home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Левобережье Рейна, предгорья хребта Кхам. 24 год, 14 число 7 месяца, 19:05

- Как?

Обернувшийся на скрип двери Олег окинул меня напряженным взглядом, но сразу же вернулся к исполнению служебных обязанностей –то есть уставился куда-то вдаль, скорее всего, в промежуток между ангарами. Я мысленно похвалил напарника – больше часа бдел, и ни разу даже не ругнулся матерно, что при такой нервной работе уже повод для удивления, - запрыгнул на подножку, с нее на капот, присел на крышу, вытянув ноги вдоль лобового стекла, и только потом ответил:

- Нормально все. Рик обещал вертолет.

Олег перестал елозить, сосредоточившись на задней полусфере – переднее направление теперь мог контролировать я, «сто четвертый» на таких дистанциях мало чем уступал РПД, - и потребовал:

- Подробности выкладывай!

- Ну, хорошо, - «сдался» я. Переговоры, в общем и целом, прошли успешно, на той стороне и впрямь оказался сам Рикардо – вернее, его быстро позвали, но были и поводы для крепких раздумий. – Все как обычно, есть новость хорошая, но есть и плохие. С чего начинать?

- С хорошей, - нарушил традицию напарник.

- Вертолет будет, так что Игнасио, можно сказать, в рубашке родился.

- Это я уже понял, - отмахнулся Олег. – Это все, что есть приятного?

- Да. – Я прищурился, окинув взглядом небосвод – солнце уже порядочно склонилось к горизонту. – Первая хреновая новость – он прилетит часов через пять, не раньше.

- Я так и подозревал.

- Угу. Рик собирается договориться с летунами из Берлина, тут по прямой рукой подать, даже дозаправка не нужна, но процесс согласования требует времени, сам понимаешь. Потом хочет подтянуть медиков из Штутгарта – там и специалисты есть, и оборудование. Вертушка Игнасио туда забросит, то есть по срокам минимум получится. Вообще можно было бы самолетом из того же Штутгарта, но я здесь почему-то ВПП не наблюдаю. Хотя было бы только логично.

- Может, и есть где-то поблизости, - согласился напарник. – Поедем искать?

- Не-а. Уже на вертолете сошлись. С нас, кстати, ориентир ночной. Есть еще обстоятельство: у них там какой-то старый агрегат чуть ли ни семидесятых годов выпуска, может потянуть до четырех пассажиров или двоих лежачих. Экипаж плотнячком – летун, сопровождающий, который за стрелка, медик. Поэтому заберут только Игнасио. Нам предложено добираться самостоятельно. Или ждать второго рейса.

- Нафиг.

- Я тоже так подумал, - кивнул я. – Еще чего не хватало - «ленда» бросать. Да и Мануэля неплохо бы доставить к родне. Поедем сами, но Рик обещал прислать с вертолетом пару хлопцев. Для поддержки, так сказать.

- Спасибо Рику.

- Ага, огроменное. – Я раздраженно плюнул на землю. – Слушай, Проф, а ты чего так ангары сек? Подозрительное что-то?

- Да так, показалось…

- Если показалось, то ладно. – Я поерзал, устраиваясь поудобнее. - Знаешь, Олежек, что меня напрягает больше всего?

- Ждать пять часов, - усмехнулся тот.

Невесело усмехнулся, между прочим.

- Бинго. Стремное место, но и смотаться не получится.

- Что мешает? – вскинулся Олег. – Выехал в чисто поле, и жди. Как гул услышим, фары врубим.

- Нормальный план, - одобрил я. – Только невыполнимый.

- Обоснуй.

- Запросто. Что бы ты предпочел: обороняться в крепком месте с крепкими стенами, или в чистом поле, запершись в «ленде»? И это без учета обычного зверья.

- Даже не знаю. Все такое интересное! – съехидничал Проф.

Ожил, шельма. Не рановато ли?..

