home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 1. За Мечтой

По дороге к Мечте не забывай оглядываться и маскироваться

Судьба тоже женщина капризная и конкуренток не любит.


В детстве у меня была мечта стать космонавтом. Точнее, были маленькие, можно сказать бытовые мечты, были мечты побольше, но венчала эту елку хотелок Мечта с большой буквы — "стать космонавтом". Будучи совсем маленьким, мечтал о мороженом, чтоб мама в зоопарк сводила и "стать космонавтом". Постарше мечтал о "бутырах с салями как на новый год", начале полетов в аэроклубе и "стать космонавтом". Еще старше мечтал о шашлыках "как в тот раз", однокласснице Ане и… "стать космонавтом". С главной своей мечтой я прошел через первые три десятка лет жизни, будучи верен ей даже в вооруженных силах. А потом не стало страны. Пришло потерянное десятилетие, во время которого умирали в корчах люди, надежды и мечты. Космос в душе съежился и потускнел до сиюминутного выживания. Мечта посчитала себя преданной и, не то, чтобы ушла совсем, но отдалилась, став холодной и неприступной. А без Мечты с большой буквы, оказалось, очень тяжело жить. Многие знакомые, растерявшие свои мечты, ударились в религию, многие научились подменять большую Мечту набором "хотелок" помельче, многие запили. Впрочем, былой мир умер, а о покойниках, по старой традиции, принято либо говорить хорошо, либо молчать.

Лет пять назад, уже и не вспомнить когда точно, народилась новая Мечта — "о кругосветке под парусом". Мечта народилась не по средствам и не по силам — но не выглядела неприступной, намекая, что "дорогу осилит идущий". И я пошел. Точнее, пошли мы с Катюхой, подгоняя пинками упирающегося спиногрыза, вошедшего в "огрызковый" возраст, и уговаривая наших пожилых родителей, что перевернутся на катамаране в ледяной воде это совсем не опасно.

Как оказалось, Леди Удача благоволит идущим к Мечте. Уж не ведаю, в каких родственных отношениях Мечта и Удача, но мне стало в жизни даваться все гораздо легче. Наладившийся бизнес позволил не только сдать нам с супругой на корочки "яхтенных рулевых" но и приобрести "Микру". Даже с покупкой подфартило — купили "Рикошет 5502" прямо с выставки на ЛенЭкспо в гавани, с прицепом, мотором, чехлами и в прочей полной комплектации. Еще и цена была со значительной скидкой. Вышло дешевле, чем предлагали на барахолках "голые", походившие "микры". Затем счастливые обладатели парусного судна помыкались по автостоянкам в поисках места зимовки для будущего победителя парусных регат. Лодка на прицепе занимает около шести метров и далеко не все стоянки соглашаются ее пристраивать у себя за гуманную цену. Про яхт-клубы Петербурга даже не упоминаю, элитные автостоянки и то ценники имели скромнее, а свободных мест больше. Впрочем, о яхт-клубах разговор отдельный.

И тут Фортуна решила поощрить наше упорное продвижение к Мечте. Недели через три после покупки "Рикошета", пока так и не получившего собственного имени и имеющего только регистрационный номер, Катюха наткнулась на объявление о срочной продаже участка. Участок мы искали давно, но нужные нам, на берегу Финского залива, стоили совсем уж неприлично. Примерно как десять и более братьев приобретенного "Рикошета". И тут в садоводстве под Ландышевкой срочно продают участок, обещая Финский залив почти под боком, да еще за половину стоимости все того же "Рикошета". Правда, денег тогда не осталось совсем. Но мы созвонились и поехали смотреть.

Да, залив был действительно рядом. Садоводство и залив разделяла каменистая гряда, в которой силы природы пробили широкий проход к воде и эти же силы все вокруг заболотили. Если территорию садоводства худо-бедно осушили, то берег залива выглядел откровенным болотом. И денег нет. И строится не на что. И еще десяток возражений. Но мы ударили с хозяином по рукам и, как ныне считаю, не прогадали, сделав еще один шажочек к Мечте.

За прошедшие годы изменилось многое, сын женился, всегда молодая, для меня, Катюха стала бабушкой, щенок такс подрос, и почти перестала гадить в коридоре, выражая свои протесты. Садоводство отстроилось, обзавелось газопроводом, и не без моего участия, появилась дорога к заливу, выложенная бетонными плитами и завершающаяся слипом.

