home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Снежка Уайт и семь ключей Судного Дня

Доктор Кто. Сказки Повелителя времени (сборник)

Давным-давно, в дальнем космосе, на Винтер пришла смерть. Мир на планете Винтер царил тысячи лет, все ее обитатели, от рослых аристократов до миниатюрных рудокопов, жили в гармонии друг с другом. Всем всего хватало, и нечего было больше желать, вот почему население планеты оказалось беззащитным перед тираном, который возник вдруг среди них, и не могло ему противостоять.

На Винтере всегда были короли и королевы, лорды и аристократы, но они правили от имени народа и во благо народа; сохранение мира и благополучие граждан оставались их главной заботой. К несчастью, все переменилось, когда король Дрекстор вступил на престол.

Дрекстор был сыном короля Маттиаса, великого и благородного правителя, которого любили все. Но Дрекстор оказался совсем иным, чем его отец. С самых ранних лет он жаждал власти. Больше всего на свете он любил помыкать людьми и не останавливался ни перед какими жертвами, лишь бы получить свое – стоит ли говорить, что жертвы при этом приносили другие люди.

Короля Дрекстора не любили в отличие от отца. В прошлом в тех редких случаях, когда правители Винтера нарушали пределы отпущенной им власти или начинали считать себя важнее народа, которому они служили, их смещали. Аристократы и простые люди договаривались между собой о том, что правитель должен уйти, и тогда делегация из аристократов являлась к монарху и просто извещала его о том, что он больше не король.

Однако король Дрекстор принял меры; он заранее обезопасил себя от такого исхода. Еще не придя к власти, Дрекстор с помощью изобретателей своего отца начал работать над машиной, которая, как он был уверен, позволит ему безнаказанно править по его желанию. Машина была завершена в самый день его коронации, и первым деянием Дрекстора на посту верховного правителя было показать ее совету, указания которого должен был соблюдать каждый король. Члены совета в ужасе слушали короля, а тот с удовольствием рассказывал им о том, как его Машина Судного Дня может превратить в огонь воздух. Все, что для этого требовалось, – вставить в семь скважин семь ключей, которые хранились в семи потайных местах дворца, известных лишь самому королю Дрекстору. Так что любое сопротивление его власти, любая попытка сместить его – и Машина Судного Дня уничтожит Винтер.

Правление короля Дрекстора могло бы стать затяжным и жестоким, если бы не две вещи: яд и любовь. Дрекстор оказался одинаково чувствителен к обеим. Женщина, которую он полюбил, не отвечала ему взаимностью, но притворялась любящей ради того, чтобы заполучить ключи от Машины. Ослепленный любовью тиран ничего не заметил. Не заметил он и того, как она тайно опустила яд в его кубок с вином. Он понял все, только царапая ногтями полыхающее огнем горло, но было уже поздно – для него. Его коварная возлюбленная с наслаждением следила за его предсмертными муками.

Когда Дрекстора не стало, нового правителя должен был назначить совет, однако прежде надо было решить, как быть с Машиной. Советники вынесли вердикт – пусть стоит в королевском дворце, в особом зале, как вечное напоминание о тирании Дрекстора и предостережение всем, кто еще взойдет на престол. А чтобы разрушительным механизмом никто и никогда не смог воспользоваться по назначению и принести смерть на просторы Винтера, ключи было решено спрятать. Каждая из семи провинций Винтера взяла себе по одному ключу, их спрятали в потайных местах, и люди продолжали жить спокойно, счастливые, как раньше, позабыв о всякой тирании.

Пока на престол не взошла королева Салима.

Она оказалась не самой доброй, но и не самой жестокой правительницей Винтера. Совет неоднократно делал ей выговоры, и она как будто с готовностью принимала их критику. Склонив голову, точно от стыда, она каждый раз обещала впредь больше заботиться о народе. Так ей удавалось производить впечатление человека, который стремится стать лучше, победить свои недостатки. Однако правда была совсем иной.

Мальпет Уайт работал во дворце всю жизнь. Еще перекапывая землю в саду, он увидел и полюбил судомойку по имени Эльза. К тому времени, когда они поженились и произвели на свет свое первое дитя, он был уже старшим садовником, а она – дворцовой экономкой. Впервые увидев свою малютку-дочь, Мальпет и Эльза подивились тому, какая у нее белая, гладкая, красивая кожа, без единого пятнышка, прямо как дворцовый газон, когда на него выпадет первый снег. И решили назвать девочку Снежкой.

Когда Снежка выросла, она тоже стала работать во дворце. Она чистила и убирала, помогала на кухне и в саду. Девушка хорошела с каждым днем, а ее кожа сохраняла тот необычный цвет, из-за которого она и получила свое имя.

