home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


«Отец казачьих полков»: Котляревский Иван Петрович

Котляревский Иван Петрович (1769–1838) вошел в историю не только как украинский писатель, автор «Энеиды», первого художественного произведения на разговорном украинском языке, но и как инициатор и исполнитель идеи формирования казачьего полка. Именно он во время похода Наполеона на Россию с разрешения генерал-губернатора Я. И. Лобанова-Ростовского сформировал в городке Горошине Хорольского уезда на Полтавщине 5-й украинский казачий полк (при условии, что полк будет сохранен после окончания войны как постоянное казацкое войско).

Следует указать, что, будучи дворянином, Котляревский находился на воинской службе более 10 лет, пройдя путь от кадета Северского драгунского полка до штабс-капитана русской армии. Также он участвовал в русско-турецкой войне и отличился под Бендерами. При этом Котляревский описал захват русскими войсками Бендерской крепости в 1806 г., после которого Бендеры стали частью Российской империи. В частности, он писал, что «Бендерская крепость занята была безо всякого кровопролития, и турецкий паша о занятии оной тогда узнал, когда русские войска мгновенно заняли вал батареи, улицы и ворота, и везде, где нужно, учредили посты и караулы. Сего числа сделал командующий нужные распоряжения в городе Бендеры относительно полицейского распорядка, внутренней безопасности и размещения полков по казармам, крепости и квартирам».

Кроме того, Котляревский отличился также при штурме Измаила 12 декабря 1806 г. Его командир барон Мейендорф отмечал следующее: «…был послан с приказаниями к начальникам, где и отличил себя неустрашимостью». За это Котляревский получил высочайшую благодарность.

2 апреля 1806 года «вторительно при крепости ж Измаильской, когда оная окружена была нами, при вылазках неприятеля послан был от меня также с приказаниями к начальникам, и оказал в сем случае храбрость». Известно, что выполняя дипломатическую миссию, ему удалось привлечь на российскую сторону часть буджакских татар общей численностью до 50 000 всадников. За эти и другие заслуги Котляревский был награжден орденом Святой Анны III степени. Об этой службе он оставил «Записи Котляревского о первых действиях русских войск в турецкую войну 1806 года», которые писал уже в отставке.

После того, как наполеоновские войска перешли Неман, Котляревский хотел попасть в действующую армию. Как указывалось выше, на Полтавщине в июле 1812 г. формируются 9 конных казачьих полков, каждый из которых должен был состоять из 8 эскадронов по 150 человек.

Формирование 5-го казачьего полка в городке Горошине Хорольского уезда и было поручено И. П. Котляревскому, который на то время, после 12 лет военной службы в российской армии, находился в отставке в чине штабс-капитана и был надзирателем «Дома для воспитания детей бедных дворян». Генерал-губернатор Лобанов-Ростовский покровительствовал поэту. Хотя его выбор, скорее всего, обосновывался наличием у Котляревского опыта военной службы.

К 5-му полку были причислены казаки трех поветов: Хорольского (отсюда должно было поступить 442 человека), Кременчугского (337 человек) и Миргородского (421 человек).

В начале августа 1812 г. Котляревский прибыл в Горошин и 10 августа приступил к приему казаков и лошадей. За три дня им было принято 200 человек. Необходимо учитывать, что о каждом принятом казаке необходимо было составить формулярный список. Вся эта работа лежала на Котляревском, поскольку помощников у него не было. 12 августа он отправил письмо генерал-губернатору, в котором сообщал следующее: «Люди, принятые мною, хороши, стариков нет и очень молодых мало; большей частью поступают в казаки с удовольствием, охотностью и без малейшего уныния; все с пиками и саблями, но много есть сабель из кос переделанных; есть с ружьями и пистолетами, но сие оружие в посредственной исправности. Лошади небольшие, но к службе годные, одеяние все новое, но надобно будет привести в единообразие, в одних шапках не соблюдена мера, ибо одни довольно высокие, а у других низки, но все одинакового вида. Все силы употреблю, чтобы оправдать доверенность вашего сиятельства и заслужить продолжение ваших ко мне милостей».

