напряженный взгляд вычленил подозрительно неподвижного Мануэля. Мулат лежал на спине, раскинув руки и неестественно подогнув ногу. И находился он почему-то довольно далеко от снайперской позиции, которую я засек снизу по торчащему стволу. Такое ощущение, что или он сам отошел, или его отшвырнули, словно сломанную куклу. Впечатление незамедлительно подтвердилось – еще немного приблизившись, я зафиксировал свернутую набок голову. Остекленевшие глаза бессмысленно пялились в небеса, а на лице навеки застыло нешуточное изумление.

- Олег, как слышишь, прием.

- Нормально. Как там?

- Мануэль все.

Неловкая пауза.

- Уверен?..

- Абсолютно, - разбил я надежды напарника. – Шея сломана. Пойду Игнасио поищу. Конец связи.

Олег, конечно, пацан надежный, но я его успел очень хорошо изучить, и желания выслушивать приглушенные матюги пополам с проклятиями у меня не было. Работу надо работать, эмоциям потом поддаваться будем.

С удвоенной осторожностью я миновал труп, заглянул за каменный выступ, до того скрывавший позицию снайперов, и уже без опаски приблизился к Игнасио. Тот валялся посреди тропы лицом вниз, и при беглом взгляде на его камуфляж складывалось впечатление, что над ним поработала стая бродячих псов. Причем не каких-то там болонок и чихуахуа, а нормальных таких, злобных питбулей в комплекте с доберманами. Следующая мысль: он пытался от них защищаться, но не преуспел и сделал то единственное, что ему еще оставалось – перекатился на живот, прикрыв руками голову. Некоторое время его продолжали жрать, а потом почему-то оставили в покое, но Игнасио и этого хватило за глаза. Переворачивать его мне отчаянно не хотелось – вид изодранных штанов и футболки, плюс испещренных укусами рук, говорил сам за себя – но я все же аккуратно взялся за плечо кубинца левой рукой, правой сжимая «моссберг». Сомнительно, что именно сейчас на меня сверху кто-нибудь напрыгнет – было бы такое желание, давно бы уже порвали, но нервы-то не железные…

Резко выдохнув, я перевалил тело на спину и не сдержал крепкого словца: хоть Игнасио и пытался защититься, это ему удалось не в полном объеме – шею украшала глубокая царапина, но, судя по относительно небольшому количеству крови, артерии повреждены не были. Уцелели и глаза, но правая щека была конкретно так порвана. Да и часть скальпа нависала над бровью окровавленным клоком. Про разодранные грудь и живот (слава богу, кишки не выпустили) и вовсе молчу. А вот переломов, что характерно, не было совсем. Зато пары пальцев на левой ладони не хватало – мизинца и двух фаланг безымянного. Но больше всего меня потрясло не это, а еле заметная пульсация жилки на виске. Не может быть!.. Везучий сукин сын!..

Потрогал шею, проверил пульс – точно, жив. Правда, ненадолго: без сознания, большая кровопотеря и жар. Боюсь, с таким набором не дотянет до обитаемых мест. К черту!.. Потом буду думать, что да как, а пока первую помощь оказать – и так уже уйма времени упущена. Хоть и по независящим лично от меня причинам.

- Профессор, прием, готовь аптечку!

Я закинул «моссберг» за спину, подхватил Игнасио за плечи и поволок на манер мешка картошки, справедливо рассудив, что сейчас не до деликатности, а тащить все равно нужно. Хотя бы для того, чтобы в транспорт погрузить. Вряд ли он именно сейчас от болевого шока мог преставиться, раз уж дотерпел до нашего появления.

- Кто его так?! – ахнул Олег, бросив на кубинца беглый взгляд.

Впрочем, ответа не дождался и молча принялся помогать мне заволакивать неожиданно тяжелого «спеца» в багажное отделение «ленда». Места тут оказалось только-только втиснуть пострадавшего между тумбой и боковой лавкой, посему понятливый Проф переместился в кабину, не забыв сунуть мне в руки запрошенную аптечку. А я уже лихорадочно перебрал в памяти список препаратов, которые могли бы сейчас помочь, и с досадой убедился, что в наличии есть противостолбнячная сыворотка, зеленка, бинты и лейкопластырь. Аспирин еще – воистину универсальное средство. Нет, вру, еще есть мазь левомицетиновая, антибактериальная, и перекись водорода. М-мать! Мне бы сейчас стандартный военный «портсигар», да кто б его подогнал…

- Олег, сгоняй в «ФоРаннер», аптечку поищи!

