home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Замороженная красавица

Доктор Кто. Сказки Повелителя времени (сборник)

В давние-давние времена, когда о вихревой передаче и капсулах времени еще и думать никто не думал, путешествия через пространство длились очень долго. Расстояния между мирами измерялись не днями или неделями, не месяцами и даже не годами, а столетиями.

Иные корабли, как, например, те, что входили в великий флот Левиафана, сами по себе были целыми мирами. Люди жили, старились и умирали в искусственной среде обитания, созданной на их борту. Их дети жили, старились и умирали там же, то же и дети их детей. И только много поколений спустя корабль достигал наконец нового мира.

Однако на большинстве кораблей пассажиры и команда спали век или даже больше – столько, сколько требовалось, чтобы достичь цели. Так было и на «Звездном огне» – самом совершенном судне своего времени, гордости колонии космических судов нового поколения. Капитан «Звездного огня» прославилась своей храбростью и своим искусством; все считали ее одним из лучших офицеров межгалактического флота, и, наверное, по этой причине ей поручили командовать столь прекрасным и быстрым кораблем. И она гордилась своим назначением не меньше, чем члены ее команды – возможностью работать под ее началом.

Но и у самых совершенных и высоко ценимых кораблей бывают проблемы. «Звездный огонь» провел в пути не больше пятидесяти лет, скользя меж пограничными мирами системы Андромеды, когда его двигатели дали сбой, и он рухнул на маленькую планетку, не нанесенную ни на одну карту. Всякий контакт с головным компьютером был потерян. Системы, предназначенные для пробуждения команды и пассажиров в случае опасности, не сработали, и люди продолжали спать…

На этом наша история могла бы и закончиться, если бы не одно обстоятельство: у капитана «Звездного огня» был брат. Когда ее корабль отправился в путь, он еще не был никем особенным – просто юношей, который невероятно гордился репутацией старшей сестры и ее достижениями. Но пятьдесят лет спустя, когда его собственная жизнь уже близилась к закату, Абадон Гламмис стал одним из самых богатых людей в галактике – причем в любой галактике, если уж на то пошло.

Когда он узнал, что связь с кораблем сестры потеряна, то немедленно организовал спасательную экспедицию. Он, конечно, не знал, что случилось со «Звездным огнем», и понятия не имел, жива его сестра или погибла. В глубине души он всегда понимал, что никогда больше ее не увидит, но, как бы там ни было, сестра есть сестра, и он любил ее крепко. И чувствовал, что ни за что не успокоится, пока хотя бы не попытается ее найти.

Большую часть пути команда спасательного судна спала в криогенных камерах так же, как и команда и пассажиры «Звездного огня». Капитан экспедиции был выбран за его целеустремленность и мужество, а также за великолепные навыки кораблевождения. Еще молодой, он уже был одним из самых опытных офицеров флота. Ему доводилось проводить корабль мимо Рогов Ангуляра, а Путь Неглева он проделал рекордные пять раз.

Одна из причин необыкновенных успехов этого капитана крылась в том, что он никогда не отправлялся в путь, не убедившись, что понимает свой корабль. Он внимательно изучал все его сильные стороны, но не пропускал и слабых, а потому знал, в чем можно положиться на технику, а где лучше проследить за ее работой самому. Так, он полностью доверил системе сканирование планет в том квадрате, где пропал «Звездный огонь». А еще он поручил системе разбудить его, когда она что-нибудь обнаружит – если это, конечно, случится. Ведь если нет, то он проспит целую вечность.

Дома, в том мире, откуда был родом капитан, время шло, пока он спал, а его корабль продолжал поиски. Абадон Гламмис состарился и умер. О «Звездном огне» и о судне, отправившемся ему на выручку, все постепенно позабыли, а их имена отошли в область преданий и легенд.

Прошло еще сто лет, когда детекторы спасательного судна заметили наконец слабый признак того, что когда-то могло быть «Звездным огнем», – и не признак, а так, намек. Капитана разбудили. Он поморгал, вытряхивая льдинки из замороженных глаз, чувствуя, как холод покидает щеки. Потом он потянулся, зевнул и запустил последовательность операций для пробуждения команды. Одного взгляда на приборные панели хватило ему, чтобы понять: да, они действительно нашли то, что искали, – «Звездный огонь». Но выжил ли кто-нибудь в катастрофе?