Как-то раз – королева Салима уже больше года была на троне – Снежка делала уборку в комнате, где стояла Машина. К тому времени все жители Винтера, которым хотелось взглянуть на страшный механизм, уже побывали там, а новые желающие находились редко, поэтому в комнате, куда почти не приходили посетители, не часто наводили порядок. И когда Снежка со своими ведрами, тряпками, щетками и совками забралась под Машину, она даже не подозревала, что в комнате есть кто-то еще. Она так сосредоточенно трудилась, что, лишь заметив две пары ног, прошедшие совсем рядом с ее головой, поняла, что она тут не одна.

Девушка опустила тряпку и задумалась, что же ей делать. Людей было двое, они говорили тихими голосами, один из которых девушка узнала – он принадлежал королеве. «Если я вылезу сейчас, – подумала она, – они решат, будто я подслушивала нарочно». А Снежка понятия не имела о том, как давно королева и ее собеседник находятся в зале. И решила остаться на своем месте просто от смущения, а не из коварства.

Однако теперь, когда Снежка знала о присутствии королевы и ее собеседника, она уже не могла не прислушиваться к их разговору. Многое в нем осталось ей непонятным, но одно было ясно – спутник королевы был инженером. Он объяснял королеве, как должна действовать Машина, и показал места, откуда были вынуты ключи. И только когда речь зашла о ключах, Снежка наконец сообразила, зачем они здесь.

– Если ключи все равно спрятаны, – сказала королева Салима, – то какой мне прок от этой Машины? Так и буду на побегушках у недоумков из совета, пока ты не придумаешь, как заставить ее работать. Исполнять волю народа – мой удел и мое проклятие.

Судя по голосу, королева едва сдерживала гнев. Она даже заговорила громче, забыв об осторожности, и Снежка поняла, что приняла правильное решение, когда осталась.

– Но я рождена для иного – я должна править, подчинять себе других, отдавать приказы, – продолжала королева Салима. – Заставь эту Машину работать, и я стану истинной повелительницей Винтера. Люди будут трепетать, произнося мое имя.

На одной стене комнаты висело большущее зеркало. Его повесили там для того, чтобы оно отражало свет из окна и направляло его на Машину и посетители могли лучше ее видеть; теперь оно помогло Снежке следить за королевой с инженером, оставаясь на своем месте. Вот инженер сдвинул скользящую панель в боковой поверхности Машины, открыв потайной экран.

– Я подробно изучил все чертежи этой Машины, – сказал инженер, – и могу лишь подтвердить правоту вашего величества: увы, без ключей она работать не будет. Создать новые ключи невозможно. Однако у этого механизма есть свойство, о котором не знает совет и которое поможет вам добиться желанной цели.

Снежка вся превратилась в слух и даже рискнула подползти к краю Машины, чтобы лучше видеть. Инженер возился с какими-то рычажками, встроенными в панель возле экрана.

– Не стану делать вид, будто я сам до конца понимаю, как работает и что может этот механизм, – говорил он, – однако я знаю, что Машина и ключи к ней были спроектированы и изготовлены как единое целое. Машина может поддерживать сообщение со всеми своими частями, причем не только посредством проводов и шестеренок, но и прямо через воздух.

На экране стала вырисовываться картинка. Она была расплывчатой и темной.

– Мне-то какой от этого толк? – спросила королева. – И зачем ты показываешь мне какую-то темную комнату?

– Но, ваше величество, – отвечал инженер охрипшим от волнения голосом, – Машина знает.

– Знает? Что именно? – резко переспросила королева. По ее тону Снежка поняла, что Салима быстро теряет терпение.

– Она знает, где спрятаны ее ключи. Она их чует. Ощущает через пространство. И показывает их нам на этом экране. – Белоснежка видела в зеркало, как инженер заламывает себе руки. Похоже, он нервничал не меньше, чем она.

Все было тихо, пока инженер тревожно ожидал ответа королевы. Секунду-другую она с яростью глядела на него – и вдруг захохотала. Инженер чуть заметно расслабился.

– Так совет об этом не знает? – переспросила она, отсмеявшись.

– Об этом не знает никто, кроме меня и вашего величества, – ответил инженер.

– И где же находится та комната, в которой лежит первый ключ? – спросила королева.

Инженер потупился.

– Увы, этого я не знаю; все, что мне известно, – это что она где-то в провинции Сизалон. Но, если мы рассмотрим картинку внимательно, у нас могут появиться подсказки. Найдите эту комнату, и вы найдете ключ. Это долгий путь, – добавил он, – но, если ваше величество действительно желает вернуть Машине ее рабочую форму…

Королева задумалась.

– Покажи мне остальные ключи, – сказала она наконец.

