home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


* * *

Вечером собирались "на дело". На обед заходил Димыч, опять с претензиями, что мы не сидим как два сморчка на пне причала, а носимся везде, портя Пану игру в солидность. Это мы ему еще про грузы в автомобилях не рассказали. С великим трудом уговорили разрешить нам сходить в город на Мангусте. С Кимом, само собой. На разведку мостов.

Наш Финик притащили на буксире возвращающиеся со смены Будки, уже после разговора с Паном. Тарас, боец Димыча, отвязывая Финик, со смешком сообщил, что капитан по рации отдал однозначный приказ тузик доставить на базу."… А то эти двое опять завтра за ним пойдут и застрянут в городе". Тарас так неподражаемо спародировал возмущенного Пана, что посмеялись искренне и не зло.

Затем долго грузили Мангуста Кима. Перетащили туда из Эльфа целую секцию отвечающую за взлом, с ножницами, моротезом, генератором, катушкой кабеля и заодно взяли пятидесятиметровую, тяжеленную катушку с дюймовым всасывающим ПВХ шлангом "Зубр", это который с пружинкой внутри. Вдруг топливом удастся разжиться, а у нас и шланг и электронасос есть! Про оружие не упоминаю, мы теперь в туалет и то с пистолетом ходим. А то на Станции уже был случай укуса крысонежитем именно в туалете. И не смешно, так как покусанный помер.

Заход солнца на сегодня назначали в двадцать пятьдесят шесть, но сумрачный день ускорил планы и к восьми вечера мы уже прошли дамбу и подходили к первому из семи подлежащих обследованию мостов. Ночи ждали по двум причинам — нежить замерзнет, и любопытные живые приставать не будут. Зато пришлось озаботиться освещением.

Проходя набережную между "Дворцовым" и "Сыном Шмидта" мостами, во все глаза высматривал "ресторанчик". Стоит бродяга! Одиноко ему тут. Настроение стало окончательно хорошим и шесть часов потраченные на обследование и фотографирование каждого моста с подходами к постам развода-наведения прошли под шутки с прибаутками. Из крепости нам сигналили ратьером, но я сделал вид что "неразумию" азбуку Морзе, а остальные действительно ее не знали.

Возвращаясь по Неве, скорректировал наши планы для Кима.

— Прижимайся к правому берегу. Прихватим тут еще "маленький такой паромчик" — Ким даже не удивился.

Пока мы отстреливали изрядное число "кеглей", набежавших на почти наш "дом", из Дикарей — вояка водил стволом Владимирова по берегу, пугая Зубастиков и Конгов. Разок даже короткую очередь отбить пришлось, вразумляя шуструю нежить. Замертвячены набережные оказались капитально. Еще хорошо, что холодно и нежить вялая.

Швартовы парома пришлось перекусывать — зимовать судно поставили капитально. Дальше все было просто, катер тянул паром на стремнину Невы, благо наша обновка всего-то раза в два тяжелее Мангуста, а мы зачищали надстройку и сбрасывали баграми нежить в Неву.

Опоры мостов миновали удачно, как "Лейтенанта" так и "Сына", а дальше удалось перекинуть кабели с Мангуста и запустить дизель, постепенно оживив весь паром. Даже рампа поднималась! Все же за паромом следили — за что низкий поклон ушедшей эпохе. Судовым двигателем тут служил мотор от КрАЗа в двести сорок лошадей и сорок литров в час прожорливости. При этом скорость парома с трудом перевалила за двенадцать километров в час. Как следствие, впереди нас ждал восьмичасовой переход, требующий триста пятьдесят литров солярки. В трехтонном баке было на донышке, литров двести, только для автономки а никак не для ходового дизеля. Порадовал Катюху

— Нам топлива до Станции не хватит. Прижимайся к левому берегу, держись галерным фарватером. Пойдем по морскому каналу.

Мангуст повторил наш маневр и приблизился с правого борта, чтоб можно было спокойно переговариваться под стук дизеля парома.

— Ким, мы почти без горючки. Попробуем поискать в порту что-то подходящее.

Погранец изобразил из себя бывалого морского волка и предложил

— Там, у Золотых ворот, нефтяной терминал есть, там бункеруются. Может, туда?