- Я лично голосую за первый вариант. Поэтому нужно выбрать какой-то из лабазов, и засесть в нем. Объясняю: неизвестный опасный фактор, убивший Мануэля и покалечивший Игнасио, так и не локализован – раз. Рик, как выяснилось, знает об этом месте, так что координаты летунам дали, и им не придется кружить по округе в поисках – два…

- Я подозревал, что дело нечисто.

- Не перебивай. Далеко от заимки уехать мы не можем – смотри пункт два. А если уехать недалеко, можно дождаться на свою задницу. Ночью вблизи особо не отмахаешься, особенно если насядут… монстры. Дробан у нас один. А в крепком месте пересидим. Есть вероятность, что нападут в момент погрузки, но летуны наверняка прикроют. Так хоть Игнасио спасем, да и потом можно будет до утра перекантоваться в том же лабазе. Следишь за мыслью?

- Ага.

- И это в том случае, если вообще нападут.

- Согласен, - вздохнул Олег. – Не самый лучший план, но другого все равно нет. С чего начнем?

- Генератор надо запустить, освещение запитать. Это в первую очередь. Потом лабаз вскрыть, попробуем «ленд» загнать и сами зашхеримся… М-мать!..

- Твою!!! – подпрыгнул в поворотном круге Олег. – Чего орешь?!

- П-показалось, говоришь?! Проф, похоже, у нас уже проблемы…

От стресса, если честно, могли быть и глюки, вот только очень уж реалистичные: из прохода между ангарами неспешно выбралась здоровенная псина и демонстративно уселась в теньке.

- Соба-а-ачка... – протянул я, вскинув автомат. – Иди к дяде...

Вот я тебя сейчас, тварюга... Особых подробностей не разглядеть – далековато, но по размерам пес примерно совпадал с обладателем челюстей, не оставивших на Игнасио живого места.

Свист раздался отменно не вовремя – я как раз коснулся спускового крючка – и, что называется, обгадил всю малину: псина с неестественной скоростью сорвалась с места и в пару прыжков скрылась из вида.

- Профессор, ну нахрена?! – взъярился я.

- Это не я.

- А кто?

- Кто бы знал... Вон он!!!

Я оглянулся, проследил направление ствола РПД и выцепил взглядом объект. Ну, что сказать? Мужик как мужик, довольно крупный – пониже и пожиже Профессора, но погабаритней меня. Одет в замызганный камуфляж, деталей не видно – он стоял у двери одного из лабазов, на той стороне улицы, где торчала двухэтажка. Через два строения от «ленда» - как раз такая дистанция, чтобы черты лица смазались.

- Откуда он взялся?

- С крыши сиганул. – В голосе Олега отчетливо слышалось напряжение. – Вроде бы.

- Псины нет, - задумчиво сообщил я, бросив беглый взгляд на ангары. – А этот чего ждет?

Вряд ли мужик мог читать мысли, но, словно в насмешку, изобразил интернациональный жест, поясняющий, какого именно размера рыба водится в местном водоеме, и нырнул в лабаз, прикрыв за собой дверь.

- Выманивает, сволочь! – скрипнул зубами Олег.

- Однозначно. – Трудно спорить с очевидным фактом. – Сейчас я его возьму тепленьким...

- Вова, ты дурак?!

Вот честное слово, задрал уже! Хоть бы что-то новенькое придумал.

- Проф, ты неправильно ставишь вопрос, - страдальчески вздохнул я. – Дурак, не дурак, а лезть к нему придется. Потому что другого шанса может не быть, а «язык» не помешает.

- Давай из «дегтяря» пальнем. Зуб даю, он эту халупу насквозь прошьет!

- И ты сможешь выстрелить в человека, который нам пока еще ничего плохого не сделал?

Что бы я там ни думал, а доказательств, что именно он свернул шею Мануэлю, у нас не было.

- Хочешь проверить?

Ч-черт! Похоже, после Гавиоты Олег изменился куда сильнее, чем казалось на первый взгляд. И мне это совсем не нравилось.

