home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Левобережье Рейна, предгорья хребта Кхам. 24 год, 14 число 7 месяца, 18:10

До заимки добирались довольно долго, что немудрено – пережитое за этот не самый лучший день заставило удвоить, а то и утроить осторожность, к тому же кто его знает, кто именно окопался в глухомани? А ну как накроют из какого-нибудь ДШК, и фамилию не спросят. И тот факт, что вчера в аналогичной ситуации обитатели закрытой территории никак себя не проявили, ни о чем не говорил. У них, по всему выходило, имелся другой козырь, помимо крупнокалиберных пулеметов. Да и Олег категорически не желал калечить горячо любимый «дефендер», что тоже на скорости сказалось. И я его понимал: если накануне у нас был запасной вариант в виде «ФоРаннера» с кубинцами, то сегодня мы могли полагаться только на старичка «ленда», поскольку «тойота» осталась гнить в одиночестве у приметного валуна над обрывом, а оба камрада тряслись в багажном отделении – Игнасио мы постарались расположить поудобнее, накидав на пол все, что у нас было более-менее мягкого, а Мануэля загрузили как придется – ему уже все равно. «Баррет» и ПТРС мы (в основном, конечно, Профессор), проявив недюжинную смекалку, закрепили вдоль бортов над лавками, а боекомплекты рассовали по шкафчикам, потеснив Олеговы железяки.

Ехали в проверенном практикой порядке – Проф за рулем, я за пулеметом. Теперь, наученный горьким опытом, я постоянно держал ногу на поворотном круге – больших неудобств это не доставляло, зато трясло гораздо меньше. А что мышцы затекали, так то не беда – никто не мешал мне периодически менять конечности. Единственное, на коротких привалах с целью отлить приходилось себе напоминать, что на полу люди, и не соскальзывать в салон, а аккуратно спускаться, глядя вниз. Впрочем, остановки мы свели к абсолютному минимуму, а про обед элементарно забыли – измученные стрессом организмы о себе не напоминали, и ладно.

Всю дорогу меня не покидало мучительное дежавю: текущая ситуация до боли походила на приключение, имевшее место на острове Гавиота. Тогда пострадал Мигель, сейчас – Игнасио, и в обоих случаях данные обстоятельства являлись определяющими для дальнейших действий. Хотя на Диких островах было проще: Мигель, хоть и получил огнестрельное в грудь, все же пребывал в стабильно тяжелом состоянии, к тому же с доставкой особых проблем не было. Мы прекрасно успевали – раз, плюс нас встретили во всеоружии – два. Нынешнее же положение мне отчаянно не нравилось. Мало того, что полная неизвестность впереди, так еще и гонка со временем. Я даже периодически задумывался о том, чтобы плюнуть на все, и рвануть на «ленде» на ночь глядя. Но потом сам себя ругал матерно – ночью на слабо знакомой местности, да еще и в окружении хищной живности, наши коллективные шансы на выживание стремились к жирному нулю. Нет, мизерная вероятность благополучного исхода все же существовала, но на то она и мизерная – авантюра с заимкой на ее фоне выглядела как минимум в несколько раз предпочтительней. Олег, конечно, согласился бы с моим предложением – во всем, что касалось ориентирования на местности, он мне верил безоговорочно, но мой собственный разум (понимаю, звучит сомнительно) брал верх над авантюризмом. Хотя за этот неполный час я испил до дна горькую чашу сомнений в правильности выбора, и теперь, буде представилась бы мне такая возможность, однозначно отказался бы от руководящей должности в предприятии, затрагивавшем более одного человека – меня самого. В армейке, помнится, меня эта проблема не парила абсолютно, видимо, просто не попадал в тяжелую ситуацию. Да и где бы? Отслужил спокойно, в «горячих точках» не был, самая суета – учения в полевых условиях. Зато теперь, стоило хвост прищемить, расклеился. Тьфу, мямля!..

