home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Меня уволили из-за YouTube

Я всегда был трудолюбивым парнем. Вообще-то это одна из моих слабостей. Ну, это и соусы. Я могу сожрать в «Фудракерс» прилавок с добавками к гамбургерам. Официантки обычно думают, что я шучу, когда прошу поднос с разными соусами к своему блюду. Они смеются и говорят мне, какой же я шутник. Я не смеюсь и говорю им ПРИНЕСТИ МНЕ ПОДНОС С СОУСАМИ.

Когда мне было семь, я каждое утро забирал газету с крыльца и относил ее бабушке наверх – это была моя первая работа. Знаю, звучит незатейливо, но у меня было ожирение, на крыльце было не меньше шести ступенек, поэтому эта работа становилась ежедневным испытанием. Чтобы добраться до бабушкиной спальни, нужно подняться еще на тридцать ступенек, и это было, черт возьми, почти невозможно. Я увидел рекламу одного из тех электронных кресел для инвалидов, которые поднимают людей с первого этажа на второй, и с тех пор каждый год просил его у Санты. Не подарили. Но я получил мишку «Бини Бэйби – принцесса Диана» в стеклянном футляре, так что я не обижаюсь.

В двенадцать лет я перешел к лучшим и более серьезным занятиям. Подал бабушке заявление об отставке и сказал, что должен попробовать себя в чем-то еще. Меня ждало нечто большее. Большее, чем приносить по утрам газету в обмен на несколько обезжиренных печенек «СнэкВеллс». Я собирался стать самым богатым парнем в нашем квартале. Это не значило ничего особенного, потому что самый богатый парень в нашем квартале в пятнадцать лет все еще в не мог позволить себе брекеты. Бедняга выглядел так, будто откусил кусок асфальта. Я хотел стать успешным человеком и собирался сделать это американским способом: наделать кучу дерьмового товара и заставить соседей купить его из жалости ко мне. У меня было множество идей. Одни были лучше других, но всех их объединяло одно: они были ужасными. Например, продавать эскимо из обезжиренного йогурта и арахисовой пасты. Это мороженое в прямом смысле слова содрало мои вкусовые рецепторы, и мой язык кровоточил два часа. Но вместо того, чтобы подкорректировать рецепт и сделать эскимо не опасно-языко-кровоточащим, я решил продавать его, как есть. Я продал около десяти штук в первый день и был доволен, но поразительно – не получил ни одного повторного заказа. Та к что пришло время перейти к моему следующему товару – браслетам дружбы.

Что нужно, чтобы показать, что ты и твой друг заботитесь друг о друге? Ни доверительное общение, ни взаимное принятие недостатков. Нет-нет-нет. Вам нужны сраные браслеты, которые невозможно снять, поэтому на них налипают грязь, говно и мусор. Ага, вот что такое дружба. Я продал примерно пятнадцать браслетов и чувствовал, что нашел золотую жилу. Вы бы слышали, как я преподносил товар. Происходило это примерно так:


Динь-дон!


Старушка: О-о-о! Девочки-скауты уже продают печенье?!

Я: Нет. Я не девочка, и у меня нет печенья.

Старушка: Ох. Ну, это печально.

Я: Но у меня есть кое-что получше!

Старушка: Не утруждайся. Я атеистка.

Я: Я не знаю, что значит это слово. Мне двенадцать.

Старушка: Ну, судя по твоему виду и тому, чем тебя наградил «бог»… Ты довольно хорошо узнаешь это слово, когда немного подрастешь.

Я: С нетерпением жду этого. На самом деле, я здесь потому, что мне не терпится вам кое-что рассказать! Скажите, у вас есть друзья?

Старушка: Они все умерли.

Я:

Старушка: Моя последняя подруга увела у меня мужа, так что… Думаю, такое не просто забыть.

Я: Ого. Быстро же наш разговор скатился в безысходность. Ладно, у меня есть для вас кое-что более жизнерадостное, чем наполненное гневом злопамятное сердце! Как насчет…


Достаю сраные браслеты из ланч-бокса, купленного в строительном магазине.


Я: Браслетов дружбы!