- Без гарантии, - все же отверг я предложение напарника. – И патроны береги, кто знает, сколько тут еще монстров. А для мужика у меня сюрприз есть. На крайний случай берег.

Я продемонстрировал Олегу извлеченный из заветного кармашка дырчатый цилиндрик «эм восемьдесят четвертой», полюбовался изумленной рожей Профессора и вернул натовскую «глушилку» на законное место.

- Ну ты и маньячина! – только и сумел вымолвить напарник. - Признайся, у тебя в кармане атомная бомба не завалялась?

- Чего нет, того нет, - развел я руками. Устроил «укорот» на спине, подхватил «моссберг», переключил рацию на прием. – Все, я пошел. Секи улицу, увидишь собаку – гаси.

- Удачи.

- К черту!

До лабаза добрался быстро, за пару перебежек. А потом остановился в нерешительности: дальше-то что? Будь я на месте того мужика, что бы я предпринял? Один, как говорится, и без оружия. А я, напротив, ходячий арсенал. Где гарантия, что я не возьму, и не высажу пару магазинов по стенам? Проф абсолютно справедливо заметил, что «семерка» хлипковатое строеньице насквозь будет шить. Одна надежда, что я этого делать не стану – как не стали мы из пулемета палить. Тогда оптимальная позиция справа от двери. Она, как я заметил, внутрь открывалась – тут все двери таким макаром навешаны, за исключением секционных ворот, какими были оснащены склады. Совершенно стандартные ворота, из самых дешевых, даже без электропривода. Калитки в них обычно ближе к одному краю располагались, в данном случае к левому – моему левому. Навесы тоже, соответственно, слева. И заходить придется, контролируя неудобную – правую – сторону. Лучше не придумаешь, чтобы придержать ствол, да приголубить чем-нибудь тяжелым по черепу.

Можно, конечно, прямо сейчас его завалить – чуть в сторону от дверной рамы, на уровне груди из «сто четвертого» садануть, и, если я прав – а вероятность этого весьма велика, – получить еще один труп. Который, понятное дело, никакой ценности для нас с напарником представлять не будет. Посему план негодный.

Приоткрыть дверь и закатить «глушилку»? Тоже стремно, если не дурак, ему и небольшой щели хватит, чтобы попытаться напасть. Сверху запулить? Не вариант, по крайней мере, с фасада. Лабаз, хоть и собран из сэндвич-панелей, но качественно, без щелей. По размерам чуть больше микро-коттеджей, только крыша плоская, и окон нет. Точно нет?..

Ни фига не точно, я, когда мимо первого аналогичного строения пробегал, краем глаза заметил что-то этакое на боковой стене. Почти под самой крышей, что характерно. Уж не знаю, за какой такой надобностью обитатели заимки склады именно так расположили – в линию, с двухметровыми проходами в промежутках – но факт имел место. Нет бы вплотную, как нормальные люди делают, или вообще один длинный с перегородками, если несколько отдельных боксов нужно. А эти вот так – по три с каждой стороны улицы. Видать, какой-то скрытый от меня смысл был.

Ну и хрен с ним. Зато сейчас это обстоятельство сыграло мне на руку. Осторожно сместившись влево до середины прохода, я осмотрел боковую стену и беззвучно ухмыльнулся: прав я насчет электропривода. Не было его, и быть не могло, в связи с отсутствием электричества. Лампочек внутри даже нет, вместо них по всей длине щель под крышей, забранная мутной полиэтиленовой пленкой. Очень, надо сказать, потрепанной – дыра на дыре, если совсем уж честно. Как минимум, один сезон дождей пережила. Грех не воспользоваться таким подарком.