Правильно, куда же еще, как не на терминал, мазутом заправляться! При всем уважении к мазуту, предпочел бы солярку.

— Скажи мне, как заправщик заправщику ты умеешь пользоваться терминалом?

— Да чего там пользоваться! Трубу пробить и топливо само потечет, только емкости подставляй. А потом чопик забьем!

Идея захватила служивого. Даже жаль стало спускать его на землю.

— А кто тебе сказал, что в трубах будет солярка? Мазут там. Если вообще что-то будет. Если бы топливо могло идти самотеком, то постоянно случались бы разливы и экологи сожрали бы всех живьем. Я лично понятия не имею, где там нужное нам топливо.

— А куда тогда идем?

Ким спросил таким обиженным голосом, будто у него конфетку отняли.

— Нефтебаза нам нужна, для автозаправщиков. Там гарантированно солярка есть. На терминале база есть точно, но я не знаю где. Ты не знаешь?

Ким закрутил головой, отрицая даже подозрение, что он может что-то знать. Тогда пойдем сложным путем.

— Рядом со "Cпецмашем" на Стачек, прямо на берегу Екатерингофки, есть небольшая нефтебаза. Видел ее издалека. Вот там счастья попытаем.

Пока самым малым ходом суда пробирались по морскому каналу и мимо рейда Лесного мола выворачивали в нужную нам реку, успел поднять палубные люки, глянуть в трюм. Судно нам досталось добротное, хоть и старое. Не удержусь от банальности — умели тогда делать и толстого железа не жалели. Судно представляло собой "понтон", разделенный внутри на четыре секции поперечными перегородками. Высота трюма была метра полтора. Стоя на днище, я торчал над палубой по грудь, и для осмотра состояния трюма приходилось сгибаться пополам.

Осматривал трюм тщательно и с меркантильным интересом — туда можно налить солярки как в танкер. Прямо в трюм. Ничего ему не будет. По крайней мере, в две центральные секции точно можно они пустые, без механизмов и проводки. Вот только от запаха солярки мы потом долго отделаться не сможем. Для жилого дома это идея плохая. Н топлива хочется "побольше". Вот и мучаюсь.

Перед заходом в реку стояло отшвартованными несколько судов, в том числе и судно-бункеровщик, которое и заправляет остальные суда на акватории топливом. Так сказать, топливо с доставкой. Вот только и с бункеровщиком мне в одиночку не совладать.

За судами, уже в реке, увидели, наконец, баки нефтебазы и длинные цепочки железнодорожных цистерн, вытянувшиеся прямо вдоль набережной. Настроение у народа разом скакнуло вверх, Катюха даже характерный жест рукой воспроизвела. А Ким прокричал в порыве чувств "Yeees!"

— Не туда смотрите.

Слегка унял всеобщую радость. Хотя сам наоборот, искренне обрадовался. На два непонимающих взгляда указал на противоположный берег Екатерингофки, где на "Голом" в смысле "Гладком" острове раскинулась километровая стоянка новых автомобилей. Тут их было… очень много. А нам нужна тара, куда заливать солярку.

Высаживаться на берег с парома, имеющего откидную рампу — одно удовольствие. Мангуст пришвартовался с кормы парома и пока Ким объяснял Катюхе как стрелять из Владимирова, осматривал сквозь оптику Дикаря серые в утреннем свете машины на стоянке. Грузовики стояли далековато, но перешвартовыватся пока не будем — мы тут напротив проезда стоим, легко будет машины закатывать.

Теперь оставался главный вопрос — следуют ли в порту "правилам и наставлениям". Есть такой документ "РД 31.11.21.19–96" расписывающий правила перевозки автомобилей морскими судами и хранения их в морских портах. И есть там пункт три, который кроме всего прочего предписывает"… водитель должен затормозить ее ручным тормозом, поставить рычаг скоростей в положение первой передачи, выключить зажигание, ключ оставить в замке зажигания, поднять стекла окон, отсоединить клемму "масса" аккумулятора, закрыть двери и капот…".

Если кратко — должна стоять вся эта техника открытая с ключами в замках и со скинутыми клеммами. В связи с этим драконовский контроль и охрана с заборами. В прошлой эпохе тут даже походить бы не дали. Зато теперь тут очень мало нежити. Вот и сунулся сюда "малыми силами с жадными ручонками".