Молодец, даже не стал спрашивать, зачем. Вот за что Профессора уважаю, так за способность подчиняться более компетентному в той или иной сфере камраду и не задавать лишних вопросов. Правда, вмешательства в сферу собственной профессиональной деятельности не терпел – но это уже обратная сторона медали.

Так, Вова, времени не теряем – кусок бинта смочить перекисью, пройтись вокруг ран… ч-черт, как же его порвали сильно! Никакой мази не хватит – тут кое-где куски мяса выхвачены, прикасаться страшно – а ну как загнется Игнасио от шока… так что пока полумеры.

- Держи.

И это все? Да у нас в «ленде» аптечка больше… а вот это уже кое-что. Под слоем упаковок с бинтами и каким-то порошковым антисептиком знакомо отсвечивала оранжевой пластмассой АИ-2 – тот самый «портсигар», о котором я тут недавно мечтал. Лишь бы не гражданский вариант, лишь бы… есть! Шприц-тюбик с промедолом на месте, живем. Теперь точно не загнется, по крайней мере, прямо сейчас.

Минут через двадцать, обработав последний укус, я выбрался из багажного отделения и уселся на законное пассажирское кресло рядом с нетерпеливо постукивающим по баранке пальцами Олегом. Загонять его к турели не было смысла – он мне только мешался бы, так что Профессор коротал время за рулем, разве что «укорот» под рукой держал.

- Проф, дай водички.

- Держи. Как он?

- Задница, Олежек, полная задница, - хмыкнул я, оторвавшись от полторашки. – Своим ходом не довезем.

- Уверен?

- Более чем. Нам до ближайшего жилья обитаемого сутки тащиться, но это вообще ни о чем, - покачал я головой. – Игнасио срочно нужно в госпиталь. У него множественные укусы хищного животного, кровопотеря и жар – недалеко до заражения. Не дай бог, местное бешенство подхватил. Коновал типа меня тут не поможет, нужна оборудованная больничка. Я ему промедол вколол, раны кое-как обработал, перевязал, но это все как мертвому припарки. Противостолбнячное еще вкатал – чтоб было. Но этого мало. Если и довезем, то уже поздно будет. Не выкарабкается.

- И что делать?

- Оптимальный вариант – эвакуация воздухом.

Олег чертыхнулся.

- Согласен, вариант фантастический. Второй более реальный – надо, чтобы нам навстречу «скорая» с соответствующим оборудованием выехала. Такая, скорее всего, есть в Нойехафене. Сто процентов в Веймаре.

- Осталось только связаться с немцами и договориться, - невесело ухмыльнулся Олег. – Какие еще будут предложения?

- Везти самим, причем никаких ночевок. Но перспективы я тебе обрисовал.

- Угу. Так мы сами скорее гробанемся.

- Значит, надо связываться с Риком, - подвел я итог.

- Интересно, как?

Н-да, что-то сегодня из Профессора сарказм так и прет.

- Элементарно, Ватсон, - поддел я его, - по рации.

- Этой, что ли? – Напарник пренебрежительно ткнул пальцем в «Кенвуд». – Флаг в руки. Или в «ФоРаннере» покруче агрегат?

- Может, и покруче. Был.

- Все настолько плохо?

- А ты разве не видел? – удивился я.

- Мельком, я же аптечку искал.

- Так пойди, глянь. Проведи, так сказать, экспертизу. Можешь, кстати, не только машину посмотреть. Я покараулю, а потом Мануэля притащим.

Отсутствовал Олег минут пятнадцать. Вернувшись, занял свое законное место, правда, барабанить пальцами по рулю не стал. Задумался.

- У Мануэля шея сломана.

- Ага.

- И салон кто-то чем-то тяжелым раскурочил. Это явно не когти.

- Ага.

- Еще я вот это в бардачке нашел. – Профессор протянул мне вырванный из записной книжки листок. – Угадай с трех раз, что это.

- Координаты? – выдал я первое, что пришло в голову после беглого взгляда на какие-то цифры, накарябанные синей ручкой.