Стараясь не шуметь, я извлек из кармана заветную «глушилку», выдернул чеку и запулил пластиковый цилиндрик в окошко. Попал как надо – в ближайшую к фасаду дырку. Граната шлепнулась с той стороны стены, и я поспешил зажать уши. Хлопнуло, пыхнуло – периферийным зрением отсвет уловил, - кто-то глухо зарычал, и я рванул с высокого старта, подхватив «моссберг». Секунда добежать до двери, полсекунды дернуть ручку, еще полсекунды – ввалиться в лабаз, придерживая левой рукой створку, а правой – дробовик в боевом положении. Перехватить ружье покрепче, упершись в дверь плечом, окинуть помещение взглядом, сопровождаемым движением ствола... Есть! Получил, болезный.

Мужик с ошалелым видом торчал посреди склада, вернее, его не занятой старым тойотовским «хайлюксом» половины – пикап был вплотную притерт носом к тыльной стене. Больше ничем лабаз порадовать не мог, так что свободного места оставалось достаточно. Было где разгуляться. Но я, пораженный состоянием противника (вместо того, чтобы ползать на карачках, протирать глаза и мотать головой, он стоял на своих двоих и лишь чуть покачивался, никак на меня не реагируя), скользящим шагом сократил дистанцию и от души двинул ему прикладом в лоб. Звук получился резкий и звонкий, как будто по каске, и я не сразу сообразил, что это одновременно с ударом захлопнулась дверь. Да и бог с ней. Главное, что ноги мужика подломились, и он рухнул на спину, попутно нехило приложившись затылком о хорошо утоптанную землю. Спекся клиент. Осталось только упаковать и доставить по назначению. Куда именно, я еще не решил.

- Вова, псина!!!

Предупреждение Олега запоздало – в этот же миг ворота содрогнулись от тяжелого удара, как будто кто-то на них напрыгнул с разбега. Хорошо, не в калитку, не уверен, что замок такое бы выдержал. А собачка-то нехилая! Минимум полцентнера, а то и поболее. Есть о чем задуматься, ага.

- Ложись, стреляю!!!

А вот за то, что без предупреждения шмалять не стал, большое тебе человеческое спасибо, Профессор! Я, как стоял, бросился на пол – головой к «тойоте», ногами к воротам, и постарался вжаться в землю как можно плотнее, - и тут тишину разогнал треск РПД. Пули с неповторимым звуком принялись терзать сэндвич-панели, согласно предсказанию прошивая лабаз насквозь. Или это мне звук показался неповторимым... еще бы, над самым ухом свинцовые осы свистели. И не только свистели, а еще глухо чпокали, вгрызаясь в стены, и с веселым звоном просаживали борта пикапа. И все это на фоне характерного скрежета когтей по металлу – такое ощущение, что псина решила вскарабкаться по воротам на крышу. Бред, конечно – собаки даже по деревьям лазить не умеют, а тут вообще оцинковка, хоть и тонкая, да еще сверху слой пластика. Зато поверхность гладкая, зацепиться не за что. Наверное...

Наконец с улицы донесся взвизг, сменившийся поскуливанием и шорохом лап по песку – наверняка тварюга билась в агонии, - но скрип когтей по панелям, периодически сменяемый короткими паузами и мощными ударами, никуда не делся. Разве что сместился вбок и локализовался в левом ухе. Так и знал, что добром это все не кончится!..

- Вова, там еще одна! Не достану!

Я перекатился на спину, выставив над собой «моссберг», ткнул в кнопку на рации:

- Принял!

Олег еще что-то пытался сказать, но переключать рацию на прием мне было некогда: я напряженно вглядывался в «смотровую щель», одновременно пытаясь встать на ноги без помощи рук – те были заняты дробовиком, выпускать который даже на долю секунды я не горел желанием. Здоровая псина, должна же хоть чуть-чуть в окне задержаться – оно, хоть и широкое, в высоту сантиметров тридцать, не больше. Да и вскарабкаться на гладкую стену в полтора человеческих роста высотой еще надо умудриться. Разве что с разбегу, а дальше как придется. Но, судя по скрежету, у кабысдоха все шло по плану.

