home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Гелана и чудовище

Доктор Кто. Сказки Повелителя времени (сборник)

Давным-давно и далеко-далеко отсюда на окраине некоего городка жила-была со своим отцом девушка по имени Гелана. Отец ее был ученым. Когда Гелана была еще совсем юной, он работал на одну большую корпорацию, где заведовал всеми научными проектами и отвечал за развитие, но, когда корпорация начала терять прибыли, его отдел закрыли.

С тех пор отец Геланы работал сам на себя, предлагая свои знания и опыт всем компаниями по очереди. Когда у отца была работа, все было хорошо – они вкусно ели, покупали новую одежду и ездили отдыхать в дальние страны. Когда работы не было… что ж, Гелана знала, что в такие времена дела у них идут туго. И потому она сама старалась подрабатывать понемногу в городе, чтобы заработать хоть немного денег – помогала в библиотеке или в каком-нибудь из магазинов.

Как-то раз отец Геланы получил письмо. В нем было приглашение на работу: какому-то частному лицу понадобилось провести научное исследование, и его выбор пал на отца Геланы.

– Несколько недель меня не будет, – сказал он дочери. – Хорошо хоть, оплата щедрая, да и работа, кажется, предстоит интересная.

Сначала Гелана не беспокоилась. Отец часто работал вне дома, и она привыкла справляться одна. Но недели постепенно перешли в месяцы, а вестей от отца все не было. Гелана встревожилась. Она оставляла на его коммуникаторе сообщения, но он не откликался. Тогда она даже сходила за советом к местному констеблю, но тот сказал, что волноваться ей не о чем, тем более что деньги на их семейный счет продолжали поступать регулярно. Констебль считал, что это верный признак того, что с отцом Геланы ничего не случилось, просто он заработался и забыл о времени.

Но Гелану это не убедило, и она продолжала волноваться, пока, наконец, не решила просмотреть все бумаги отца в поисках того самого приглашения на работу. Найдя его, она выписала из него адрес и ввела его в навигационную систему своего транспортатора. Вскоре Гелана, покинув родной город, уже неслась над пустынной местностью в неизвестном направлении. Путь оказался неблизким и привел ее в такие места, где она никогда раньше не бывала. Надвигался вечер, но путешествие Геланы все продолжалось.

Наступила ночь, а девушка все гадала, приедет она когда-нибудь туда, где работал ее отец, или нет. В небе над ее головой тонкий серпик месяца терялся в кронах деревьев.

Между тем транспортатор свернул с дороги и устремился по узкой тропе в самую чащу леса. У громадных ворот из кованого железа, вделанных в высоченную каменную стену, тропа кончалась. Там и остановился транспортатор.

– Вы прибыли к месту назначения, – сообщил он Гелане голосом навигатора.

Очень осторожно Гелана выбралась на землю. Подходя к воротам, она различала за ними какие-то тени, которые по мере ее приближения сложились в очертания огромного дома. Длинная подъездная аллея, петляя, вела к нему, в одном из окон горел свет.

На воротах не было ни кодового замка, ни переговорного устройства, и потому Гелана просто толкнула наудачу створку железных ворот. Та едва шелохнулась. Металл был жестким и холодным на ощупь и оставлял на ладонях девушки хлопья ржавчины. Она толкнула еще раз, сильнее, и створка, скрипя и упираясь, все же отползла в сторону настолько, чтобы Гелана могла протиснуться внутрь. Сначала она хотела распахнуть ворота пошире и завести свой транспортатор внутрь, но сдвинуть с места даже одну створку оказалось слишком трудно, и она решила, что на обе у нее просто не хватит сил.

Гелана была уже на полпути к дому, когда яркая вспышка вдруг осветила небо. Гром разорвал тишину. Со всех ног девушка бросилась к дому, надеясь успеть до дождя, но не тут-то было – вода хлынула с неба с такой силой, словно над ее головой кто-то включил пожарный шланг, так что, когда она добралась до крыльца, на ней сухой нитки не было.

