home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава девятая

Сестра Уве Байола, по обыкновению, проснулась до рассвета и, как всегда, подошла к западной стене своей кельи.

В час темно-красных теней, когда дневная жара еще не наполнила воздух, ее разум был чист, а тело спокойно. Ритуал принес еще большее успокоение. Она всегда любила знакомые ритмы, механическую чистоту повторяющихся действий. Во времена невзгод они приобретали особую ценность.

Сестра отворила дверь из галового дерева и, мягко ступая, вышла на балкон. Глубокий вдох. Воздух уже разогревался. У него был песочный привкус.

Байола облокотилась на ограду балкона и почувствовала, как последние дуновения ночного ветерка пробегают по хлопковой ткани сорочки. Это было приятное, хотя и кратковременное ощущение. Несмотря на то что она выросла в мире под палящим солнцем и ее кожа, насыщенная меланином, была такой же черной, как доспехи ордена, привыкнуть к климату Рас Шакех так и не получилось. Что-то не то было с солнечным светом. Он обжигал, но не согревал, ослеплял, но не освещал.

Женщина склонила голову и рассеянно провела рукой по коротко остриженным волосам. Такие мысли и неуважение были недостойны.

— Очисти мою душу, — прошептала она, повторяя слова, заученные наизусть, вспоминая, как они выглядели на бумаге, когда она впервые их увидела.


Очисти мою душу,

Очисти мой разум,

Дай сил моему телу,

Пусть я смогу послужить,

Пусть моих сил достанет,

Пусть проживу с честью,

Пусть я умру не напрасно.


Эти слова были прекрасны. Они успокоили ее, как и всегда. Сестра Байола на секунду закрыла глаза, наслаждаясь предрассветной тишиной. Где-то вдалеке послышались кряхтящие «эрх-эрх», которые издавали когтеясгребы. Навстречу ей поднимались запахи города. Чувствовалось, как постепенно нагревается скало-бетон, сухие специи и горящее масло источают аромат, галовые деревья разворачивают свои острые листья навстречу восходящему солнцу.

Только в предрассветные часы город Хьек Алейя можно было назвать спокойным. Лишь огненно-оранжевый рассвет осветит западный горизонт, запустятся фабрики, начнут двигаться гусеничные вездеходы, гарнизоны опустеют и наполнятся вновь при смене караула.

Но пока можно было наблюдать за спящим городом, овеянным ночной прохладой, когда все трудности, невзгоды и кошмары отступали, а то и вовсе забывались.

Ее балкон находился высоко, у самой вершины Третьего шпиля собора Святой Алексии. Оттуда было хорошо наблюдать за всем городом. Глубокие карие глаза Сестры Битвы осматривали раскрывающийся внизу городской ландшафт.

Были видны узкие улочки плотно стоящих домов с черепичными крышами, которые создавали бессис темный лабиринт из свешивающихся карнизов. Ни одна магистраль в Хьек Алейе не шла по прямой. Когда сестра Байола впервые прибыла на планету, она решила, что такая организация инфраструктуры была случайностью. Только потом обнаружились тысячи суеверий, присущих людям на этой планете. Они считали, что прямая дорога привлекает духов, насылающих миражи. А на изогнутом пути им не найти пристанища.

Какими бы глупыми и, возможно, даже еретическими ни были эти верования, они так глубоко въелись в местную культуру, что все попытки их искоренить были давно заброшены. Байола знала, что де Шателен с радостью вычистила бы всю теологическую неопрятность с этой планеты: в конце концов, это же был храмовый мир. Но даже ей пришлось уступить при столкновении с вещами настолько глубоко укоренившимися и такими же вездесущими, как бесконечная красная пыль, которая вечно скапливалась под ногтями и оседала на губах.

К тому же народ Рас Шакех достаточно горячо почитал Императора. Им можно было простить некую эксцентричность, безвредную даже по мнению канониссы.

В любом случае сейчас, когда кошмар окутал планету, эти вещи перестали иметь значение. Байола протерла глаза и посмотрела на затянутый ржавой дымкой горизонт, гадая, когда же пустыня заполнится рядами марширующих солдат.

Скоро. Все стратеги говорили об этом, качая головой, после очередного анализа тактических экранов. С момента высадки экспансия врага была невероятной: иррационально быстрой и бессмысленно жестокой.

В юности, когда она только прошла посвящение в Орден Фамулус и ее отправили в космос на первые дипломатические задания, Байоле было тяжело видеть результаты работы архиврага. Она гадала, почему Император, всемогущий Владыка Человечества, допускал существование такого ужаса во вселенной. У него же должно хватить сил, чтобы уничтожить этого врага так же, как он когда-то уничтожил ересь своего величайшего сына.

Ошибочность этого суждения довольно быстро стала причиной ее наказания. Канонисса Рейх, ее первая наставница в ордене, не допускала двойных толкований.

