home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 1 °Cильные с достойными, слабые с доступными

Если человек тебе сделал зло, дай ему конфетку.

Он тебе — зло, ты ему — конфетку.

И так до тех пор, пока у этой твари не разовьется сахарный диабет.

(Фаина Раневская)


Вяло начавшееся застолье затянулось за полночь. Пан рассказывал о значительных достижениях Станции. Плацдарм, наконец, заняли по всей площади бывших там войсковых частей. Массовое упокоение нежити еще продолжается, но накал стрельбы уже не тот, как в первые дни. Отвоеванные на плацдарме запасы военных, решили патронный голод и еще ряд вопросов по запасам.

Бригады "огораживателей" дотянули электрозабор не до моста через Ковашу, как я планировал, а до железнодорожной платформы "восьмидесятый километр", что на триста метров дальше моста. Там построили крепость с пропускным пунктом и воротами, закрывшими железную дорогу. От ворот до ближайшего берега реки Коваши протянули короткий, семидесятиметровый, электрозабор, тем самым замкнув плацдарм и временно приостановив работы, пока нежить идет слишком плотными толпами.

Вдоль забора, с наружной стороны, пришлось ежедневно пускать бронебригаду уборщиков, сгребающую "бронетракторами" обугленную местами нежить и сваливающую ее в "бронегрузовики".

Линию "забора" осваивали пограничники, обживая пропускные посты, крепости и многочисленные вышки наблюдения, постепенно оборудующиеся видеокамерами. Навал нежити на периметр Станции значительно ослаб, за последние дни и часть людей переходила в штат защитников "Стены".

Аккумулировались и подготавливались запасы для продолжения строительства, как только военные на плацдарме упокоят основную массу стянувшейся туда нежити. Второй этап строительства, после долгих споров и совещаний решили тянуть без промежуточных остановок сразу до Арсенала. Две промежуточные точки, на платформах "шестьдесят восьмой" и "семьдесят пятый" километр будут дооборудовать крепостями позже.

Такая торопливость объяснялась тяжелым положением дел на Арсенале. Депутаты оттуда уже давно договорились со Станцией о вхождении в анклав, и по связывающей Станцию с Арсеналом дороге ежедневно ходил "бронепоезд", менял защитников периметра и вывозил гражданских. Само собой, в обе стороны шли грузы.

Руководство Лебяжьего, глянув на происходящее и вникнув в планы нового анклава — вело переговоры о вступлении в наше объединение, так как оставаться "независимым городом", когда тебя со всех сторон поджал "чужой" анклав крайне сложно. В любой момент "кислород" перекрыть могут. Лучше уж вступить сразу, да еще поторговаться за условия.

В целом, обстановка к концу первого месяца новой эпохи стабилизировалась. Напор нежити слабеет, оружие и патроны пошли полноводной рекой, начался активный прирост населения. Люди, прослышавшие слухи и радиопередачи про Станцию приезжали небольшими конвоями и даже одиночками.

Мародер-группы Станции вывезли много людей из ближних пригородов и садоводств Соснового бора. С эвакуацией единичных выживших в самом городе дела обстояли хуже — битва за плацдарм взбаламутила нежить по всему городу и там даже появились твари, распарывающие пяти миллиметровое железо "бронирования" машин мародер-групп. Тварей отстреливали, но скорость спасательных операций упала, а количество жертв, особенно среди спасаемых, возросло. Выживших в городе оставалось еще довольно много, и сейчас формировали усиленные военной бронетехникой, из запасов отвоеванного плацдарма, спасательные группы на "бронированных" пожарных машинах с лестницами.

Пан подавал историю в таком виде, будто лично руководил всем от строительства стены до бронирования машин. Человек явно нацелился на должность "министра обороны" анклава или его зама. В чем друга всячески поддерживаю. Будет хоть один, за прошедшие десятилетия, министр обороны, имеющий военное образование и понюхавший пороху.

Рассказывать подробности нашей спасательной эпопеи доверил Киму — он с новой девушкой пришел, и ему очки зарабатывать в ее глазах надо. Женщины, они больше "ушами любят", и на героические байки падки до слабости в ногах. Вот пусть молодые и "токуют", нам еще население тысяч до шестидесяти поднимать надо.

Служивый не подвел. Мы там все были хороши и с пулеметами наперевес. Катюха так вообще расстреливала навскидку низколетящие танки и лично удавила главного злодея. Тут все же поправил — не удавила, а упокоила, когда тот встал. В охотничьих байках хотя бы сценарий должен быть правдивым!