Окончательно разочароваться в самом себе я не успел – приехали. Заранее проинструктированный Олег притормозил, едва лишь из-за рощицы показался кусок забора из «егозы», и я вооружился биноклем. Была мысль сменить РПД на снайперку, как инструмент универсальный, но я быстро ее прогнал – нечего себе врать, снайпер из меня, как из гуано пуля. А выпендриваться здесь не перед кем. С пулеметом же я себя чувствовал более-менее уверенно. Да и расстояния не те, вероятность поразить движущуюся цель размером с внедорожник даже с моим умением не менее девяноста процентов (и тут я себе не льстил). А если поближе подобраться, то и вовсе с гарантией. Плюс мой купленный по случаю «юкон» ничуть не хуже оптики «Баррета».

Довольно длительное – минут десять – наблюдение угрозы не выявило, и я хлопнул по крыше, велев напарнику принять ближе. Олег медленно двинул «ленд» к заимке, забирая вправо с таким расчетом, чтобы расширить угол зрения на поселение, и вскоре притормозил по повторному хлопку: с этого места вид на… пожалуй, маленькую деревушку – десяток окруженных забором из «колючки» разнокалиберных строений, среди которых выделялась пара типовых полукруглых в поперечном сечении ангаров да двухэтажное здание с плоской крышей – открывался прекрасный. Помимо перечисленных объектов, на огороженной территории располагалось три небольших коттеджа – уменьшенных копий типичных бюргерских жилищ, что мы навидались за время путешествия, причем над одним из них поблескивала высокая мачта на растяжках. Остальные строения, не опасаясь погрешить против истины, можно было классифицировать как лабазы, или, попросту говоря, складские помещения.

- Похоже, повезло нам, Профессор – радиостанция есть, - поделился я с напарником информацией. – А вот движения не наблюдаю.

- Хочешь сказать, все попрятались? – с сомнением хмыкнул Олег. – Для сиесты не время.

- Говорю же – глухо.

- Даже охраны нет?

- Проф, ты не поверишь! – Я выдержал многозначительную паузу. – Не то, что охраны, даже вышек на периметре нет. И ворот не вижу.

- Уверен?

- Шлагбаума нет, - пожал я плечами. – Если только какая-то секция целиком убирается.Так и будку дежурного не вижу.

- И что дальше?

- Езжай ближе, попробуем спровоцировать.

- Не нравятся мне такие импровизации, Вова, - буркнул Профессор, но подчинился.

Когда до забора осталось метров сто, мы в очередной раз остановились. На сей раз я бинокль не тревожил, ибо руки были заняты пулеметом – провокация провокацией, но стрелять я, ежели что, собирался первым.Чего, к моему облегчению, не понадобилось: поселок был все таким же пустынным, при наличии толики воображения можно было даже представить, как ветер гонял по единственной «улочке» шары перекати-поля. Тьфу, вестернов насмотрелся. Никогда не понимал, что в них американцы нашли? Особенно в древних, шестидесятых годов выпуска.

- Чисто, - с нервозным удивлением прокомментировал я ситуацию. – Так, Проф, давай помалу вдоль периметра. Ищем ворота.

Против ожидания, напарник выполнять указание не торопился.

- Олег, ты чего? – Голос почему-то дрогнул, и я неприятно удивился пробежавшей по спине волне холода. – Время теряем.

- Жутко… - глухо отозвался тот. – «Чужих» смотрел?

- Давно, в детстве еще.

- Ничего не напоминает? Обстановка, я имею в виду.

- Да ладно тебе, не грузись! – попытался я приободрить Олега.

Хотя и самому бы лишняя уверенность не помешала.

- Нафиг такие приключения!.. Вова, ты, конечно, можешь меня обозвать ссыклом последним, но… аналогия полная: приперлись неведомо куда, никого нет, а по округе монстры загадочные шарятся. Ты как хочешь, но я туда не полезу.

- Игнасио.

- Знаю. И только поэтому еще не уматываю на полной скорости. Но и за забор не полезу. Не могу, извини.

- И не надо. Будешь отсюда прикрывать. Только меня не пристрели в случае чего.

- Постараюсь…

Н-да. Что-то маловато уверенности в голосе.

