home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Андиба и четверо сливинов

Доктор Кто. Сказки Повелителя времени (сборник)

В одном крохотном городке, угнездившемся в уютной долине вдалеке от всех прочих городов и даже селений, жила однажды девушка по имени Андиба. Ее родной город был не примечателен ничем, кроме своих виноградников и винокурни, где производили лучшее вино и уксус во всей провинции.

Андибе нравилось жить в маленьком городке. Несколько дней в неделю она работала в булочной, где продавала хлеб и пирожки местным жителям. Но лучшим моментом ее дня было время, когда в ее булочную приходил за хлебом Вэш. Отец Вэша был управляющим винокурней, и юноша, казалось, был всегда доволен жизнью. Его улыбка освещала Андибе день.

В те дни, когда ей не нужно было работать в булочной, Андиба любила прогуляться в долине за городом. Ей нравилось, что стоило ей лишь выйти за край города, и она уже через несколько минут могла затеряться в полях или в густом лесу. А еще ей нравилось гулять одной и слушать, как ветер шелестит в кронах деревьев, как поют птицы и лепечет вдали ручей или журчит маленький водопад.

И вот как-то раз во время прогулки Андиба услышала голоса, что само по себе было необычно. Конечно, другие люди из города тоже выходили погулять в долину, но она была так широка и просторна, что Андиба редко встречала кого-нибудь во время своих одиноких прогулок, к тому же она держалась в стороне от торных троп и дорог, а предпочитала исследовать самые дикие уголки. Да и сами голоса были непривычно низкими, и это насторожило Андибу. Стараясь не шуметь и не высовываться из-за деревьев, Андиба потихоньку подобралась к тому месту, откуда были слышны голоса, чтобы узнать, кому они принадлежат.

Вскоре она оказалась на краю склона, который вел в небольшое углубление, вмятину в днище долины, как будто какой-то великан оперся тут о землю своим кулачищем и оставил эту яму. И вот на дне этой самой ямы, прямо под тем местом, где притаилась девушка, блестел большой серебряный дом. У него были непривычно гладкие закругленные стены – ничего подобного девушка никогда прежде не видела. А рядом с домом стояли четверо столь же невиданных существ. Они были высокими, с выступающими брюшками и длинными мускулистыми руками, которые заканчивалась клешнями наподобие рачьих. Их головы качались на тонюсеньких шейках так, что, казалось, вот-вот оторвутся, а лица были круглыми, почти как у младенцев, но с выпученными темными глазами.

– Здесь корабль будет в безопасности, – сказал один из них. – Никто из города не заходит так далеко в поля.

– А если на него и набредет кто-нибудь из местных, – подхватил другой, – то эти неразвитые люди наверняка примут его за дом. Идея космических путешествий еще не посещала их ограниченных мозгов. Да и внутрь без вербального кода все равно не войти. – Для Андибы все это была сущая абракадабра; она даже не поняла как следует, о чем они толкуют. Однако две вещи были ясны ей с самого начала: эти странные существа прибыли откуда-то издалека и намерения у них явно дурные. Тем временем разговор продолжался, и скоро опасения Андибы подтвердились.

– Орбитальные изыскания подтверждают, что лучшее место для добычи мадранита и других полезных ископаемых расположено прямо под городом, – сказал один из пришельцев.

– Очень жаль, – ответил первый. – Но мы, сливины, никогда не увиливали от исполнения своего долга там, где это сулит прибыль. Так что придется нам уничтожить город и всех, кто в нем есть.

Андиба даже зажала себе ладонями рот, чтобы не вскрикнуть от ужаса. К тому же ей надо было узнать, как именно эти сливины собрались уничтожать ее родной город. Нельзя же позволить им сделать это, хотя помешать им наверняка будет сложнее, чем просто стоять между деревьев и слушать их разговор.

– Думаю, нам следует продолжить нашу дискуссию внутри корабля, – предложил один сливин. – Главный компьютер наверняка уже загрузил все данные по городу и его жителям, так что мы сможем сразу начать разрабатывать план атаки.

Остальные закивали головами, и все четверо повернулись к двери в гладком боку серебристого дома.

– Откройся, шесть один три, – сказал кто-то из них. Дверь беззвучно скользнула в сторону. Четверка шагнула внутрь, и дверь вернулась на место.

