home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Часть четвертая. Истина где-то рядом.

Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко. 24 год, 30 число 7 месяца, 10:05

 - Пик-пик… пик-пик… пик-пик… пи-и-и-ик...

Заткнись уже, чертова железяка. Неохота вставать, но придется – чай, не баре до обеда валяться. И так поблажку себе даю, всю неделю будильник только в десять утра пищать начинает. Хоть это и вынужденная мера – последнее время мучают кошмары с обгорелыми псами и порванными кубинцами.

Я с трудом разлепил веки, зевнул, от души потянулся и с сожалением покосился на пустующую половину кровати. Инес неделю назад укатила в Нью-Рино по делам, и кошмары, одолевавшие меня первое время после возвращения из охотничьей экспедиции, накатили с новой силой. До этого Пепита отвлекала – эксплуатировала в постели до изнеможения, да и как-то спокойнее, когда под боком теплая девчонка во сне сопит. Пришлось пуститься на ухищрение: работал я теперь допоздна, пока с ног не начинал валиться от усталости. В таких условиях хочешь, не хочешь, а вырубишься, и плевать, что полночи придется от опаленных псов бегать. Или, того хуже, Хесус явится и будет укоризненно смотреть, сверкая белками глаз на почерневшем лице – ему досталось не меньше, чем собачкам. До сих пор жалею, что не прошел мимо, крепко зажмурившись. Вонь еще… я тогда чуть не проблевался, когда Вова о еде заговорил. А этому маньяку хоть бы что – ушел в коттедж, две банки тушенки умял и пиво потягивал, пока вертолет не прилетел.

Вова… Хотя в этот раз я сам виноват: идея с охотой на варана была моей. Напарнику я теперь по гроб жизни обязан – половину собак он укокошил, в присущей ему безбашенной манере. И ящерицу-переростка именно он добыл, а также освежевал и сохранил здоровенный кусок шкуры, которого как раз хватило на полный мотоциклетный комплект для Пепиты. По крайней мере, местный портной и скорняк в одном лице так сказал, сам-то комплект еще в процессе. Цель нашего вояжа мы сохранили в тайне от Инес, хотя ее допрос с пристрастием выдержать оказалось сложнее, чем беседы с кубинскими особистами – те хоть руки не распускали, причем во всех смыслах. Не знаю, как она Вову пытала, но он тоже не раскололся, так что пришлось дорогой Инес довольствоваться сказочкой о проснувшемся охотничьем инстинкте. Причем я перевел стрелки на Вову – это как раз в его характере, - и тот даже не пикнул, хоть и вынужден был выслушать получасовую нотацию на тему «авантюризм отдельных мужских особей, и как с ним бороться». Правда, потом стряс с меня ящик пива, и сутки лечился от стресса. А еще под шумок НЗ – бутылку рома выделки старого Пабло – вытребовал. Но столь ценное пойло в его единоличное пользование я не отдал, вместе выпили. Исключительно в лечебных целях – Инес в гневе страшна, да и кубинские следователи тоже не подарки были.

Впрочем, на компетентных в следственно-розыскной деятельности товарищей грех жаловаться – мурыжили они нас долго, почти как после приключения на Гавиоте, но особо не зверствовали: все собранные парой прибывших с вертолетом бойцов материалы свидетельствовали в пользу нашей с Вовой версии. Да и корыстного умысла в нашей деятельности не выявили: мы честно вернули «Баррет» с ПТРС и показали, где остался «ФоРаннер». Мне пришлось пару часов повозиться, чтобы наскоро восстановить проводку в раскуроченной кабине и запустить движок, что тоже пошло в зачет. Один из парней в сопровождении Вовы за это время прогулялся к проплешине, заснял со всех возможных ракурсов варана (то, что от него осталось), прошелся по следу «ленда» и подробно исследовал снайперскую лёжку. Второй параллельно обшаривал заимку, а четверка боевиков, заброшенная следующим рейсом уже под утро (не поскупился Рик на мотивирование летунов!) охраняла периметр. И не зря: вертолетчики потом рассказали, что видели на обратном пути крутившийся в некотором отдалении от базы внедорожник.