20 августа 1812 г. датировано второе письмо Котляревского к генерал-губернатору, в котором он более детально описывает результаты своей работы: «…по сие число принято мною казаков с лошадьми 760 человек. Неспешность сия происходит не оттого, что я здесь нахожусь и делаю прием, но от нескорого доставления людей земским правительством; вчерашнего числа вместо 14-го мною назначенного, миргородский повет успел прибыть к Горошину, а кременчугский, хотя и на назначенное число пришел, т. е. 18-е, однако с такими неисправностями и недостатками, что перебор и пересмотр всех вещей порознь делает великие затруднения; земский комиссар кременчугского повета не обратил никакого внимания – не говоря на вооружения казаков, но на одежду и лошадиную сбрую; многие явились без положенных рубах, сапог, серых шаровар, в старых изношенных кафтанах, без платков для шеи, седла без потников, даже узды с пеньковыми поводами; казаков большая часть без лядунок, без сабель. Все таковые недостатки и неисправности хотя будут исправлены, но сие требует времени».

При этом Котляревский также говорил о необходимости помощи – утверждении в помощники офицера и унтер-офицера. Но, несмотря на все трудности, полк, именно благодаря его стараниям, был сформирован даже раньше срока, о чем Иван Петрович сообщал генерал-губернатору в письме от 27 августа 1812 г.: «Люди в полку очень хороши, лошади лучше посредственных, амуниции хлопочу с отдатчиками, чтобы были в исправности, равно уравниваю шапки, полукафтаны и пики, коих одни древки без железа будут в 4 аршина; недоимки в людях и лошадях скоро не будет никакой».

Заканчивая свой рапорт, Котляревский настоятельно просил Лобанова-Ростовского отпустить его для выполнения своих прежних обязанностей надзирателя «Дома для воспитания детей бедных дворян». Уже к концу августа были утверждены представленные им офицеры: штабс-капитан Рудницкий и прапорщик Семенов. Больше офицеров не было и до отправки полка Котляревский руководил эскадроном, Рудницкий – двумя батальонами, четыре эскадрона были поручены отставным унтер-офицерам и 6 рядовым «для временной услуги».

К началу сентября (намного ранее положенного срока) 5-й полк уже был готов выступить. 2 сентября он и выступил на Лубны, Пирятин, Прилуки – до Борзны, далее направился, как и все казачьи полки, до Калуги и Тулы. Командование полком вместо Котляревского принял подполковник Санковский, который догнал подразделение в Черниговской губернии.

В дальнейшем полк соединился с объединенным Полтавским и Черниговским ополчением под начальством генерал-лейтенанта графа Н. В. Гудовича. Кроме 5-го Полтавского казачьего полка в его состав также вошли 1-й Полтавский, 2-й Полтавский, 3-й Полтавский, 4-й Полтавский, 6-й Полтавский, 7-й Полтавский, 8-й Полтавский, 9-й Полтавский, 1-й Черниговский, 2-й Черниговский, 4-й Черниговский и 5-й Черниговский.

3-й Черниговский полк в сентябре 1812 г. не вошел в состав объединенного ополчения, он поступил в состав 2-го Резервного корпуса генерал-лейтенанта Ф. Ф. Эртеля. При этом все полки активно участвовали в боях на территории Могилевской губернии осенью 1812 г. В 1813–1814 гг. 3-й Черниговский полк состоял при генерал-интенданте всех действующих армий генерал-майоре Е. Ф. Канкрине.

После боев в Могилевской губернии объединенное ополчение получило поручение конвоировать пленных, содержать летучую почту и сопровождать транспорты, следовавшие в действующую армию. В начале февраля 1813 г. казачьим полкам было предписано следовать в герцогство Варшавское. Уже на марше оно было остановлено генерал-майором, князем Н. Д. Кудашевым, которому поручено сформировать из малороссийских казачьих полков летучий отряд. Однако это решение было отменено и части простояли без какого-либо назначения до середины июля 1813 г. на территории Гродненской губернии, а в августе вошли в состав корпуса генерал-лейтенанта С. Л. Радта, блокировавшего крепость Замостье. После сдачи крепости, в ноябре 1813 г., конвоировали пленных, а в начале сентября следующего года ополчение откомандировано в распоряжение генерал-губернатора герцогства Варшавского для несения полицейской службы.


«Достиг судорожный клич пределов мирной Украины»: украинцы в «войне за царя и Отечество» | Загадки истории. Отечественная война 1812 года | «Привести в боевую готовность»: Киево-Печерская крепость