Старушка: Мило. Я закрываю дверь. Мне нужно поменять калоприемник. Из-за нашей встречи он заполнился целиком.

Я: Пожалуйста, выслушайте меня, миссис… Я не знаю вашего имени, поэтому просто буду называть вас миссис Красавица.


Она покраснела – не знаю, от моей лести или от смущения из-за запаха от протекающего калоприемника, – но в любом случае теперь ей было любопытно.


Я: Смотрите, на кого в жизни вы можете положиться?

Старушка: На моего кота Чеддера.

Я: Отлично! Но как насчет человека?


Тишина.


Я: Миссис Красавица… Вы хотите быть моим другом?

Старушка: Не очень.

Я: Хорошо. Тогда давайте просто станем приятелями по браслетам.


Я завязал браслет на ее запястье.


Я: Когда бы вы ни посмотрели на этот браслет, просто вспомните, что в мире есть кто-то, кто носит такой же браслет на запястье и тоже смотрит на него.


Я завязал такую же фенечку на своем запястье.


Я: Так что всегда, когда вы будете смотреть на него, вы не будете чувствовать себя одиноко. Классно, да?

Старушка: Да. Да, ты прав.


Она улыбнулась. Поправила браслет. Подогнала по своей руке. Снова посмотрела на меня.


Старушка: Ты говоришь это всем одиноким дамам в квартале?

Я: На мне только один браслет, мэм.


Мы улыбнулись друг другу. Она протянула мне пять долларов. И я ушел.

Слушайте, я не буду врать. Я играл на ее чувствах. Я знал: она была одинокой, и чувство, что есть кто-то, кому не все равно, могло сделать ее более расположенной к покупке. Но так ли это плохо? Она была грустной старушкой, пахнущей фекалиями, с котом, названным в честь плавленного сыра, который когда-то выдавали по социальной программе. Кому бы НЕ СТАЛО ее жаль? Но именно это и делало меня великолепным продавцом. Мне БЫЛО ДЕЛО до людей. И с этим связана моя следующая работа, которую я получил на шесть лет позже и кучу средств для волос спустя, – продавец продуктов для снижения веса.

Через два дня после того, как мне исполнилось восемнадцать, я вошел через главный вход в очень известный национальный центр снижения веса на Хантингтон-Бич, Калифорния. Я был готов к «взрослой» работе. Продавать браслеты старушкам уже не так мило, когда ты подросток с постоянной эрекцией. Мне нужно было что-то выгодное и ответственное. Что-то, чем я мог бы гордиться. Помогать людям похудеть – для меня это была идеальная работа. Вдобавок я знал этих людей. Это были мои люди. Я мог поделиться с ними опытом и показать, что в конце туннеля есть свет. Если бы только компания заботилась о том же. С первого дня работы я понял, что их целью было содрать с толстых людей как можно больше денег.

Если вы не знаете, как работают центры снижения веса, я вам расскажу. Представьте супермаркет, где женщина на кассе просит вас выпустить наружу самых темных демонов, а потом дает вам наклейку-смайлик и просит кредитную карточку. Все примерно так же. Только в случае с такими компаниями, женщина на кассе – восемнадцатилетний парень, который НИКАКОГО понятия не имеет, как помочь людям решить их психологические проблемы, и СОВСЕМ НИЧЕГО не знает о диетологии. Перед тем как пройти через главный вход центра, мне пришлось пройти пятидневное обучение «Основам правильного питания 101», что звучит намного информативнее, чем есть на самом деле. Мы с шестью другими кандидатами сидели в жуткой темной комнате заброшенного центра потери веса и слушали лекции суицидальной «разведенки» о пищевой пирамиде. Одной из тем дня была «Продукты, которые делают моего бывшего мужа куском говна». Вообще-то эта как раз была довольно познавательной.

Через пять дней мы получили сертификаты (которые, я уверен, можно просто найти в Гугл-картинках и распечатать) и разрешение «присоединиться к семье». Когда я сидел в компании пожилых женщин и слышал, что мы сейчас присоединимся «к семье», это напоминало мне реа лити-шоу «Жены-сестры». Я был по-гейски выглядевшим мужем, а они – моими непривлекательными, раздражающими вторыми половинками, которые, я втайне надеялся, сгорят в пожаре дома, когда я буду на работе.