Хесуса отправили в Штутгарт вертолетом – как еще одно вещественное доказательство, - а Мануэля пришлось везти конвоем. На наше с Вовой счастье, народу набралось достаточно для формирования полноценных экипажей для четырех машин: «хайлюкс» рачительные кубинцы забрали, оставив тела в лабазе (сфотографировав предварительно, и даже отпечатки пальцев зачем-то взяли), и еще приватизировали обнаруженный в одном из ангаров двухместный «рэнглер», в который и свалили доказательную базу – двух наименее поврежденных псов и кучу макулатуры. На нечто большее разрозненные рукописные заметки не тянули, но кубинцы хватались за любой шанс, даже зачем-то из погоревших компов винчестеры повыковыривали. Само собой, системник из серверной в первую очередь в машину загрузили, да и серверные стойки распотрошили.

Я со своей стороны это дело мог только приветствовать, поскольку предвидел грядущие разбирательства со следственными органами. По дороге мы с Вовой договорились ничего от «крыши» не скрывать, так как стыдиться нам нечего, даже общей версии выдумывать не стали – резали правду-матку на все вопросы. И не прогадали. Следователи относились к нам с пониманием и некоторой долей сочувствия: палку не перегибали, хоть и заставили пересказать всю эпопею не по одному разу. Результат их, видимо, удовлетворил, поскольку на третий день по прибытии в Порто-Франко они от нас отвязались. Даже, что удивительно, запирать не стали, сразу отпустили по домам, а потом при посредничестве Рикардо деликатно вызывали для бесед. Скорее всего, по рекомендации полевых агентов действовали – парни опросили нас на первой же ночевке, на той самой бревенчатой ферме, где мы останавливались накануне злополучной охоты.

Обратная дорога времени заняла меньше – и катили быстрее, и не таились, все-таки четыре машины не две, да и народу теперь вдвое больше было. Но, самое главное, у кубинцев всегда было подмазано в нужном месте, и вопросов к нам не возникло ни у Патруля, ни у местечковых стражей закона. По возвращении последовала эпопея с допросами, так что первую неделю после приключения мне переживать было некогда, а потом пришли кошмары. Пепита помогла, но затем и она укатила, и уже четвертую ночь мне, прямо скажем, не спалось. Хоть Вову зови ночевать. А что, постелить в прихожке, на коврике…

Ладно, помечтал, и будет. Долг зовет – привести себя в порядок, перекусить наскоро, и в мастерскую. Работы навалом, такое ощущение, что клиенты только и ждали, чтобы мы умотали куда-нибудь на неопределенный срок: приспичило всем и сразу, и у всех срочно. В кои-то веки я расслабился до такой степени, что начал привередничать: вот это поинтереснее, сразу возьмусь, а вон то рутина, гляну как-нибудь вечерком. Или вообще ночью – волей-неволей пришлось смещать цикл жизнедеятельности. Сегодня, например, я улегся в пятом часу утра, зато Хесус явился лишь один раз, да и то не впечатлил.

После завтрака я спустился в мастерскую, все еще время от времени позевывая. Все более-менее увлекательное закончилось вчера вечером, на сегодня остался подержанный «дефендер», только сто десятый, а не девяностый, как у нас. Рутина, потому как владелец «ленда», впечатленный нашим с Вовой экипажем, пожелал «точно так же, только покруче». В его понимании, естественно: фар лишних навешать, кенгурятник с хромом, запаску выпендрежную, багажник на крышу позатеистей. Я испугался, что он турель потребует, но до этого не дошло. А вот «задрать» тачку повыше не отказался.

Работа неспешная, при желании можно на неделю растянуть, поскольку владелец не против. Как он выразился, не горит. Главное, чтобы качественно. Вот тут у меня были сомнения. Насчет себя я не волновался – что заказал, то и получит, но вот сам, э-э-э, пациент выглядел… потасканным, если так можно выразиться в отношении внедорожника. Вмятины, затейливые царапины, пятна ржавчины… нет, это я загнул, он же алюминиевый. В общем, пятна какие-то непонятные, ногтем не счистишь, наждачке и растворителю с трудом, но поддаются. А вот на стальных деталях явная коррозия. Собственника чуда британского автопрома это обстоятельство не волновало – стильно, с его же слов. Даже обозвал как-то данное направление тюнинга, «rat look», что ли... Ну да бог с ним, у меня и так есть, над чем подумать.