За "Рикошетом", после первой же навигации, закрепилось имя "Блинчик" и лодка успела поучаствовать в нескольких любительских гонках, позволяя экипажу набраться "хорошей морской практики" как на борту, так и в общении с просоленными и проспиртованными "морскими волками".

Появился многообразный опыт туристических походов на "Микре" по Ладоге и заливу. Опыт как положительный, так и отрицательный, вследствие последнего пришлось задуматься о средствах самообороны на лодке. Охотничье ружье на борту, даже при оформленном разрешении и охотничьем билете, имело для меня больше недостатков, чем достоинств. Охотиться я не любил, спорить с федералами о том, что и как разрешено на яхте не собирался — посему со спокойной совестью пошел на злостное нарушение закона, по рецепту "боцмана Вити".

Мы с ним вместе переделывали патрон четвертого калибра от ракетницы, подбирая навеску дымного пороха и длину вязки восьмимиллиметровой картечи. Порох обязательно дымный, а картечь обязательно вязаная проволокой-кордом для авиамоделей. Сворачивать корд в спиральки и укладывать дробины в столбики самодельного "пыж-контейнера" оказалось занятием долгим, муторным, но результат ошеломлял. Прибрежные кусты ивняка ракетница выкашивала будто миксером, за что патрон был обозван "мясорубкой", я "идиотом", здоровое облако дыма "вонючим", а затея "дурацкой". Не буду даже упоминать, кто столь лестно отозвался о наших с Витей экспериментах.

Виновника опустошения маркировали фиолетовым цветом под фразу из известного мультика"…а хотите я его стукну, он станет фиолетовым, в крапинку!". Признав за "мясорубкой" право на последний шанс, разработали еще и оранжевую рецептуру, менее убойную, без корда и контейнера. Вот так на яхте появились две штатные ракетницы и герметичная, прозрачная пластиковая коробка с сигнальными патронами всех цветов, в том числе необычных. И на даче прижился аналогичный комплект. Мы ракетницы потом даже в наземные, походы стали брать. Мало ли где понадобится красную, или еще какую, ракету пустить. И плевать на лишний килограмм в рюкзаке. Правда, в неприятные ситуации мы больше не попадали. То ли научились их избегать, то ли карма изменилась, то ли времена.

Время шло, острова под Выборгом и Ладожские шхеры изучили вдоль и поперек. На форты сходили, разведение мостов с воды посмотрели. Еще массу интересных мест посетили. Но душа уже требовала чего-то большего. Доходы теперь позволяли накопить приличную сумму, и пришло время искать лодку больше, для пробных дальних походов.

О том, какой быть будущей лодке, копья ломались всю зиму. Гигабайты просмотренных предложений и проспектов, сотни объявлений о продажах, темы на форумах, рейтинги и сравнения. Словом, мы сами не ведали, чего хотим. И тогда Фортуна, махнула на нас рукой, сделав прощальный, как позже выяснилось, подарок.

В конце февраля по электронной почте пришло письмо из Финляндии, написанное на английском, от Пекке Липпенена. Мой английский оставлял желать лучшего, но для простого общения, как я думал, годился. Катюха английский знала значительно лучше и, посмеявшись над моим переводом, отогнала от ноутбука, зачитав письмо вслух. В ее версии перевод получился понятнее, но не такой смешной.

Юноша получил в наследство от умершего зимой деда сорокафутовый, то есть двенадцатиметровый катамаран "Катана 381", построенный французами по модернизированному, под желания деда, проекту. Получившийся после модернизаций дальний круизер слегка пополнел, приобрел заметную грузоподъемность, но потерял былую резвость. Судя по приложенным к письму чертежам и описаниям, французы менять матрицу серийного корпуса не стали, ибо это совсем уж дорого, а просто нарастили подводную часть готовых корпусов дополнительными слоями сендвич-панелей, увеличив грузоподъемность катамарана примерно на две тонны, прочность корпусов на треть и потеряв в скорости примерно полтора узла. Доработок катамарана было еще много, но в результате вместо восьми человек "Катана" теперь могла комфортно разместить не более четырех. Зато в нее можно было загрузить припасов на год для этих самых четверых путешественников. Чего, собственно, дед Пекке и добивался.

Вот только у внука мечты были совсем другие. Дальние плаванья его не манили, хотя, как большинство финнов, паруса и лодки он любил — отдавая предпочтение гонкам и компаниям. Для гонок модернизированная "Катана" подходила плохо. Оставаясь все еще быстрой яхтой для круизов, устремления гонщика она удовлетворить не могла.