Спасательное судно прошло через атмосферу крошечной, никем не исследованной планетки и село на ее землю. Всю ее поверхность покрывал густой лес, и полянка, на которую опустился корабль, оказалась в нескольких милях от того места, где лежал «Звездный огонь». Под плотным древесным пологом этой планеты было почти совсем темно, однако темнота эта показалась спасателям безопасной. И они не ошиблись бы, если бы это было все, что поджидало их на этой планете.

Прежде чем выйти в лес, капитан собрал всю команду.

– Никто не знает, что ждет нас в этом лесу, – сказал он своим людям. – У нас есть костюмы для выживания и лазерные бластеры. Мы прошли тренировки и готовы ко всему, что может встретиться нам на пути. И все же я не могу приказать вам следовать за мной. Я могу лишь попросить вас составить мне компанию и пройти со мной последние несколько миль, раз уж мы прилетели так далеко все вместе.

Многие члены команды не впервые летали с капитаном, другие, хотя и не служили раньше под его началом, много о нем слышали; все были готовы отправиться куда угодно по одному его слову. И все согласились пойти с ним.

– Не знаю, что мы найдем на месте катастрофы, – предупредил он их. – Может быть, корабль был полностью разрушен, и все погибли еще в момент столкновения с планетой. Не исключено, что мы с вами больше ста лет проспали зря. Но, пока мы не найдем корабль, мы этого не узнаем. Может статься, на месте крушения корабля есть еще кто-нибудь живой, и, если нам удастся спасти хотя бы одного из пассажиров или команды «Звездного огня», значит, сто лет замороженного сна были не напрасны.

И они вышли в лес. Там было темно, опасности подстерегали их на каждом шагу. Длинные лианы свисали с густолиственных ветвей, похожие на ноги огромных пауков, а некоторые растения шипели и плевались в людей, когда те проходили мимо. Снабженные острыми шипами и колючками усики других растений тянулись к ним, норовя ухватиться за их одежду; дикие звери выли и рычали в темноте, но не отваживались приблизиться к странным существам, спустившимся в их мир прямо с небес. На полпути они вдруг оказались на краю огромного провала, перерезавшего всю местность, насколько мог охватить глаз, и спасателям пришлось воспользоваться лианами вместо веревок, чтобы с их помощью перебраться на другую сторону.

Целую ночь и целый день потратили они, пробираясь под тяжелым пологом странной, неведомой растительности. Когда путешественники устали, они устроили привал, и капитан выставил часовых на случай, если звери все-таки осмелеют. Но чем ближе к месту падения «Звездного огня» они подходили, тем меньше зверей становилось вокруг; наконец, они и вовсе исчезли. Похоже, что им была известна иная, куда более грозная опасность, которая поджидала впереди, и они не осмеливались последовать за людьми ей навстречу.

Отдохнув, команда двинулась дальше – всем хотелось поскорее найти корабль, с командой и пассажирами, как они надеялись. Сам капитан почувствовал, как растет его нетерпение, когда ручной навигационный прибор показал, что до места осталось уже совсем немного. Он много читал и слышал о капитане пропавшего судна и не мог дождаться, когда же он наконец увидит и сам прославленный корабль, и, может быть, его капитана.

И вот это случилось.

Могучий металлический корпус корабля поднялся над оранжево-желтой листвой и стволами деревьев. Пятна солнечного света лежали на его помятых боках. Разноцветные кроны местами пробили обшивку, какие-то кусты с острыми, узкими листьями, снабженными многочисленными присосками, облепили каждую поверхность. Лес сделал корабль своим.

Спасатели отыскали главный люк. Он был частично похоронен в земле, к тому же его густо заплели ползучие растения с когтистыми корешками, и все же его уже вскрывали. Нечто, судя по всему, проложило себе путь внутрь корабля.

Соблюдая осторожность, капитан и его команда вошли в проем. Тусклое красноватое сияние заливало весь интерьер корабля, значит, аварийное питание еще работало, и системы не отключились. Космические путешественники пробирались длинными полуразрушенными переходами и коридорами, мимо трюмов и складов, вперед, к криогенной секции, где еще спала команда и пассажиры – так они, по крайней мере, надеялись. Нередко им приходилось буквально прорубать себе путь сквозь деревья и другую растительность, заполонившую все кругом. Вокруг с каждым шагом сгущались тени. То и дело они слышали удалявшийся дробный топоток – разбегались какие-то многоножки. Капитан уже давно испытывал беспокойство, но теперь наконец убедился окончательно: кто-то наблюдал за их передвижениями по изломанному нутру «Звездного огня».

