home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


2

В дыму

Спустя шесть часов, в отделении неотложной помощи Роузвудской больницы, бойкая медсестра с длинным хвостиком каштановых волос дала отцу Арии какой-то документ, закрепленный на специальном планшете с зажимом, велела расписаться внизу и, отодвинув шторку закутка, в котором лежала Ария, сказала:

– У нее синяки на ногах, она надышалась дымом, но в остальном, думаю, с ней все в порядке.

– Слава богу, – выдохнул Байрон, ставя свою размашистую подпись. Вместе с братом Арии, Майком, он явился в больницу почти сразу после того, как «скорая» доставила туда его дочь. Мать Арии, Элла, развлекалась в Вермонте, куда «на пару дней» поехала со своим подлым возлюбленным Ксавьером, и ей Байрон сказал, что мчаться домой нет необходимости.

Медсестра внимательно глянула на Арию.

– Твоя подруга Спенсер просила, чтобы ты зашла к ней перед выпиской. Она на втором этаже. В двести шестой палате.

– Хорошо, – дрожащим голосом проронила Ария, заерзав под шершавыми больничными простынями.

– Я подожду тебя в вестибюле, – сказал Байрон дочери, поднимаясь с белого пластикового стула возле кровати. – Не торопись.

Ария медленно слезла с койки и провела руками по своим иссиня-черным волосам. На постель посыпались хлопья сажи и пепла. Она натянула джинсы, сунула ноги в туфли. Каждое движение отдавалось болью в мышцах, будто девушка совершила восхождение на Эверест. Перевозбужденная от пережитого в лесу, за всю ночь она не сомкнула глаз. Подруги находились в этом же отделении, но все в разных палатах, так что ни с кем из них переговорить ей так и не удалось. Каждый раз, едва она пыталась встать, в занавешенный шторкой закуток влетали медсестры… И твердили одно и то же: отдохни, поспи, тебе это необходимо. Ну-ну. Куда проще.

Ария не знала, как относиться к случившемуся. Как к тяжкому испытанию, по меньшей мере. Сначала она бежала через лес к амбару Спенсер. В заднем кармане у нее лежал лоскут флага «Капсула времени», который она выкрала у Эли в шестом классе. На этот клочок блестящей синей ткани Ария отказывалась смотреть долгих четыре года, но Ханна была убеждена, что рисунки на нем – это ключ к разгадке убийства Эли. А потом, как раз в тот момент, когда Ария поскользнулась на мокрых листьях, в нос ей ударил едкий запах бензина. Она услышала щелчок зажигалки, и лес вокруг заполыхал. Огонь ослеплял, жаркий воздух опалял кожу. А еще через несколько секунд она наткнулась на человека, который отчаянно звал на помощь. На человека, чье тело, как все они считали, было обнаружено в полувырытом котловане на заднем дворе дома ДиЛаурентисов. Это была Эли.

Во всяком случае, так Ария тогда думала. Но теперь… теперь ее мучили сомнения. Она взглянула на свое отражение в зеркале на двери. Щеки запали, глаза красные. Врач отделения неотложной помощи, который обследовал Арию и назначил ей лечение, объяснил, что у людей, надышавшихся ядовитым дымом, обычно возникают бредовые видения. Это типичное явление: от нехватки кислорода мозг перестает работать. А она действительно чуть не задохнулась в лесу. И Эли казалась какой-то расплывчатой, нереальной, словно мираж. О том, чтобы у какой-то определенной группы людей одновременно возникла одна и та же галлюцинация, Арии слышать не приходилось. Но ведь вчера вечером они все думали об Эли. Может, потому каждой из них Эли и привиделась, когда мозг дал сбой.