- В мегагерцах? Вова, ты меня периодически поражаешь. Причем до глубины души.

- Значит, у них все-таки была мощная станция, - вздохнул я. – А антенна в одном из свертков в кузове.

- Ключевое слово – была.

И ведь не поспоришь.

- Зато мы знаем аварийную частоту. Зуб даю, что это прямая связь с Риком. Если его озадачить, он и эвакуацию по воздуху организует, - попытался я отыскать нечто положительное в текущей ситуации. – Однозначно надо с ним связываться.

- Вова, ты дурак?! – взъярился Олег. – Мы о чем тут битый час толкуем?! Нет рации, не-эт.

- Может, нет, а может и есть. Неподалеку.

- Ты это на что намекаешь?!

- На то самое. Километрах в десяти отсюда.

- Стремно.

- Жить вообще стремно, Олежа. Что конкретно?

- Есть ощущение, что вот это все, - он неопределенно махнул рукой, захватив «ФоРаннер», Мануэля и проплешину под обрывом, - связано с той глухой заимкой.

- Обоснуй.

- Кто убил Мануэля? – Не дождавшись моего ответа, Олег сам развил свою мысль: - Явно не тот же, кто напал на Игнасио. Сечешь?

- Игнасио зверюги порвали, - согласился я. – Только не понятно, какие.

- Собаки, - пожал плечами Профессор.

- Вряд ли. Укусы не похожи, слишком глубокие, да еще и мясо кусками вырвано.

- Чтоб тебя, Вова! – Олег судорожно сглотнул. – М-мать! Давай без подробностей. Главное, что Мануэля не порвали. Его убил кто-то другой.

- Кто?

- Хесус?

- Ты тоже слышал?

- Ага. – Напарник скрипнул зубами. – Все сходится. Приперся этот Хесус со сворой собак, Мануэля прикончил собственноручно, а на Игнасио зверюг натравил.

- Бред. Почему было их просто не пристрелить?

- Это самое слабое место моей теории, - вынужденно согласился Профессор. – Но другой версии просто нет. Кто-то пришел пешком, с собаками, угрохал одного кубинца, покалечил второго и смылся. Вопрос: откуда этот кто-то мог взяться? Думаю, даже ты, Вова, долго думать не будешь.

- Ясен перец, - сплюнул я в окно. – И это очень хреново. Потому что нам именно туда. Это единственное перспективное место в округе.

- Обоснуй.

- Легко. Раз они залезли так далеко, то у них однозначно должна быть дальняя связь. Если это местные, пусть и какие-нибудь подпольные дельцы, то они должны связываться как минимум с Веймаром. Если из-за хребта людишки, то тем более без передатчика никак.

- Остается лишь убедить их, чтобы они дали им попользоваться, - саркастически скривил губы Олег. – И чтобы нас самих при этом не грохнули. Плевое дело.

- Походу, так.

- Одна надежда – у них явно что-то не срослось.

Однозначно не срослось – ведь мы до сих пор чувствовали себя прекрасно. С поправкой на стресс, естественно. И никаких причин оставлять нас в живых, помимо некоего форс-мажора, мне на ум не приходило. А если у голубчиков неприятности, то был шанс, хоть и мизерный, половить рыбку в мутной воде.

- Ну и фигли сидеть тогда? – Я с обреченной решимостью щелкнул замком и толкнул дверцу. – Пошли, Мануэля загрузим, да «Баррет» с пэтээрэской. И ходу.

- Все-таки ты маньяк, Вова.

- Еще какой.

Что характерно, ехать на двух машинах Профессор не предложил. И это при всей его любви к самобеглым экипажам, особенно внедорожным. Похоже, мне удалось вбить в него хоть немного соображалки. В другое время и в другом месте плачевное состояние агрегата кубинцев его бы не остановило, ага. А еще больше меня порадовал тот факт, что мы оба, не сговариваясь, проигнорировали вторую возможность – спасаться самим, забив на кубинцев. Видимо, не до конца еще оскотинились. Хотя на Профа Инес дурно влияла в этом плане.


Левобережье Рейна, предгорья хребта Кхам. 24 год, 14 число 7 месяца, 15:15 | Хроники раздолбаев | Левобережье Рейна, предгорья хребта Кхам. 24 год, 14 число 7 месяца, 18:10



Loading...