- Ну-ка, Проф, взял себя в руки! И поехали уже.

Подействовало. Он, вообще-то, по жизни не трус – вспомнить хотя бы заварушки с латиносами и пиратскими сокровищами, но… как бы помягче… перестраховщик. Нужно, чтобы его конкретно приперло, вот тогда он раскрывается во всей красе. Плюс пунктик у него – не переваривает ужастики. Может, излишне впечатлительный, фиг знает. Так что текущее его состояние вполне понятно и объяснимо.

Заимку пришлось, постепенно приближаясь к забору, объехать почти по всему периметру, прежде чем я разглядел вход. Как и ожидал, это оказалась сдвижная секция, выделявшаяся на фоне товарок только сварной рамой да проложенной по земле направляющей. Полный примитив, даже без электропривода, но, похоже, местным его хватало. Рядом располагалась небольшая – только-только человеку в снаряжении пройти – калитка. Забор довольно высокий – где-то в полтора человеческих роста, то есть за глаза для защиты от местных хищников, а от особо настырных и прыгучих снаружи предусмотрен своеобразный козырек – на столбах крепились метровые раскосы под углом к горизонтали, между которыми тянулась «егоза». Или какой-то аналог, не суть. Конечно, тот же рогач в приступе ярости мог с разгону прорвать заслон, но это было бы последнее, что он проделал в своей жизни, потому как чуть погодя непременно бы загнулся от потери крови из множественных рваных ран. Опять же, еще постараться надо его до такого состояния довести, а потом еще и приманить к периметру, что тоже та еще задачка: в данной местности, как я заметил, их популяция была не такой плотной, как в окрестностях Порто-Франко. В основном помельче живность обреталась.

Вторым демаскирующим признаком послужила хорошо накатанная колея, тянувшаяся к горам. Поэтому мы вчера дорогу и не обнаружили. Это обстоятельство тоже наводило на размышления: почему именно в том направлении катались местные жители? Что им там, медом намазано? Или там перевал, что вел на территорию хунхузов? Загадка, но не требующая немедленного разрешения, так что и хрен с ней.

- Проф, лезь к пулемету, я попробую ворота открыть. И рацию наготове держи.

- Шуруй уже, рядовой Хадсон!

Не знаю, почему, но у меня возникло ощущение, что напарник только что обозвал меня смертником. Впрочем, заострять на этом внимание я не стал – не до того.

Мы поменялись местами, причем обычно ловкий Проф хорошенько потоптался по Мануэлю, и я рывком, хоть это и не имело особого смысла, переместился к забору. Бежать пришлось всего ничего – метров двадцать. Верный «сто четвертый» в потных руках придавал немного уверенности, но именно что немного. Дробан с картечью был бы надежнее, но строители заимки на территории не экономили, расстояния между строениями были порядочными, что свело бы на нет преимущество в убойности и останавливающем действии, посему выбор мой пал на «укорот».

- Почему Хадсон? – все же уточнил я, оказавшись у сдвижной секции.

Панический ужас Профа начал передаваться и мне, так что я вышел на связь только лишь для того, чтобы нарушить зловещую тишину. Непрофессионально, согласен, но мне в этот момент было плевать.

- Тоже неведомо куда полез, - отозвалась рация голосом Олега. – И кончил плохо.

- Тьфу на тебя, паникер! – Я аккуратно, чтобы не задеть за «колючку», прошелся вдоль ворот и с непонятным облегчением обнаружил, что те не заперты. И даже немного сдвинуты в сторону, но щель слишком узкая, чтобы я смог через нее протиснуться. – Открыто, захожу.

- Принял.

А ведь реально жутко! Досужая болтовня помогала чуть сбавить нагнетаемый саспенс, и я ухватился за эту возможность, как за соломинку. Пофиг, что в армии меня учили совсем другому. Пофиг на дисциплину связи и запрет на засорение эфира. Слишком уж условия специфические.