— А чего ты хочешь, дитя? — требовательно спросила она тогда, вперив в юную послушницу колючий взгляд льдисто-синих глаз. — Раздольной жизни? Что тогда с нами будет, ты подумала?

Канонисса наклонилась к Байоле и ткнула ее в грудь бронзовым аугметическим пальцем.

— Мы разжиреем. Погрязнем в пороке. Конфликт позволяет нам оставаться сильными, крепкими, чистыми. Такими, какими мы должны быть.

В те дни Байолу было проще запугать. А Рейх производила грозное впечатление.

— Он создает Вселенную такой, какой она и должна быть. Приветствуй выпавшие на твою долю испытания, дитя. Приветствуй знание, что в пустоте таятся чудовища. Ведь без чудовищ не бывает героев.

Тогда эти слова было легко произнести и легко в них поверить. Сейчас, когда Байола наблюдала за восходом на обреченной планете, высказывание показалось пустым. Теперь запугать ее было сложнее, и она научилась думать своей головой.


Пусть проживу с честью,

Пусть я умру не напрасно.


Первый золотой луч пробился из-за далеких кряжей гор Джарла. Воздух почти сразу же стал горячее.

Она могла бы долго стоять на балконе и собираться с мыслями, прежде чем придет время приступить к своим ежедневным обязанностям. Когда бусина коммуникатора в ухе зажужжала, Байола наблюдала за тем, как янтарные лучи солнца озаряли горные вершины. Звонок вызвал раздражение.

«Слишком рано для вызова».

— Байола слушает, — ответила она, уходя с балкона и стряхивая с рук пыль, которая скопилась на ограде.

— Сестра-палатина, — раздалось в ухе. Это была Каллия, одна из помощниц де Шателен. — Канонисса требует вашего присутствия. Зал Галикона, через двадцать минут.

Байола улыбнулась. Как всегда, лаконично.

— Уже иду, — произнесла она. — Канонисса не сказала, с чего вдруг такая спешка?

Связь оборвалась. Каллия либо решила нагрубить, либо была чертовски занята. Второй вариант был более вероятным.

Байола вернулась обратно в келью. Помещение не могло похвастаться богатством обстановки: узкая койка без покрывала, молитвенный пикт Святой Алексии, обитый металлом сундук с одеждой и болтер, украшенный тканью с вышитыми на ней молитвами, висящий на вбитых в стену железных скобах.

Взгляд Сестры Битвы упал на оружие. Его внешний вид был уродливым и грубым. Даже несмотря на то что она оставила Орден Фамулус много лет назад и приняла путь Раненого Сердца, она так и не прониклась любовью к своему основному рабочему инструменту.

«Привыкай, — сказала она самой себе, стягивая сорочку через голову и начиная одеваться. — Он скоро тебе снова понадобится».

Когда Уве Байола появилась в Зале Галикона, там уже кипела бурная подготовительная деятельность. Это было необычно. С тех пор как начались бои, огромный церемониальный зал практически не использовался, его мраморная отделка была отдана на милость здешних условий: сухого воздуха и вездесущего песка.

Теперь же в помещении трудились сотни работников. Они полировали статуи, разворачивали длинные багровые ковровые дорожки, развешивали флаги с кровавой символикой Раненого Сердца, вышитой красной и золотой нитями.

При виде всего этого Байола почувствовала некоторое воодушевление. Она знала, кого они вызывали. Возможно, приглашенные все-таки добрались. Может, прибудет целая рота. Должно быть, это стоит увидеть. И их прибытие даже способно все изменить.

Канониссы нигде не было видно. Сестра Битвы поднималась по широкой лестнице, чувствуя, как первые струйки пота начинают скатываться по шее, пытаясь взглядом найти де Шателен в беспорядочно движущихся толпах народа.

Зал был отвратительным местом, вульгарной демонстрацией силы и потворства желаниям. Он плохо сочетался с продуваемой ветрами пустыней планеты Рас Шакех. Байола ненавидела его, как и де Шателен, и всех кто в нем работал. В отличие от белых построек, которые преобладали в городе, Зал был построен из темного с прожилками камня, который поглощал солнечный свет в течение дня, из-за чего внутри царила страшная духота.

Громада здания дисгармонировала с окружавшими ее более старинными постройками.

Кольца витых колонн поддерживали потолок из панелей, богато украшенных фресками херувимов и святых с молочно-белыми лицами. Сладкие ароматы из свисающих со сводов кадильниц распространялись по расписным помещениям здания. Золотые статуи героев стояли рядами в наполненных эхом нефах. Их лица с застывшим выражением меланхолии и самодовольства были обращены к звездным небесам в поисках вдохновения.