Наконец команда добралась до спящих пассажиров. Те лежали в огромных криогенных камерах, каждый в своей капсуле, которые сохраняли их неизменными год от года. Не важно, живыми или… мертвыми. Проходя через них, капитан с ужасом осознал: некоторые капсулы не выдержали удара и испортились, а лежавшие в них люди состарились и умерли во сне. Но были и другие капсулы, разбитые, из которых пассажиры исчезли совсем. В одной из них ворочалась и пульсировала студенистая зеленая масса. Едва капитан и его команда подошли поближе, зеленая слизь приподнялась, перевалила через край разбитой капсулы и, чмокая, целиком вытекла на пол.

Никогда раньше капитан не видел ничего подобного. Но инфоимплантаты, которые он вживил себе перед полетом, помогли ему быстро во всем разобраться: перед ними были личинки паразита, распространенного в системе Андромеды. Имплантаты рассказали ему все о жизненном цикле паразита и об опасности, которую тот представляет. Услышав это, капитан, не мешкая, выхватил бластер и открыл огонь. В считаные секунды тварь была мертва, а ее слизистое нутро размазано по всему полу.

– Что это было? – спросила одна участница спасательной экспедиции прерывающимся от напряжения голосом.

– Личинка виррна, – ответил капитан. И рассказал им об огромных личинках размером с человека, которые пожрали спящих пассажиров в открытых капсулах, переварив и усвоив не только их плоть, но также память, сознание и заключенный в нем опыт. – Свои яйца они откладывают в нас, – говорил он. – Так что в любой вскрытой капсуле может находиться личинка, из которой готов появиться на свет новый виррн.

Капитан и его команда понятия не имели о том, сколько взрослых виррнов их окружают. Но капитан знал, что все вместе, вооруженные бластерами, они непобедимы, а значит, им надо найти уцелевших пассажиров, разбудить их и с ними как можно быстрее возвращаться на свой корабль. Потому что скоро напуганные перспективой потери даровой кормушки виррны наверняка нападут.

Капитан с командой вернулся в большой зал, откуда в криогенные камеры вели многочисленные двери, и выставил у каждой охрану. Потом, указав на контрольную панель, вделанную в стену, приказал своему технику начинать процесс пробуждения.

Дробный топот ног приближался. Капитан уже представлял движущуюся на них толпу из взрослых прямоходящих насекомых. Скоро команде придется отстреливаться от них – и чем скорее они начнут, тем лучше, нельзя дать неприятелю опомниться.

– Долго еще? – спросил он у техника.

Тот покачал головой.

– Системы повреждены. Я могу инициировать общий процесс пробуждения отсюда, однако не все капсулы сработают. Чтобы сработали все, нам необходимо добраться до главного компьютера корабля и запустить системы оттуда.

Капитан сразу понял, в чем проблема.

– Для этого нам понадобится код доступа, – сказал он.

Техник кивнул.

– Есть лишь один человек, который наверняка знает главный код доступа корабля – это капитан. Так что нам надо ее разбудить. Любым способом.

– Хорошо бы ее сначала найти, – сказал капитан. Офицеры корабля спали отдельно от пассажиров; их надо было искать не в этих камерах, а в герметически закрытом отсеке ближе к палубе управления. Если, конечно, его еще не вскрыли виррны.

Вдруг тишину вспороло шипение лазера. Раненый виррн отскочил от двери одной из камер. Всем стало ясно, что теперь командиру и его команде придется с боем выходить из того помещения, где они оказались. Капитан разделил своих людей: половину оставил в большом зале стеречь спящих, остальных собрал вокруг себя и отдал им распоряжения.

Первая трудность, с которой им предстояло справиться, заключалась в том, чтобы вернуться из криосекции в основную часть судна. Виррны были уже у каждой двери: попрятавшись по темным углам, они поджидали космонавтов. Никто не сомневался в том, что они нападут при малейшей возможности.

