home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава двенадцатая

Алья Йемуэ проснулась. Глаза открылись неохотно, зрение затуманивал затекший в них пот. Поднять веки было сложно. Она не прочь была бы поспать еще. Сон — это все, чего ей хотелось в последнее время. Боль стихала во сне, хотя при этом ей снилась всякая жуть.

Но она не могла уснуть. Не сейчас. Зуд подстегивал ее. Из-за него конечности были непокорными, а разум находился в смятении. Нужно было идти. Она должна была что-то сделать.

Алья откинула тяжелое от пота вонючее одеяло. Матрас, на котором она лежала, оказался влажным и горячим. В комнате было полно мух.

Это нехорошо. Она не любила мух. Откуда они взялись? Необходимо вычистить здесь все. Она хорошо убирала, тщательнее всех в жилом модуле.

В какой-то момент у нее завелись мухи и так и отказались улетать из квартиры. Она не помнила, как давно это случилось. Вспоминать было тяжело. Почему вспомнить что-то было так сложно?

Она сбросила ноги с кровати и заковыляла вперед. Хотелось пить. Горло было сухим и саднило. Глотать было больно.

Алья посмотрела в окно и вздрогнула от испуга. Жаркие солнечные лучи пылали в щелях между ставнями. Похоже, было далеко за полдень. Она не должна была спать весь день. У нее есть работа. Нельзя лениться.

«Есть работа. Есть работа».

Казалось, что ее мысли зациклились. Когда она пыталась подумать о чем-то другом, старые мысли все равно продолжали крутиться в голове.

«Вставай. Вставай. Вставай. Есть работа».

Алья ввалилась в ванную. Ноги болели и казались опухшими. Похоже, у нее не получится втиснуть их в обувь. Придется идти наружу босиком. Это будет очень неудобно. Хелод увидит ее такой. Она будет болтать. Мерзкая Хелод. Почему ноги так отекли? Должно быть, случилась какая-то беда.

Она добралась до раковины и уставилась в разбитое зеркало над ней. Алья не помнила, когда оно разбилось. Похоже, что кто-то специально запустил чем-то в него.

Алья посмотрела на свое отражение.

«Трон святый! Я выгляжу…»

«Вставай. Вставай. Есть работа».

Она отвела взгляд. Ей не нравилось видеть все эти штуки на своем лице. Алья провела руками по животу, чувствуя, как колышется и пучится плоть.

Она растолстела. Действительно сильно растолстела.

Ей было плохо. Нужно было попить. Нужно поесть.

Алья, шатаясь, вышла в другую комнату. Там не было еды. Просто ее жилая комната, обшарпанная, вонючая и полная гудящих мух. На полу виднелись какие-то пятна. В одном из углов высыхала лужа комковатой рвоты. В остальных все было еще хуже.

«Я должна вычистить это. Очень скоро. Нужно просто найти время».

Она продолжала идти, а ее телеса грузно покачивались под сорочкой, заставляя вздрагивать каждый раз, когда ткань касалась воспаленных язв. Ноги ступали по лужам клейкой жижи.

«Нет времени. Нет времени. Нет времени».

Алья провела руками по бедрам и почувствовала изгибы отекшей плоти, выпиравшие из-под ткани. Такие разбухшие, неудобные, как будто что-то пыталось вырваться наружу. Сколько времени она была такой? Вспомнить не получалось.

Зато она вспомнила человека, который ей помогал. Он был милым. Как там его звали?

«Это неважно. Есть работа».

Она была благодарна за его доброту. Человек хорошо к ней отнесся и предложил мазь, которая подлечила самые болезненные высыпания, а еще он делал чай со специями, от которого в голове прояснялось, и терпеливо перевязывал язвы на ногах, руках и шее. Он был рядом с тех пор, как она заболела. И никогда ее не покидал. Такой внимательный. Такой добрый, хотя пах он странно.

Может, это из-за чая у нее так опух живот.

Алья открыла дверь и заковыляла вниз по ступеням. За пределами ее квартиры воздух был чище. В общем коридоре не было всей этой мерзости, что скопилась у нее на полу. Какой позор! Все ее опередили. Хелод уже должна пускать слухи, зажимая нос и бросая злобные взгляды на ее дверь.

«Это неважно. Есть работа. Есть работа».