Одно дело, когда отряд спецназовцев крадется в ночи, зная, что против них действует конкретный враг, обладающий приблизительно равными – в техническом плане – возможностями, и маскировка играет на руку спецам. И совсем другое, когда вас всего двое, на улице день, и вы торчите на самом виду. А откуда ждать атаки, и ждать ли вообще – неизвестно. Пожалуй, в свете данных обстоятельств идиотизм героев кинотриллеров, спасающихся от маньяков, становится более понятным.

Переместить секцию еще чуток не составило труда – она даже не слишком шумела при движении – и вскоре я проскользнул внутрь периметра. Далеко от забора заходить поостерегся, но информации для размышлений хватило и в непосредственной близости от входа: справа от калитки обнаружилась даже не будка охранника, а крохотный навес с опрокинутой табуреткой под ним. А также явственные следы волочения чего-то тяжелого, которые вели в сторону ближайшего лабаза.

- Все-таки монстры, - сглотнул я. – М-мать!..

- Чего там? – незамедлительно вскинулся напарник.

Я опустил взгляд на рацию, торчащую в специально для нее предназначенном гнезде на разгрузке. Так и есть, на передачу включена. Ну и ладно, пусть Проф слышит. А взбредет ему блажь мне что-то сообщить, так сигнал вызова услышу. Наверное.

- Ничего, - буркнул я. – Сейчас ворота открою, заедешь. Как понял, прием?

- Принял.

Створка с легким металлическим гулом прокатилась по направляющей, и фырчащий дизелем «ленд» вполз на территорию заимки. Остановился сразу за воротами, я как мог быстро вернул секцию на законное место (запор автоматически защелкнулся, но я на это не обратил внимания – изнутри открыть его можно было без труда) и вскочил на подножку справа, чтобы осталась возможность автоматом орудовать.

- Езжай в центр.

Олег, судя по всему, с паникой справился, а потому вопросов задавать или возмущаться не стал. Совершенно справедливо решил, что мне виднее, и поддал газу.

Тишина вокруг стояла такая, что еле слышный в обычных условиях рокот мотора громом раздавался в ушах, к тому же еще и многократно отражался от домов, порождая причудливое эхо, но с таким вопиющим нарушением маскировки пришлось смириться – мы уже и помимо этого накосячили по полной программе.

- Тормози!..

«Дефендер» послушно замер посреди небольшой улицы аккурат между двухэтажным зданием с одной стороны и мини-коттеджами с другой.

- Так, Проф, сейчас запираешь все окна-двери и лезешь в турель, - принялся я раздавать цеу. –По сторонам поглядывай, при малейшем сомнении стреляй, не стесняйся. Если вдруг совсем припрет, ныряй вниз и закрывай люк. Думаю, против зверья старик какое-то время продержится. Жалко, решетки на окна установить не додумались.

Угу, мой косяк. Хотя вряд ли бы я Профессора на такое уговорил – он хоть и был повернут на тюнинге, но в зомби не верил. А больше так утяжелять конструкцию и незачем.

- И пулю выдержит? – больше из вредности буркнул напарник. – Ох, не нравится мне все это!

- Сомневаюсь, что кто-то помимо нас тут стрелять будет, - хмыкнул я. – Иначе мы бы уже преставились от отравления свинцом. Так что не дрейфь, Проф! Мне, чтоб ты знал, тоже страшно. Дробан давай.

Сбитый с толку резкой сменой темы Олег безропотно протянул мне «моссберг», а затем принялся претворять в жизнь ранее озвученный план, зажужжав стеклоподъемниками. Я же, закинув «сто четвертый» за спину, вооружился «помпой» и шагнул к домику, украшенному мачтой антенны. По дороге к заимке я выкроил время и приладил к прикладу дробовика мини-патронташ с пятью ячейками, поэтому с «бандольеро» решил пока не заморачиваться.