- Куджо долбаный! – процедил я сквозь зубы. – Макс, с-сука, лучший друг человека!1 Откуда только взялся на мою голову!

( 1 – Вова намекает на пса-антагониста из фильма «Man's Best Friend» режиссера Джона Лафия, снятого в 1993 году.)

Откуда он появится, а?! Кто бы знал… Размышления мои прервал очередной шлепок тяжелой туши по сэндвич-панели, привычно преобразившийся в скрежет когтей, а затем и в треск пленки в дальнем углу лабаза. Гулко завибрировал под псиной капот «хайлюкса», я дернулся на звук, вскинув «моссберг»…

Не успел. Тварь оказалась невероятно быстрой – в тот момент, когда я развернулся к кузову пикапа, над ним взвилось что-то большое и темное и полетело в мою сторону. Я рефлекторно отшагнул, прикрывшись дробовиком, и буквально на расстоянии вытянутых рук от лица клацнули зубы. Нет, не так. ЗУБИЩИ!!! Челюсти сомкнулись на «моссберге» аккурат между моими ладонями, и мне даже показалось, что перекусили дробовик пополам, но уже через мгновение я оказался прижат к земле массивной тушей, навалившейся на грудь и живот, а жуткая пасть силилась дотянуться до моей шеи. Впрочем, тщетно: ствол «моссберга» уверенно противостоял мощным живым тискам, а выплюнуть его псина почему-то не догадалась. Или просто не могла, пока меня придавливала, полосуя когтями разгрузку.

Я между тем изо всех сил отпихивал дробан с повисшей на нем псиной, полностью оправдывая выражение «жить захочешь – не так раскорячишься». Голова гудела (при падении ударился затылком), в груди жгло (тогда же выбило весь воздух), локти подламывались, а я почему-то отстраненно думал, что очень в этот момент похож на героя второй «Обители зла», которого вот такие же доберманы-зомби порвали. Или ротвейлеры, не суть.

Пока что от множественных рваных ран меня спасали автоматные магазины и бедолага «моссберг», но долго это продолжаться не могло – я чувствовал зловонное (ага, воображение разыгралось) дыхание монстра и его же дикую злобу пополам с жаждой крови (о как!), но силы с каждым мгновением утекали. В конце концов я уступил натиску – руки подломились, и пасть приблизилась практически вплотную. Хорошо, что локтями в землю уперся – стало чуток полегче. Зато теперь слюни мне прямо на лицо капали.

Тварюга перестала орудовать когтями и тупо давила массой, заодно дергая башкой из стороны в сторону – примерно так хищники треплют тушу жертвы, чтобы вырвать кусок мяса. Дробовик не поддавался, я тоже, но положение мне решительно не нравилось. К тому же время замедляться почему-то упорно не желало, хоть адреналину в крови было явно в избытке.

Где-то на пятой секунде схватки я решился на отчаянный шаг: упер «моссберг» прикладом в пол, одновременно выжав левой рукой дробовик с псиной на манер штанги – пасть чуток удалилась, но, самое главное, я освободил правую руку, которой и зашарил незамедлительно по разгрузке. До «беретты» тянуться далеко, она в кобуре на бедре, да еще и под собачьей тушей, а вот прикупленный по случаю колдстиловский «рекон танто» я по-пижонски таскал на груди рукояткой вниз – чтобы выхватывать быстрее было. Ага, можно подумать, каждый день с кем-то на ножах резался... Главное, чтобы тварюга ножик никуда не запулила, когда когтями меня драла... есть! Даже с застежкой заморачиваться не надо, уже все содрано до нас. Пальцы впились в шершавый пластик, и я с размаху всадил клинок в бок псине. Впрочем, с размаху – громко сказано, не в той я позе был, чтобы, как в былине, «раззудись, плечо, размахнись, рука!» К тому же попал в ребро, соответственно, и особого впечатления на пса не произвел – тот лишь коротко рыкнул, но напор не снизил. И на каждый последующий тычок реагировал аналогично, пока я, наконец, не дотянулся до подреберья, или как эта часть у собак называется. Тут проняло даже этого мутанта – зверюга разразилась обиженным скулежом, дернулась пару раз и обвисла аморфной массой. Я раздраженно отпихнул пса «моссбергом», и тот свалился с меня с отчетливым шлепком. Челюсти так и не разжал, но против гравитации не попрешь – упал он на бок, тушка утянула за собой голову, и дробовик таки из зубов вывернулся. Правда, стрелять я бы из него сейчас поостерегся. Да и не до того, если честно. Отдышаться бы...