От баек о прошлом перешли к сказкам о будущем. Тут уже кто только о чем не фантазировал. Василич вообще обещал притащить с рек и каналов больше сотни плавучих причалов и создать временный порт "не хуже Большого". И начинать строить постоянный порт, приведя все землечерпалки с грунтовывозными баржами от обводного, из морского порта и даже с Охты. Будут делать ковш, и поднимать грунт для постоянного мола. Параллельно поставят обычные, автомобильные, коперы на баржу и забьют первые сваи в границы будущего широкого мола чуть ли не на пятьсот метров вдающегося в Копорскую губу на месте бывшего городского пляжа. А от мола разойдутся причалы…

Слушал этот треп с блаженной улыбкой. Тут работы на годы. И все это время моя плавучая мастерская станет самой востребованной единицей в порту — ремонтировать суда и технику, создавать специализированные металлоконструкции для порта. Мастерские Станции нам практически не конкуренты, разве что заказывать крупные металлоконструкции у них будут, а все остальное проще делать нам.

Словом, расходились все довольные и "от пуза, навеселе". Пан сообщил, "пока не забыл", что мы с Василичем приглашены девятнадцатого в конференц-зал Станции. Будет сбор руководителей анклава, банкет и разговоры. Посвящено мероприятие "юбилею" — первый месяц новой эпохи. Посему вечером завтра, то есть восемнадцатого, мы втроем сидим на Катане и подробно обсуждаем персоналии сложившегося руководства, с характеристиками, фотографиями, желаниями и стремлениями этого самого руководства. На собрании будет много людей, в том числе от вступивших в анклав поселений. Мы, то есть "береговые", должны выглядеть героически и "выпукло". Желательно каждому из нас подготовить "перспективные проекты". На это голосом Джигарханяна из мультика спародировал — "Шо?! Опять!". Но Пан не повелся и процитировал классическое — "И побольше, побольше!". На чем и расстались

Вторник и среда, то есть семнадцатое и восемнадцатое провели с бармалеями за демонтажем надстроек "Дома". Вскрывали палубу, готовя место под кессоны "ям для автомобилей", складских отсеков и дополнительных танков для топлива, воды и сточных вод. Делали капитально, с "чернением", посему долго.

Вечером среды, Димыч меня от стройки оттягивал буквально за уши. Вот зачем мне запоминать эти фамилии и одухотворенные морды с фотографий? На стройке проблема с переносом мостика с кормы на нос. Мы там, над рампой, балкончик будем делать с пулеметной тумбой и местом рулевого — к нему штуртрос уже тянуть далеко, и придется переходить на гидравлику. Избавившись от одних проблем, влезаем в новые, а тут Пан со своими пауками в банке! Ну, зачем мне знать, что Олег Георгиевич, главинж Станции, слегка халявщик, а его зам, Константин Германович, увлечен наукой?

Вот краткая биография Валерия Ивановича, главного босса, была любопытна. Тридцать шесть лет назад его приняли на работу сорок восьмым сотрудником ЛАЭС. Он прошел всю служебную лестницу и получил второе высшее образование в ФИНЭК, так как хотел понимать отчеты бухгалтеров. В девяностые сохранил не только коллектив станции, но и социальные объекты ЛАЭС, что во времена продажи всего и всех было редкостью. Настоящий абориген! Как говорит Лексеич — "респект и уважуха".

Подковерные планы Димыча слушал в пол уха. Ну, не интересны мне хитросплетения интриг. У нас для этого Пан есть! Вот он напишет очередную "памятку", куда идти и о чем лучше не упоминать и будет алаверды. Так и хотелось прервать капитана сакральным "Ты, не умничай — пальцем покажи!". Но Василич увлеченно оговаривал с Димычем нюансы пауков и банок, явно имея богатый интриганский опыт. Не стал отрывать двух фанатов от любимого дела, начал набрасывать схемку сельсин управления для пулеметной турели. Почему бы нам не повторить компоновку управления Рогатки?

На следующий день была Большая Пьянка. Первый месяц новой эпохи отмечало не только руководство, но почти все выжившие. Совершенно непонятно, чего Пан вчера устраивал пляски с бубном вкруг персоналий пьянки. Сидели за длинным банкетным столом, ели и слушали байки. Позавчера у нас прошли совершенно аналогичные посиделки, только тут народу в три раза больше, чем у нас было. Тем не менее — байки такие же фантастичные. И Димыч, "красава" уже переиначил героические сказки Кима, про спасательную операцию в порту, и рассказывал их с профессионализмом заядлого рыбака. Периодически большая часть всей этой толпы бегала курить, постепенно образуя "кучки по интересам". Вот в "кучках" рассказы звучали деловые и интересные. Главное, найти "кучку по духу".