Ким спустился по рампе парома, и мы пошли, не торопясь, выбирать "канистры под солярку на колесиках".

— Лексей Силыч, вот как так выходит, что как с вами не иду, так нежить издалека только и вижу. Как вы их распугиваете?!

— Ким, да старинное средство есть. "Не влезай, убьет". Мне бегать от этой заразы тяжело, вот и думаю, прикидываю да выбираю места потише. Еще классики говорили, человек вооруженный только ножом думает многократно активнее, чем человек с пулеметом. А основное оружие у человека это все же мозг.

Молодой погранец хмыкнул покровительственно. Он точно знал, что пулемет, особенно его Владимиров, решает все проблемы. Ничего-то в этой жизни не меняется. Да и ладно.

Согласно все тому же "наставлению", в правилах прописывались сектора хранения для машин разных групп грузоподъемности. Документ вообще довольно строго регламентировал хранение и перевозку машин, вплоть до ширины проездов — шесть и восемь метров. Посему мы шли к группе грузовиков довольно целенаправленно, хотя их еще и не видели.

За весь поход по мертвенно тихой стоянке видел двух "кеглей", замерших в отдалении и никак не отреагировавших на наш проход. То ли далеко, то ли еще не согрелись с ночи.

На площадке средне тоннажных грузовиков было богато спецтехники. Вот с топливозаправщиками было хуже. Зато я понял — нам судьба ворожит. Ну, точно ворожит! В ряду грузовичков стоял заправщик Эльф, судя по кабине — брат нашего пожарного Эльфа, но с непривычно серебристой канистрой за спиной. Этого берем однозначно. На выбор оставались смешной, будто насупленный IVECO Eurocargo, и RENAULT Midliner. А раз есть выбор, то надо брать все. Три машины за одну ходку никак на паром не перегоним, придется бегать дважды, а раз так, то возьмем "для комплекта" третьего Эльфа. Два ISUZU стояли рядышком, дверь в дверь. Один с канистрой, второй, бортовой грузовичок с лапой. Я как это КМУ увидел, то сразу понял, что нам два раза бежать придется. И в первую ходку вывезем Эльфов, а дальше… как получится. Но подготавливаем к поездке все четыре машины, проверяем клеммы, горючку, жидкости….

Ким поинтересовался, почему мы не берем большие "канистры", в них же больше влезет. Показал пальцем на уже ясно проступающий берег контейнерного причала, что от нас через восточный бассейн расположен.

— Маленькие грузовики стоят тут, вместе с дорогими легковыми авто на отдельно охраняемой и огороженной стоянке. Большегрузы стоят там, и нежити там полно. Сейчас мы тихонько уведем пару Эльфов, и есть шанс вернуться за еще парой. А там, мы бы уже давно отстреливались от голодной толпы. Это и есть "подумать мозгом" перед тем как лезть к нежити. Вот третья наша ходка за машинами уже сомнительна, сюда может толпа нежити пойти, привлеченная возней. Так что, увлекаться не будем. Лучше еще раз через несколько дней придем.

Чисто уехать с первого раза не получилось. Второй Эльф где-то умудрился посадить аккумулятор, и пришлось его дергать буксиром, благо первый Эльф освободил место рядом и вывернуться удалось. Но нашумели и нарычали.

Уже закатившись на паром, по грохочущей рампе, и выглянув из кабины — обозрел идущие со всей стоянки в нашу сторону "кегли". Собирался дать "отбой второй ходке" но увидел быстро удаляющуюся вглубь стоянки спину Кима. Ну, никакой гибкости планирования у этих вояк! Изобразил бег вслед молодому. С катера защелкал Дикарь, говоря, что нежить уже в пределах сотни метров. На адреналине даже неплохо пробежался. Кстати, здоровье в новой эпохе улучшилось. То ли постоянный адреналин сказывается, то ли вирус организм меняет. Но все равно, зря мы на второй заход пошли.