Один молодой мужчина слишком близко подошел к какой-то двери; в тот же миг к нему из темноты протянулись длинные, как змеи, передние конечности виррна, обхватили его и потащили прочь. Его спасла только быстрая реакция товарищей – один схватил его за ноги и тянул на себя, а второй поливал схоронившееся в тени тело виррна из бластера, пока тот не издох и не ослабил хватку. Затем по команде капитана спасатели открыли огонь из бластеров по темноте, прогоняя засевших в ней врагов. Те бросились наутек, визжа от боли, страха и негодования.

Путешествие по кораблю превратилось в кошмар, залитый тусклым красным светом. Колючки цеплялись за одежду космонавтов, не давая им бежать. Ветки преграждали им путь. Плющ и ползучие растения заплели весь пол, на каждом шагу подставляя спасателям подножки, грозя поймать их в силки и швырнуть на пол. А в тенях их ждали виррны – они тянули свои лапы к любому зазевавшемуся, надеясь, вдруг повезет. Так что спасатели, не дожидаясь нападений, первыми палили в любой подозрительный угол, где им чудилось какое-то движение или где просто лежала слишком густая тень.

Они наткнулись на секцию космического судна, разрушенную лесом, который в этом месте давно прорвался внутрь «Звездного огня». Капитан нашел высокое дерево, вскарабкался по его стволу, перелез на длинную горизонтальную ветку, прополз по ней и спустился с другой стороны. Подошвы его ботинок лязгнули по металлическому полу. От дверей секции к нему метнулось щупальце, обернулось вокруг его лодыжки и рвануло так, что он потерял равновесие. Падая, он успел выхватить бластер и ткнуть им в то темное, что волокло его куда-то. Выстрел эхом прокатился по гулкой металлической громаде, и только предсмертный визг виррна смог его заглушить.

У каждого поворота команда мешкала, проверяя, нет ли за ним виррнов, и только потом продолжала путь. У каждой неосвещенной двери люди вперивали в темноту взгляды, стараясь угадать, бросится оттуда на них очередной виррн или нет. Каждый шаг приближал их к цели – передней секции корабля, где размещалась его контрольная палуба и криокамера корабельной команды и где, как они надеялись, продолжала спать его капитан.

Путь по коридорам корабля длился, казалось, вечность, но все же настал тот миг, когда спасатели очутились перед закрытой дверью очень строгого вида. Наверняка это за ней обитала команда. Все до одного невольно затаили дыхание, когда их капитан активировал механизм открытия дверей, и металлическая панель медленно поехала в сторону. Она скрипела и стонала, борясь с вековой ржавчиной и ветвями, которые за это время успели прорасти вокруг и даже сквозь нее. В конце концов она приоткрылась ровно настолько, чтобы капитан смог протиснуться в камеру.

Капсулы внутри омывал прохладный голубой свет, совсем непохожий на те тревожные кроваво-красные сумерки, которые затопили большую часть корабля. Все здесь казалось холодным и строгим. Капитан оглядел камеру, скользнув взглядом по каждой капсуле отдельно. И с облегчением выдохнул, отчего в воздухе перед ним закучерявился пар. Похоже, капсулы здесь никто не трогал.

– Видимо, виррны не успели забраться так далеко внутрь корабля, – сказал техник. – Воздух здесь холоднее. Нет, в этой камере они не побывали.

Капитан уже шел вдоль криокапсул, высматривая ту, в которой спала капитан. Но сумеют ли они разбудить ее, когда найдут? Одна капсула стояла чуть поодаль, на небольшом возвышении, соответствующем высокому рангу старшего офицера. Капитан опустился рядом с ней на колени. Провел одетой в перчатку рукой по стеклянной крышке. От холода она вся заиндевела, но он все же сумел расчистить небольшой пятачок, достаточный, чтобы заглянуть внутрь и увидеть там женщину. Такую спокойную во сне. И такую прекрасную. С одного взгляда на ее лицо, покрытое пленкой искрящегося льда, капитан понял, что перед ним та, кого он искал. Теперь надо было ее спасти.

Вдруг он заметил какое-то движение. Сначала ему показалось, что она пробуждается и что ее веки каким-то чудесным образом затрепетали. Но тут же он понял, что видит в стекле перед собой отражение, а движется тварь за его спиной.