На крыльце она проморгалась, выгоняя дождевую воду из глаз, провела влажной ладонью по мокрому лицу. Ни звонка, ни дверного молотка она так и не увидела, а потому просто начала колотить в дверь кулаком изо всей силы. Долгое время она не слышала ничего, кроме отдаленных раскатов грома и звука падающей воды. И уже собралась было постучать снова, как вдруг за шумом дождя различила чьи-то тяжелые шаги: кто-то подошел к двери, отодвинул засов, другой, повернул в замке ключ.

Дверь распахнулась.

Сначала Гелана различала лишь темный громадный силуэт на фоне неосвещенного дверного проема. Но, когда очередная яркая вспышка прошила небо, Гелана увидела лицо, глядевшее на нее сверху вниз. И завизжала.

Существо, отворившее ей дверь, представляло собой что-то среднее между львом, медведем и человеком. Его лицо покрывала густая, свалявшаяся шерсть, а громадная лапа с острыми когтями вдруг метнулась к Гелане, ухватила ее за плечо и втащила внутрь. Из пасти чудовища разило чем-то кислым и затхлым. Его глубоко посаженные красные глаза разглядывали Гелану. И девушке, несмотря на страх, вдруг показалось, что где-то в глубине этих глаз она различает теплую искорку доброты.

– Кто ты? – рыкнуло чудовище. – И что ты тут делаешь?

Гелана была так напугана, что сначала не могла молвить и слова. Но вот она набрала побольше воздуха в легкие и напомнила себе, что чудовище вообще-то не сделало ничего дурного, напротив, оно втащило ее от дождя в дом, да и теперь задает вопросы, которые неразумными никак не назовешь.

– Меня зовут Гелана, – выговорила она, наконец. – Я ищу своего отца.

– Отца? – повторил за ней человекозверь. – А почему ты решила, что он именно здесь?

– Он поехал сюда, – сказала Гелана. – По крайней мере, я так думаю. Он ученый. И получил приглашение поработать в этом доме.

– А… – Человекозверь кивнул так, словно все понял. – Да. Тогда тебе лучше пройти в лабораторию.

Изо всех сил стараясь держать себя в руках и не показывать страха, Гелана последовала за хозяином в глубину дома. Они долго шли длинными коридорами, потом спустились по каменной лестнице и оказались перед тяжелой деревянной дверью, утыканной железными шляпками гвоздей. Человекозверь повернул в замке огромный ключ, отодвинул засов и распахнул дверь. После чего отступил на шаг, пропуская Гелану вперед.

Не без трепета шагнула девушка в комнату, каждую секунду боясь услышать лязг запираемого замка и глухой стук задвигаемого засова, боясь оказаться навсегда запертой в этом подвале. Но огромный, волосатый монстр сам вошел за ней под высокие пещерные своды просторной, слабо освещенной комнаты.

И тут при виде человека, который, подняв голову от работы, глядел на нее из дальнего конца комнаты, Гелану затопила такая волна облегчения и радости, что она забыла все свои страхи. Тяжелые деревянные лабораторные столы, нагруженные лабораторной посудой, мониторы и всякого рода электронные приборы, наводнявшие комнату, не привлекли ее внимания. Она пролетела мимо них, словно ласточка, стремящаяся к своему гнезду. Ее глаза были устремлены лишь на одного человека, поднявшегося из-за стола ей навстречу. Это был отец.

С разбегу она бросилась ему на шею, и они долго не выпускали друг друга из объятий. Лишь когда они смогли наконец расстаться, Гелана заметила, что чудовище ушло, а дверь в подвальную лабораторию закрыта – и не просто закрыта, но заперта. Отец грустно покивал головой.

– Я здесь пленник, – сказал он Гелане. – Боюсь, что теперь и ты тоже.

Чудовище не возвращалось несколько часов. За это время отец Геланы рассказал девушке о том, как он запер его здесь, в подвальной лаборатории, и заставил на себя работать.

– Но то, чего он просит, невозможно, – признался он. – Это требует таких знаний в области генетики и установления последовательности ДНК, какими я не обладаю – и не только я, но и вообще никто на этой планете.

– Ты ему это говорил? – спросила у отца Гелана.

Отец покачал головой и отвел глаза:

– Я боюсь, что если он обнаружит мое бессилие, то убьет меня.

Какое-то время они сидели молча.