Между тем с середины февраля в Хельсинки прошла очередная, крупнейшая в Скандинавии, выставка яхт и лодок для рыбалки и спорта "Vene Bat". И что-то на этой выставке зацепило молодое финское сердце до самого желудочка. В результате Пекка влез в кредит, но остался доволен как слон. Зато теперь, радость улеглась, а кредит остался. Да еще с продажей "Катаны" пошло не все гладко, так как переоборудованный вышеуказанным способом катамаран никому из его круга общения был не нужен.

И вот, в процессе поиска покупателей на катамаран, юный финн наткнулся на мои поиски лодки для дальних путешествий. Наткнулся на меня он далеко не сразу, зато я стал первым, кто согласился забирать катамаран в марте. Точнее, Пекка обещал организовать стоянку "Катаны" хоть до лета по "членским билетам" его и деда. Марина почти в центре Хельсинки, на острове Лиускасаари, кафе, вода, электричество, солярка и вайфай прилагаются. Но сделку по продаже катамарана оформить надо до конца марта и сразу внести деньги. Видимо, на погашение его кредита. Все бы ничего, вот только лед стоит в маринах до конца марта, а порой и до апреля. Год на год, конечно, не приходится, и ныне лед сходить в марине, по словам Пекка, уже начал. Но застрять в Финляндии можно изрядно. И все же мы с Катюхой решили довериться Фортуне.

С этого момента начался "пожар во время наводнения". Катюха пристраивала такса к сыну, радость от этого действа испытал только младенец, вцепившийся в собаку. Сын с невесткой бурного восторга не высказали, впрочем, как и сам такс, сбежавший из слабых ручек и оформивший протест лужей в коридоре. Обе наши пожилые мамы выразились в ключе "с ума сошли!", благо почти ежедневные объяснения с ними спихнул на супругу. На себя повесил техническую и юридическую часть.

С технической было проще, разве что общение на форумах отнимали слишком много времени, заставляя изучать чертежи уже глубокой ночью. С юридической стороны было бы совсем все плохо, но тут помогли еще школьные связи, ныне превратившиеся в связи дружеские, под шашлыки и "Блинчик". Вообще, жить летом под Выборгом, ходить на яхте по заливу и не иметь в друзьях пограничника — это моветон. А мне и тут повезло, встретил в Выборге, аккурат в кафе перед парком, школьного знакомого. Долго присматривался — он или не он, все же времени прошло прилично. Потом как плотину прорвало. Дима! Ну конечно Димыч, с намертво прилипшей кличкой "Пан спортсмен". И ведь не изменился почти! Так и подошел к нему со словами — Ну здравствуй, "Пан"

Разговорились, вспомнили былое, помянули учителей разными словами, в том числе и добрыми. Дошла речь до"…ну, как ты теперь". Тут то и всплыла его должность в сто втором погранотряде. Приятное сочлось с полезным, и мы неплохо провели тот день, ставший началом долгого общения. Взрослый "Пан" оказался человеком упертым, как и положено капитанам, но компанейским. Мои просьбы к нему по службе никогда не пахли криминалом, просто через него все пропуска решались мгновенно, а он, в свою очередь, никогда не просил денег в долг. Как говорят — "хочешь потерять друга, дай ему денег в долг". За пять лет общения наша дружба миновала рифы и перешла в "дружбу семьями" притянув к нашим посиделкам жен, Катюху с Женей. Вчетвером очень неплохо расписывалась "Тысяча", под пиво и разговоры.

Собственно, с Паном мы и решали вопросы оформления покупки. Димыч мне даже схему подробную расписал, какие действия и на каких постах я должен совершить, идя от проклятых империалистов в родные территориальные воды на яхте с забугорной регистрацией. Заодно он составлял для себя памятку с контрольными сроками и ключевыми звонками. А может наоборот. В общем, Пан обещал меня из-под земли достать, если что. И прибить, если забуду отзваниваться или отписаться в контрольное время, согласно выданной памятки.

Однако подготовка к поездке в Финляндию за катамараном только набирала обороты, втягивая в расширяющийся вихрь проблем друзей и знакомых. Даже моя мама порывалась проверить и "подштопать", как она сказала, яхтенную одежду. Представляю, как бы она штопала неопрен. Но обижать прабабушку грех — заказал ей мешок пирожков, перенаправив жажду деятельности мамы.