И не только о работе, естественно. Злополучная заимка не шла из головы, мысли то и дело скатывались на мутировавших псов, загубленного веществами Хесуса и циничных ученых. Особенно циничных ученых. Не давали покоя слова Мирко о некоем Центре, расположенном, предположительно, в Порто-Франко. Подумать только! В моем родном городе, можно сказать, у меня под носом функционирует организация, род деятельности которой при всем желании не причислить к законным и общественно полезным. И эти господа не боятся проворачивать настолько сомнительные делишки в одном из оплотов Ордена! Куда только Патруль смотрит, и прочие службы. Мысль, что смотрят куда надо, но в упор не видят – в силу каких-то причин – я старательно отгонял. Иначе совсем грустно становится. Кубинцы ребята серьезные, но против Ордена не потянут. Только не в Порто-Франко. И переезжать не хочется до колик. На Диких островах с распростертыми объятьями примут, но… захирею я там. Смотаться на месяц-другой еще куда ни шло, но вот на ПМЖ ехать… я столько не выпью, даже под чутким Вовиным руководством. Хотя ром старого Пабло хорош, этого не отнять…

От размышлений меня отвлекло шарканье кроссовок по бетонному полу. Без особого интереса оглянувшись, я удостоился сомнительной чести лицезреть горячо любимого напарника. В кои-то веки в относительно нормальной одежде – из «милитари» только тактические штаны, которые у него вместо джинсов, и вообще, считаются парадными, плюс светлая тенниска в узкую полоску. Если бы его рыжий «ежик» можно было назвать шевелюрой, то я бы охарактеризовал его словом «растрепанный», как бы странно это ни звучало. Физиономию бы наградил эпитетом «помятая» - на «потасканную», как клиентский«ленд», она все же не тянула. В руке бутылка пива «Hoffmeister» - для вечера норма, но не для утра. Пусть даже почти полудня, не суть.

- Привет, Проф! – во всю пасть зевнул Вова.

- И тебе не кашлять, - буркнул я, склонившись над куском трубы, которому предстояло стать частью «кенгурятника».

Зар-раза, и надо было ему припереться… только-только разошелся, теперь опять зевота напала. Ладно, все равно лениво.

Я отложил линейку и зубило, которым по намертво въевшейся привычке размечал заготовки, и уселся на верстак.

- Такое ощущение, Вольдемар, что вы только-только с дискотэки.

Напарник пошарил взглядом по окрестностям, табуретку не обнаружил и устроился на «лендовской» запаске. Парадно-выходных штанов не пожалел, а это уже повод задуматься.

- Если бы, - сморщился он, и протянул мне бутылку: - Хочешь?..

- Не-а…

Странная какая-то этикетка. Ба! Да оно же безалкогольное! Сам того не сознавая, Вова только что порвал мне шаблон. Осталось добить последним известием, что он незамедлительно и проделал:

- Ты не поверишь, Проф! Я, кажется, того… влюбился.

Н-да. А ведь всего мгновение назад казался нормальным человеком. Похмельным, но нормальным. Дела-а!..

- Вов, ты пьяный?

- Чуток, - не стал отпираться тот. – Не проспался толком, вот, мучаюсь…

- А нафига безалкогольное?

- Так минералка неукупная…

- А нормального пивка употребить не судьба?

- Не, нельзя. Она не одобрит, если со «свежаком» явлюсь. Перегар еще куда ни шло…

- Боюсь предположить, кто это – «она», - покачал я головой. - Учитывая безалкогольное пиво… Короче, признавайся, где резиновую женщину раздобыл. Из-за «ленточки» выписал?

- Проф, не борзей.

- Не, а что я еще должен подумать? – прикинулся я шлангом. Армированным, двухдюймового диаметра. – Страдаешь похмельем, лечишься «Хоффмейстером»-нулевкой, отмазки еще эти левые… Вова, ты сегодня на себя решительно не похож! И мне это решительно не нравится! И я решительно настаиваю…

- Олежек, заткнись. Пожа-а-алуйста!..

Зар-раза!

- Ты всю ночь в клубе проторчал? – все же поинтересовался я, справившись с зевотой.

- Ну не в мастерской же! У меня нервы покрепче, чем у некоторых.

Придушу гада!..

- Все, Проф, брэк! – загородился от меня напарник бутылкой. – Остынь, а то щас пивка хлебнешь.

- Пивка, - намеренно выделил я слово интонацией, - было бы неплохо. А это… эту… оставь себе, короче.

- Ну так пошли, какие проблемы?! – удивился Вова.

- Куда?

- К Саркису, у него пиво всегда свежее.

- Ты ж вроде не опохмеляешься сегодня?.. – настал мой черед удивляться.

- У Саркиса можно, - ухмыльнулся Вова. – Мы с ней там договорились встретиться, так что… хм… злоупотреблять я буду не до встречи, а во время. Разница есть, как ни крути.

- У вас уже настолько далеко зашло, что ты от нее собираешься избавиться?