– Я ему скажу, – заговорила наконец Гелана. И, не давая отцу вставить ни слова, продолжала: – Рано или поздно он сам поймет, что твоя работа напрасна, и какие тогда будут последствия? Нет. Мы должны сами сказать ему об этом, сейчас, – чем дольше мы будем тянуть и откладывать, тем сильнее может оказаться потом его гнев.

Ее отец вздохнул.

– Может быть, ты и права, – согласился он. – Несмотря на его тяжелый характер и угрозы, которыми он время от времени осыпает меня, я все же думаю, что в глубине души он приличный человек.

– Мне тоже так кажется, – подхватила Гелана, сразу вспомнив ту искорку доброты, которую, как ей показалось, она различила на самом дне глаз чудовища, когда впервые увидела его. – Знаешь, – добавила она, – по-моему, он не злой, а просто очень грустный.

И вот, когда человекозверь вернулся, Гелана сказала ему, что ее отец сделал свою работу.

– Он выполнил задание? – переспросило чудовище удивленно. Радость вспыхнула в его глубоко посаженных глазах ярким пламенем, но тут же погасла, потушенная следующими словами Геланы.

– Нет, – сказала ему девушка. – То, чего ты просишь, он выполнить не в силах.

– Никто не в силах, – поспешно добавил ее отец. – Прости меня. Моя дочь считает, что ты должен знать правду.

На миг Гелана и ее отец затаили дыхание, не зная, как будет реагировать чудовище. Его массивная туша всколыхнулась, и они оба зажмурились… но услышали лишь глубокий печальный вздох. Чудовище заслонило лицо громадными косматыми лапами.

– Можно, – начала Гелана тихо, – мы пойдем?

С минуту чудовище молчало. Когда оно наконец подняло голову, шерсть вокруг его глаз была мокрой.

– Нет, – сказало оно. – Если уж я должен страдать без всякой помощи, то хотя бы не в одиночестве. Один я не выдержу.

– Пожалуйста! – Отец Геланы упал перед ним на колени. – Я останусь. Я буду твоим компаньоном, сколько захочешь, – только отпусти дочь.

– Нет! – услышала свой голос Гелана и удивилась его силе, неожиданной для нее самой. – Мой отец стареет. Он не должен провести остаток своих дней в плену. Пусть он вернется домой. Обещай не запирать меня здесь, внизу, а разрешить мне жить в доме, как подобает человеку, и дай возможность моему отцу навещать меня иногда, и я останусь. Только отпусти его.

Чудовище смотрело на нее своими глубоко посаженными красными глазами.

– И ты готова остаться только ради того, чтобы твой отец мог выйти на волю?

– Да, – сказала Гелана. – Готова.

– Но разве ты меня не боишься?

– Когда я впервые увидела тебя, то была в ужасе, – призналась Гелана. – Но теперь я чувствую, что ты просто очень одинок и что у тебя доброе сердце. И еще мне кажется, что ты боишься не меньше, чем мы, хотя чего именно, я не знаю. В общем, если уж тебе так надо, чтобы кто-то из нас остался с тобой, умоляю, пусть это буду я.

Чудовище по-прежнему не сводило с нее глаз.

– Ладно, – тихо сказало оно наконец. Старый ученый был в отчаянии. Он пытался убедить дочь изменить свое решение, но та была непреклонна: свобода отца была для нее важнее собственной.

Между тем буря улеглась, в небе занималась заря. Чудовище разрешило Гелане проводить отца до ворот, где все еще ждал оставленный ею транспортатор. При этом сам человекозверь шел в нескольких шагах позади девушки на случай, если она вздумает обмануть его и попытается сбежать; но Гелана дала обещание и нарушать его не собиралась. Дойдя с отцом до ворот, она даже не попыталась выйти за ним наружу.

– Мой дом теперь здесь, – сказала она, не скрывая печали.

Они обнялись, а потом Гелана мягко оттолкнула от себя отца. Она следила за тем, как он забирается в транспортатор, тот самый, который принес ее сюда всего несколько часов тому назад – часов, которые бесповоротно изменили всю ее жизнь. Затем, когда транспортатор пустился в долгий обратный путь к ее родному городку, Гелана повернулась к воротам спиной и пошла за чудовищем назад, к дому.