Переодевшись в джинсы и свитер, принесенные из дома отцом, Ария отправилась на второй этаж – в палату Спенсер. В гостевом холле через коридор, каждый уткнувшись в свой BlackBerry, ожидали мистер и миссис Хастингс. Между тем Ханна с Эмили, тоже в джинсах и свитерах, уже сидели в палате их дочери. Сама Спенсер, все еще в больничной сорочке, лежала на кровати под капельницей. Кожа у нее пожелтела, голубые глаза терялись в фиолетовых кругах, на квадратном подбородке красовался синяк.

– Как ты?! – воскликнула Ария. Ей никто не сказал, что Спенсер так сильно пострадала.

Спенсер вяло кивнула и, нажав кнопку на боковине кровати, подняла изголовье, чтобы сесть.

– Теперь гораздо лучше. Говорят, отравление угарным газом порой приводит к самым неожиданным последствиям.

Ария огляделась. В палате пахло болезнями и хлоркой. Монитор в углу отслеживал показатели состояния Спенсер. На краю маленькой хромированной раковины лежала стопка коробок с хирургическими перчатками. Зеленые стены. На окне штора с цветочным узором. На стене у окна – большой плакат, объясняющий, как женщине следует ежемесячно обследовать грудь. Рядом с женской округлостью какой-то подросток конечно же пририсовал пенис.

У окна на детском стульчике сидела Эмили со спутанными рыжевато-белокурыми волосами. Губы у нее потрескались. Эмили постоянно ерзала – ее крупное тело пловчихи едва умещалось на маленьком сиденье. Ханна стояла у двери, одним боком привалившись к табличке, напоминавшей медперсоналу больницы о необходимости надевать перчатки. Ее ореховые глаза будто остекленели, взгляд был отсутствующий. В узких темно-синих джинсах, которые теперь висели на ней, она казалась еще более хрупкой, чем обычно.

Ария молча полезла в свою мохнатую сумочку из шкуры яка, вытащила лоскут флага Эли и разложила его на кровати Спенсер. Девушки нависли над ним. Ткань покрывали блестящие серебряные закорючки. А еще логотип Chanel, товарный знак Louis Vuitton и имя Эли, выведенное большими дутыми буквами. В углу был нарисован источник, где загадывают желания – каменный колодец с конусообразной крышей и рукояткой для вращения барабана. Ария пальцем очертила колодец по контуру. Она не видела каких-то явных значимых подсказок о том, что могло произойти с Эли в вечер ее убийства. Обычная ерунда, какой разрисовывают фрагменты «Капсулы времени».

Спенсер коснулась края ткани.

– Я и забыла, что Эли писала такие дутые буквы.

Ханна поежилась:

– Увидела ее почерк, и сразу такое чувство, будто она здесь, с нами.

Подруги подняли головы и испуганно переглянулись. Было ясно, что все они думают одно и то же: Как и несколько часов назад, в лесу. Потом разом заговорили.

– Мы должны… – выпалила Ария.

– Что нам… – прошептала Ханна.

– Доктор сказал… – через полсекунды тихо молвила Спенсер. Они все одновременно осеклись и посмотрели друг на друга. Лица у всех стали белые, как наволочки на подушках под головой Спенсер.

– Нужно что-то делать, девчонки, – заявила Эмили. – Эли где-то там. Нужно понять, куда она делась. Ее искали в лесу? Кто-нибудь что-то слышал об этом? Я сказала копам, что мы ее видели, а им хоть бы что, даже с места не сдвинулись!

У Арии сжалось сердце. Спенсер недоверчиво посмотрела на нее.

– Ты сказала копам? – повторила она, убирая с глаз светлую прядь волос.

– Конечно! – шепотом воскликнула Эмили.

– Но… Эмили…

– Что? – сердито спросила Эмили, воззрившись на Спенсер ошалелым взглядом, словно у той на лбу внезапно вырос длинный рог.

– Эм, это была просто галлюцинация. Так сказали врачи. Эли умерла.

Эмили выкатила глаза:

– Но мы же все ее видели. То есть, по-твоему, нас всех посетило одно и то же видение?