Запалено дыша, положил Дикаря на крышу ближайшей легковушки и отстрелял все десять патронов, после чего побежал дальше, привычно меняя обойму. С рыком с парковки выкатился Рено, заставляя прижаться к ряду машин. И тут какая-то тварь схватила меня за ногу. Громыхнулся я знатно. Благо не разбил ничего благодаря защите. А тварь оказалась собакой, вот ее и не видно поверх машин было. И ухватила она меня пастью, сжимая щитки на голени как тисками. Пальнул из Дикаря в упор. Тут промазать сложно. И с новыми силами буквально залетел в кабину IVECO, благо изучили обе кабины и все подготовили еще перед первым заходом. В последнюю секунду, поворачивая ключ, испугался — вдруг и тут аккумулятор сел, а Ким уже уехал.

Но чаша сия миновала. Поехали! Влетел по рампе на паром и встал в корму Рено. Первые две машины мы к бортам поставили, а эти по центру друг за другом. Ким уже поднимал рампу а с катера непрерывно щелкал Дикарь.

А вот сбрасывать швартов мы не стали. Двинулись к противоположному берегу Екатерингофки, стравливая конец. На этом берегу нежити было заметно больше. Но обращать внимание на нее было некогда — вдвоем вытаскивали из катера шестидесяти пяти килограммовую катушку дюймового "Зубра". Про легкий мешок крепежа можно не упоминать. Надеюсь, моих запасов хватит на задуманную импровизацию.

Высматривал по маркировке железнодорожных цистерн, где нам пристать. Показывал пальцем Катюхе, перебравшейся за штурвал парома. Паром, оказывается, хоть и тихоходный зато маневренный. Тут явно поворотный водомет движителем.

— А почему туда? — спросил наш бравый вояка

— Потому, что на цистернах написано "бензин-нефть" и они чистые.

— А если там бензин? Или еще что другое?

— Не каркай! Побежим к соседней. И, упреждая твой вопрос, если и там не то, уходим от берега и пробуем в другом месте.

Я и Ким готовились к забегу. Служивый держал в руках конец шланга с примотанным к нему грузом, я куски проволоки, скобы и несколько черных мешков под мусор в одной руке и петлю швартова в другой. Скрежет рампы по берегу послужил нам "стартовым пистолетом". Погранец рванул как лось, разматывая с шуршанием шланг с катушки. Я чуть задержался, накидывая петлю швартова на тумбу. Пока я добежал до рельсов, он уже открывал люк наверху цистерны. И судя по его очередному "Yeees!", бежать дальше нам не надо. Вздохнул с облегчением, заодно отдышался.

В емкость опустили шланг, накрутил из проволоки стопор, чтоб не вылетел. Приоткрытую горловину вместе со шлангом закрыли полиэтиленом, закрепленным проволочным хомутом. От дождя и пыли. Ссыпались вниз и побежали рядом со шлангом обратно на паром. Ровно двадцать один шаг. Выискивал места и всаживал скобы, прижимая шланг к земле. На скобе еще и попрыгать приходилось, пока она в грунт входила. На паром забегал уже под стрельбу Дикаря. Что-то много сегодня стреляем.

Не останавливаясь, взбежал на мостик. Раз Дикарь активно стреляет, значит управлять мне. Отвел паром от берега метров на пятнадцать. Теперь мы посередине Екатерингофки и метров по пятнадцать до берега, что от кормы, что от рампы. Слетел вниз крепить швартовы, растягивая паром меж двух берегов. Теперь эта нежить хоть вся тут собраться может. А мы тем временем займемся шлангом.

Размотав остатки шланга с катушки мы с Кимом залили в шланг канистру солярки и прикрутили хомутом топливную помпу. Запустили перекачку. Пока помпа сливала солярку из шланга — подсосалось топливо из цистерны и дело пошло. Пятьдесят шесть литров в минуту, производительность насоса. Самотеком текло бы литров пятнадцать в минуту, при таком перепаде. Можно считать, насосом в четыре раза быстрее чем самотеком. Вот только и насосом догло. По моим подсчетам, предстоит заполнить двадцать пять тысяч литров в три машины, танк парома и танк катера. Четыреста сорок шесть минут. Округленно — восемь часов. Заправляться долго, зато совершенно безопасно.