И потянулись пустые дни. Гелана садилась с чудовищем обедать, проводила с ним вечера. Поначалу ни один из них не знал, что сказать другому. Однако постепенно отчуждение между ними стало таять. Чудовище и Гелана научились разговаривать друг с другом. Наконец девушка даже начала ловить себя на том, что с нетерпением ждет, когда же наступит вечер и они с чудовищем сядут друг против друга за обеденный стол, где будут есть и болтать о разных пустяках. К тому времени Гелана уже хорошо понимала, почему человекозверь так хотел, чтобы у него был компаньон – в этом огромном пустом доме в одиночку и впрямь можно было сойти с ума.

Они говорили о многом, но зверь никогда не рассказывал ей, кто он такой и почему так выглядит. И никогда не называл Гелане своего имени, если оно вообще у него было. И все же, несмотря на его молчание и свое нежелание расспрашивать, в глубине души девушка была уверена, что он пережил какую-то тайную и страшную драму. Иногда, если в их разговоре вдруг наступало затишье, Гелана ловила на себе его взгляд, исполненный такой глубокой и невыразимой печали, что ей тоже становилось грустно.

Гелана провела в доме уже целую неделю, когда вдруг наткнулась на библиотеку. Чудовище уже окончательно поверило в то, что она не сбежит, и потому с радостью позволяло ей исследовать и сам дом, и парк вокруг. И вот однажды Гелана набрела на коридор, которого не замечала раньше и который привел ее к большой, тяжелой двери. Несмотря на внушительный вид, створки подались легко, и девушка шагнула в комнату таких головокружительных размеров, что даже удивилась: как это она не замечала ее раньше?

От пола до терявшегося где-то далеко вверху потолка комната была заставлена полками, битком набитыми книгами. Девушка медленно прошлась по ней, осматриваясь по сторонам с удивлением и восторгом. Она любила читать, и вот в потайной глубине дома чудовища ей вдруг открылись сокровища, с которыми она сможет прожить тут хоть всю жизнь, не зная ни печали, ни скуки.

Наконец она вытянула с одной полки книгу и понесла ее к круглому полированному столу посредине огромного зала. Через пару секунд она уже читала, с головой уйдя в захватывающий фантастический мир. Она совсем позабыла о времени… и потому даже не заметила, что за ней наблюдают. Подняв наконец голову от книги, она увидела странного незнакомца, который стоял у полок с книгой в одной руке и рассматривал ее, не скрывая любопытства.

– Тебя не должно тут быть, – сказал он. У него оказался занятный акцент – шероховатый, но в то же время теплый и приятный. – Кто ты такая? – продолжал расспрашивать он. – И что здесь делаешь?

Гелана уставилась на него.

– Ничего. Просто читаю.

– Ну-ну, – отозвался незнакомец. Его густые брови озадаченно сошлись к переносице, словно он не знал, что сказать дальше. Потом, все так же хмурясь, кивнул. – Хорошо. Это хорошо. Чтение – хорошее дело. Ты продолжай. Не отвлекайся. Кто бы ты ни была.

Гелана невольно улыбнулась.

– Я Гелана, – сказала она. – Можно сказать, что я здесь живу.

– Как, с этим волосатым типом? – удивился незнакомец.

Гелана рассмеялась.

– Про себя я называю его чудовищем, – сказала она. – Хотя характер у него совсем не чудовищный, чего не скажешь, судя по его виду.

– Ты права, – серьезно подтвердил незнакомец. – Он совсем не чудовище, – и задумчиво покивал головой, но вдруг точно спохватился: – Вообще-то мне пора. Я же занят. Дела, дела, дела.

– И вы так и не скажете мне, кто вы? – спросила Гелана.

Незнакомец обернулся, снова свел брови.

– Я библиотекарь, – сказал он. – Да, вот именно. Библиотекарь. Работаю в библиотеках. Особенно в этой. – Он уже повернулся, чтобы идти, но вдруг снова оглянулся. – Слушай, ты случайно не знаешь, где тут лаборатория, а? Мне почему-то кажется, что в таком громадном доме ее просто не может не быть.