Орден не строил этот Зал. Это было детище кардинала Томойо-Кеча, возведенное семьсот лет назад на месте куда более подходящего этому месту аскетичного монастыря, который стоял с того момента, когда орден впервые пришел на Рас Шакех в тридцать седьмом тысячелетии. Никто не знал, какие средства потребовались, чтобы привезти такое количество драгоценностей в это изолированное место. Возможно, именно за свою экстравагантность Томойо-Кеч поплатился головой во время Иерикарских Зачисток, а может, за что-то иное. Подобные вопросы всегда были сложными.

Его наследие, однако, выжило. Цитадель Галикона, значительной частью которой являлся Зал, господствовала над горным городком Хьек Алейя, взгромоздившись на скалистые возвышения в самом сердце селения и выставляя себя на всеобщее обозрение с чрезмерно раздутым величием. Все дороги в городе рано или поздно приводили именно сюда. Они извивались паутиной узких мостовых и разворотов, но в конце концов выходили на площадь Триумфа, которая на двести метров возвышалась над охряными равнинами и постоянно раскалялась под палящими солнечными лучами.

Байола предпочитала проводить время в соборе, в своей вотчине, расположенной за внутренними стенами города, среди переполненных внешних жилых районов. Собор стоял там, где и должен был, поближе к нуждающимся в нем людям, позволяя священникам общаться с прихожанами вместо того, чтобы потеть в монументе сумасбродству Томойо-Кеча на вершине горы.

Байола протиснулась через толпу, пахшую человеческим потом и фимиамом, и наконец увидела канониссу.

Алексис де Шателен заметила подходящую сестру и резко кивнула в знак приветствия.

— Ты опоздала, — сказала она.

— Прошу простить меня, — ответила Байола, кланяясь. — На улицах много людей.

Де Шателен поджала губы.

— Молва уже разнеслась. Понятия не имею, как это произошло. Народ всегда обо всем прознает. Если бы мы могли использовать это и обратить их пронырливое любопытство во что-то полезное, то я бы не переживала за исход войны.

Канонисса была суровой, крепко сбитой женщиной. Серебристые волосы, неровно остриженные под прямоугольный боб, обрамляли жесткое лицо, состарившееся за время преданной службы длиною в жизнь. Ее губы стали тонкими, а кожа огрубела от возраста и солнечного света. Де Шателен с презрением относилась к косметической хирургии и потому выглядела на все свои сто сорок два года, однако ее движения были полны врожденной жизненной силы. Канонисса по-прежнему могла сражаться, а ее воля — Байола была в этом уверена — оставалась столь же несгибаемой, как и раньше. Она затмевала своим присутствием всех вокруг, высокая, худая как жердь, в полночно-черном доспехе с отделкой из светлого меха горностая и символом разбитого сердца, выполненным из жемчуга и рубинов.

— Они слышали даже больше, чем я, — признала Байола.

— Тогда я просвещу тебя, дитя, — сказала де Шателен. — Хвала Императору, на наш призыв ответили. Я уже практически отчаялась, но это было бы признаком недостатка веры, правда? Волки Фенриса прислали войска, как и обещал Великий Волк. Как раз вовремя. Они уже сразились с врагом и одержали победу. Мы отслеживаем их сигнал. Корабль прибудет в течение нескольких часов.

Байола сложила руки вместе и склонила голову. Целый поток эмоций накрыл Сестру Битвы: она начала отстраняться от мысли, что Волки могли не прийти.

— Сколько их? — спросила она.

— Не знаю. Боюсь, что немного. Но помни: один воин Адептус Астартес стоит сотни гвардейцев. А в части поддержания боевого духа их ценность куда выше. Они смогут убить столько врагов, что даже наши Целестины с ними не сравнятся.

— Да, я слышала об этом. Будем надеяться, что легенды не врут.

— Конечно не врут, — огрызнулась канонисса. — Я сражалась вместе с ними в прошлом. Следи за своими мыслями, палатина.

Байола поклонилась, извиняясь. Во время разговоров с де Шателен это приходилось делать часто.

— Я не хотела выказать неуважение, — произнесла она. — Но до этого мы служили с Льстецами, которые понимают наши пути и находятся в хороших отношениях со священными орденами Экклезиархии. А тут Волки. Я слышала о них… разные вещи.

Выражение лица де Шателен немного смягчилось.

— Да, я тоже. Да и кто не слышал? Но именно эти инструменты своей воли Император выбрал, чтобы помочь нам, поэтому, учитывая необходимость, именно они нам и нужны.

Прямолинейная вера канониссы иногда казалась Байоле трогательной, почти детской. Правда, признавать это, даже просто для себя, было опасно.

— Так и есть, — согласилась она. — Мне бы хотелось их увидеть.

— Тебе предстоит намного более серьезная задача. Я хочу, чтобы ты работала вместе с ними. Станешь нашим каналом связи. Надеюсь, возражений нет?

Байола почувствовала легкое удивление.

Конечно, но я…

Ты входила в Орден Фамулус до того, как присоединилась к нам, — отметила де Шателен. — Дипломаты. Я думаю, у тебя еще остались кое-какие навыки с тех пор. Они нам понадобятся.