Андиба нахмурилась, не зная, что ей делать. Бежать в город и поднимать тревогу? Да кто ей поверит? Да и что полезного сможет она сообщить? «Нет, – решила она, – надо сначала побольше разузнать о планах этих самых сливинов».

С сильно бьющимся сердцем Андиба спустилась вниз, к серебристому дому. Ни на его двери, ни рядом с ней не было никаких приспособлений для ее открытия, и Андиба решилась повторить слова, которые подслушала у сливинов.

– Откройся, шесть один три.

Дверь тут же поехала в сторону, и Андиба, помешкав всего мгновение, шагнула в темноту за ней.

Глаза привыкли не сразу. А когда привыкли, девушка увидела коридор, который уходил в самую глубину странного дома. Немного дальше в коридор выходила какая-то стеклянная дверь, из-за нее лился бледный зеленоватый свет, а еще Андиба различала голоса странных созданий.

Она подкралась к светящейся двери, но оказалось, что голоса идут вовсе не оттуда, а откуда-то дальше по коридору. Андибе любопытно было узнать, что это так светится за прозрачной дверью, и она, проходя мимо, заглянула туда. От изумления у нее прямо глаза на лоб полезли.

Комнату за дверью омывал зеленоватый свет; казалось, он шел ниоткуда и в то же время отовсюду. Но больше всего поразило Андибу содержимое этой самой комнаты. В ней стояли ящики, и, поскольку на них не было крышек, Андиба ясно видела, что они полны драгоценных камней. Там были бриллианты и рубины, изумруды и сапфиры и еще много, много камней, которые она даже не умела назвать, и все они сияли и переливались в чудесном свете.

Скоро Андиба заметила впереди по коридору еще одну освещенную дверь. Голоса сливинов становились все слышнее и четче, и, как только девушка начала ясно разбирать слова, она остановилась. Никакого смысла подходить к ним еще ближе не было.

– Меня беспокоит винокурня, – говорил один сливин. – Там делают вино, но также уксус.

Другие три голоса дружно забормотали что-то похожее на согласие.

– Надо сначала уничтожить винокурню, а уж потом нападать на город, – предложил второй сливин.

– Очевидно, – согласился с ним третий. – Нельзя позволить аборигенам сохранить то, что они могут использовать как оружие против нас, даже если они не знают, что это оружие.

«Оружие? – подумала Андиба. – О чем это они?» Любопытство в ней победило страх, и она подкралась чуть ближе.

– Значит, надо тайно проникнуть на винокурню, – сказал сливин, который был у них, судя по всему, главным.

– Но у нас ведь всего один костюм, – возразил другой.

– Одного будет достаточно.

Андиба уже стояла у самых дверей и потому рискнула заглянуть внутрь. Она заглянула туда всего на мгновение, а потом сразу отпрянула за косяк, чтобы ее не заметили, но этого было достаточно. Один из сливинов держал в руках нечто похожее на пустую человеческую кожу; бледные, мертвые черты обмякшего лица показались девушке страшнее самих сливинов.

Андиба попятилась глубже в коридор. Она решила, что видела и слышала достаточно. Теперь надо было срочно бежать на винокурню и предупредить отца Вэша о том, что идут сливины. Она не до конца поняла, почему именно винокурня представляет для них такую опасность, но то, что они боятся ее, было девушке ясно. А еще у нее сложилось впечатление, будто им страшно не вино, но уксус.

Дверь корабля была закрыта. Андиба не на шутку испугалась: «А что, если слова, которые открывают дверь, действуют только снаружи?» Но нет, к ее огромному облегчению, едва она произнесла эти слова, дверь послушно распахнулась.

Вскоре она уже бежала со всех ног по склону вверх и через лес к городу.

Добежав до винокурни, она совсем выбилась из сил. Управляющий выслушал ее сбивчивый рассказ о непонятных пришельцах, которые хотят разрушить город. Андиба говорила и чувствовала, как все глубже погружается в отчаяние; управляющий явно не верил ни одному ее слову.

Когда она закончила, управляющий улыбнулся и сказал, что все это очень интересно и что у нее, видно, живое воображение. И, как она ни протестовала, он вывел ее из своего кабинета и показал на дверь.

Злая и расстроенная, Андиба шла к выходу из винокурни. Путь ее лежал мимо огромных металлических камер, где бродило вино и уксус. С каждым шагом решимость девушки предпринять что-нибудь крепла – вот только она не знала что.