Инженер нажал какую-то кнопку в углу экрана, и Машина один за другим показала им все ключи. Один пылился меж толстыми томами на библиотечной полке, другой лежал за широким оконным наличником, а в окно лился яркий солнечный свет. Третий был спрятан под камнем на берегу какого-то пруда, четвертый – в дупле старого дерева на краю широкого луга. Пятый валялся в буфете среди всяких обрезков и огрызков, а последний висел на крючке позади большого гобелена в обеденном зале.

– Я найду их, – сказала королева тихо. Даже в зеркале было видно, каким неудержимым честолюбием пылают ее глаза. В тот же миг Снежка поняла, что должна остановить королеву Салиму и не дать ей обрести ключи.

Инженер и королева разговаривали еще долго. Снежка внимательно следила, когда инженер объяснял королеве, как управлять экраном, и слушала, когда королева вслух размышляла о том, как понять, где находятся ключи. Когда они наконец ушли, Снежка ощутила, что все ее тело закостенело от долгого неподвижного лежания, а горло першит от набившейся в него пыли. Выбравшись из-под страшной Машины, девушка задумалась над тем, как ей остановить королеву.

Например, можно обратиться к совету, подумала она. Но станут ли ее там слушать? Что будет значить в их глазах слово простой дворцовой работницы против слова самой королевы Винтера? Скорее всего, ничего или очень мало, зато, как только королева Салима узнает, что Снежке известен ее секрет, она позаботится о том, чтобы та не прожила долго.

Будучи прилежной от природы, Снежка закончила уборку. Работая, она не переставала думать о том, что видела и слышала, размышляла, кому можно об этом рассказать и что теперь делать. Постепенно она поняла, что ее главная цель – завладеть хотя бы одним из ключей раньше, чем до него доберется Салима.

Приняв такое решение и закончив наконец убирать комнату, Снежка поспешила к выходу и закрыла дверь – замка на ней не было, так что девушке оставалось только надеяться, что никто не войдет. Затем Снежка Уайт бросилась к Машине и открыла боковую панель, как только что на ее глазах делал инженер.

Она не сразу вспомнила, какими именно рычажками и кнопками он активировал экран, но после нескольких ошибок он все же засветился.

Снежка Уайт смотрела в темную комнату, где хранился первый ключ. Но, как она ни старалась, никакой яркой детали, которая помогла бы ей понять, где именно находится эта комната, она не заметила – ставни были закрыты, и внутрь не проникал ни единый луч света. По тому, что говорил инженер, Снежка Уайт могла заключить, что ключ лежит в самом центре картинки, то есть он заперт в каком-то сундуке или ящике, который стоит у стола, заваленного книгами и бумагами. И все равно, никакой подсказки касательно того, где может находиться этот сундук, на картинке не было.


Доктор Кто. Сказки Повелителя времени (сборник)

Напомнив себе, что ей нужно найти хотя бы один ключ, Снежка Уайт протянула руку к рычажку, которым, как она видела, пользовался инженер, и вывела на экран изображение следующего ключа. При этом она случайно нажала на какую-то другую кнопку. И тут же отдернула руку, боясь что-нибудь испортить. Сначала ей показалось, что на экране ничего не изменилось; приглядевшись, она заметила, что картинка стала как будто глубже и ярче. Теперь Снежка Уайт видела ту же комнату как будто через окно, а не на картинке.

Заинтригованная полученным эффектом, она протянула руку, чтобы коснуться экрана… но та точно провалилась внутрь. Испугавшись, девушка отдернула руку. Она ничего не почувствовала, да и ее ладонь при ближайшем рассмотрении осталась такой же, как прежде, так что она рискнула погрузить ее в экран еще раз. И вот вся ее ладонь – да что там, вся рука целиком – прошла в экран. Она как будто протянула ее в комнату. Снежка Уайт убрала руку и стала думать над тем, что это значит.

Потом девушка подошла к стене, взяла стоявший там стул и принесла его к Машине. Она встала на стул так, что ее лицо оказалось на одном уровне с экраном, и, подавшись вперед, просунула в экран голову. Голова оказалась внутри комнаты. Девушка стала озираться, рассматривая подробности, невидимые на экране.

Оглянувшись назад, она вздрогнула, не увидев своего тела – плоскость экрана пересекала ее шею, так что, окажись в этот момент в комнате кто-нибудь еще, он увидел бы ее висящую в воздухе голову.

Снежка Уайт убрала голову из экрана, спустилась со стула и села, чтобы крепко подумать. Если в любое место, которое показывает Машина, можно попасть через экран, то ей вовсе не обязательно знать, где они находятся, – достаточно просто протянуть руку, и все семь ключей снова окажутся во дворце. Но тут была одна проблема: экранчик был маленький, и в него проходила только ее голова. Протиснуться внутрь целиком она просто не смогла бы.