Первое, что я сделал, прежде чем начать работу на новом месте, – пошел в «Таргет» и купил самый шикарный костюм для первого рабочего дня, который смог найти за двадцать долларов или дешевле. Я купил плохо сидящие черные брюки, в которых было видно мои белые спортивные носки; рубашку из искусственного шелка на пуговицах, которая НЕ была устойчивой к поту; и на два-размера-слишком-узкую жилетку в стиле братьев Джонас с декоративными пуговицами на плечах. Оглядываясь назад, я понимаю, что выглядел, как пластилиновый персонаж мультфильмов Тима Бертона. Но в то время я думал, что был офигеть каким крутым. Я даже помню, что думал: «Если я когда-нибудь выиграю „Тин Чойс Эвордс” я ТОЧНО выгуляю этот прикид на фиолетовой дорожке!» И я выиграл и выгулял. Но это позорная история на другой раз. Вернемся к сутенерству толстяков.

Я переступил порог центра и, к моему удивлению, внутри никого не было. Жутковато. Как покинутый город в фильме о зомби. Все, что осталось – пустые стулья с висящей на спинках верхней одеждой и запах сырных кукурузных палочек. Спустя десять минут бесцельного оглядывания по сторонам я открыл заднюю дверь и увидел их – всех работников центра. Они курили сигареты, ели шаурму из тележки и соревновались, кто громче рыгнет. И самым великолепным было то, что они делали все это, стоя под ОГРОМНОЙ выв

Именно тогда я понял, что компания была показухой, и это просто еще один американский способ делать деньги на толстых людях. Но я не возненавидел эту работу. Я проработал там больше трех лет и стал одним из самых успешных продавцов во всей стране. Большие шишки подходили ко мне на конвенциях с вопросом: «Как вы это делаете? Как вам удается делать так много продаж?!» Мой ответ был простым: мне не все равно. Я на самом деле хотел продавать клиентам еду и видеть их каждую неделю, потому что хотел, чтобы у них получилось похудеть. Но когда новый клиент не клевал на предложение, мне помогал еще один победный ход.


Динь. Весы показывают большую цифру. Новый клиент на этапе отрицания.


Клиент: Что-то не так. Может быть, это моя обувь.

Я: Это не ваша обувь. Пришло время взять свою жизнь под контроль… Начиная с сегодняшнего дня.

Клиент: Не знаю, как я так распустился.

Я: Вы ели. МНОГО. Количества еды, которое вы съедали за раз, достаточно, чтобы накормить полный дом родственников в африканской деревне.

Клиент: Да как вы смеете!

Я: Да. Я посмел. Я посмел взять под контроль свою жизнь. Я похудел на сто пятьдесят фунтов, а значит, можете и вы. Хотите услышать больше о нашей программе?

Клиент: Не знаю… Она дорогая?

Я: Пятьсот долларов в год плюс расходы на еду.

Клиент: ЧТО?! С ума сойти! Мне это не по карману!

Я: Позвольте вас кое о чем спросить. Если бы у вас сегодня сломалась машина, что бы вы сделали?

Клиент: Починил бы ее?

Я: Да. Конечно, починили бы. Что если бы это стоило вам пять тысяч долларов, и если бы вы не починили машину, она бы взорвалась?

Клиент: Я бы заплатил.

Я: Ну, а это ваша жизнь, которая намного ценнее машины. И вы согласны потратить пять тысяч на большой кусок металла, но не хотите потратить пять сотен на свою ЖИЗНЬ? Теперь вы видите в этом смысл?

Клиент: Ничего себе. Я никогда не задумывался об этом.

Я: Вот зачем я здесь. Добро пожаловать в семью.


ДЗЫНЬ.


Мне неприятно это говорить, но я был до усрачки классным продавцом. И я не врал, когда расхваливал предложения компании. Я верил в каждое свое слово. Я правда думал, что рожден для этой работы… Пока все не закончилось.