Андиба была так погружена в свои мысли, что совсем не смотрела по сторонам, и в главных воротах винокурни столкнулась с кем-то, кто входил внутрь. Она отпрянула, извиняясь. Лишь когда человек что-то сказал ей в ответ, она по голосу поняла, с кем столкнулась. Это был Вэш.

– Андиба? – произнес он удивленно. – Что ты здесь делаешь?

Увидев знакомое лицо, девушка так обрадовалась, что едва не разрыдалась. Вэш понял, что она расстроена, подвел ее к скамье у ворот, и они вместе сели.

Андиба рассказала ему обо всем, что она видела и слышала этим утром. К ее огромному удивлению, Вэш не посмеялся над ней и не сказал, что она все выдумала. Он слушал, и морщина на его лбу становилась все глубже.

– Ты мне веришь? – спросила она, закончив рассказ.

Он пожал плечами.

– Зачем тебе лгать? Да и потом, такую штуку не придумаешь.

Не успели они сказать и слова, когда во двор винокурни вкатила телега. Кто-то из рабочих тут же поспешил к ней, чтобы помочь сойти на землю довольно корпулентному вознице. В телеге стояли четыре крупных деревянных бочонка, точно таких, в каких хозяева винокурни отправляли покупателям вино и уксус.

Однако Андиба во все глаза глядела не на них, а на возчика. Она уже видела это широкое, улыбающееся лицо раньше – только тогда оно было обвисшим и мертвым.

– Это он, – прошептала она Вэшу. – Возчик – он один из сливинов.

– Ты уверена?

– Конечно, – ответила она и содрогнулась. – В жизни эту рожу не забуду.

Возчик тем временем вошел в здание винокурни. Вэш пошел поговорить с человеком, который помогал ему спуститься. Вернувшись, он сказал Андибе:

– Этот тип пошел поговорить с моим отцом. Похоже, у него к нему какое-то дело, что-то насчет нового процесса изготовления вина, который он придумал и который наверняка заинтересует моего отца.

– Он лжет! – воскликнула Андиба.

Ваш согласился:

– Думаю, так оно и есть, вот только отец вряд ли станет тебя слушать. Скорее всего, он и меня не станет слушать… но все-таки подожди меня здесь, а я сбегаю в офис, посмотрю, что там да как. Потом вместе подумаем, что нам делать.

Андиба кивнула:

– Хорошо.

Вэша пришлось ждать долго, девушка нервничала, каждое мгновение, казалось ей, тянулось, словно годы.

Наконец, когда, по ее ощущениям, прошла уже вечность, из ворот винокурни показался возчик. Остановившись у телеги, он наблюдал, как рабочие сгружают его бочонки и вносят их внутрь. Андиба заметила, что они поставили их в углу главного бродильного зала. Затем возчик снова обратился к управляющему. Андиба видела, что Вэш, который стоял совсем рядом, слушает их разговор.

Андиба наблюдала, как возчик вскрыл один из четырех бочонков и, жестом указывая на его содержимое, продолжал что-то говорить управляющему и Вэшу. Затем он закрыл крышку, и они втроем снова вернулись на винокурню.

Андиба начала уже сомневаться, выйдут они когда-нибудь оттуда или нет, когда возчик появился снова. Торопливо подойдя к своей телеге, он поспешно забрался на облучок и, едва скользнув по Андибе взглядом, взялся за вожжи и поехал прочь.

Через пару минут из ворот показался Вэш. Он подошел к девушке и сел с ней рядом.

– Кажется, ты права насчет уксуса, – начал он. – Отец устроил ему настоящую экскурсию по винокурне, но к уксусу тот и близко не подошел, закупоренную бутылку, и ту в руки взять отказался. Впечатление такое, что он боялся обжечься.

– А что в его бочонках? – спросила Андиба.

– Говорит, вино. Утверждает, что лучшего вина мы не пробовали в жизни, обещал, что приедет завтра и расскажет, как именно его производят. И знаешь, что странно? – продолжал Вэш. – Он просил, чтобы мы не открывали бочонки до его возвращения.

– Ну, тогда, я думаю, нам надо попробовать его прямо сейчас, – сказала Андиба.

Вэш кивнул.

– Согласен. Пойду поговорю с отцом. Он тоже сразу почуял в этом типе что-то странное – уж я-то видел.