Входная дверь была заперта, но, на мое счастье, открывалась внутрь и потому поддалась молодецкому пинку. Легко расправившись с замком, я, тем не менее, расслабляться не спешил и в прихожую шагнул с опаской: существовала вероятность, что прежний обитатель домика смотался, заперев противника. Или сам затаился в одном из помещений в засаде. Сам бы я, конечно, так действовать не стал, а предпочел бы встретиться с опасностью лицом к лицу, но я это я. А кто здесь жил раньше, неизвестно. Но вряд ли опытный боец – организация охраны заимки тому доказательство. Ни вышек, ни патрулей – сто процентов, вдоль периметра не было тропинки, выдававшей их маршрут, - ни даже наблюдательного пункта на крыше двухэтажки, который туда прямо-таки напрашивался.

Подперев на всякий случай дверную ручку найденным здесь же стулом, я пересек пустую прихожую, прислушался и толкнул следующую дверь. Она оказалась незапертой, как и все остальные, так что осмотр дома много времени не занял: в нем обнаружилось две комнаты, крохотная кухонька и совмещенный санузел с биотуалетом и летним душем, запитанным от бочки на крыше. Отсутствие капитальных коммуникаций удивления не вызвало, чего-то такого я и ожидал, а вот электроснабжение было централизованным, хоть проводов на улице и не видно. Наверное, прикопали для пущей надежности.

Одна из комнат явно жилая, судя по надувной кровати-полуторке и кое-какой мебели, включая платяной шкаф. Здесь я чуть не обделался легким испугом, когда заглянул в рекомый шкаф в поисках потенциальной угрозы, и едва не оказался погребен под кучей шмотья, выдававшей в хозяине жилища человека, не склонного к поддержанию порядка. Проигнорировав хрип рации (Профессорские «чтотамы» уже порядком надоели), перебрался в рабочий кабинет, или, вернее, узел связи – захламленный разрозненными радиодеталями, платами и полуразобранными блоками, а также консервными банками с окурками и канифолью. Однако сам передатчик, занимавший отдельный стол с креслом на колесиках, выглядел почти новым и, несомненно, рабочим.

На одной из относительно свободных стен висела подробная карта, изображавшая кусок немецкой территории ЕС между хребтом Кхан с севера, Рейном на юге, морем и притоком реки с востока и запада соответственно. Судя по ней, ближайшим к нам крупным населенным пунктом являлся Штутгарт, до которого было реально добраться за сутки, но на вводную это повлияло мало – про ночной марш я уже высказывал соображения. Да и не факт, что там окажутся нужные специалисты и оборудование. Так что действуем по плану, тем более что уже с головой в неприятности влезли.

Но больше всего меня порадовала инструкция по эксплуатации в разорванном полиэтиленовом пакете, выглядывавшая из-под здоровенной кофейной кружки на столе с передатчиком.

- Read the fuckin’ manual! – удовлетворенно улыбнулся я, устроившись в кресле со всеми возможными удобствами.

Применительно к моему случаю это выражалось в прислоненном к столу дробовике и уложенной на столешнице – чтоб была всегда под рукой – «беретте».

Щелкнув тумблером «on-off», я убедился, что питание есть – скорее всего, от резервного аккумулятора, но мне было абсолютно пофиг – и вытянул из-под кофейной емкости инструкцию. Судя по многочисленным круглым отпечаткам, хозяин радиоузла использовал ее в качестве подставки, чтобы не заляпать стол. Повезло мне, в общем. Вряд ли бы профи держал мануал на виду в каком-то другом случае. Засунул бы в какой-нибудь ящик, и вся недолга.

- Проф, как обстановка? Прием.

- Нормально. Движения не наблюдаю. Прием.

Вот и замечательно. Неизвестно, как дело пойдет – я же в радиосвязипрофан полный. И Олега напрягать бессмысленно – он механик (также как, если верить диплому, и я сам), а не радист.

- Передатчик в норме, пробую выйти на связь. Прием.

- Принял.

- Если что – ори, - завершил я инструктаж.

Переключил рацию на прием, выудил из кармана бумажку с частотой и углубился в инструкцию.


Левобережье Рейна, предгорья хребта Кхам. 24 год, 14 число 7 месяца, 17:20 | Хроники раздолбаев | Левобережье Рейна, предгорья хребта Кхам. 24 год, 14 число 7 месяца, 19:05



Loading...