Канонисса понизила голос и склонила голову, чтобы Байола могла ее слышать.

— Дела между Церковью и Волками не всегда шли гладко, — прошептала она. — Ты это знаешь, да и они не могли забыть. Я не дура, палатина. Я в курсе потенциального конфликта и хочу предотвратить его. Нам придется найти способ работать вместе, если не хотим погибнуть на этом пыльном куске камня.

Она положила свою латную перчатку на руку Байолы. Этот жест странно смотрелся в исполнении закаленной в боях женщины.

— Не подведи меня, Уве, — попросила канонисса. — Ты будешь тем голосом спокойствия, что наладит наш путь навстречу друг другу.

Байола сглотнула, внезапно почувствовав дискомфорт. Работа с Волками напрямую — это было не то, чего она ожидала. В отличие от канониссы, она давно свыклась с мыслью, что космодесантники не придут. Это было сложностью, которую, однако, она должна была предвидеть.

Байола поклонилась:

— Как Ему будет угодно.

Когда она подняла голову, де Шателен уже не смотрела на нее. В зале нарастало беспокойство. Снаружи, с площади, доносились крики гвардейцев на местном наречии хальеха — что-то о заходящем на посадку корабле над горизонтом.

— Раньше, чем я ожидала, — заметила де Шателен, устремив взгляд на богато украшенные входные ворота, как будто могла видеть сквозь створки. — Наверное, не стоит удивляться.

Канонисса глубоко вздохнула и отпустила руку Байолы.

— Готовься, палатина, — сказала она. — Волки близко.


Они одновременно и были, и не были такими, какими она себе их представляла.

Семеро Волков вошли через врата Зала, на ходу стряхивая пыль с доспехов. Де Шателен хорошо распорядилась тем немногим временем, которое у них оставалось, поэтому комната для приемов была настолько чистой и убранной, насколько это было возможно. Шеренги гвардейцев стояли по стойке «смирно» вдоль обоих нефов. Они отскребли со своей формы наиболее заметные куски грязи и пятна крови.

Рядом с ними находились отряды Сестер Битвы, производящие куда большее впечатление своей начищенной черной силовой броней. Глядя на них, Байола почувствовала прилив гордости. Некоторые из сестер вернулись с линии фронта всего несколько дней назад и принесли с собой рассказы о творившемся там ужасе. Они стояли навытяжку, ровным строем. Глаза смотрели только вперед, а на лицах не выражалось ничего, кроме твердой безмолвной решимости.

Де Шателен ожидала Волков в дальнем конце помещения. Широкие мраморные ступени вели к стоящему на возвышении трону с обивкой из кроваво-красной кожи, увенчанный безвкусным изображением ангелов и извивающихся змей. Канонисса предпочла не садиться на него, а встала у начала ступеней, облаченная в свой обычный боевой доспех. Рядом с ней собралась небольшая свита помощников, в которую входили Каллия и Байола.

Байола наблюдала за тем, как приближаются Волки. Ее поразило, что в их присутствии она слегка дрожит от беспокойства. Это был не настоящий страх, а скорее напряжение, как в предчувствии неминуемого нападения. Воины в серых доспехах излучали практически осязаемую угрозу. Она чувствовалась в их манере движения, буквально стекала с рук и ног, подобно мускусу, повисала в воздухе.

Сестра Байола изучала их, пока они шли, переводя взгляд с одного воина на другого, впитывая всю информацию, какую могла, и раскладывая ее по полочкам в голове так, как ее учили.

«Наблюдай, запоминай. Примечай слабые стороны и ищи сильные».

Было очевидно, кто из них являлся предводителем. Он шел скользящей походкой бывалого бойца, облаченный в доспехи, из-за которых космодесантник казался настоящим великаном. Волк был без шлема, и на его лысой голове виднелись племенные татуировки, спутанная седая борода спадала на бронированную нагрудную пластину. Волосы казались грязными, как будто их окунули в ведро с кипящим салом, а потом дали каплям высохнуть.

Они все были измазаны в грязи, и от них несло гнилым мясом. На выщербленных доспехах виднелись пятна крови, жира и сажи. Они были косматыми великанами с мрачными лицами, кроме одного. Воин с огненно-рыжими волосами и свежей раной поперек лица казался самым молодым из них. Он даже, возможно, сошел бы за нормального человека.

Она полагала, что Волки будут выглядеть дико, ожидала услышать рокочущий визг силовой брони, увидеть болтающиеся тотемы из костей, висящее за плечами оружие с искусно нанесенными рунами.

Но Байола не была готова ни к их запаху, ни к с исходящей от них чистой воинственности и не ожидала увидеть угрюмую жестокость в янтарных глазах.

Это были настоящие звери, которых не могла скрыть маска человечности. Тонкий слой цивилизованности едва скрывал таившихся внутри чудищ.