Отец Вэша был занят, однако рабочий день уже близился к концу. После разговора с сыном отец согласился задержаться на предприятии после закрытия, когда все рабочие разойдутся, и вскрыть привезенные странным человеком бочонки.

Когда отец Вэша управился наконец со всеми делами, на дворе уже стемнело. Свет на винокурне был почти везде выключен, и внутри было жутковато. Отец Вэша вскрыл один из бочонков точно так, как это совсем недавно делал на его глазах возчик. Потом взял черпак на длинной ручке, каким обычно пробуют вино, и погрузил его в жидкость. Андиба и Вэш, затаив дыхание, следили за тем, как он поднес черпак к губам и попробовал. Затем с каменным лицом выплеснул содержимое черпака на землю. Оно оказалось бесцветным.

– Ну, что, отец, это и впрямь лучшее вино, какое ты пробовал в жизни? – спросил Вэш.

– Это вода, – ответил тот и повернулся к Андибе: – Так ты думаешь, все это как-то связано с теми тварями, которых ты видела?

Андиба кивнула, чувствуя облегчение от того, что он, кажется, наконец поверил в ее историю.

– Они обсуждали, как им проникнуть на винокурню, – сказала она. – И, по-моему, теперь я знаю, что они придумали. – Она отвела Вэша и его отца подальше от бочонков. – Они говорили, что у них только один костюм, одна человеческая кожа, но самих-то их было четверо.

– А у нас тут как раз четыре бочонка, – задумчиво проговорил управляющий.

– Один с водой, – продолжил его мысль Вэш. – Что же тогда в трех других?

– Может, проверим? – предложил его отец. – Только сначала надо запастись каким-нибудь оружием, чтобы нам было чем защитить себя, если возникнет такая необходимость. Послать, что ли, за констеблем?

– Нет, – сказала Андиба. – Слишком мало времени. Пока винокурня закрыта на ночь, сливины – если они на самом деле там, в этих бочонках, – могут вылезти из них в любую секунду. Их план – уничтожить винокуренный завод целиком.

– Нам повезло, что у нас, похоже, есть самое подходящее оружие против них, – напомнил Вэш.

– Здесь же винокурня, а не арсенал, – возмутился его отец. – Какое у нас тут может быть оружие?

Вэш улыбнулся:

– Уксус!

Потребовалось время, чтобы убедить отца Вэша в пригодности уксуса как оружия; впрочем, Андиба и Вэш сами не были до конца в этом уверены. Однако все, что они видели и слышали до сих пор, подтверждало их предположение. В конце концов, с чего бы сливинам так беспокоиться именно из-за уксуса, если тот вполне для них безопасен? А так сначала Андиба подслушала планы четырех сливинов уничтожить винокурню, потом неизвестный возчик явился сюда и близко не хотел подходить к уксусу. Андиба, Вэш и его отец не понимали, почему для них так страшен именно уксус, но одно было ясно наверняка: именно он может оказаться их единственной и самой надежной защитой от пришельцев.

Недалеко от места, куда сгрузили бочонки со сливинами, стоял огромный чан с готовым уксусом, ожидающий разливки. Вэш с отцом надели гибкий шланг на краник у основания чана, а потом Андиба и Вэш вдвоем взялись за шланг и направили его на ближайший бочонок. Отец Вэша держал руку на клапане на конце шланга; когда молодые люди были готовы, Вэш кивнул отцу.

С тревогой они следили за тем, как отец Вэша открывает крышку второго бочонка. Под ней оказалось темно; было ясно, что в бочонке нет никакой жидкости. Вдруг прямо на их глазах тени внутри бочонка зазмеились, задвигались, словно расправлялось чье-то кольцами свернутое тело.

Длинная мускулистая рука взметнулась из бочонка и едва не схватила отца Вэша за шиворот. Он едва успел отшатнуться, когда пассажир бочонка расправил свое тело и поднялся над ним во весь рост.

Отец Вэша открыл клапан на шланге. Струя уксуса ударила в сливина.

Еще мгновение сливин таращил свои черные, круглые, точно блюдца, глаза на Вэша и Андибу. В этот страшный миг Андиба успела подумать, что они, должно быть, совершили ужасную ошибку. Но тут пришелец издал рев, в котором боль мешалась с гневом, и лопнул. Липкие, вязкие куски его плоти шлепнулись на пол.