С трудом поднявшись на ноги, я первым делом покосился на пса. Сильный, тварюга, причем во всех смыслах: он до сих пор был жив, хоть и не шевелился. Бока только раздувались в такт учащенному дыханию. И вроде как из пасти что-то темное сочилось. На вид вылитый ротвейлер, только очень крупный и с непропорционально большими челюстями, как у какого-нибудь бурбуля. И расцветка не совсем характерная – сам черный, но рыжеватые пятна по всему телу, а не только на морде и лапах.

- Откуда же ты взялся?.. – хмыкнул я задумчиво и склонился над зверем, намереваясь выдернуть из раны нож.

Не знаю, почему я настолько расслабился, что проворонил угрозу – скоротечность ли схватки тому виной, стресс или удар по голове, но факт оставался фактом: атака, казалось бы, надежно вырубленного мужика стала для меня полной неожиданностью. И спасло меня, по большому счету, счастливое стечение обстоятельств – я дернулся именно в тот момент, когда он попытался взять меня на удушающий захват. Соответственно, вместо шеи он вцепился в плечо и потянул меня к себе, но что делать в таких обстоятельствах, я знал очень хорошо. Армейский инструктор по рукопашке мной бы сейчас гордился: я без сопротивления шагнул назад, выронив «моссберг» и заняв более выгодную позицию, захватил руку, отворот кителя и бросил мужика через плечо. Тот в очередной раз ухнулся на спину и словил ботинком по голове – миндальничать я не стал и врезал от души, чуть стопу не вывихнул. Его аж развернуло.

И что бы вы думали?! Вместо того, чтобы вырубиться, он перекатился на живот и попытался подняться на ноги.

- Да в рот тебя!.. – выхаркнул я.

Подскочив сзади, взял на удушающий, для надежности подбил стопой под колено и надавил что было силы, расплющивая кадык.

Не помогло. Неимоверно живучий мужик отключаться не пожелал – он, казалось, обрел второе дыхание (как бы смешно это в данных обстоятельствах ни звучало), выпрямился во весь рост и принялся мотать меня по лабазу, разве что в стену вмазать не догадался. И дури в нем было столько, что попавшегося под ноги пса он просто не заметил – тот отлетел под пикап, не издав ни звука. На слабый тычок коленом в печень не отреагировал, а поменять хват я не решился – как бы хуже не вышло. Если он меня хотя бы вскользь заденет... кирдык, однозначно.

Сложилась, как это ни парадоксально, патовая ситуация: мужик упорно не желал умирать, я тоже, а потому вцепился в него мертвой хваткой. И не факт, что я бы в конце концов не уступил, но, как всегда, вмешался случай. На сей раз в лице Профессора.

Тот ворвался в лабаз, когда я уже почти распрощался с жизнью: скрипнула дверь, Олег протиснулся сквозь тесноватый для него проем и застыл в нерешительности, наставив на нас с мужиком «сто четвертый». Стрелять он не торопился, и его вполне можно было понять – броника у меня не было, и никакой гарантии, что пуля семь шестьдесят два застряла бы во вражеском теле, а не прошибла бы его, продырявив затем и меня, любимого. Мы, к слову, тоже на месте не стояли – мужик оказался на редкость шебутным, и недостаток кислорода пока никак не сказался ни на его силе, ни на скорости.

