home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


* * *

Ночь. Уже наступил понедельник, девятое апреля. Те же четверо, я, Катюха, Ким и Мангуст плюс Александр Юрьевич, начальник ГО. Тот самый мужик, размером со шкаф, который Владимирова тискал. Пополнение "Шуриком" быть отказалось категорически, но на "Юрич" согласилось.

Мангуст экономичным ходом, по-деловому, возвращался в морской порт. Юрич рассказывал про эпопею с сидением в убежище, я слушал повествование краем уха занятый проектом в ноутбуке. Мне надо не только прорисовать все в черновиках, но еще и прикинуть нужных специалистов.

Катер, по проторенной дорожке, зашел в Канонерскую гавань, откуда, совсем недавно, мы утащили морской паром и буксир. Теперь забираем второй буксир — "Торнадо". Такими темпами мы скоро весь флот на Станцию притащим.

Буксир забрали легко. Шесть упокоенных и мы отшвартовались. Топлива мало, но заправимся позже. Пока холодно, идем вокруг Васильевского острова в Малую Неву. Второго морского парома тут больше нет, зато недалеко от Тучкова моста и Стадиона стоит брандвахта, которую используют как гостиницу. Брандвахта это пассажирский корабль, с каютами, койками, туалетами, столовыми и прочим — но без ходовых двигателей. Ее притаскивают буксирами куда надо, ставят на якоря и эксплуатируют.

Вот мы за брандвахтой "Илыч", что в Малой Неве стоит, и идем. Нежити в ней много быть не может, еще не туристический сезон был, под мостами ей проходить не надо — самое время утащить "гостиницу" в порт и собирать в нее людей.

"Илыч" стоял на месте, габаритами ничуть не уступая утащенному ранее морскому парому. Опять пришлось забрасывать кошку с узелковой веревкой, оставшейся от предыдущей авантюры. Первым полез Ким, Катюха осталась на штурвале буксира, Юрич обнимался с полюбившимся ему "еще в юности", по его словам, Владимировым, на Мангусте, а я начал карабкаться вслед погранцу. Многовато у меня последние дни физкультуры.

Увидев переплетение стальных тросов, понял — пришвартовали брандвахту капитально, быстро не распутать. Придавил жабу и вытащил из рюкзачка аккумуляторную болгарку — быстрее будет все срезать и завести трос с буксира, благо выброска у меня с собой.

Ломать не строить, две минуты визга, завершающие переговоры с буксиром и вот уже тяну петлю каната с кормы буксира на брандвахту.

А потом сделал откровенную глупость. Не спустился обратно на буксир, стоящий под форштевнем, а побежал по палубе на корму. Точно — седина в бороду, нежить за руку схватит. И схватила. Причем зубами. Такое ощущение, что прямо из иллюминатора высунулись челюсти на длинной шее. Благо отпрянуть успел, и ухватили меня за плечевой щиток вместо головы, сжимая как под прессом. Но даже испугаться, как следует, не успел — над левым ухом гавкнул автомат и по пластику шлема стукнули гильзы. Вот теперь испугался, что добавило прыти, и на корму я просто телепортировался. Руки затряслись так, что мог перепилить тросы, не включая болгарки. Но с ней вышло быстрее. Морально приготовился прыгать с кормы в воду, но перед этим мы с Кимом замерли, прислушиваясь. Погоня отсутствовала. Шарканье и шаги слышались, но не толпы, а одиночек. Переглянулись и, не сговариваясь, рванули на "прорыв" обратно к носу. Очень уж не хотелось в ледяную воду. На этот раз держал в руках не болгарку и Суоми и двоих встреченных "кеглей" упокоил, как положено. Затем чуть ли не рыбкой нырнул по веревке вниз, еле успевая убирать пальцы из-под ботинок спускающегося вслед за мной Кима. Знатно нас торкнуло!

Дальше пили горячий чай, с коньяком, а Катюха потихоньку оттаскивала брандвахту от берега. Уязвимых ходовых винтов у гостиницы нет, повредить корму ей не особо опасно, так что, доверил процесс буксировки супруге, ради ее тренировки.

Через два часа и семнадцать пройденных километров ставили брандвахту на рейд Лесного мола. На остаток ночи есть еще одно дело. И от Лесного мола буксир двинулся обратно в Екатерингофку, реку отделяющую часть порта от города. Пройдя место нашей заправки, и порадовавшись, что временный "заправочный буй" еще не затонул, двинулись ближе к Гутуевскому мосту. За ним склады пивзавода, но эту "вишенку" оставим на украшение "торта". Если без куртуазностей — выпивка после работ. Всех работ!

Зато, чуть не доходя до моста, стоит виденный мной вчера мельком дебаркадер МЧС. Дебаркадер, это вокзал на плаву. Тут и зал ожидания есть и прочие вокзальные атрибуты. Но для меня был сейчас важнее знакомый, пятнадцатитонный катерок ярко красного цвета, пришвартованный к дебаркадеру. Было дело, ходил позапрошлым летом любопытствовать к спасателям на "Отважный", как зовут катер, и даже разок меня прокатился до яхт-клуба на Шкиперском. Летом этот дебаркадер и катер базируются либо в Большой, либо в Малой Невке, а зимуют тут, в Екатерингофке.

Это пожарно-спасательный катер, оборудованный даже круче чем прихватизированный нами "пожарный Эльф". Два пожарных ствола катера на восемьсот метров способны бить и сто сорок литров в секунду выливают, благо запас воды всегда под бортом. Может спасатели и приукрасили характеристики своего любимца, но метров на двести надеяться можно. И это далеко не все! Инструменты медвежатника тут перемежаются инструментами и помещениями для оказания первой помощи и транспортировки пострадавших. Универсальный катерок для серьезных задач. Будем считать, что его отдых закончен. На дебаркадер будем собирать с пирсов, а "Отважным" охлаждать энтузиазм нежити. Затем дебаркадер буксируем к брандвахте, заселяем людей и тащим дебаркадер к следующей точке. Вот такой незамысловатый план. Только для его реализации надо зачистить "гостиницу", заправить буксир, заправить и освоить катер, и где-то взять еще минимум трех человек. Благо, и тут наметки плана образовывались. Но заправка в первую очередь. Четыре тонны в буксир, тонну в катер — около двух часов возиться будем. За это время изучу катер подробнее.


* * * | Харон. На переломе эпох | * * *