В ту же секунду два других бочонка начали содрогаться. Едва один из них треснул, засыпав все помещение острыми древесными осколками, Вэш и Андиба повернули на него свой шланг. Прятавшийся внутри бочонка сливин бросился было на них, но получил струей уксуса прямо в грудь. Один миг, и его тело тоже превратилось в клейкую желеобразную массу.


Доктор Кто. Сказки Повелителя времени (сборник)

Третий сливин отстал от второго всего на какие-то секунды. Осознав, какая участь постигла его товарищей, он не стал нападать, а, развернувшись, бросился к двери. Вэш покрутил клапан на шланге, усиливая давление жидкости внутри. Струя удлинилась и, нагнав удиравшего сливина, лизнула его в спину. Тот вскинул руки, и через секунду от него осталась на полу лишь чавкающая лужа.

– Ну, вот, – сказал отец Вэша, – затевай теперь уборку с утра пораньше.

– Интересно, – сказала Андиба, – как поступит последний сливин, когда узнает, что стало с его товарищами?

– Но сначала ему все равно придется прийти сюда, чтобы узнать, сработал ли их план, – сказал Вэш.

– А мы, – подхватил его отец, – будем уже ждать его здесь во всеоружии.

На следующий день, когда телега снова подъехала к винокурне и толстый возчик сошел с облучка на землю, управляющий сразу поспешил ему навстречу. Вэш и Андиба за ним. Если замаскированный человеком сливин и изумился, не заметив никаких признаков тревоги на винокурне, то он хорошо скрыл свое замешательство.

– Нам уже не терпится попробовать ваше вино, – начал отец Вэша. – Вот только сначала нам придется откопать ваши бочонки, – добавил он. – Дело в том, что вчера, уже после вашего отъезда, на винокурню привезли кое-какое новое оборудование. Места у нас тут маловато, вот нам и пришлось составить его прямо поверх ваших бочек. А оно довольно тяжелое.

Возчик кивал и улыбался с таким видом, словно каждый день привык выслушивать подобную чепуху.

– Ничего страшного, главное, чтобы мы могли сдвинуть его и освободить мои бочонки, – сказал он. – Уверен, что вы сильно удивитесь.

– Один из нас точно будет удивлен, – прошептала себе под нос Андиба.

– Разумеется, – ответил возчику отец Вэша. – Сейчас мы все подвинем.

– А пока отведайте нашего вина, вот оно, мы подняли его из подвала, – сказал Вэш.

Андиба протянула чужаку стакан и бутылку.

– Отличный был урожай, посмотрим, придется ли он вам по вкусу, – сказала она.

Тому, похоже, совсем не хотелось пить, но они настаивали, твердя, что достанут его бочонки не раньше, чем он отведает вина с их виноградников.

Незнакомец сдался и плеснул немного себе в стакан.

– Какой необычный цвет, – сказал он, глядя на жидкость сквозь стенку стакана.

– И само вино тоже необычное, – сказал Вэш. – У нас есть традиция пить его залпом, не нюхая. Запах у него просто никуда, зато вкус бесподобный.

Чужак так и сделал.

И тут же его лицо перекосилось. Руки взлетели к горлу.

– Это не вино, – выдохнул он.

– Верно, – согласилась Андиба. – Это уксус.

И тут же она, Вэш и отец Вэша отбежали назад, чтобы не быть рядом, когда уксус возымеет свое роковое действие.

– Снова придется убираться, – вздохнул отец Вэша.


Хотя Андиба всегда любила свою работу в булочной, все же работа, которую предложил ей отец Вэша – координация бизнес-стратегии винокурни, – нравилась ей еще больше. Теперь она каждый день видела Вэша, постепенно они сблизились, а в один прекрасный день поняли, что жить не могут друг без друга.

Андиба знала, что они с Вэшем никогда не будут нуждаться. Ведь она не забыла о странном металлическом доме, спрятанном в лесу за городом; только она одна знала секретные слова, которые могли его открыть. А внутри него лежали такие сокровища, что и представить себе нельзя. Так что, даже поделившись драгоценной находкой с другими горожанами, Андиба и Вэш все равно могли жить в полном довольстве до конца своих дней.

Отец Вэша был очень доволен, ведь его сын брал в жены девушку, чья отвага и сообразительность не знали себе равных. А потому на свадьбе Вэша и Андибы гостям подавали только самое лучшее вино.


Гелана и чудовище | Доктор Кто. Сказки Повелителя времени (сборник) | Собиратель Слез



Loading...