home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 11

– А это Абу Тбейра, – радостно ткнула в глобус Мизуки.

– И что там? – поинтересовался Тоётоми, стоявший рядом с ней.

– Без понятия, – все так же радостно ответила рыжая. – Но что-то есть, раз отмечен. Ой! – метнулась она на кухню.

Не понимаю, как она с таким отношением к готовке умудряется быть в этом лучше Шины? В данный момент Мизуки на последнем этапе в приготовлении каких-то печенюшек, и, судя по всему, у нее даже получается. Во всяком случае, достав их из духовки, она ничего не выбросила, а стала выкладывать их на большую тарелку.

То ли народ учуял свежеприготовленные печенья, то ли просто так сложилось, но мои сегодняшние гости начали собираться вокруг столика в гостиной, где я и сидел все это время. Ну, кроме Анеко – она, поассистировав Мизуки в начале, вернулась ко мне, когда выпечка отправилась в духовку.

– Сакурай-кун, – подошел ко мне Вакия, – у меня к тебе выгодное деловое предложение.

Сам парень только спустился со второго этажа, где у меня стоял второй аквариум с рыбками.

– Заинтриговал, – ответил я на это.

– Как ты смотришь на то, чтобы продать мне одну Аровану?

– А вот теперь удивил, – слегка приподнял я брови. – Хочешь сказать, у тебя таких рыб нет?

– Конкретно платиновые Арованы у нас дома имеются, – присел он в свободное кресло напротив, – но меня интересуют вполне определенные. У тебя есть парочка очень чистого цвета. Могу взять одну из них за миллион йен.

Где-то сто тысяч рубликов. Нехило для одной рыбки.

– Извини, Вакия-кун, но эти чудовища не продаются, – слишком много сил и нервов я на них убил.

– Понимаю… – расстроился парень. – А если… – вскинулся он, но не договорив выдохнул: – Жаль. Ну, нет и нет, что уж тут.

Надо бы узнать, какие именно рыбки его впечатлили – продавать, конечно, не буду, а вот иметь ввиду, что можно подарить кому-нибудь из его семьи, очень даже стоит.

– Сакурай-кун… – подошел ко мне Мамио, но в этот момент его прервал Тоётоми, который плюхнулся на диван рядом со мной.

– Интересная у тебя подборочка по археологии, – выдал парень.

На что я хмыкнул.

– Это родительское все. Ты что-то хотел, Мамио-кун?

– Эм… – замялся он. – Ты не против, если я возьму у тебя почитать несколько журналов? Тут просто потрясающая подборка «Убер эвигес»!

– Фанатеешь от оружия? – усмехнулся я. – Конечно, бери.

– Нет, я… не то чтобы от всего оружия… спасибо большое, – поклонился он.

Это уже начинает раздражать. Не думал, что меня будет нервировать парень-рохля, Да он все наше мужское племя позорит, блин.

– Укита-кун, – подала голос Анеко, – если ты не станешь более уверенным в себе, то тебе придется выйти замуж за тех троих.

Как она его… Похоже, не только меня одного раздражает поведение парня. А сам Мамио вновь замялся. Похоже, он хотел ее поправить по поводу «замуж», но, в итоге, не стал. Мне даже интересно стало, он хоть понял, что девушка ее уровня просто не могла так ошибиться?

– Не, – заговорил Тоётоми, – за всех троих не выйдет, – не согласился он. – Состоять в трех кланах сразу не выйдет.

– И правда, – согласилась девушка. – Пойду я, помогу Мизуки-сан с чаем.

Дождавшись, когда Анеко отойдет, Мамио все же не выдержал:

– Жениться, а не выйти замуж, – произнес он осторожно. – Я же парень.

– В твоем случае именно второе, – не согласился Вакия.

– Но… как… – вновь начал он мямлить. – Это было жестоко, – вздохнул он.

– Не мы такие, – развел руками Тоётоми, – ты такой.

– Все забываю спросить, как вы вообще сошлись? – поинтересовался я.

– Банально, – пожал плечами Вакия.

– Просто его девки…

– Тоётоми-кун… – вклинился Мамио.

– Короче, они умудрились выбесить нас с Вакией, вот мы и подобрали этого котенка.

– Мешаем им, по мере сил, – продолжил пятнистый. – Послать их куда подальше нельзя – все-таки три неслабых Рода, а вот жизнь подпортить – почему бы и нет?

– Нельзя или повода не давали? – решил я уточнить.

– Был бы достойный повод, мы бы их… – не закончил Тоётоми.

– Черту они, к сожалению, не переходили, – кивнул Вакия. – Будь эти трое парнями, мы бы уже давно друг другу морды били, а так… – дернул он плечом.

Как я уже говорил – патриархат он, конечно, патриархат, но у женщин тут положение особое.

– А вот Райдона однажды пришлось останавливать, – заметил Кен.

– А эти дуры так ничего и не заметили, – добавил Тейджо.

– Вакия-кун, ну нельзя же так… – догадайтесь, кто это промямлил.

– Ой, да пошли они, – отмахнулся пятнистый.

Кстати, Райдона с нами нет. Он после уроков отправился домой, готовиться к турниру. Как сказал мой хвостатый друг: «раз экзамены закончились, надо бы потренироваться». Волнуется парень – остальная наша компашка направилась ко мне вместо тренировок.

– А вот и мы! – подошла к нам Мизуки, неся в руках блюдо с печеньем.

Анеко тоже подошла, но поднос с чаем расставляла молча.

Молчание продлилось ровно столько, сколько нужно чтобы взять печенье и откусить.

– Вот это я понимаю – пища богов! – посмотрел на надкусанную печенюшку Тоётоми.

– Да это что, – отмахнулась польщенная Мизуки, – вот маман у меня их готовит – пальчики оближешь.

– С трудом представляю, как это может быть еще вкуснее, – заметил Вакия, покачивая из стороны в сторону головой.

– Ох, ну не надо, – приложила Мизуки свободную ладонь к щеке, – не стоит. Совсем засмущали девушку.

И да, миндальные печенья у нее удались.

– Кстати, вы в курсе, – перевела тему рыжая, – что Синдзи будет участвовать в турнире на ранге «воин»?

– Ого! – только и произнес Тоётоми.

– Ха! Поквитаемся! – а это уже Вакия. – Посмотрим, каков ты на ринге, где нет подручных предметов.

Что характерно, Мизуки на высказывание Вакии промолчала.

– А так разве можно? – спросил Мамио. – Мне казалось, что Сакурай-сан… эм… «ученик»… кажется.

– Это сильный не может спуститься к слабым, а наоборот можно, – пояснила Анеко. – Правда, я о подобном ни разу не слышала.

– Учись, Мамио, – обратился к тому Тейджо, – вот, что значит – мужик с большой буквы «Г» в конце.

– Я… ну… не настолько хорош… да.

– Да лошара ты, – вальяжно махнула рукой рыжая.

– Мизуки-сан, – укоряюще произнесла Анеко.

– Извини-извини, – попросила прощение девушка… у Анеко.

Мамио, ты реально лошара. Ну давай же, скажи хоть что-нибудь.

– Грубо это, Мизуки-тян, – произнес Тоётоми, откусив кусочек печенья, – не обижай нашего Мамио.

Мне оставалось только молча покачать головой.


* * * | Удерживая маску | * * *



Loading...