В компанию "Топ-руководства" меня затянули дурацким вопросом.

— Алексей Силантьевич, внесена идея, предложить вам пост мэра Соснового бора. Как вы к этому относитесь?

— Категорически отрицательно! — меня даже передернуло, с мысли о таком "хомуте" — тут тысячи людей знающие Сосновый бор с рождения, им и списки инвентаризации в руки. Категорически против!

Компания топов заулыбалась, будто анекдот им рассказал. Олег Георгиевич озвучил причину.

— Да, Дмитрий так и предположил. Именно такими словами. Но, может, временно займете пост?

Сделал вид, что не замечаю больших глаз Пана.

— Не может. Вы уж простите за категоричность, но у меня радикальные методы работы с людьми, явно не одобряемые нынешним руководством Анклава, судя по сотням бездельников шатающимся по "Береговому". Толерантности во мне нет, либерализм не отличаю от мужеложства и последний все еще считаю статьей уголовного кодекса, как было до девяносто третьего года. Старого пса новым трюкам не научишь.

Этот самый Георгиевич поулыбался и сострил.

— Насчет пса, ерунда. У моего знакомого собаке уже за десяток лет, а вполне обучаема.

Улыбнулся топам в ответ

— Так ваш знакомый для собаки Хозяин. А я предпочитаю обеспечивать себя сам. Кстати, раз уж об этом зашел разговор, давайте обсудим, что мне со складов Станции забрать надо. У меня вот, и папочка с накладными с собой.

Топы округлили глаза, а Димыч не удержался от восклицания

— Харон! Ну, ты жук!

В разговор вмешался Валерий Иванович, одним движением и не глядя, подмахнув мне три листа накладной, чем поразил в самое сердце. Я же по старой привычке "проси вдвое", несколько завысил свои потребности. Босс, подписав, добавил

— Помню, был такой разговор — и глянул на Пана — будете береговую ремслужбу поднимать?

Что тут скажешь? Впрочем, материалов подписали сильно больше нужного, можно и "поднять". Экспроприировать мастерскую "на нужды анклава" никто не собирался, пусть так и считают. Не буду карты Димычу путать. Ответил развернуто.

— И службу, и производство и даже сбыт наладим, если вы, наконец, определитесь с монетарной политикой анклава.

Босс хохотнул, закручивая колпачок на ручке, и изрек — Дайте попить, а то так есть хочется, что переночевать негде. Договариваемся мы о единой валюте, в том числе с Крепостью. Скоро все наладим.

Руководителя поддержали топы, улыбками и утвердительными восклицаниями. Поговорили о деньгах в условиях, когда товара избыточно много и на первое место выходит стоимость труда человека. Тут рынок уже не определяет цену. Да и не определял он ее никогда, так как цену формировали ложью рекламы, а вовсе не "честной конкуренцией". "Брендовые" очки ценой в пару тысяч рублей делают на том же оборудовании и из тех же материалов, что очки "НоНейм" за сто рублей. Так что, давно уже нет такого понятия, как "рынок формирует цену".

Пока спорили о "животрепещущем", то есть о деньгах и кто будет их печатать — отлучился за будущим директором порта. Самое время его в кучку "топов" вводить. Вернувшись с Василичем привлек к себе внимание переливающих из пустого в порожнее спорщиков.

— Позвольте представить, начальник первого района Большого порта, и, надеюсь, наш начальник создающегося порта Сергей Васильевич. Проект порта в черновике он уже представлял, рекомендую руководству, ознакомится с ним в ближайшее время.

Последовала процедура представлений с короткими, общими фразами приветствий и вопросов. Василич влился к топам как тут и был, уже перешучиватся начал.

— А вот тут, позвольте не согласиться — прервал вопросы не представившегося мне топа по снабжению. — Порт нам нужен! И еще долго будет основным способом получения грузов. По земле ныне ездить опасно. На нем не экономить надо, а расширять, чтоб и морские суда принять мог. Вытянуть мол от берега на полкилометра и будут глубины уже пятнадцать метров, больше чем в порту Петербурга. Шестьдесят тысяч жителей это около ста тонн продовольствия и предметов первой необходимости ежедневно. Каждый день! Машинами возить будем, с ежедневным боем и потерями? Или проведем одну войсковую операцию, загрузим пять шесть тысяч тонн на судно, и будем обеспечены на год — два? А там глядишь, и аграрии урожаи на блага обменивать начнут.