Катюха ушла спать в надстройку парома, Кима прогнал спать в Мангуст, ссылаясь на свою старческую бессонницу. Сам сидел на мостике парома, самой высокой точке нашей связки и смотрел за вяло бродящими "кеглями". Под цепочкой цистерн полз Зубастик, уж не ведаю, на что рассчитывающий. Еще одного видел пробежавшего вдалеке. Но никакой опасности не ощущалось. Скучно и зевота разрывает рот. Всех развлечений спустится вниз, посмотреть на уровень топлива в танке, да переставляй шланг по мере заполнения емкостей. Потом опять сидеть на открытой площадке "второго этажа" и смотреть, как дневной свет заливает мертвый город.

К обеду воскресенья, восьмого апреля, из Мангуста вылез растрепанный Ким и доложил, что Пан по рации рвет и мечет. Если выразить цензурно, то "никуда их отпускать нельзя! Прибью гвоздями к Катане!". На это Кима успокоил, что у капитана просто обострение комплекса Наполеона и это пройдет. В ответ служивый напомнил, что это мне капитан ни разу не начальник, а вот ему придется гальюны ртом продувать.

В любом случае, дело подходило к завершению. Двадцать пять кубов в три машины залил, плюс все баки грузовиков под завязку, две тонны залил в Мангуст, и теперь ждем заполнения трехтонного танка парома. Пока ждем, устанавливаем тут, посреди речки, "заправочный буй" из нескольких мешков для мусора, вдетых друг в друга и набитых бумажками, полиэтиленом с сидений новеньких машин и прочим легким мусором. К бую привяжем второй конец шланга, герметизировав его пробкой и хомутом. Мы сюда еще наведаемся, а может, и не раз. И вторые концы швартовых на буй повесим, дабы с берегов их не снимать. Затем всю эту связку сбросим в воду посреди реки, буй укажет место, где ее потом поднимать для повторных заправок. А Зубастик пусть и дальше в засаде под цистерной сидит, ожидая нашего выхода на берег. Стратег!

Катюха поднялась только по стуку дизеля парома. На зависть полусонному мне потянулась, позевала и сказала, что хочет, есть и хочет всяческих деликатесов. На что пошутил, мол, с этим к сорок второму и сорок третьему причалу, там рефрижераторы и наверняка найдется все желаемое. На уточняющий вопрос "где?!", махнул рукой на правый борт — мы к этому моменту уже выходили из Екатерингофки в Лесную гавань. А на повторное уточнение "Далеко?" приоткрыл один, засыпающий на ходу, глаз уточнил положение и подвел итог — "с километр".

Тут-то меня и стали трясти, на предмет мародерства. Вяло отбрехивался, что там все замертвячено. Но супруга не поленилась, сбегала к Мангусту, так и пришвартованному к парому с кормы, и привела подкрепление, горящее желанием отведать деликатесов. Теперь вяло отбрехивался от обоих. А в голове уже крутились варианты. Можем ведь на "рукастом Эльфе", который с манипулятором, заехать на склад и накидать вкусностей. Можем, но долго. Паллеты стропить придется, а это много дольше чем под них вилы погрузчика подсунуть. Значит, еще и вилочный погрузчик смародерить надо. Они на складе стоят, но вот пользоваться ими не умею. И спать хочу! На этом меня и подловили — обещали отпустить спать на весь обратный путь. Сломался.

Причалы перед длинным ангаром пустовали, неся на себе обычный беспорядок брошенной работы. В том числе в разных "позах", застыли погрузчики. В глаза сразу бросался красно-черный крепыш, по виду крупнее двух других, желтых агрегатов. Еще и на вилке крепыша были две паллеты с грузом. Есть шанс, что погрузчик на ходу. Попробуем!

Шел по причалу как в героических боевиках. То есть я, не торопясь, шагаю к погрузчику с Суоми на шее и канистрой в руке, а по бокам валятся "кегли" упокоенных. Позади меня идут эти два выспавшихся "коммандос" и лупят почем зря из мелкашек. Ким под это дело моего Дикаря забрал, а свой автомат нес третьим стволом за спиной. Предупредил погранца, что если будет бросать Дикаря и побьет оптику — лучше ему самому нежитью стать. Не так мучительно получится.