Спенсер, не мигая, смотрела на Эмили. Прошло несколько напряженных секунд. Из-за двери донеслось пиканье. По коридору прокатили кровать, издававшую визгливый скрип.

Эмили всхлипнула. Ее щеки стали пунцовыми. Она повернулась к Ханне с Арией.

– Вы ведь тоже видели Эли, да?

– В принципе, это могла быть и Эли, – произнесла Ария, опускаясь в инвалидную коляску, стоявшую у крошечной ванной. – Но, Эм, доктор сказал мне, что я просто надышалась дымом. И, в общем-то, логика в этом есть. Иначе как бы Эли исчезла после пожара?

– Ну да, – слабым голосом согласилась Ханна. – И к тому же где она пряталась все это время?

Эмили развела в стороны руки и со всего размаху хлопнула себя по бокам. Стоявший рядом штатив с капельницей задребезжал.

– Ханна, ты говорила, что видела Эли у своей кровати в больнице, когда лежала здесь в прошлый раз. Может, это действительно была она!

Ханна со смущенным видом теребила высокий каблук своего замшевого сапога.

– Ханна находилась в коме, когда ей привиделась Эли, – возразила Спенсер. – Она тогда явно грезила.

Эмили, ничуть не сконфузившись, ткнула пальцем в Арию.

– Вчера вечером ты вывела за собой кого-то из леса. Если это была не Эли, тогда кто?

Пожав плечами, Ария, сидевшая в инвалидном кресле, провела ладонью по спицам одного из колес. За большим окном палаты всходило солнце. На больничной парковке стояли в ряд сияющие «БМВ», «Мерседес» и «Ауди». Просто поразительно, что все выглядело так обыденно после сумасшедшей ночи.

– Не знаю, – призналась Ария. – В лесу было темно. И… о черт. – Она полезла во внутренний карман сумки.

Раскрыв ладонь, Ария продемонстрировала хорошо знакомую подругам вещь: кольцо с ярко-голубым камнем – такие вручаются всем выпускникам частной школы Роузвуда. На внутренней его стороне имелась надпись: ЙЕН ТОМАС. Когда на прошлой неделе в лесу они обнаружили труп Йена, это кольцо было у него на пальце.

– Оно просто лежало на земле, – объяснила Ария. – Не понимаю, почему копы его не нашли.

Эмили охнула. Спенсер пришла в замешательство. Ханна схватила кольцо с ладони Арии и поднесла его к лампе над кроватью Спенсер.

– Может, оно соскользнуло с пальца Йена, когда он убегал?

– И что с ним теперь делать? – спросила Эмили. – Отдать полиции?

– Ни в коем случае, – прошипела Спенсер. – А то что ж получается? Мы обнаружили в лесу тело Йена, заставили копов прочесать лес, они ничего не нашли, а потом voilа! Мы сами находим кольцо. Уж больно подозрительно. Зачем ты вообще его взяла? Это ж улика.

Ария, в свитере шотландской вязки «фэр-айл»[1], сложила на груди руки.

– Откуда я могла это знать? И что теперь делать? Положить туда, где я его нашла?

– Нет, – распорядилась Спенсер. – После пожара полицейские опять заполонят лес. Не дай бог заметят, как ты возвращаешь на место кольцо, и начнут задавать вопросы. Лучше пока подержи его у себя.

Эмили стала нетерпеливо елозить на маленьком стульчике.

– Ты ведь видела Эли после того, как нашла кольцо? Да, Ария?

– Не уверена, – отвечала та. Она постоянно прокручивала в голове те безумные минуты в лесу. А картины становились все более расплывчатыми. – Я даже ни разу не дотронулась до нее…

Эмили встала.

– Да что с вами такое, девчонки? Почему вы вдруг перестали верить тому, что мы видели?

– Эм, – мягко произнесла Спенсер. – Ты слишком остро реагируешь.