Потоптавшись немного на месте, Проф, как я и ожидал, решил проблему с присущей ему слоновьей элегантностью: улучил момент и двинул с ноги мужику в грудь. То, до чего не додумался мой противник, без всякой задней мысли осуществил мой напарник: нас вместе с мужиком унесло в дали дальние и впечатало в стену лабаза, что при Олеговых габаритах и массе вообще не удивительно. А так как на спине мужика висел я, то впечатало конкретно меня, снова выбив из груди воздух. Я невольно ослабил хватку, неубиваемый мужик воспрял, выпрямился во весь рост, но рвануть к Профессору не успел – тот, не будь дурак, с размаху засадил той же правой ногой мужику по башке. И если первый удар я бы классифицировал как толчковый маэ-гери, то второй оказался классическим проносным маваси, или кикбоксерским хай-киком, с поправкой на ботинок сорок четвертого размера, да с жестким берцем.

В этот раз хватило нам обоим – голова мужика под действием мощного импульса совершила сложное движение, одновременно повернувшись на шее и откинувшись назад, и рассадила мне висок со скулой – левые. Хорошо, что мужик чуть выше меня, да и удар пришелся боковой стороной, иначе бы без зубов остался. Про перелом носа молчу. Попытался, конечно, отклониться, но этому помешала стена. Я не знаю в какой уже раз приложился затылком и на какое-то время вырубился...

В себя пришел почти сразу от нехватки воздуха – мало того, что об стенку долбануло, так еще заботливый Проф додумался меня за грудки приподнять, пережав воротом горло.

- Хр-рп... тьфу! Отпусти, сволочь!..

Олег внял и выполнил просьбу, в результате чего я, лишившись поддержки, рухнул на колени. Оперся рукой на землю и зашелся в жестоком кашле, зато потом наконец смог нормально вздохнуть. И, хоть и не слишком крепко, но утвердиться на своих двоих.

- Вов, ты как? Оклемался?..

Хоть кто-то обо мне беспокоится. Жаль только, что этот кто-то – Проф. Лучше бы какая-нибудь симпатичная девчонка вроде Инес. Э-э-э... кажется, я начал понимать всю прелесть длительных отношений, что наводило на невеселые размышления. Наверное, слишком много ударов пропустил, и все по голове.

- Н-нормально.

- Что-то у тебя глаза в кучу, - не поверил напарник. – Сколько пальцев?

- Два, - оттолкнул я его руку. – Все, отвали, я в порядке. Что с мужиком?

- Спекся, - сглотнул Олег. – Вроде.

- Ты не уверен, что ли?

Если уж я, задетый, так сказать, рикошетом, так себя чувствовал, то мужик должен радоваться, что вообще жив остался.

- Уверен, - буркнул Проф. – Но связать не помешает. Только чем?..

- В тачке поищи, - посоветовал я, прислонившись к стене.

Что-то хреновато мне, несмотря на браваду. Передохнуть бы чуток, а в идеале промедолом ширнуться и прибалдеть, хоть и не положено. Но не время, не время...

- М-мать моя женщина! – присвистнул Олег, заглянув в кузов пикапа.

Я пересилил себя и с трудом доковылял до «хайлюкса», возле которого изваянием застыл напарник. Бросил взгляд на содержимое и выразился куда короче, хоть и исключительно непечатно.

- Вот тебе и следы волочения...

В кузове «тойоты» лежали трупы разной степени потрепанности – с переломами, множественными укусами, а то и с полным комплектом. Числом пять. Сваливали мертвецов как придется, и раньше я их не заметил только в силу стрессовой ситуации – элементарно некогда было в детали вникать.

- М-маловато для такой базы, - выдавил Проф, озвучив мучившую меня мысль. – Остальные где?

- Придется искать, - сморщился я и снова закашлялся.

Ч-черт, совсем расклеился. Боец из меня сейчас никакой...

- Спасибо, Олежка, - выдохнул я, справившись с приступом. – А ты чего сюда приперся?