Мне пытались возразить, что до шестидесяти тысяч населения нам еще далеко, но ведь и порт не завтра построим! И тут БоБо поинтересовался, что конкретно прямо сейчас может сделать порт.

— Порт уже делает! Корабли на рейде надо обслужить и разгрузить. Впрочем, как уже говорил, заслушаете на совещании доклад Сергея Васильевича и станут понятны перспективы. Еще раз акцентирую внимание! Блестящие перспективы! А прямо сейчас, предложил бы пустить вдоль побережья "галоши". Помните, туристов по каналам Петербурга на таких катают. Мореходность у них плохая, но как символ связи анклава, ежедневный проход "морского автобуса" будет полезен и безопасен. Кроме этого, предложил бы руководству начать премировать хорошо потрудившийся народ "безопасными морскими прогулками".

Теперь заспорили о судах. И чего спорить? Мы этих "галош", что покрупнее, и наиболее мореходны, можем несколько десятков притащить. Хватит на что угодно. Пока про все эти кораблики живые забыли — их можно таскать пачками, использовать или переоборудовать. Если весь городской пляж отходит под порт, и мы пригоняем туда дебаркадеры, с которых на галоши туристов грузят — выйдет первая, мелководная линия причала длиной в два километра. По километру с обеих сторон от мола. К этой линии и сотню "галош" легко поставим. А с внутренней стороны, еще сотню. Столько, правда, уже не наберем. Но есть еще катера, лодки, шлюпки, надувные камеры, бутылки с записками, словом, много чего водоплавающего можно собрать в "городе каналов. А дальше, в глубину залива, будет вторая линия причала, для средних кораблей. Еще дальше третья. Хорошо бы еще четвертую, но это уже далекая перспектива. Так что, нынешние руководители закладывают фундамент дальнейшего благосостояния города. На фундаменте не экономят.

От кораблей плавно перетекли к символике. Уже месяц ходим на судах под флагами почившего государства. Спор из вялотекущего, сразу стал активным и напористым. У всех было, что сказать про гербы, флаги и прочие финтифлюшки. Это брезентовый шатер сшить, истыкав пальцы, желающих нет, а вот пришить над входом кружавчик — все готовы. Только кружево в мозгах у всех разное. Подкинул спорщикам дровишек, что еще с древних времен существовали флаги-гюйсы. На корме корабли несли флаг страны, в нашем случае либо торговый триколор, либо военный Андреевский крест, а на носу несли гюйс — флаг приписки к порту, частенько это были города-государства со своей символикой. Так чего нам огород городить? Для суши можно сделать не по правилам — два флага на одном древке. И флаг анклава не надо усложнять! Тут предлагаемый символ ЛАЭС не подходит. Во-первых, он сложноват в рисовании. Символ надо такой, чтоб нарисовал любой малыш левой ногой. "Звезда" была именно таким символом, и ее можно было рисовать одной ломаной линией, не отрывая карандаш от бумаги. Потому и рисовали везде. Для символа это важно. И второе — это узнаваемость. Лично я вижу сейчас символ ЛАЭС второй раз в жизни. Первый был при входе в это здание. Большинство жителей нашего объединения вообще ни разу его не видели. Зато каждый знает два символа связанных с атомом — черно-желтый "трилистник" радиационной опасности и символ атома из трех пересекающихся окружностей с точкой посередине. Трилистник на флаг нехорошо — ассоциируется с радиационным заражением и прочими бедами. А вот "орбитали атома" будут в самый раз и ассоциации нормальные и сразу понятно, откуда переговорщики.

— Тут, у меня и рисуночки подготовлены — закончил речь, открывая все ту же папочку.

Распечатки пошли по рукам и вызвали новую волну споров.

— Смотрю, ты основательно подготовился — обронил Большой Босс, передавая распечатки дальше. Я даже бровь приподнял в удивлении. Мы уже на "ты"?

— По-другому не обучен — пожал плечами — сразу скажу, гимн не написал. Для меня только один гимн существует.

Иванович покивал понимающе, видимо и ему ничего, кроме "Союз нерушимый…", к душе не прижилось. Тут влез Константин Германович, слегка навеселе. Он на станции за ядерную безопасность отвечал, а как выкосило большую часть силовиков, на него повесили ответственность за безопасность в целом. Вот он меня и пожурил, с потугой на юмор.