Предостерегающий крик раздался в тот самый миг, когда капитан понял свою ошибку. Он отскочил в сторону, и как раз вовремя: щупальца виррна рассекли воздух там, где всего секунду назад была его голова. Они ударились о крышку стеклянного саркофага, смахнув с нее иней, который вихрем сверкающих ледяных частиц закружился над ним.


Доктор Кто. Сказки Повелителя времени (сборник)

Виррн развернулся. Теперь уже собственное отражение глянуло на капитана из выпученных глаз чудовища, когда то бросилось на него. Он вскинул бластер, сверкнула ослепительная вспышка. Виррн отлетел назад и, уже мертвый, рухнул на пол в нескольких метрах от саркофага.

– Можешь ее разбудить? – спросил капитан у техника, который возился с управлением капсулы.

– Я могу перекрыть доступ холоду и вернуть ее телу нормальную температуру, – отвечал тот. – Но без команды активировать процесс пробуждения, которую можно отдать, только имея код доступа, от самой женщины зависит, начнет она дышать или нет. – И техник нажал на нужные кнопки. – Будем ждать.

И они ждали. Иней в капсуле стал таять. Пространство под стеклянной крышкой заполнил холодный туман. Постепенно ледяная пленка на лице женщины растаяла и каплями потекла по ее щекам, словно слезы. Но ее глаза оставались закрытыми, грудь не поднималась.

– Виррн! – крикнул кто-то от двери. Но капитан едва обратил на него внимание. Он был целиком занят женщиной, что лежала перед ним в стеклянном ящике и не просыпалась. Все его мысли были о ее застывшей красоте.

– Время, – шепнул техник, еще раз проверяя контроль. – Пора ей уже начинать дышать. Если не задышит сейчас, значит, не проснется.

В комнате гулко грохнуло лазерное ружье, визг умирающего виррна ворвался капитану в уши, когда тот снова встал на колени перед саркофагом. Приникнув губами к губам женщины, он послал свое теплое дыхание прямо в ее легкие, желая ее разбудить.

Не вышло.

Он повторил попытку – еще один поцелуй жизни. И на этот раз грудь женщины поднялась и снова судорожно опустилась, словно с испугом отвечая на его призыв. Ее глаза открылись, и она шумно глотнула морозного воздуха.

Капитан помог ей выбраться из капсулы. Скинув куртку, он набросил ее женщине на плечи, пока та приходила в себя после долгого ледяного сна. Она сидела и дрожала, а он рассказывал ей, кто он такой, почему прибыл сюда со своей командой и что они нашли. Пока два капитана беседовали, техник колдовал над панелью управления, пытаясь связаться с главным компьютером. Когда все было готово, разбуженная женщина-капитан уже окончательно проснулась. И ввела в систему главный код, который заучила наизусть много лет назад, задолго до того, как началось ее путешествие.

За их спинами начали оттаивать другие криокапсулы. Распахивались крышки. С помощью процессов, запущенных главным командным кодом, люди медленно просыпались, пробовали отвыкшими легкими воздух. В глубине судна открывались уцелевшие капсулы с пассажирами. Медленно, но верно температура в офицерской камере начала расти. Медленно, но верно «Звездный огонь» возвращался к жизни.

Когда все спящие проснулись, капитан и его команда спасателей выдали им бластеры из запасов корабля. Две команды, объединив усилия, прокладывали путь через скопища виррнов, и те отступили. Противник превосходил их численностью, к тому же они знали, что против бластеров им не выстоять. Два капитана – женщина, которая спала так долго, и мужчина, который прилетел ее спасти, – вывели людей за пределы потерпевшего крушение судна. И все вместе – команда, пассажиры и их спасители – двинулись через лес.

Шли они долго, но на душе у всех было легко. Пока они пробирались между деревьями, где-то высоко над пологом инопланетного леса взошло здешнее солнце. Сквозь плотную завесу листвы начал сочиться рассеянный, бледный свет. Для тех, кто спал в недрах «Звездного огня», это был свет нового дня, новой жизни.

Когда они добрались до спасательного корабля, женщина-капитан повернулась к своему спасителю. Взяла его руки в свои.

– Спасибо, – сказала она. И его улыбка показалась ей такой же прекрасной, как ему – ее сияющая, замороженная красота.


Сад статуй | Доктор Кто. Сказки Повелителя времени (сборник) | Синдерелла и волшебный ящик



Loading...