- Что, не надо было?! – окрысился тот. Но все же пояснил: - Сопел ты слишком выразительно, как будто тебя придушить пытались. И прочие странные звуки издавал.

- Душили после, сначала загрызть хотели. Кабысдох долбаный! – Я заглянул под пикап и в сердцах ругнулся – полудохлый пес умудрился забиться так глубоко, что снаружи не дотянуться. Если только на пузе ползти, но что-то желания не было. – Проф, подсоби, ножик достать надо.

- Забудь, я тебе новый куплю.

- Тогда ремни со жмуриков сними, мутанта свяжем... А я отдохну немного.

Олег собрался было возмутиться, но промолчал, окинув меня сочувственным взглядом. Это что же, я настолько плохо выгляжу? Похоже на то. Голова гудит, на виске однозначно сечка – кровит изрядно, пусть и не ручьем. Н-да...

- План с лабазом отменяется, - сказал я чуть погодя.

Для меня, кстати, тоже дело нашлось – пока напарник возился с мертвецами и мужиком-мутантом, я, вооружившись «укоротом», караулил дверь. И параллельно пытался думать.

- Да уж понятно, - пропыхтел Профессор. – Курам на смех, а не амбар. В двухэтажку полезем? Там вроде контора.

- Окна большие слишком.

- Там решетки.

- О как! А я и внимания не обратил.

- Зато я на улице столько проторчал, что они мне все глаза намозолили. Оптимальный вариант, главное, дверь вскрыть.

- Решаемо, - легкомысленно махнул я рукой. – Замок из «дегтяря» расстреляем в крайнем случае.

- Все бы тебе, Вова, расстреливать! – Олег подтянул ремень на руках мутанта и удовлетворенно полюбовался результатом своего труда. – Теперь не рыпнется, голубчик. Как пойдем?

- Я его не доволоку.

- Дорогу тогда проверяй.

С этой задачей я справился легко, благо никого в пределах видимости – за исключением еще одной дохлой псины, близнеца порезанного «Макса» - не наблюдалось. А дальше дело техники: «ленд» Олег по очередному счастливому стечению обстоятельств остановил аккурат напротив «конторы», так что с маршрутом мудрить не пришлось – мы просто с максимально возможной скоростью доковыляли до «дефендера», Профессор свалил спеленатого мужика рядом с джипом и залез к пулемету – сечь фишку. А я, наплевав на кровотечение и общую хреновость самочувствия, подобрался к двухэтажке и торкнулся в дверь под хлипким козырьком – явно центральный вход. Та, как и ожидалось, не поддалась.

- Гранатой тебя, что ли? – задумчиво буркнул я себе под нос. – Не, размочалит еще. Лучше из пулемета. Эй, Проф! Давай-ка, садани!

- Господа, господа, я вас умоляю! Не надо ничего ломать!

Незнакомый голос донесся откуда-то сверху, и я незамедлительно среагировал на угрозу, прижавшись спиной к стене. Теперь даже если из окна высунется, не достанет – мертвая зона. А Профессор его первой же очередью срежет. Да и не высунется – на окнах и впрямь решетки. А я офигеть какой наблюдательный сегодня.

- Не надо ничего ломать! – продолжил вещать голос по-английски с неподдающимся идентификации акцентом. – Я сейчас спущусь и сам открою! Минуточку! Только смотрите, чтобы собак не было!

Я на провокацию не повелся и остался стоять, как стоял. Кто знает, сколько их еще внутри? Пятеро в «хайлюксе», еще один обещает всякое, но все равно мало для такой заимки. Тут Профессор прав на все сто. Но и дергаться лишний раз глупо, тем более, человек сам на контакт идет. Будем посмотреть, как говорится. А пристрелить всегда успеем.


Левобережье Рейна, предгорья хребта Кхам. 24 год, 14 число 7 месяца, 18:10 | Хроники раздолбаев | Левобережье Рейна, предгорья хребта Кхам. 24 год, 14 число 7 месяца, 19:25



Loading...