Она по старой привычке задалась вопросом, почему благой Император допустил и благословил их существование.

Ответ нашелся почти сразу: «Потому что они нужны».

Байола заметила, что один из воинов не такой, как остальные. Его глаза были серыми, а не золотистыми. На нем не было шлема, но лицо также покрывали шрамы и племенные отметки. Шел он более прямо, в нем было меньше самодовольства. Он казался сдержанным, погруженным в себя. Остальные же совершенно открыто демонстрировали свою истинную грозную суть, наслаждались чувством собственного превосходства.

Сероглазый волк этого не делал.

Когда-то давным-давно, когда она еще служила в своем старом ордене, Байола видела отряд Ультрамаринов, сопровождавший свиту инквизитора. Тогда она преисполнилась благоговейного страха. Впечатление производили их дисциплина, уверенность, собранность. Манера поведения сероглазого воина немного напоминала о тех космодесантниках, что было странным. Ей стало интересно, заметил ли это кто-нибудь еще и что думает его стая? Такие малозаметные сигналы тяжело распознать и легко пропустить.

Предводитель остановился перед де Шателен. Вблизи он выглядел невероятно. Гора жестокой энергии, закованная в грязный керамит.

— Я Волчий Гвардеец Гуннлаугур, — представился он, — из Великой роты Рагнара Черной Гривы, из Своры Фенриса.

В его грубом, наполненном скрипучим ворчанием голосе ощущалась затаенная угроза.

— Мы приветствуем тебя, сын Фенриса, — ответила де Шателен сухо и четко. Если канонисса и ощущала себя неуютно в его присутствии, то ничем этого не выдала. — Мы благодарим Великого Волка за то, что он прислал вас. Мы благодарны вам за то, что вы пришли.

Гуннлаугур фыркнул:

— Хорошо, что вы нам так рады. Корабль на орбите был не очень приветлив.

— Вы уничтожили его, — сказала де Шателен, — и оказали нам этим огромную услугу. Мы не забудем вашей достойной победы.

— Победы? Я потерял свой корабль. Это большой позор для меня. Мы не ожидали боя при высадке.

Канонисса склонила голову, извиняясь.

— Нам известно об этом, — произнесла она. — Если бы была какая-то возможность предупредить вас…

— А ее не было?

— Если бы могли дотянуться до вас и помочь, неужели вы думаете, что мы бы этого не сделали?

Байола восхищалась навыками де Шателен. Канонисса говорила ровным голосом, спокойно отражая прямые нападки Волка. Нелегко было ругаться с тем, кто не поддавался на провокации.

Гуннлаугур долго сверлил ее взглядом, примеривался, оценивал. Байола не удивилась, если бы он начал принюхиваться.

— Расскажи, что здесь случилось, — наконец сказал он.

— Боюсь, вам это не понравится, — заметила канонисса. — Вы прибыли в самый разгар войны, Волчий Гвардеец. До вашего появления я бы сказала, что у нас нет шансов на победу. И даже сейчас я не смогу с уверенностью объявить, сколько еще нам осталось.

Казалось, Гуннлаугура не сильно обеспокоили эти слова. Даже наоборот: Байола заметила, как что-то похожее на азарт мелькнуло в волчьих глазах.

— Теперь мы здесь, — заявил он. — Всякое может случиться.


Затем беседующие переместились в личные покои канониссы. Членов караула распустили и отправили обратно по баракам и бункерам, где и они смогут обсудить только что увиденное. Лишь де Шателен и ее окружение — десяток офицеров и чиновников — и семеро членов стаи Гуннлаугура разместились в полностью экранированном от внешнего мира помещении за помостом.

Комната была украшена не так кричаще, как главный зал, хотя там были стулья с золочеными спинками и полированный стол, изготовленный из драгоценного темного дерева, которое не росло на Рас Шакех. Картину дополняли простые гладкие стены и пол из простого камня. Солнечный свет попадал в комнату через ряды полузакрытых окон. Пробивавшиеся даже сквозь закрытые занавеси ослепительные лучи усиливали жару в и без того душном помещении.

Группы заняли места по разные стороны стола. В комнату принесли самую крупную и крепкую мебель, какую сумели отыскать, но Волки все равно, казалось, испытывали смущение и неловкость, рассаживаясь. Это выглядело почти комично. Байола догадалась, что космодесантники предпочли бы стоять, но настаивать на этом не решились.

В каком-то смысле они по-своему старались идти навстречу. Это вселяло определенную надежду.

