home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Шоктьюбер

Час ночи. Моя комната наполнилась повторяющимися звуками тысяч чирикающих птичек-роботов. Это могло означать что-то одно: либо у меня наконец-то случился тот самый, как утверждала мама, наследственный «нервный срыв», либо мой Твиттер взрывался к чертям собачьим. Я не испытывал порыва побриться налысо и выпрыгнуть из окна спальни, поэтому, вероятно, происходило второе.

Когда мой Твиттер взрывается, первое, о чем я думаю: «О ГОСПОДИ ЛИНДСИ ЛОХАН УМЕРЛА». Каждое утро, когда я просыпаюсь, мне интересно, будет ли самым популярным трендом в мире #РИПЛИНДСИ прямо над #ОНАБЫЛАТАКОЙКЛАССНОЙВДРЯННЫХДЕВЧОНКАХЧТОПРОИЗОШЛО. Конечно, не хочу показаться ненормальным, но это просто вопрос времени, правда? Думаю, мы все только этого и ждем. Мы желаем ей справиться с проблемами, но давайте будем реалистами: часики тикают.

Как бы там ни было, мой Твиттер взрывался не из-за смерти девочки – бывшей звезды или даже не из-за еще одного урагана с именем официантки. Он взрывался потому, что по всеобщему мнению, я был «расистом».

Мало какие слова могут меня по-настоящему обидеть. Я так давно выкладываю свою жизнь в интернет, что стал бесчувственным к почти любой критике и оскорблениям. Один раз под видео мне оставили комментарий с текстом: «Готов поспорить, твоя бабушка смотрит на тебя из ада, рыдая, потому что ты тупой членососущий педик со спидом». Первое, о чем я подумал: «Разве „СПИД” пишется не заглавными буквами?» Поэтому мало что меня волнует. Но когда люди говорят, что я расист, это жутко меня бесит. Меня, человека с лучшей, совершенной, белой кожей.

Итак, вам, наверняка, интересно, что вызвало у Твиттера такую реакцию. Твиттер вспыхнул даже не из-за чего-то, что я сделал, а из-за чего-то, что люди ПРИНЯЛИ за мои действия. Это был скетч на YouTube о Гарриет Табмен[29], записывающей свой секс на видео, и этот ролик стал вирусным после того, как до него добрался канал «Си-эн-эн». Из-за того, что некоторые актеры из этого скетча появлялись в моих видео, люди решили, что его снял я. Это была полная ложь, и ситуация очень меня расстроила. Я бы НИКОГДА не снял видео о Гарриет Табмен, записывающей свой секс на камеру. Камер в те времена даже близко не было. Я позволяю себе творческие вольности в своих скетчах, но не хочу, чтобы они были целиком недостоверными!

Когда я пролистал ленту, то увидел тысячи сообщений «ШЕЙН ДОУСОН – РАСИСТ» и «ШЕЙН ДОУСОН НЕНАВИДИТ ЧЕРНОКОЖИХ». Каждое из них вонзалось в мое сердце, как кинжал. Разъяренная куча людей стала публиковать ссылки на другие снятые мною видео и отмечать каждую оскорбительную шутку, которую я когда-либо отпустил. Они стали придумывать историю про то, что я тайный член Ку-клукс-клана, чья цель – промыть мозг американской молодежи своим отвратительным расистским юмором. И это просто смешно. Если бы я пытался промыть мозг американской молодежи, я бы заставил ее покупать больше футболок с моей символикой. Они не так уж хорошо продаются. Это печально, потому что качество у них классное.

Но я отвлекаюсь. Я попытался прояснить ситуацию и сказал, что не имею отношения к этому видео, но меня не услышали. Пожар был слишком большим, и никакое количество объяснений не могло его потушить. Поэтому я ждал. В конце концов, все улеглось, и я снова стал ждать смерти Линдси Лохан.

Но тогда на меня не впервые повесили ярлык расиста. Мои видео вызывают споры с тех пор, как я начал их снимать в 2008 году. Комментарии типа «неужели он и правда это сказал» и «ого, это перебор, Шейн!» с самого начала наводняли мой канал на YouTube. Но я никогда не задаюсь целью вести себя, как шоктьюбер (только что придумал это слово, пользуйтесь на здоровье). Я выхожу за рамки приличия на раз-два. Это моя вторая натура, это как ездить на велосипеде или грустно вздыхать, проходя мимо бездомного. Ничего не могу поделать. Мой юмор – результат моего окружения. Маргарет Чо не считают расисткой потому, что она шутит про азиатов и стереотипах о них, ведь она выросла в этой культуре. Это то, что было частью ее жизни. И то же самое я могу сказать о себе.