Как и предполагал, крепыш был на ходу но "обсох" и заодно подсадил аккумулятор. Но в этот раз обошлось без глубокого разряда, так как в прошлой эпохе на нем не включали фары и прочего энергопотребления. Заправили, завели. Сижу, жму на педальки и шевелю джойстиком. Осваиваюсь. Прикольно. Но поднимать паллеты высоко я бы не решился. И снимать паллеты со стеллажей не рискну. А вот так, по двору — легко.

Отвез висевший на вилках груз на паром, поставил его на свободное от грузовиков место. Прикинул, сколько таких паллет сюда еще встанет. Получалось, не так уж и мало.

Вокруг продолжалась стрельба. Один раз даже автомат трещал короткими очередями. Это неугомонная парочка открыла одни ворота склада и стоит на входе в терминал, отстреливая все, что шевелится. А мне аккурат между ними ехать, вытащим паллеты напротив ворот и ходу отсюда, пока нежить ошалела от такой прямолинейной наглости. А что делать! Сплю я! Нету у меня сил на хитрые планы. Все в лоб.

Без понятия, что я таскаю из терминала. Вскрывать и изучать некогда, надеюсь, это не кошачий корм. Хотя, по нынешним временам и он пойдет с макаронами и кетчупом. Окинул остающееся на пароме место, доехал до ворот, где уже вяло постреливали "охранники".

— Еще две ходки и "баста"! Присмотрели себе деликатесы?

Катюха оглядев двор и бросив Киму кроткое "Отойду!" побежала внутрь, маня меня за собой. Одной рукой взял наизготовку Суоми, как делал всегда внутри терминала, и поехал вслед.

— Вот эту и эту пачку забирай. — И супруга рванула обратно.

Крепыш легко поднял и потащил очередные паллеты. Вот такой ныне напряженный шопинг и большие тележки.

Закончив, оставил погрузчик на пароме. Нам еще разгружать это все как-то надо. "Командос" закрыли ворота, и бежали к рампе парома. Никто их не преследовал и до тел не домогался. На удивление легко отоварились.

Уже отходя от причала, заметил Зубастика, ползущего по стене. По гладкой стене! Как муха по стеклу. Показал на припозднившегося охотника весело обсуждающей вылазку парочке.

— Вон, гляньте. Чуток не успел. А так бы отгрыз ваши дурные головы вы бы, и заметить его не успели. Кто из вас верх контролировал? То-то. Сами бы деликатесами стали.

Ким философски пожал плечами, мол, сегодня ты ешь мясо, завтра оно тебя. Но Катюха впечатлилась. Правда, это не помешало ей спросить, что тут еще "вкусного" есть. Обвел руками вокруг, охватывая порт

— Тут все "вкусное"! Вон там тысячи контейнеров. И в них чего только нет. Вон там площадка с рефконтейнерами, видите? Белые такие. В них наверняка и мясо, и прочее в товарных количествах. И скоро это все портиться начнет, так как береговое электропитание, подключенное к контейнерам, закончилось, а насколько их внутренних ресурсов хватит — понятия не имею. Забрать бы все "рефы" на Станцию! Считай, готовый склад с холодильниками. А вон там, отсюда не видно, в Большой Турухтанной гавани рыбзавод, со своим рефрижератором и еще сотнями контейнеров. То, что мы нагребли из порта, это даже не "кусочек отщипнули", это скорее "песчинку на пляже" подняли. На выходе с Екатерингофки красное судно видели? Это бункеровщик на пару тройку тысяч тонн. Пригнать такой, залитый соляркой, к Станции и можно тысячью машин год Сосновый бор чистить.

Заметив вновь загоревшийся огонь в глазах "добытчиков" — прервал их мысль в зародыше.

— Мы. Никуда. Больше. Не заходим. Наш паром сидит низко, может, и перегрузили уже. Никаких "давай посмотрим"! Я ясно объясняю?

Ким робко вякнул, что можно было бы в Мангуста что-то положить, чем вызвал подрыв уставшей психики — в громкой форме пояснившей, куда всем идти с их предложениями. Это все психика! Я тут совершенно не причем.


* * * | Харон. На переломе эпох | Глава 9 Всем сестрам по серьгам