— Итак, ситуация следующая, — начала де Шателен, сложив руки на столе. — Льстецы покинули свои позиции на этой планете шесть месяцев назад. К тому времени прикрытие, которое они нам обеспечивали, было полностью номинальным. Бывало, что проходили месяцы без сколько-нибудь значимого ударного отряда в пределах досягаемости. И я, и магистр ордена были недовольны ситуацией, но легкого решения не существовало. В субсекторе Рас около тридцати девяти обитаемых миров с совокупным населением порядка девяноста миллиардов душ. Поэтому он считается заслуживающим не просто беглого внимания. Однако у Льстецов много различных задач, и, как мне кажется, они не очень любят гарнизонную службу. Возможно, другие ордены разделяют их чувства в этом вопросе.

Гуннлаугур внимательно слушал. Байола наблюдала за тем, как он впитывает информацию. Она знала, что космодесантники обладают эйдетической памятью. В то же время до нее доходило много разных рассказов о космодесантниках, и далеко не все из них могли претендовать на истинность.

— Вы должны быть в курсе планов по использованию данного субсектора как точки сосредоточения войск перед началом нового Крестового похода в утраченный космос, — продолжила канонисса. — Когда я в первый раз услышала об этой идее, то поняла, что процесс организации подобного мероприятия займет не одно десятилетие. Тем не менее благодаря этой идее нашу систему, так сказать, нанесли на звездные карты, что помогло мне в организации более серьезной защиты. В архивах были найдены древние договоры между субсектором Рас и Фенрисом. Мои схолиасты сообщили, что соглашения утратили силу. Я сказала, что попробовать все равно стоит.

Неожиданно Гуннлаугур улыбнулся. Проявление эмоций на его лице выглядело любопытно. Челюсть Волчьего Гвардейца была удлиненной, с чрезмерно развитыми зубами. Особенно выделялись клыки. Его улыбка оказалась больше похожа на собачий оскал: губы оттягивались назад, а клыки, наоборот, подавались вперед.

Даже выражение веселья в исполнении Волков больше походило на вызов.

— Мои приготовления оказались не напрасными, — произнесла де Шателен. — Мы не защищены здесь от пагубного влияния ереси и мятежа. Проблема усиливалась, и мои сестры не знали отдыха в последние несколько лет. Мы уничтожали одно гнездо, но тут же появлялось следующее. Эти еретики поклоняются болезням. Я видела, как люди сами заражают себя смертельными заболеваниями и упиваются процессом собственного разложения. Очарование этого действа мне понять не удалось, но мы же живем в падшей галактике, правда?

При упоминании чумных культов Волки начали тихо переговариваться между собой.

— Еретики, — резюмировал Гуннлаугур. — Это они развязали войну.

— Нет, не они. Они доставляли нам проблемы, но мы не позволяли им процветать в течение долгого времени. Не надо думать, что у моих Сестер не хватит духу использовать огнеметы, Волчий Гвардеец.

На лице Гуннлаугура снова появилась улыбка. Несмотря ни на что, казалось, что они с канониссой находят общество друг друга приемлемым.

— Враг появился из-за пределов субсектора, — пояснила де Шателен. — Культы только готовили для них плацдарм. Корабли, должно быть, вошли в систему до того, как мы направили вам свою просьбу о помощи, но в тот момент мы и понятия не имели об их присутствии. Флот был значительным, а наши защитные системы настолько несовершенны и неукомплектованы, что у нас не оставалось и шанса. Мы быстро лишились всей орбитальной обороны. Нам удалось подготовить города к бомбардировке. Мы сочли, что они пришли ради разрушения, но ошиблись. Враг высадил войска, их количество нам неизвестно, и большая часть флота продолжила движение. Корабль, который вы встретили на орбите, был единственным, кто остался. Другие, должно быть, уже бесчинствуют по всему субсектору.

Байола заметила, что выражение лица канониссы стало строже, задумчивее. Она несла ответственность за ведение войны на своих плечах, и разрушение вверенного ей мира сильно тяготило женщину. Тот факт, что на каждом этапе она все делала абсолютно правильно, ничего не менял. У де Шателен были высокие стандарты, и она не делала для себя исключения.

— Все случилось так быстро, — продолжила она, разговаривая уже скорее сама с собой. — Слишком быстро. Они уже заполонили наши наиболее важные промышленные районы. Потеряны основные центры сосредоточения населения и производства. Есть небольшие очаги сопротивления, но мы каждый день получаем все новые сообщения о капитуляции. Планета погружается во тьму. Две недели назад я приказала всем оставшимся войскам отступать в эту область. У нас пока получалось удерживать город, но все здесь знают, что враг в конце концов придет за нами.

Канонисса сухо улыбнулась:

— Вот на такую планету вы приземлились. Я хотела бы показать вам образцовый храмовый мир, один из тех, с которых легионы Императора начнут свой путь к новым завоеваниям. Поверьте, мне жаль, что этого не случилось.

Гуннлаугур откинулся на спинку опасно хрустнувшего при этом стула. Он отхаркнул комок слизи из горла и сплюнул его на пол.

— Война следует за нами по пятам, — сказал он. — Если честно, нам нравится такой порядок дел. Без нее нам быстро становится скучно.