– Ничего подобного! – вскричала Эмили. Ее щеки вспыхнули ярким румянцем, отчего веснушки на них стали более заметны.

Разговор подруг прервал громкий пронзительный сигнал тревоги в соседней палате. Крики медсестер. Неистовый топот бегущих ног. Тошнотворное чувство охватило Арию. Неужели там кто-то умирает!

Спустя несколько минут шум стих. Спенсер прокашлялась.

– Самое важное – это понять, кто устроил пожар. Вот на чем сейчас должны сосредоточиться копы. Минувшей ночью кто-то пытался нас убить.

– Не просто кто-то, – прошептала Ханна. – Они.

Спенсер посмотрела на Арию:

– В амбаре мы позвонили Йену. Он все нам рассказал. Он был уверен, что это сделали Джейсон с Вилденом. Все, о чем мы говорили вчера вечером, чистая правда, и они задались целью заставить нас молчать.

У Арии тяжело вздымалась грудь: она вспомнила еще кое-что.

– Я видела в лесу человека, который устроил пожар.

Спенсер, сидя на кровати, вытянулась в струнку. Глаза ее округлись, как блюдца.

– Что?

– Ты видела его лицо?! – воскликнула Ханна.

– Не знаю. – Ария зажмурилась, заставляя себя вспомнить этот кошмар. Уже с кольцом Йена в руке – буквально через несколько секунд – она увидела, как кто-то крадучись пробирается по лесу в нескольких шагах от нее. Лицо идущего впереди человека было скрыто капюшоном. Она всем естеством почувствовала, что знает, кто это. И когда поняла, что он задумал, оцепенела. Помешать этому она была не в силах. В считаные секунды огонь распространился по земле, с жадностью подбираясь к ее ногам.

Подруги ждали ответа, Ария чувствовала на себе их взгляды.

– Он был в капюшоне, – проговорила она, – но я абсолютно уверена, что это был…

Закончить фразу ей помешал громкий скрип. Дверь медленно отворилась, и в палату сначала пролился яркий свет из коридора, а потом вошел человек, лицо которого против света трудно было разглядеть. Когда же Ария его все-таки рассмотрела, сердце чуть не выпрыгнуло у нее из груди. Голова закружилась… Не падай в обморок, велела она себе. Это был один из тех, о ком предупреждал «Э». Именно его Ария видела тогда в лесу, точно. Одного из убийц Эли.

Полицейского Даррена Вилдена.

– Здравствуйте, девочки, – поприветствовал их Вилден. Его зеленые глаза блестели; кожа на красивом худощавом лице шелушилась от холода. Полицейская форма плотно облегала фигуру, подчеркивая мускулистое тело.

У кровати Спенсер он помедлил, наконец-то заметив недружелюбное выражение на лицах подруг.

– В чем дело?

Подруги испуганно переглянулись.

– Нам все про вас известно, – произнесла Спенсер, прокашлявшись.

Вилден оперся на спинку кровати, стараясь не задеть штатив с капельницей.

– Простите?

– Я только что вызвала медсестру, – громче сказала Спенсер, и голос ее прозвучал громко, будто на репетиции драмкружка частной школы Роузвуда. – Вы ничего не успеете нам сделать, она приведет охрану. Мы знаем, что это вы устроили пожар. И знаем зачем.

На лбу Вилдена прорезались глубокие морщины, на шее набухла вена. Сердце бухало у Арии в ушах, заглушая все остальные звуки в палате. Никто не шевелился. Вилден скользил по ним сердитым взглядом, и чем дольше он смотрел, тем неспокойнее чувствовала себя Ария.

Наконец Вилден поменял позу.

– Пожар в лесу? – Он как-то неопределенно хмыкнул. – Вы это серьезно?