В тот судьбоносный день я должен был быть на работе рано, поэтому прохаживался по офису уже в семь часов утра в самой нелестной одежде, которую «Мейсис» мог предложить. Меня повысили неделю назад, поэтому мне нужно было выйти на новый уровень. «Таргет» теперь с этим бы не справился. Мне нужен НАСТОЯЩИЙ шелк, хватит с меня этой искусственной хрени. Мои волосы выпрямлены от самых корней до кончиков, и мое прыщавое лицо гладко выбрито. Я был готов ко всему. Когда я вошел в центр, то поздоровался с коллегами так, будто они были членами моей семьи – за три года они действительно стали моей семьей. Я взглянул на свою фотографию «до и после», висевшую на стене в приемной, и по-дружески поднес к ней кулак, желая себе удачного дня. Я пошел к своему офису, открыл дверь и увидел в моем кресле незнакомку. Женщина была толстой, поэтому я подумал, что она была новым клиентом.


Я: О, извините. Место ожидания – в приемной. Я выйду и позову вас, чтобы взвесить. Рад начать с вами этот путь.


Я протянул руку для дружеского рукопожатия. Женщина ее не приняла.


Женщина: Я не клиент. Я из главного офиса, Шейн.

Я: Правда?


Я взглянул на нее. Выглядела она не очень здоровой, по крайней мере не так, как подобает тому, кто работает в главном офисе центра снижения веса, но кто я был такой, чтобы судить?


Я: Ладно. И так… Могу я вам помочь?

Женщина: Я хочу, чтобы ты собрал свои вещи и через пять минут покинул здание.

Я: Э-э… Что?

Женщина: Время идет.


Секундомер включен.


Я: О чем вы говорите? Это розыгрыш? Это какая-то жирная «Подстава»[17]? Какой-нибудь жирный Эштон Кутчер вывалится из морозильной камеры и крикнет «ПОПАЛСЯ»?

Женщина: Я не Эштон Кутчер, Шейн. Пожалуйста, собирай свои вещи.

Я: Что я такого сделал? Это из-за того, чем я занимался в туалете вчера во время перерыва на обед? Я не знал, что там камеры.

Женщина: Что?

Я: М-м? Ничего. Неважно.


Я мастурбировал на работе. Часто.


Я: Так что я сделал?


Она рассказала мне. И я взбесился. По-видимому, меня уволили, потому что я снял влог на работе. Ну, это было до того, как ВСЕ начали снимать влоги, поэтому, думаю, центр снижения веса встал на дыбы из-за того, что один из их работников делал странные видео для интернета на рабочем месте. Хотя на самом деле мои видео только больше рекламировали их компанию. Но это был 2009 год, поэтому я не могу ненавидеть их за то, что они не были «в теме». Но что меня злило, так это то, как они разрулили ситуацию. Они уволили не только меня, но и всех, кто был в моих влогах, включая маму и брата, которые начали работать в компании вслед за мной. Когда я выходил из офиса с вещами, я остановился перед своим постером «до и после».

Я: Я забираю это. И когда я прославлюсь, я скажу всем, что похудел с помощью вашего главного конкурента, «Нутрисистем»!

Женщина: Ага, удачи тебе.


Это был один из худших дней в моей жизни, но нет худа без добра. Эта ситуация заставила меня сосредоточиться на моем канале на YouTube, который в итоге стал достаточно успешным, чтобы я мог купить маме дом и даже потратить больше двадцати долларов на костюм в «Таргет». В заключение я хотел бы поблагодарить центр снижения веса за мое увольнение. Так же, как мне нужно было уйти с работы бабушкиного доставщика газет, чтобы «попробовать себя в чем-то другом», нужно было покинуть мир снижения веса, чтобы расширить свои границы. И то, что я отыскал, оказалось намного лучше. Та к что за это я благодарен.

И еще, если вы хотите сбросить вес и прийти в лучшую форму в вашей жизни, непременно звоните: 1-800-НУТРИСИСТЕМ.


Мои странные зависимости | Я ненавижу селфи | Астральная проекция



Loading...