Но тут у Снежки Уайт возникла одна идея. Осторожно, чтобы не сдвинуть ни одного рычажка и не потревожить ни одной кнопки, девушка вернула боковую панель Машины на место. Пусть пока экран постоит так, а она вернется к нему позже, но не одна.

Среди людей, трудившихся под началом ее отца в дворцовых садах и парках, были семеро рудокопов. Их предки работали когда-то в шахтах – малый рост и хрупкое сложение помогали им проникать в такие углы и щели, которые были недоступны людям покрупнее. Снежка Уайт хорошо знала отцовских рудокопов. Эти приветливые маленькие человечки носили бороды, которые спускались чуть не до самой земли.

Вот почему, едва стемнело, Снежка Уайт направилась к маленькому домику, который стоял среди дворцовых садов и где рудокопы, как она знала, сели сейчас поужинать бульоном с овсяными лепешками. Они внимательно выслушали все, что она рассказала им о подслушанных ею тайных планах королевы и обо всем остальном тоже. Когда она кончила, Элгар, самый старший и мудрый из них, серьезно кивнул.

– Мы уже не раз испытали на себе гнев королевы, – сказал он Снежке Уайт. – Она вечно придирается к нам, говорит, что мы все не так делаем, или помыкает нами самым грубым образом. Я думал, это потому, что мы рудокопы, но, судя по твоим словам, королева хотела бы ко всем относиться с таким же презрением.

Остальные согласно закивали. Снежка Уайт поделилась с ними своим планом.

Пока они дожидались, когда ночь станет старой, рудокопы угостили девушку бульоном с лепешками. Наконец, когда весь дворец укрылся тьмой, Снежка Уайт тихо повела своих маленьких друзей во дворцовые покои. Внутрь они пробрались через боковую дверцу, которую Снежка Уайт специально оставила незапертой. Оказавшись перед Машиной Судного Дня, она отодвинула панель и с облегчением вздохнула: окно в комнату по-прежнему оставалось открытым. Правда, внутри стало еще темнее, ведь ночь опустилась на все семь провинций Винтера.

Семь рудокопов горели желанием помочь Снежке Уайт нарушить планы королевы Салимы. Элгар, как самый старший, настоял, что пойдет первым. Он встал ногами на стул, сунул голову в экран и скоро пролез в него целиком. Остальные наблюдали, как он кувырком свалился в комнату за ним. Но он быстро поднялся на ноги, подбежал к сундуку и вытащил спрятанный в нем ключ. Снежка Уайт всунула в экран обе руки и помогла маленькому человечку выбраться.

Затем Снежка Уайт вызвала на экране следующее изображение. Каждый из рудокопов слазил за ключом в свой черед. Наконец все семь собрались в комнате.

– А теперь что? – спросил Элгар.

– Теперь мы их уничтожим, – сказала Снежка Уайт. – Разломаем на кусочки. – И она положила шесть ключей перед собой на пол, а седьмой взяла и приготовилась переломить пополам.

В этот момент входная дверь распахнулась.

На пороге стояла королева Салима. С искаженным от ненависти лицом смотрела она на Снежку и рудокопов. Затем ее взгляд приковали ключи – ничем не заменимые атрибуты ее будущей власти, они лежали перед Снежкой Уайт, а та уже готова была переломить первый из них. Королева бросилась к девушке.

Но не успела. Снежка Уайт изо всех сил согнула первый ключ, и он сломался надвое. В тот самый миг, когда это случилось, королева оттолкнула девушку. Вот почему огненный красно-оранжевый шар, в который превратился сломанный ключ, опалил не ее, а королеву.

Крики королевы эхом покатились по коридорам дворца. Вспышка задела остальные ключи, и они тоже взорвались, один за другим. Снежка Уайт, съежившись в углу комнаты, куда ее отбросило первым взрывом, прикрывала руками голову и лицо, чтобы уберечь их от пылающих обломков. Когда дым рассеялся, а пламя погасло, она разглядела семерых рудокопов, которые, спасаясь от взрыва, попрятались по углам комнаты и под Машиной.

Снежка Уайт, пошатываясь, встала, рудокопы подбежали к ней. Девушка улыбалась человечкам, которые помогли ей снова спасти Винтер от тирании. Вместе они подошли взглянуть на королеву Салиму, но та бездыханной лежала среди осколков ключей от конца света и от своих разбитых грез о неограниченной власти.


Джек и кротовая нора | Доктор Кто. Сказки Повелителя времени (сборник) | Розовая Шапочка



Loading...