Гелана кивнула:

– Там работал мой отец. Идемте, я покажу.

– Отец? – переспросил незнакомец.

Гелана закрыла свою книгу и поставила ее на место.

– Идемте, я все расскажу по дороге.

После того случая Гелана проводила в библиотеке почти все время. Там она встречала библиотекаря, который частенько заходил навести справки по той или иной книге или просто заглядывал по дороге из подвальной лаборатории или в нее. Девушка разобралась, в каком порядке расставлены тома на полках; среди них были те, которые были ее друзьями еще в детстве, но попадалось и немало таких, которые были для нее абсолютной новостью.

Она рассказала человекозверю, что нашла библиотеку, и он, похоже, был рад, что ей есть чем заняться, когда она не с ним. Как-то вечером, находясь в необычно разговорчивом настроении, он даже рассказал ей, что огромную коллекцию книг собрал его отец, но и он сам в свое время успел добавить к ней немало романов и справочных изданий.

– Почему же ты больше этого не делаешь? – спросила Гелана.


Доктор Кто. Сказки Повелителя времени (сборник)

Но чудовище не ответило, только повернулось так, чтобы она не могла видеть его лица.

– Мне кажется, библиотекарь с радостью помог бы тебе, – продолжала Гелана, надеясь, что ее замечание не покажется ему обидным.

Чудовище подняло голову и посмотрело на нее: на его лице было написано полнейшее недоумение.

– Какой еще библиотекарь? – спросило оно. – В этом доме только ты и я и больше ни души.

Оно произнесло это с такой убежденностью, что Гелана не решилась спорить, но, едва вечерняя трапеза была окончена, она поспешила в библиотеку. Но библиотекаря в ней так и не нашла, хотя обшарила весь лабиринт книжных полок и заглянула в каждый укромный уголок. Он часто проводил время в самом дальнем конце комнаты, где еще стоял такой чудной синий шкаф, всем своим видом совершено не гармонировавший с остальной мебелью. Гелана заглянула и туда, но там никого не было.

Тогда девушка поспешила вниз, желая проверить лабораторию. И точно, тот, кого она искала, был как раз там, стоял у главного стола. Когда Гелана вошла, он поднял к свету небольшой пузырек прозрачного стекла, наполненный бесцветной жидкостью.

– Кто вы? – набросилась на него Гелана прежде, чем тот успел сказать хоть слово. – Зачем вы здесь?

– Я библиотекарь, – ответил странный незнакомец. – Я же говорил тебе – ты что, забыла?

– Но чудовище говорит, что никакого библиотекаря здесь нет. Он говорит, что во всем доме нет ни души, кроме него и меня, – отпарировала она.

Лицо незнакомца сразу потяжелело.

– Я здесь, чтобы помочь, – сказал он. – В остальном думай обо мне, что хочешь, но в этом ты должна мне поверить.

И он пронзил ее таким взглядом, что Гелана поневоле ему поверила. Но, прежде чем она успела что-либо ответить, он протянул ей бутылочку.

– Моя работа здесь почти окончена, – сказал он. – Вот для чего я приходил.

– Чтобы забрать эту бутылку? – переспросила Гелана.

– Чтобы создать эту бутылку, – поправил он ее. – Ты даже представить себе не можешь, сколько исследований для этого понадобилось. Твоему другу-чудовищу повезло, что у него такая хорошая библиотека и что моя еще лучше.

– Но что в этой бутылке? – спросила Гелана.

– Его спасение, – отвечал ей незнакомец. – И твое, судя по всему, тоже. Вот, держи. – И он снова протянул ей пузырек.

Гелана глядела на него озадаченно:

– Для чего он?

– Для того, чтобы его выпил мохнатый котлетный фарш на верхотуре, вот для чего, – отвечал незнакомец.

Еле дыша от волнения, она спросила:

– Это его убьет?

У незнакомца отвисла челюсть:

– Убьет? Да за кого ты меня принимаешь? Нет. Это его спасет. Сделай так, чтобы он это выпил, и тогда увидишь.

