home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 2 Время перемен

Чтоб ты жил во времена перемен

(проклятие, не имеющее отношения к Китаю)


Вознагражденные ужином, мы расслаблялись под рекламные рассказы Тиммо и легкий фирменный эль Skiffer Ale с фруктовыми нотками. Слегка грустный Пекка смотрел в окно на вечерний Хельсинки. И вдруг он неожиданно вклинился в повествования хозяина вечеринки.

— Сегодня необычно суетно в городе.

Перебитый на полуфразе Тиммо взглянул в окно пристальнее. Мы в Хельсинки новички, и какой должен быть город вечером представляли себе плохо, но раз аборигены говорят "суетно", значит так и есть. По моим меркам город был почти пуст. По набережной с десяток машин проехали пока мы ужинали, да несколько идущих людей проглядывали в тумане. Правда, отблески мигалок действительно частенько виднелись сквозь выходящие на набережную улицы.

— Может это Hurraa в город выплеснулся? Он ведь до двадцатого идет.

Тиммо безразлично пожал плечами, отвернувшись от "суеты" на набережной. Еще бы, нашему шеф-повару, в отличие от нашего продавца, в город не надо. Тепло, сытно и ехать никуда не требуется — все это сильно влияет на мировоззрение.

Поинтересовались, что за Hurraa такой, что выплеснуться мог. Загадка оказалась ежегодным традиционным финским театральным фестивалем. Обычно устроители ограничивались мероприятиями в театрах, но бывало и шествия по улицам устраивали. А где шествия там и мигалки с прочей "суетой". Так эта тема и была тогда оставлена.

К одиннадцати вечера обновил тузик, присмотревшись к нему внимательнее. Транцевая, килеватая, надувная ПВХ лодка с алюминиевыми пайолами. На борту серой лодки синяя полоса с надписью Quicksilver 340. На транце мотор Nissan Marine 8. В районе транца и банки лодка дооборудована снастью для косой подвески на шлюпбалки катамарана. Косо подвешивать тузики приходится, чтоб в них волны не захлестывали и вода не задерживалась. Время покажет, что за тузик нам достался.

Отвез на берег, к "Карусели", нашего задумчивого юношу. Отвез не туда, где мы оставили грузовой фургон Транзита. Уезжать домой Пекка собирался в своей машине. На выраженное мной недоумение, почему на клубном Транзите разъезжать можно, а гонять за нами клубную лодку посчитали делом коммерческим. Финн только пожал плечами на русские отсталые взгляды о бизнесе. За лодку Тиммо отчитывается, а за Транзит нет. На этом довольно тепло простились до завтра.

На малом ходу, осматривая гавань, вернулся к катамарану и позвал Катюху, завывая в подражание арабским сказкам.

— Свет очей моих! Приди! Раздели со мной эту ночь!

Поднявшаяся в кокпит супруга скептически глянула на серую хмарь, заменившую небо, потом заинтересованно на меня, мол, "и чего тебе, старче надо?"

— Бросаю к твоим ногам этот ковер-самолет! Летает он, правда, плохо, но зато не тонет и повезет нас по морям неизведанным!

Катюха, разведя руки в стороны и потянувшись, оглядела потерявшиеся в сумраке острова, угадывающиеся только по расплывающимся точкам фонарей.

— Ну да, ну да. Бросает он! Помню, некоторые вселенную дарили, а все равно "вжик, вжиком" закончилось. — Катюха присела на борт, опершись спиной на шлюпбалку и лукаво глядя на меня вполоборота

— Обещал на руках носить, а предлагает подержанные, да еще и не летающие ковры!

— И хорошо, что не летают! Я до сих пор на правое ухо глухой, как ты в Пайпере визжала.

Супруга осуждающе нахмурилась

— Нечего меня выпихивать было! И не уходи от темы! На руках носить будешь?!

Представил себе картину, как подхватываю ее на руки, спускаюсь по ступеням, наступаю на борт тузика… бульк! Не годится. Тогда — спускаюсь, наступаю на пайол тузика, широко расставив ноги, тузик отходит от борта под нашим давлением, я сажусь на шпагат… бульк! Не пойдет. Тогда…

— Счастье мое, ты там не заснул? Ему знойная бабушка на грудь бросается, а он размышляет!

— Королевишна моя! Давай лучше ты ко мне на колешки сядешь. Сама. А я пока тузик придержу.

— Еще чего! Ну-ка брысь от румпеля! Я тоже хочу тузик поводить.

Слово за слово мы отчалили от "Катаны" и вдоль ледового поля двинулись к дальней части гавани. Настроение было прекрасное — мы еще на шажочек приблизились к Мечте. Полулежал на банке, свесив ноги с одного борта и положив голову на другой. Мотор хрюкал на маленьких оборотах, неспешно ведя тузик к темнеющему возвышенностью парку Kaivopuisto, во времена Российской Империи бывшим курортом и водолечебницей для русского дворянства. Теперь там можно неплохо покататься на санках зимой и хорошо погулять летом. Многие летние фестивали Хельсинки проходят именно тут. А вот в нынешнее межсезонье парк пуст.

— Смотрю, фестиваль у финнов в самом разгаре — Катюха прислушивалась к звукам города, слегка заглушаемых нашим мотором. — Петарды уже в ход пошли. Может, и салют застанем?

Прислушался, но петард не услышал. Слух у меня не такой острый. Да и лень, если честно. Расслабленные ноги гудели, над водой поднимался пар в связи с ночным морозцем, рядом любимая женщина и долгожданная покупка "всей жизни". Как говорится — "Что еще нужно, чтоб встретить старость?"

— Застанем обязательно. Куда мы денемся? Не сейчас, так из кают-компании "Катаны" посмотрим. У нас там шикарный круговой обзор прямо с дивана. Делами все равно лень заниматься. Сядем, покупку обмоем, на салют посмотрим. Лепота.

— Рано обмывать. Примета плохая!

— Ай, брось! Вечно у тебя черная кошка пустым ведром разбивает зеркало в пятницу тринадцатого. Корень "суе" означает "напрасно". "Суе та" обозначает "напрасно тут", или, как вариант "напрасно там". Что тогда означает "Суе верие" по заветам древних?

Супруга даже ухом не повела, разглядывая цепочку огоньков пешеходного моста. Только женщины умеют так элегантно пропускать мимо ушей слова, не согласующиеся с их сегодняшним мироощущением. И лекарство тут одно — повторять периодически, надеясь застать "нужное настроение".

Вернулись с ночного моциона мы уже к полуночи. Списываться ни с кем не стали, хвастать пока нечем, иначе сглазим. Дети выросли, и отбили у нас, возникшую было привычку ежедневно интересоваться их делами. Выпив чаю без сахара, заваренного прямо в наших походных кружках из наших же запасов, так как камбуз оказался без посуды и без продуктов, мы отправились проверять двуспальность койки.


* * * | Харон. На переломе эпох | * * *