Я вырос на Лонг-Бич в Калифорнии – в месте, которое известно тем, что здесь вырос Снуп Дог, и большим количеством поножовщины. Все мои шутки, все мои персонажи, все мои взгляды на юмор зародились, когда я жил в той обстановке. Уверен, с возрастом на меня станут влиять другие впечатления, но сейчас я все еще черпаю вдохновение из того периода жизни.

Впервые я выступил перед зрителями в десятом классе. Я написал скетч, и мой учитель драмы решил, что я должен выступить перед одноклассниками. Скетч был о белом подростке, который хотел вписаться в компанию своих чернокожих друзей и поэтому пробовал все, что только мог, чтобы впечатлить их. Это был скетч с кучей стереотипов, и целиком «белая» публика наверняка встретила бы его неловкой тишиной. Но мой класс, в котором были ребята с разным цветом кожи, хохотал и аплодировал стоя. А заставить десятиклассников подняться ради ЧЕГО-ЛИБО – огромная победа.

На следующий день после выступления один из моих учителей, который был белым, спросил меня, не считаю ли я эту сценку расистской. Я был шокирован. Как сатиру можно считать расистской? Я не сказал ничего унизительного, не использовал обидных слов и уж точно не говорил, что кого-то превосхожу. К счастью, у меня был друг, который заступился за меня, рискуя остаться в наказание после уроков. Так вышло, что он был темнокожим.


Друг: Каким образом то, что он сделал, было расистской выходкой?

Учитель: Он демонстрировал разные стереотипы. Поощрял других смеяться над афроамериканцами и их поведением.

Друг: Но некоторые из нас и правда так ведут себя.

Учитель: Ну, это не значит, что скетч был уместным!

Друг: Нет, это значит, что мы его поняли и он был нам близок. Я ЗНАЮ людей, которые ведут себя по-дурацки и как типичные черные. И эти люди вызывают у меня смех. Шейн не высмеивал ЧЕРНОКОЖИХ, он высмеивал группу чернокожих, которая вела себя нелепо.

Учитель: Ну а я не согласен.

Друг: Ну а вы и не чернокожий. Вы не понимаете, каково это, когда белые ходят вокруг вас на цыпочках. Боятся сказать что-то, что может быть истолковано как расизм. Заставляют вас чувствовать себя так, будто к вам нужно относиться как к детям, потому что вы не можете смириться с тем, что ваша кожа другого цвета и некоторым людям вы не нравитесь. Мне НРАВИТСЯ смеяться над хренью, с которой меня что-то связывает. И мне нравится, что с этим скетчем выступал белый. Так я сильнее почувствовал себя частью общества и меньше чувствовал себя изгоем.


Послушайте, я знаю, что этот разговор звучит выдуманным. Он слишком идеальный и слишком хорошо сформулирован, чтобы быть реальным разговором старшеклассника с его учителем. Но он на самом деле случился. И он изменил мою точку зрения на комедию. Есть темы, на которые люди боятся шутить, которые считаются табу, но я хочу касаться их без страха. Все просто хотят, чтобы шутки были им близки, и чувствовать – комик «понимает их». Думаю, поэтому на YouTube меня смотрит столько разных людей: я чувствую связь с теми, кто ощущает себя чужаками. Пусть я и белый парень, и меня не проигнорировал водитель такси, но это не значит, что я не знаю, каково это, когда люди обращаются с тобой, как с дерьмом, потому что ты другой. Я никогда не отпускаю злобные шутки просто так. Если один из моих персонажей говорит что-то оскорбительное, и это переходит границы, зрители не должны смеяться с ним, они должны смеяться над ним. Смеяться над тем, какой этот персонаж тупой, раз говорит что-то настолько ужасное. В этом мире есть люди, которые говорят ужасную, тупую хрень, и вместо того, чтобы просто сидеть сложа руки и терпеть это, мне нравится высмеивать их.

Я не могу уследить за тем, как какой-нибудь расист смотрит мои ролики и смеется над ними по неправильной причине, не понимая их истинного смысла. С таким же успехом можно и не снимать фильмы ужасов, чтобы не давать серийным убийцам повода для дрочки. Каждый зритель опирается на свой опыт при просмотре чего-либо. Все, что я могу – надеяться, что мои зрители «понимают» мои видео и наслаждаются их просмотром.

Неделю спустя. Час ночи. Я слышу, как тысячи птичек-роботов снова и снова щебечут в моей комнате. Я бегу к компьютеру. Это наконец случилось? То самое? Я открываю браузер и проверяю актуальные темы дня. Не-а, она жива. Просто еще один ураган с именем официантки.


Мой близнец по ноге | Я ненавижу селфи | Выпускной



Loading...