– Я видела, как вы покупали пропан в хозяйственном магазине. – Голос Ханны дрожал, плечи напряглись. – Вы погрузили в машину три канистры – вполне достаточно, чтобы спалить тот лес. И почему вас не было на месте преступления после пожара? Вся полиция Роузвуда там собралась.

– Я видела, как быстро вы уезжали от дома Спенсер, – вставила Эмили, поднимая колени к груди. – Будто скрывались с места преступления.

Ария украдкой глянула на Эмили. Сомнительно, пожалуй… Она не видела, чтобы какой-то полицейский автомобиль отъезжал от дома Спенсер вчера вечером.

Вилден прислонился к металлической раковине в углу.

– Девочки. А зачем бы я стал поджигать лес?

– Чтобы замести следы того, что вы сделали с Эли, – ответила Спенсер. – Вы и Джейсон.

Вздрогнув, Вилден бросил взгляд на Эмили. Потом оценивающе посмотрел на остальных, с обидой на лице, как человек, которого предали.

– Вы действительно верите, что я пытался причинить вам зло? – спросил он. Девушки едва заметно кивнули. Вилден покачал головой. – Я старался вам помочь! – Подруги молчали. – Боже, – вздохнул Вилден. – Ну хорошо. Вчера вечером, когда случился пожар, я был у своего дяди. Я жил у него, когда учился в школе. Он очень болен. – Вилден сунул руки в карманы и вытащил клочок бумаги. – Вот.

Ария и остальные склонились над ним. Это был аптечный чек.

– В девять пятьдесят семь я заезжал в аптеку за лекарствами. Там и услышал, что начался пожар, как раз где-то в районе десяти, – объяснил Вилден. – Наверняка мой приход зафиксировала видеокамера системы безопасности. Как я мог находиться в двух местах сразу?

Арии показалось, что палата заполнилась едким запахом одеколона Вилдена, и ей опять стало дурно. Значит, это не Вилден поджег лес? Значит, она видела там кого-то другого?

– Что касается газовых баллонов, – продолжал Вилден, коснувшись огромного букета на тумбочке Спенсер, – то пропан я купил по просьбе Джейсона ДиЛаурентиса для его дома у озера в Поконо. Джейсон слишком занят, а мы старые друзья, вот я и согласился помочь.

Ария посмотрела на подруг, ошеломленных невозмутимостью Вилдена. Вчера вечером, узнав, что Джейсон с Вилденом друзья, они восприняли это как откровение, разоблачение тайны огромной важности. Теперь же, при свете дня, этот факт не казался столь уж значимым, тем более что Вилден не юлил и ничего не отрицал.

– А про то, что мы с Джейсоном сделали с Эли… – Голос Вилдена затих. Полицейский сделал несколько шагов, остановившись у столика на колесах, на котором стояли графин с водой и два пластиковых стаканчика. – Чтобы я причинил ей зло! – растерянно сказал он. – Полнейший бред. А Джейсон – ее брат! Вы действительно считаете, что он на такое способен?

Ария открыла рот, собираясь возразить. Минувшим вечером Эмили нашла регистрационный журнал психиатрической больницы, прежде размещавшейся в здании гостиницы «Рэдли», и там чуть ли не на каждой странице фигурировало имя Джейсона ДиЛаурентиса. К тому же, дразня Арию, новый «Э» дал понять, что Джейсон, возможно, утаивает какие-то свои разногласия с Эли. Эмили он намекнул, что Дженна с Джейсоном якобы ругались, стоя у окна в комнате Дженны. Арии не хотелось верить в виновность Джейсона: отдавая дань давнишнему увлечению, она несколько раз ходила с ним на свидание, последний раз – неделю назад. Но в ту пятницу, во время их встречи у него в квартире в Ярмуте, Джейсон просто слетел с катушек.

Вилден в изумлении качал головой, словно пораженный подозрениями подруг. «Есть хотя бы доля истины в словах „Э”?» – подумала Ария. Внезапно все их логически выстроенные версии оказались весьма туманными. Она вопросительно посмотрела на подруг. В их лицах тоже читалось сомнение.