Проверенный метод, между прочим. Настоящий Вова, в отличие от Вовы парадно-выходного, настроенного на легкий флирт и изнуряющий секс, девушек отпугивает на счет «раз». Бегут так, что пятки сверкают.

- Почему я не выспался, как думаешь? – иронично вздернул бровь напарник. – Часов до пяти кувыркались. А потом еще провожал ее до гостиницы. Домой вернулся, как был, так и рухнул. Девчонка – огонь! Во всех смыслах. А если сейчас не сбежит, значит, точно судьба. Пошли, что ли?

- Ты где ее хоть подцепил?

- В клубе, - отмахнулся Вова. – Не в подворотне же.

- Вы меня всерьез заинтриговали, мой дорогой друг. – Я поднял зад с верстака и потянулся за ветошью. – Познакомился с девушкой в клубе, при обычных обстоятельствах…

- Не, не обычных, - отверг мое предположение Вова. – Пришлось в драку ввязаться…

- Тобою же и спровоцированную.

- Не, - ушел в отказ напарник. – Я тут ни при чем. Реально ее какой-то тип прессануть пытался. Я как раз в сортир шел, и она меня чуть не сшибла на бегу.

- Ты, конечно же, не замедлил высказать свое глубочайшее возмущение…

- Хорош уже издеваться, Проф!

- … но поскольку даму бить невежливо, - проигнорировал я напарника, - ты решил отыграться на противоположной стороне конфликта. Это на вас так похоже, Вольдемар!

- Я тебя сейчас пивом оболью.

- Ладно, ладно, слушаю. Что там дальше было?

- Ну, я ее поддержал, чтобы не растянулась у всех на виду, и тут этот типчик подвалил. Я его культурно попросил быть с девушкой поделикатнее…

- Угу, представляю, - хрюкнул я.

- И нечего зубоскалить. Я реально вежливо попросил!

То бишь без матюгов и размахивания конечностями. В Вовином понимании это достаточно вежливо. И не поспоришь.

- Короче, тот сам нарвался. Я ему в грызло дал и пошел по своим делам, а когда вышел, эта крошка снова нарисовалась. «Вы мой герой!» «Вы меня спасли!» «Хам получил по заслугам!» - противным голосом прогундосил Вова. – Туда-сюда, трали-вали…

- Пока не вижу повода для влюбленности.

Обычно бесхитростный напарник пассий выбирал себе под стать – смешливых и острых на язык девчонок, прекрасно осознающих, зачем именно явились в клуб. И присказку «поматросил и бросил» с полным основанием можно было применить к обоим участникам этого адюльтера... хотя какой адюльтер, будем называть вещи своими именами – этой беспорядочной половой связи, невзирая на пол. А тут, судя по Вовиному рассказу, вырисовывалась особа, не самая типичная для его амурных похождений.

- Это ты ее еще не видел, - подлил масла в огонь напарник. - Увидишь – ох… удивишься, короче. И еще она умная! Прикинь, с ней же поговорить можно!

Ну все, попал товарищ.

- Про оружие, бухло и баб? – ухмыльнулся я.

- Про литературу, музыку и кинематограф! – добил меня Вова. – И еще на десяток тем. Она даже в ножах разбирается!

Вот с этого и надо было начинать. Нет, нужно это чудо увидеть. Так за один вечер запудрить Вове мозги, а потом еще и спать ему не давать до утра… Уникальная, должно быть, девушка.

- Как звать-то хоть?..

- Йеннифэр.

Литературу, говоришь? Ну-ну…

- Чё ты скривился, чё ты скривился! – взъярился Вова. – Не веришь – не надо. Не буду вас знакомить. Локти себе потом все искусаешь.

- А фамилия у нее, часом, не Цири? – булькнул я, едва сдержав смех.

- Нет, - разочаровал меня напарник. – Смит.

Ага, вот и кинематограф нарисовался.

- В ай-ди прочитал? – отсмеявшись, уточнил я.

- Ну да, - кивнул Вова. – Но она мне потом призналась, что в Старом Свете по паспорту была Дженнифер. Джен. Предложила так называть, если меня что-то смущает. Я, правда, не понял, что меня смутить должно. Фамилию выпытывать не стал.

- Вова, ты неподражаем! – хлопнул я его по плечу. – Ладно, пошли к Саркису. Переоденусь только.


Интермедия 3 | Хроники раздолбаев | Свободная территория под протекторатом Ордена, город Порто-Франко. 24 год, 30 число 7 месяца, 11:45



Loading...