home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 3 Тяжелое наследство

Человек может поднять полтора своих веса

А длительно нести не более половины.

(памятка мародера)


Корпел над пометками на карте, находя по номерам пометок их описание в файле Екселя. Потом полез в гуглмап, искать адрес деда, указанный в бумагах в разделе владельцев "Катаны". Посмотрел фотографию дома, сохранил несколько видов в папку "Насл". Погуглил адрес, вдруг найду план дома или еще что похожее. План не нашел. Зато нашел объявление о продаже именно этого адреса, по Tarkk'ampujankatu 20, Ullanlinna, Helsinki. Аж хрюкнул от удовольствия, рассматривая фотографии квартиры и особенно — виды из квартиры на улицу. Ай, внук молодца! Подсуетился продать не только дедову яхту, но и квартиру. К счастью объявление относительно свежее и есть шанс, что вещи деда еще там. Если нет — то это будет уже другая операция.

Как говорил Пан, "операция может идти через голову или через… эээ… ноги". Он обоснованно считал, что продуманная до шага и запасных вариантов операция проходит тихо и буднично. То самое пришел — увидел — победил — никто и не заметил. Такие операции не любят генералы, так как за них редко дают награды. Это он называет "через голову". Через "ноги" это когда стоит конечная задача, выполняемая без подготовки, героическим напряжением всех сил и с остервенелым преодолением в лоб препятствий, рядом с которыми были обходы. Вот за это награждают частенько. Пан очень не любит операции "для ног", это у него "наследство от командировок". Посему он сам и мы, за компанию, приучены составлять доскональные планы на важные "операции". Подобный метод мне очень помог не только в бизнесе, но и дачу с дорогой строить. Когда расписано все, вплоть до килограмма гвоздей, когда выстроен график постройки, а, соответственно и суммы необходимых денежных вложений — сразу видно подъемный проект или "осетра урезать".

Такой план сейчас составлял на операцию "Дед". Мыча себе под нос "Нас не догонят…", ходил курвиметром по карте, прикидывал расстояния и что встречу по пути. Получалось четыре варианта маршрутов. Один совсем уж окольный, на случай если на основных будут пробки или нежить стеной встанет. Первой точкой на основном маршруте стал стрелковый клуб "West Shooters", расположенный на перекрестке улиц Fabianinkatu и Kaartinkuja в подземном бомбоубежище. От клуба до деда — шестьсот пятьдесят метров. В клубе огнестрельный тир, предположу, что есть и стволы и патроны. В любом случае крюк небольшой. Судя по фотографии — двери клуба железные, со стальным, накладным уголком. Надо приготовить подкладки и тросы — зацеплю углы и машиной дерну. Затем Транзит прижать к открытой двери задними, распахнутыми, дверцами кузова и дальше… видно будет. Возможно, придется вскрывать внутри решетки или двери. Записал в список необходимого для операции газовый пост и аккумуляторную болгарку с запасом дисков.

Вторым номером будет квартира деда. Второй этаж, расположение выучил. Лезть в подъезд после прочитанных страшилок не собираюсь. Стар я уже, от нежити отбиваться! Нужна стремянка, чтоб с крыши Транзита достала до окна, вид из которого так хорошо отражен на фотографиях. Люк у Транзита в крыше, помню, был. Еще нужна будет мокрая газета на стекло, чтоб осколки не грохотали. А лучше даже не мокрая, а в клею или чем-то липком. Далее…

Список подготовки к операции пополнялся, маршрут выкристаллизовывался. Первые две точки, "тир" и "дед", являлись обязательными к посещению. Дед жил рядом с площадью, похожей на петербургскую "Пять углов". По одному из лучей, Fredrikinkatu, едем от деда к центру девятьсот пятьдесят метров, там третья точка интереса — магазин моделизма "Hobby Point" на Fredrikinkatu 61. В интернете сплошные визги радости в описании этого магазина. Обещали все. А мне не помешали бы системы дистанционного управления. Есть для них пара задумок. Если в магазин попасть будет сложно, даже пробовать не буду — не стоит оно того так как есть четвертая точка интереса. Четыреста пятьдесят метров от "Hobby Point", магазин моделизма "Tieto-Nikkari" на Ruoholahdenkatu 20. Магазин поменьше "Hobby Point" зато стоит не в столь людном месте. Отзывы о магазине восторженные. И наконец, есть пятая точка интереса — тир HSC на Albertinkatu, 36. Пятьсот пятьдесят метров от "Tieto-Nikkari" по улицам Hietalahdenkatu и Lonnrotinkatu. Зачем мне нужен тир, пояснять не буду. От тира до кафе "Карусель" на набережной, где начинается маршрут, тысяча семьсот метров по Mallaskatu и Telakkakatu.