Советники де Шателен выглядели разочарованными. Байола понимала, почему. Им всем пришлось перенести немало невзгод, а рассевшийся перед ними дикарь относился к этому несерьезно.

Сестра перехватила взгляд сероглазого воина, который сидел дальше всех остальных членов стаи. Байола заметила, что он смотрит прямо на нее. Она быстро отвела взгляд, чувствуя одновременно раздражение и замешательство.

«Он изучает меня так же, как я изучаю его. Может быть, и я кажусь ему чужой среди своих, каким он кажется мне?»

— Если вы жаждете войны, то на Рас Шакех сможете насладиться ею вдосталь, — продолжила де Шателен. Ее лицо снова посуровело. Канонисса не терпела легкомысленного отношения к чему-либо. Когда так относились к ужасам, обрушившимся на мир под ее защитой, это граничило с тяжким оскорблением. — Однако я, возможно, не смогла точно поведать о масштабах того, с чем мы столкнулись.

Канонисса повернулась к Каллии.

— Покажите запись с Жедая, — попросила она. — Она сможет наглядно все продемонстрировать.

Каллия кивнула, поднялась со стула и подошла к установленному на стене проектору. Пока она настраивала оборудование, окна полностью закрылись ставнями. На дальней беленой стене комнаты появилось пикт-изображение.

— Мы получили этот материал шесть недель назад, — пояснила де Шателен. — Запись сделана защитником завода по переработке руды в поселении Жедай в пятистах километрах к югу отсюда. Я не знаю, почему он сделал ее и каким образом она уцелела. Возможно, он решил сохранить информацию о том, что случилось, или, может быть, враги желали, чтобы мы знали, на что они способны. Сначала я хотела уничтожить запись, но потом передумала. Зрелище не из приятных, но, я уверена, вам не привыкать.

Как только женщина закончила говорить, началось воспроизведение. Изображение тряслось и размывалось при движении, как будто съемка велась с установленного на шлеме пиктера. Картинка была темной и зернистой, что указывало на использование приборов ночного видения.

До этого момента Байола не видела запись. У нее была такая возможность, когда видео только появилось в их распоряжении, но Сестра Битвы не воспользовалась ею, догадываясь, что увидит на экране. Теперь она ерзала на стуле, глядя на происходящее с тяжелым сердцем. Ей не очень хотелось продолжать просмотр.

Через несколько секунд добавилась звуковая дорожка. Послышалось человеческое дыхание, тяжелое и полное страха. Изображение металось из стороны в сторону, когда человек поворачивал голову. Камера выхватывала картины ночного промышленного комплекса: путаница труб, ряды генераторных катушек, громадные башни градирен. Темное небо было затянуто плотным, жирным дымом, какой испускает горящий прометий.

Человек с нашлемным пиктером бежал, из-за чего картинка дрожала и дергалась. Рядом с ним двигались другие люди в форме гвардии Рас Шакех. У всех в руках были зажаты лазганы.

— Император святый, — бормотал солдат, втискивая слова литании между судорожными вдохами. — Император святый. Император святый.

Было неясно, куда бегут эти люди. На заднем плане слышались звуки взрывов. На записи они казались нечеткими и приглушенными, но для запечатленных на ней солдат, безусловно, были оглушающими. Добавились новые крики, полные недоверия и страха.

— Император святый. Император святый.

Гвардейцы начали стрелять. Яркие лучи лазерного огня перегрузили оптику камеры, и картинка покрылась сетью помех. Когда изображение восстановилось, солдаты снова бежали, на этот раз куда быстрее. Что-то мелькнуло на экране на какую-то долю мгновения: оплывшее лицо где-то далеко в темноте, мертвецки-бледное, ухмыляющееся, приближающееся к гвардейцам.

— Император святый. Император святый.

И без того тяжелое дыхание солдата стало более торопливым и сбивчивым. Полыхнули новые вспышки лазганов.

Неожиданно камера развернулась. Из тумана показалась полуразрушенная стена с зияющими черными дырами от разорвавшихся снарядов. Непонятные фигуры двигались в тенях, дергаясь, качаясь и что-то бормоча.

— Граната! — раздался крик одного из гвардейцев, который находился за пределами видимости.

Человек с камерой бросился на пол. Динамики наполнились шипением статики из-за того, что взрыв перегрузил аудиоаппаратуру шлема. Солдат снова начал двигаться. Звук восстановился. Гвардеец хныкал от страха.

— Император… святый… Император… святый…

За спиной кто-то закричал. Это был вопль животного ужаса, пронзительный и резкий. Солдаты рванули со всех ног, разорвав строй, паля во все стороны. Под ногами то и дело попадались взрывные кратеры. Бегущие люди перекатывались или перепрыгивали через них. Один из солдат упал. Объектив камеры на какую-то секунду выхватил его лицо, побледневшее от ужаса.