— Лучше вы бы, Алексей Силантьевич, вместо гюйсов придумали "бластер" против нежити этой клятой. Патроны на нее вагонами переводим!

Пожал плечами и довольно громко ответил — А я и придумал.

Пару секунд тишины и Большой Босс полюбопытствовал

— И тоже в этой папочке лежит?

— Нет, я его только что придумал, но завтра попробую. Самому интересно стало.

— Надеюсь, вы поставите в известность Станцию о результатах?

Во как! Мы опять на "вы". Бедный БоБо, в смысле Большой Босс, никак ему не выработать линию поведения.

— Всенепременно и в первую очередь. И даже на испытания приглашу. Через день два.

— Вы так уверены в своих идеях?

Развел руками и повторил — По-другому не обучен.

Было еще много интересных разговоров и предложений. Благо, на пост мэра больше не выпихивали. Расстались со всеми нормально, осадка на душе о зря потраченном времени не осталось.

Утром с бармалеями при помощи старого сварочного аппарата, бака соленой воды и маленькой пожарной помпы, колдовали над "бластером". Основная сложность была в том, что бластер получался весьма высоковольтный да еще многоточный, в смысле, на большие токи рассчитан — требовалось защитить стрелка от поражения электричеством.

К обеду в мастерскую зашел Пан с большим тюком и сразу "наехал".

— Харон! Почему нарушаешь установленную в анклаве форму одежды?! По новым правилам ты, даже будучи голым, в правой руке должен держать пистолет, а в левой удостоверение-пропуск Станции. Даже на супружеском ложе!

Осмотрел веселого Димыча и его тюк

— Я левша. Так что, нарушать нарисованную тобой картину буду и дальше. Никак с Арсенала вагон пистолетов для населения привезли?

Пан вздохнул — Не интересно с тобой — и полез в баул. Глядя, как он вытаскивает нечто заскорузлое от слоя пушсала и комплектует эти глыбы сложной конфигурации не менее засохшими кобурами, будто побывавшими под прессом и под ним окаменевшие, спросил.

— И зачем мне Макаров? У нас все оружие под патрон девять на девятнадцать, а у Макарова девять на восемнадцать. Или бывают модификации под парабеллум?

Не отрываясь от выкладывания на верстак мастерской рядов археологических находок, Димыч ответил.

— Про модификации не знаю, может и есть. Эти обычные, восьми патронные Макарычи. Калибры у тебя другие, это я знаю, но патронов для Макарова могу несколько ящиков выдать, а парабеллумы в дефиците.

— Давай несколько ящиков! — протянул к Пану скрюченные пальцы. Димыч осмотрел композицию с некоторой опаской и подытожил — Лех, у тебя Катана так утонет. Зачем тебе? Да и пистолет этот для населения скорее "на всякий случай", чем как оружие. Вдруг кто-то на митинге помрет и поднимется. Многим восьми патронов в обойме на всю жизнь хватит! Не дам!

— Димыч, не крути. Сказал "несколько ящиков" и давай несколько! Опережая твою прижимистость, скажу, два это не несколько. Минимум три, а лучше десять и не цинков, а ящиков, я уже разницу понимаю. У меня тут полно народу не стрелявшего, нам тренироваться надо!

Осмотрев меня со всех сторон, будто хвост искал, Пан тяжко вздохнул и подвел итог

— Дам три ящика. На всех! Показывай, что ты наобещал Ивановичу.

Приподнял бровь еще раз. БоБо для Димыча уже Иваныч? Наши ставки подросли? Но развивать тему не стал. Выкатили на тележке, как у грузчиков на вокзалах, нагромождение нашего творчества. Размотали шланг, силовой и сигнальный кабели, соединяющие тележку с пластиковым "стволом". Вбили штырь заземления, запустили генератор на тележке. Не будем затягивать, должно сработать. Обязано!

— Ну ка, разойдитесь! Чего столпились? Вдруг, брызнет на кого?! — разогнал с палубы мастерской бармалеев с Паном. Сам надел перчатки электрика и со словами "Пошла родимая", повернул рычаг "брызгалки". Из бронзового сопла, которым заканчивался пластиковый "ствол" со свистом вылетела тонкая струя воды, вдалеке рассыпающаяся веером брызг.