Пять точек интереса, две из которых обязательны. Ради посещения квартиры деда это все и затевается, тут без вариантов. Тир можно посетить один из двух — куда повезет попасть. Пока мне виделся предпочтительным "West Shooters", стоящий в стороне от оживленных мест. Через него и проложил первый, основной, маршрут. Магазины моделизма третьестепенная задача — можно их вообще игнорировать в зависимости от обстановки в городе.

После девяти утра погода улучшилась, в серых хлопьях облачности проглядывало солнце. Ночной морозец спал до оттепели и над гаванью активно закружились чайки, своими стонами заглушающие далекую пальбу в городе. Военные все еще не пришли, и с их попустительства продолжил вдумчиво проверять и вывозить склады. Преувеличиваю. Тут для вывоза одного склада приличный балкер нужен, а складов тут три, два из которых еще даже не вскрыты. Но "не соврешь, красиво не расскажешь".

Подобрал себе коллекцию домкратов и лебедок. Захомячил с радостным повизгиванием две шикарные цепные трехтонные тали смешного веса. Долго сидел перед стоящими в ряд четырехлапными тросовыми кранами. Заманчиво. Кран для подъема и спуска на воду зимующих лодок. Один человек свободно катает кран по бетону, качанием рычага гидроцилиндра управляет стрелой и непринужденно кантует вес до трех тонн. Если точнее, до трех тысяч тридцати килограмм на минимальном вылете. Заманчиво. Но тяжеловато. Тонну лишнего веса катамаран потянет без напряжения, но зачем? Поймав себя на сожалеющим поглаживании красно-черных станин крана, понял, что с мародерством склада надо завязывать. Все необходимое по списку операции "дед" собрал в две наши "сумки оккупанта", освобожденные от вещей. Хотел все в одну уложить, но она получалась совсем неподъемной, а еще и стремянку тащить!

К "адмиральской вахте" поднялась Катюха, первым делом поинтересовавшаяся, что за сумки и железки сложены в кают-компании. Честно ответил, что это инструмент из мастерской и вещи со склада. Но супруга меня четверть века знает, обвила анакондой, дабы не сбежал, и начала выедать мозг. Сначала, для чего сборы, потом, когда пояснил, чтоб "даже думать не смел!" и наконец контрольный выстрел "обо мне подумал?!". Только к часу дня перешли на объективное обсуждение плана. У женщин конструкция такая — пока все эмоции не выплеснут, маслить конструктивно не могут. Можно уменьшить женское время "неконтролируемого выброса" едой.

Проблемами с фигурой Катюха никогда не страдала, посему под эмоциональную часть подъели все оставшиеся бутерброды. И тут запищал дубль-пульт, и наши ноутбуки пикнули, переходя на аккумуляторы тут же притушив экраны. Один только "мак" презрительно промолчал, не отреагировав на смену обстановки. Зато экраны закачек и страничек начали выбрасывать "четыреста четыре". Мы с супругой понимающе переглянулись. И вдруг в глубине лодки взрыкнуло и затихло, но стала ощущаться мелкая дрожь. Ноутбуки опять пискнули и сделали экраны ярче.

— Леш, а она по своим делам не уплывет, пока нас нет?

Подошел к дубль-пульту, осматривая показания приборов ожившей секции силовых установок. Буду теперь называть его "центральный пост" — теперь это наша лодка, как хотим, так и называем!

— Теперь уже и не знаю.

Но развить мысль не успел. В Skiffer рыкнуло, выбросив в нашу сторону сизое облачко. На панели опять мигнули индикаторы, и приборы только что оживившейся секции уложили стрелки к нулям. Приложил руку к переборке — дрожь ощущаться перестала.

— Вот так вот. И человек уже особо не нужен.

Ноутбуки радостно обнаружили, утерянную было сеть, но страницы подгружаться все равно не хотели. Катюха посмотрела на меня тревожно

— Все? Интернета больше не будет?