— Не бросайте меня! — проскулил он.

Что-то с паучьими лапами ползло у него по ноге.

— И-имп… ператор… С-святый!

Отряд не остановился. Они пробивались через что-то похожее на разрушенный бомбардировкой мануфакторий. Громадные станки все еще работали, щелкали и вращались в темноте. Снова послышались вопли, на этот раз целый хор. Казалось, что они доносятся сразу отовсюду, из каждого рта, отражаясь от щербатых остатков стен.

Что-то свисало с потолка, вращаясь в пыльном тумане. Камера на несколько секунд повернулась в сторону, и на экране появились свертки в форме человеческих тел, подвешенные на ржавых крючьях. Какие-то дергались, словно марионетки, иные просто влажно поблескивали.

— И-и-им… Имп…

Распухшие, ухмыляющиеся чудовища появились из теней. Огонь лазганов смог свалить некоторых из них с булькающими шлепками. Но враги все прибывали. Мерцающий свет падал на опухшие лица, растянутую кожу, которая держалась на металлических штифтах. По мере приближения твари смеялись низким, горловым смехом.

— Хур-хур-хур.

Теперь пиктер трясся так сильно, что трудно было различить происходящее. Вероятно, чудовища подобрались вплотную. Все смешалось в нечеткую последовательность жутких изображений: разрезанная плоть, выдавленные глаза, вскрытые животы.

В какой-то момент картинка стала четкой. Весь экран заполнило собой демоническое лицо. Существо хохотало так сильно, что разорвало себе рот. Безумные глаза твари, желтые, как у кошки, истекали гноем. Чудовище протянуло вперед руку с похожими на иглы когтями. Где-то поблизости завыла циркулярная пила.

— Им-! Имп-! Свя-! Ааа! Нннгх!

Яростная литания гвардейца превратилась в резкий, нарастающий крик. На линзу пиктера брызнула кровь, окрасив изображение. Камера яростно тряслась, повторяя движения, которые в агонии совершал ее хозяин.

А затем она отключилась. На экране появилась мельтешащая пелена белого шума.

Через несколько секунд изображение восстановилось. Оно раскачивалось из стороны в сторону, словно какой-то медлительный маятник. Из-за крови на объективе все было мутным и трудно различимым. Съемка велась с более высокой точки, как будто пиктер был подвешен высоко над землей. На экране был виден мануфакторий, кишащий движением. Сотни вражеских солдат сновали между станками, словно тараканы. Они перелезали друг через друга, кричали и подпрыгивали. Огромные искаженные существа двигались среди них с раздутыми животами и светящейся мертвенным светом плотью.

Что-то еще приблизилось к объективу. В линзу уставился единственный глаз, расположенный в центре ржавого шлема с выпирающими из челюсти бивнями. Из тумана появились массивные наплечники, покрытые глянцевыми петлями внутренностей. Можно было различить лезвия двух тесаков, блестящие от постоянно стекающей по ним жидкости.

На какой-то момент бронированный титан замер, просто глядя в объектив. Затем протянул руку. Последнее, что было на записи, — это заляпанная кровью латная перчатка, хватающая линзу.

Дальше только белый шум.

Каллия выключила запись. Ставни на окнах поднялись вверх, и комнату снова залило солнечным светом.

Байола взглянула на свои ладони. Они были влажными от пота.

— Вот с этим сражаются наши войска, Волчий Гвардеец, — произнесла де Шателен. — Их можно назвать героями только потому, что они поднялись и стали сражаться. Вы согласны?

Гуннлаугур бросил на нее пристальный взгляд. Казалось, что увиденное его все же немного тронуло. По мнению Байолы, это делало ему честь.

— Да, согласен, — ответил он.

Все в комнате были подавлены. Один из советников де Шателен, ученый по имени Арвиан Ному, крепко ухватился за край стола, чтобы не упасть.

— Тварь, которая появилась в конце, — произнес Гуннлаугур. — Вы знаете, что это такое?

— Знаю, — ответила канонисса.

— Сколько их высадилось?

— Это наше единственное подтвержденное свидетельство.

Гуннлаугур фыркнул. Его ноздри раздувались, казалось, что он задумался о чем-то.

Ваши солдаты не смогут его убить, — сказал он.

Де Шателен кивнула:

— Я знаю. Надеюсь, что ваши справятся.

На этот раз, к удивлению Байолы, Волчий Гвардеец не улыбнулся. До настоящего момента его небрежная самоуверенность казалась неисчерпаемой.

— Мы можем убить все что угодно, — ответил он. — Для этого мы и нужны.

Гуннлаугур повернулся к одному из своих бойцов, убийце с изящным лицом, за плечами которого висел длинный меч. Десантники обменялись многозначительными взглядами.

— Все зависит от того, сколько их, — подвел он мрачный итог.


Глава восьмая | Кровь Асахейма | Глава десятая



Loading...