Гелана была по-прежнему не уверена, но она инстинктивно доверяла словам библиотекаря. И дело было не только в его обширных знаниях, но и в том, что захоти он отравить чудовище, то мог бы уже много раз это сделать.

Однако возможность дать чудовищу выпить загадочную жидкость представилась ей только на следующий вечер. «Как же мне это сделать? – гадала она. – Может, рассказать ему о библиотекаре, о котором он не подозревает?» Но откуда ей было знать, как отреагирует чудовище на такую историю? Ах, если бы библиотекарь оказался прав и жидкость действительно могла спасти его…

К концу обеда, когда чудовище отвернулось, Гелана воспользовалась моментом и вылила все содержимое пузырька ему в вино. И с колотящимся сердцем стала ждать, когда оно выпьет. «Может быть, – думала она, – ничего и не случится».

Однако кое-что все-таки случилось. Человекозверь одним махом опрокинул свой бокал, поперхнулся и закашлялся. Его руки взлетели к горлу, взгляд с немым укором обратился через стол к Гелане.

– Что ты со мной сделала? – просипел он.

Она потрясла головой, пытаясь объясниться, но слова не шли у нее с языка. Тем временем чудовище уже вскочило с места и огибало стол, направляясь к ней, так что Гелана не придумала ничего лучше, чем побежать за библиотекарем. Вылетев из огромной столовой, больше похожей на пиршественную залу, она слышала, как страшно топочет за ней чудовище.

К счастью, библиотекарь оказался именно там, где ему и полагалось быть, – в библиотеке; он сидел за большим круглым столом и читал, положив на него ноги. Когда в комнату ворвалась Гелана, задыхающаяся и бледная, он тут же скинул ноги на пол и встал. Только она открыла рот, чтобы объяснить, что случилось, как дверь за ее спиной снова отворилась, в комнату ввалился человекозверь и рухнул на пол.

Библиотекарь тут же подскочил к нему, опустился рядом с ним на одно колено и перевернул навзничь. Глаза чудовища были закрыты.

– Ой, что мы с ним сделали? – выдохнула Гелана.

– Надеюсь, что спасли, – отозвался библиотекарь. – Не так давно его захватило нестабильное временное поле. Это явление редкое и очень вредное. Эволюция и деградация мешаются в нем воедино. В результате… – он показал на бессознательное чудовище, – вот.

Гелана не могла взять в толк, о чем он.

– Что это была за жидкость? – настойчиво расспрашивала она. – Яд?

Библиотекарь покачал головой:

– Нет, темпоральное противоядие. Именно его должен был изготовить для него твой отец, но необходимые для этого знания намного превосходят тот уровень познаний и умений, которым обладают на вашей заштатной планете. Только без обид, – добавил он, глянув на Гелану. – Но мне удалось подобрать точный генетический код, необходимый для исправления его ДНК, – продолжал он не без оттенка гордости в голосе. – И вот, взгляни, – он работает.

Гелана затаила дыхание, увидев, что творится с чудовищем. Шерсть на его морде как будто поредела. Глаза из красных стали голубыми. Черный звериный нос сменился нормальным, человеческим. Мощные когтистые лапы вдруг превратились в руки, и одна из них потянулась к Гелане. Девушка взяла ее в свою.

– Все хорошо, – сказала она негромко. – Я здесь.

– Гелана. – Человек, который был зверем, бурно дышал. Голос у него оказался куда нежнее того рычания, к которому уже привыкла девушка. Однако она еще распознавала звериные черты в красивом молодом человеке, который, сидя на полу, заглядывал ей в глаза. – Моя дорогая Гелана, не знаю как, но ты спасла меня.

– Это не я, – начала было она. И обернулась в поисках библиотекаря.

Тот исчез.

Они были в библиотеке одни.

– Ничего не понимаю, – сказала Гелана. – Куда он подевался? – Ее голос потонул в скрежете, сопении и грохоте, который вдруг раздался из дальнего конца комнаты. Оттуда, где стоял странный синий шкаф – стоял раньше, потому что теперь его там не было. Шкаф, как и сам библиотекарь, растаял в воздухе.


Неряшливый флейтист | Доктор Кто. Сказки Повелителя времени (сборник) | Андиба и четверо сливинов



Loading...