Отдельная песня сбор и аккумуляция средств. Сорокафутовая яхта это очень серьезно, в том числе по деньгам. Можно считать "Катану" пятикомнатной квартирой на воде, с балконом, гостиной, четырьмя спальнями и двумя туалетами. Стоимость, по крайней мере, у квартиры и такого катамарана сравнимая. Без кредита, увы, дело не обошлось.

И как только дело дошло до яхтенных трат, к составлению списка подключилось все семейство, друзья, яхтенные знакомые и знакомые знакомых. Список обязательных покупок начал пухнуть как на дрожжах. Яхтенные магазины Петербурга, такие как Фордевинд, в задирании ценников не стеснялись — те же парусные ткани у них стоили чуть ли ни втрое от финских цен. При этом Финляндия среди яхтсменов считалась "дорогой". Для покупки рекомендовались города Швеции, такие как Иштадт, Стокгольм, Нюнесхамн. Неплохо можно было закупиться в Голландии, но туда дальше добираться.

В Финляндии самое благодатное время для яхтенных покупок — начало августа. Тогда в Хельсинки проходит бот-шоу и распродажи с приличными скидками. Ну, и середина февраля еще подходит — упомянутая ранее выставка "Vene Bat". Но там интересные цены на лодки, а не на материалы.

Понятное дело, кроме советов с упоминанием точных сортов и названий "крайне потребных" яхтенных прибамбасов, мне начали всовывать список покупок "для друзей" с формулировкой "все равно обратно на пустой яхте идешь, а грузоподъемность у тебя сумасшедшая". Список загрузки, скрупулезно ведомый Катюхой в Екселе, начинал намекать, что грузоподъемность у нас отнюдь не такая, как видится друзьям и знакомым.

К обсуждениям даже финна подключили, по электронной почте. Пекка почувствовал, что дело идет к покупке катамарана, да еще и к авансам на крупные закупки товаров — после чего активно включился в обсуждения, внося в формируемый список свои комментарии. Заодно юноша взялся все обсужденное заказать и привезти на яхту, явно углядев, где можно вкрутить свой процент. Благо покупки "для друзей" ими же и оплачивались, иначе никакого бюджета нам бы не хватило.

Конец марта приближался неумолимо. На субботу, семнадцатое марта, назначили спуск лодки, так как в марте марины еще не работают полноценно и оживают только по выходным. За воскресенье Пекка обещал "прибраться и загрузится", ожидая нас с Катюхой в понедельник, девятнадцатого марта, на центральном вокзале Хельсинки.

Все. Рубикон перейден.

Субботу провели в окончательных сборах, сформировав в дорогу два наших походных рюкзака и две большие хозяйственные сумки — "модернизированные мечты оккупанта". Две сумки ноутбуков Acer Aspire через плечо на ремне и еще финансовый набрюшник и сумка с едой "на первое время" но это уже можно не считать. Ноуты, хоть и мешались сильно, но пришлось брать оба. Раз будет вайфай, Катюха предпочтет со всеми в нашем перечне заказов переписываться, а не созваниваться. Да и хозяйственные списки все у нее. На моем Acere стоит "Нави сейлор" с ключом, картами и библиотекой драйверов для разных навигационных приемников. На крайний случай есть даже таблетка навигационного приемника на usb хвостике. На самый крайний случай смогу довести лодку домой по своему ноуту и этой таблетке. Да много чего полезного в Acer запихано! А еще у меня там поставлена свежая "Готика"! Почти не хоженая! Как тут оставить компьютер?

Воскресенье провели в кругу семьи. Даже дети приехали проводить. Привезли не только младенца, но и такса. Такса дети пытались забыть у нас дома, но их бесхитростный маневр был разгадан заранее и отслежен. Такс традиционно напрудил в коридоре. Словом, вечер прошел в теплой, родственной атмосфере. А на утро, как выразился Лексеич в своей недозрелой манере — "предки с финбана двинули на репине в чухню". И не сказал бы, что сын сторонник сленга, но вот проскакивает у него порой. В литературной обработке это означает "родители с Финляндского вокзала, что многочисленные работавшие там во времена оны немцы по-немецки называли Finnland Bahnhof, а русские соответственно сократили до финбан, поехали на именном поезде 033А, отходящим в семь тридцать утра и прибывающего в Хельсинки полпервого дня".


Пролог | Харон. На переломе эпох | * * *