— Первый этап, полет нормальный! — заорал я, радостно борясь со значительной отдачей. А затем просто нажал и отпустил кнопку "спуска". За спиной тонко свистнули конденсаторы, грохнул трансформатор и взвыл генератор. От ствола до далекой водной взвеси пробил фиолетовый разряд, отметив свой путь туманным следом испаренной воды. Даже страшновато как-то стало, будто грозовой разряд рядом ударил. По крайней мере, запахло "озоном" и хлоркой. Повернул рычаг, выключая воду.

— Второй этап нормально. Поехали к испытуемым!

Вся толпа заворожено смотрела на паровой след, расплывающийся в воздухе. Пан задал вопрос первым.

— И сколько там было в разряде? — На что честно ответил — Понятия не имею. Сварочный трансформатор "наоборот", запитанный генератором и блоком конденсаторов во вторичную обмотку — дает на первичной около восьми тысяч вольт. По струе соленой воды, как видишь, идет хорошо и токи приличные. Проблема будет только в коротких замыканиях первичной обмотки, изоляция которой на такие напряжения не рассчитана. Но на эксперименты хватит, а там пусть научники думают. Мы едем нежить жарить или идем обедать?!

Мнения разделились было и интересно и есть хотелось. Нежить никуда не убежит. Кинули монетку. Выпало жарить нежить. Помялись и пошли обедать. Действительно же, не убежит.

Далеко ехать для проведения экспериментов не пришлось. Достаточно прислушаться, где постреливают ближе, и ехать в ту сторону. Выехали на пожарном Эльфе, как на передвижной мастерской, и буханке загруженной нашим изделием и народом, сколько влезло. Для испытаний пришлось ставить Эльфа к бетонному забору и лезть на крышу. Боялся, что такая толпа крышу помнет, вот и шугал всех вниз, кроме "представителя заказчика", то есть Димыча.

"Бластер" отработал на все сто. Когда струйка воды ударила в нежить, нажал спуск и разряд, оставив паровой след, взорвался на боку, отбросив "Кеглю" на землю. Перекрыл воду и мы с Паном нетерпеливо заерзали в ожидании — встанет или нет. Прошло пару минут, нежить не вставала. На это протянул с задумчивым видом

— Теоретически, раз оно мышцами управляет, то, скорее всего, разряд электричества для него не менее смертелен, чем для человека. Вопрос только, парализован он или упокоен.

Пан посмотрел на очередного приближающегося мертвяка и сказал.

— Дай-ка "бластер" твой. Сам хочу попробовать, заодно и материал для наблюдений соберем разнообразный.

Снял и передал ему перчатки, и, передавая установку, провел краткий инструктаж по технике безопасности.

— Где я держал руки на агрегате, видел? Держи только там. Ошибешься, зажарит. И водой старайся под ноги не налить. Да! Отдача от воды неожиданно сильная, смотри не упусти.

Пан не стал умничать, выслушал молча, запустил воду и поджарил двоих приближающихся мертвяков одной водяной очередью с двумя нажатиями спуска. Потом выключил воду, и мы долго смотрели на неподвижные тела.

— Вот так, тихо и незамысловато. Соленая вода и электричество. Лех, ГДЕ ТЫ РАНЬШЕ БЫЛ!

Пожал плечами на крик души капитана.

— Димыч, твоих ребят не спасти было по-всякому. Перестань себя казнить. А теперь и меня заодно.

Помолчали. Пан приходил в себя от неожиданной вспышки.

— Ты можешь с этой штукой на Арсенал съездить. Там действительно "жарко". Испытаем в боевых условиях, доработаешь прототип, и я вынесу вопрос о серийном производстве на совет. Считай, ты получил "карт-бланш".

— А под этот "бланш" я могу у тебя патрончиков, ящиков десять попросить? — попытался я развеять серьезность момента шуткой. Но Пан остался серьезным.

— Можешь, Лех. Я тебе ими всю Катану завалю, если скажешь. Ты не представляешь, насколько важна сейчас эта твоя "брызгалка". Как, кстати, проект назвал? Начальству докладывать надо солидными терминами. Уж точно не "бластером" назвал, знаю я твою скрупулезность.

— Проект "Хлыст". Ящиками заваливай. И когда ехать надо?

— Каждое утро, в девять, идет бронепоезд на Ижору. Давай я за тобой в восемь зайду, и поедем в депо, грузить буханку на платформу. Ты же на буханке поедешь?

— Не, поедем на Эльфе. У нас из него постепенно реммобиль выходит. Если что отвалится на испытаниях, будет шанс починить. Да и комфортнее он.

— Договорились! Поехали обратно, мне еще руководство на местах застать желательно.


* * * | Харон. На переломе эпох | * * *