Пожал плечами еще раз

— На острове нет, в городе может и есть. Пойдем в Skiffer, посмотрим как там.

В кафе ничего не изменилось — все еще тепло и уютно. Только телевизор "белый снег" показывал, а ноутбук мы еще вчера утащили. Так и не увидел в новостях марширующих героев зачисток. Надо делать ноги отсюда. Как-то мне все меньше и меньше нравится происходящее.

— Знаешь, Катюх. Давай-ка мы сегодня закончим сборы в дорогу, ночью, когда похолодает, я быстренько смотаюсь к деду и завтра отчалим. Как тебе план?

— Отвратительно! Давай прямо сейчас отчалим!

— И ты оставишь тут столь понравившиеся тебе кастрюльки с гравировкой?!

— Уточню, "отчалим сейчас" это часа через два.

— Тогда и я уточню. Где два там у тебя все четыре и плюс еще от меня пару часов сверху. В темноте на абсолютно не неосвоенной лодке никуда идти не собираюсь. Так что, сидим тут до утра без вариантов. А раз так, то пару часиков на ночную вылазку выделить можно.

— Давай до утра, только без вылазок?! — глянула на меня супруга глазами кота Шрека

— Соберись Катюх! Что-то раскисла ты совсем.

Жена вздохнула, опуская глаза.

— Страшно мне. Давно так страшно не было. Как представлю себя одну среди нежити, а тебя нет и нет…

Обнял тяжело вздохнувшую половинку. Что тут скажешь. Такова женская доля — хоронить супругов, в большинстве случаев уходящих раньше. Если женщина правильная, то вокруг нее, после ухода супруга, останутся дети и внуки. Катюха, правильная женщина — только мы в неудачное время поход затеяли. Так что, до детей и внуков я ее довезти обязан, даже если нежитью стану.

— Не бойся. До детей дойдем точно. Я тебе обещаю! И еще у нас есть Мечта, которую надо реализовать!

Супруга даже отстранилась, удивленно на меня посмотрев.

— Какая кругосветка?! Ты же видишь, что творится!

Улыбнулся ей успокаивающе — И как это все нам помешает? Моря выкипят или льдом покроются?

Растерянная Катюха не могла подобрать слов.

— Ну, неправильно это. Где продукты закупать? Да и города хотелось посмотреть!

— Города посмотрим с моря, продуктов "Катана" легко возьмет на пару лет для двоих. Наоборот, сейчас самое время. Запасы загрузить можно даром, сроки годности у консервов еще приличные, а через пяток лет и годность выходить у запасов будет, и технологии заготовки припасов длительного хранения вполне утерять могут.

— Ты серьезно? — половинка удивилась нешуточно — А ведь ты действительно серьезно!

Помолчали, отпив эля

— Знаешь Катюх, нам достался редкий катамаран. И не только по конструкции. Его строил человек горящей мечтой об автономном путешествии. Иначе не могу объяснить начинку лодки. И вот дед много лет вкладывал душу в свое создание, а в кругосветку так и не пошел. Каждый год он выходил на лодке в Балтику, придумывал что улучшить, что переделать и наверняка говорил себе "на следующий год пойду в кругосветку". А на следующий год ему казалось, что надо еще чуть-чуть доделать там и тут и тогда… А потом дед умер, так и не найдя в себе смелости уйти от привычного. Я не хочу умереть так.

Жена прижалась теснее. Помолчали. Потом еще помолчали. Телевизор шипел белым шумом, за стеной тарахтел генератор, а за окном редкие солнечные блики играли на стоящих вдоль набережной мертвецах.

— А как же дети? — нарушила тишину супруга.

— Да взрослые они уже. Вот наши мамы дело другое. Так что, в любом случае мы возвращаемся, и контролируем, как устроится наша семья, способствуя процессу. Если устроим наших нормально, к зиме уходим в кругосветку. И до этого момента обещаем друг другу не умирать! После этого желательно тоже, но в зимние шторма всякое бывает. Обещаешь?!

Прижимающаяся ко мне Катюха кивнула.

— И я обещаю. Нормально все будет. Против нас не личности, против нас стихия. А когда это ты шквалов боялась? — вытер супруге уголки мокрых глаз.


* * * | Харон. На переломе эпох | * * *