Вилден закрыл дверь палаты Спенсер и сердито глянул на девушек.

– Дайте-ка угадаю, – тихо произнес он. – Все эти мысли заронил в ваши головки новоявленный «Э»?

– «Э» настоящий, – твердо сказала Эмили. Не в первый раз Вилден говорил, что «Э» – подражатель и ничего более. – Он и вас сфотографировал, – добавила она. Порывшись в кармане, девушка вытащила телефон и открыла сообщение с приложенным фото Вилдена. На снимке тот направлялся в исповедальню. Через плечо подруги Ария успела прочитать подпись под снимком: «В чем же он хочет покаяться?» – Вот, смотрите. – Эмили сунула фото под нос Вилдену.

Тот взглянул на экран. Ни один мускул не дрогнул в его лице.

– Я не знал, что посещение церкви является преступлением.

Хмурясь, Эмили убрала телефон в спортивную сумку. Последовала долгая пауза. Вилден пощипывал переносицу своего крупного длинного носа с горбинкой. Воздух в палате сгустился так, что нечем было дышать.

– Послушайте, девочки, я вот ведь зачем пришел. – Радужная оболочка его глаз потемнела, стала почти черной. – Не надо твердить всем и каждому, что вы видели Элисон.

Подруги испуганно переглянулись. Спенсер с торжествующим видом приподняла идеальные дуги своих бровей, словно говоря: Я так и думала. Первой, естественно, подала голос Эмили:

– Вы хотите, чтобы мы лгали?

– Вы ее не видели, – сурово отчеканил Вилден. – Будете настаивать на своем, привлечете к себе нежелательное внимание. Вам понравилось, как все возмутились, когда вы заявили, будто видели тело Йена? Теперь будет в десять раз хуже.

Ария переступила с ноги на ногу, теребя манжету своего свитера с капюшоном. Вилден разговаривал с ними, как полицейский из южной Филадельфии с наркоторговцами. Но что плохого они сделали?

– Это нечестно, – запротестовала Эмили. – Ей нужна наша помощь.

Вилден обреченно воздел руки к белому потолку палаты. Рукава его рубашки были закатаны по локоть, и на предплечье виднелась восьмиконечная звезда. По прищуру глаз Эмили, по тому, как она наморщила нос, Ария догадалась, что подруга не любит татуировки.

– Я выдам вам секретную информацию, – сказал Вилден, понижая голос. – Мы получили результаты анализов тела, которое рабочие нашли в котловане. Его ДНК полностью совпадают с ДНК Элисон, девочки. Она мертва. Так что послушайте моего совета, хорошо? Я действительно пекусь о ваших интересах.

С этими словами Вилден достал телефон и, уставившись в экран, вышел из палаты. Дверь со стуком захлопнулась. Пластиковые стаканчики на подносе вздрогнули. Ария повернулась к подругам. Губы Спенсер были плотно сжаты, на лице читалась досада. Ханна в волнении грызла ноготь большого пальца. Эмили, утратив дар речи, моргала своими круглыми зелеными глазами.

– И что теперь? – прошептала Ария.

Эмили хлопала глазами. Спенсер теребила трубочку капельницы. У Ханны вид был такой, будто она вот-вот грохнется в обморок. Все их тщательно продуманные версии растворились в дыму – в буквальном смысле слова. Может быть, Вилден и не устраивал поджог, – но ведь кого-то же Ария видела в лесу. И это, к сожалению, могло означать лишь одно.

Тот, кто чиркнул спичкой, все еще на свободе. Тот, кто пытался убить их, все еще где-то рядом и, вероятно, ждет своего часа, чтобы повторить попытку.


1 Замри и не дыши! | Милые обманщицы. Бессердечные | 3 Если бы Спенсер прежде сталкивалась с мошенниками…