Она добралась до двери на улицу и толкнула ее. В проем хлынул солнечный свет и ослепил Алыо, из-за него в висках начало что-то пульсировать. Она почувствовала головокружение и облокотилась па косяк двери. Было слышно, как вокруг разговаривают и толпятся люди.

Эти люди были на улице. Она вышла на улицу в ночной сорочке. Зачем она это сделала? Это же неприлично.

«Это неважно. Это неважно».

Она продолжала идти. Солнце било по глазам, поэтому их пришлось закрыть ладонью. Идти было тяжело. Камни на улице врезались в кожу. Алья почувствовала, как вскрылись язвы на подошвах ног, из них полилась копившаяся там жидкость. Она ощущала, как колышется ее брюхо. Трон, она действительно стала жирной. Отвратительно.

Она услышала, как людей вокруг нее едва не выворачивает наизнанку, и сделала маленькую щелочку между пальцами, чтобы посмотреть, что там творится. Все разбегались от нее, или показывали пальцами, или смеялись. На их лицах было написано отвращение.

Из-за этого она почти решила остановиться. Почему они смеются? Откуда взялось отвращение на лицах? Может, ей нужно вернуться и помыться? Что она вообще делает в ночной сорочке посреди улицы?

«Это неважно. Есть работа. Есть важная работа. Они не имеют значения. Они не имеют значения».

Она продолжала идти. Ей не нравилось, когда мысли зацикливались. Когда она шла вперед, становилось немного лучше.

Потом Алья услышала крики. Сначала женский вопль, а потом мужской голос, выкрикивавший какую-то фразу снова и снова. Ей это не нравилось. Это расстраивало. Она побежала, хотя это было нелегко, с изрезанными ступнями и болтающимся пузом.

«Сделай сейчас. Сделай сейчас. Сделай сейчас».

Сделать что? Почему ее мысли опять стали повторяться?

Она набрала скорость, врезаясь в стены и отлетая от них. Алья споткнулась о крышку канализационного люка и чуть не полетела лицом в дорожную пыль. Из-за света почти ничего не было видно. Она не понимала, где находится. У собора? Она надеялась, что да. Ей нравился собор. Жрецы благословляли ее уже три раза, может, даже больше. Так трудно вспомнить.

— Стой, где стоишь!

Голос был, кажется, женским, только страшным. Ужасно громким. Алья обернулась и раздвинула пальцы.

Она увидела, что на нее бежит чудовище. Гигантский монстр, закованный в черную броню и облаченный в пламя.

В руках у монстра было огромное железное оружие, которое дымило и плевалось из жерла. Она увидела, как люди разбегаются в стороны от монстра, от нее, бегут по улице, крича и спотыкаясь.

«Сделай сейчас. Сделай сейчас».

Сделать что? Она очень испугалась. Монстр почти догнал ее. Она отняла руки от лица, пытаясь понять, где очутилась. Она увидела священную бронзовую аквилу, прибитую над притолокой двери. Услышала гул оборудования за скалобетонными стенами. Заметила узкие закрытые окна.

Тогда-то она и поняла, где находится. Она была рядом с силовым блоком подстанции, которая питала район. Она всего на несколько сотен шагов отошла от родного блока.

«Сделай сейчас. Сделай сейчас».

Чудовище остановилось перед ней. Их разделяло всего метров пять. Алья разглядела жуткую маску на его лице, развевающийся плащ, расколотое сердце на нагруднике. Оно направило свое оружие на нее.

Внезапно Алья поняла, что должно случиться. После стольких дней болезни, помутнения и глухоты она наконец точно знала, что случится дальше. Она попыталась сглотнуть, но было уже слишком поздно.

«Молодец».


Сестра Гонората отлетела, когда тварь взорвалась. Омерзительное тело толстой женщины со следами болезни и неестественными опухолями разлетелось на куски с ужасающей силой и скоростью. Языки желчного пламени поднялись выше окружавших ее стен, разнося кирпичную кладку, разрывая металл и разбрасывая каменную крошку во все стороны. Несколько секунд на улице бушевала буря из обломков и кусков скалобетона.

Через некоторое время хаос успокоился. Из эпицентра взрыва поднимался дым, исходящий от тлеющих куч мусора. Посреди учиненного разрушения кипели и пузырились лужицы крови. Силовой блок уцелел, но только чудом. По всей длине пролегла широкая трещина, выставляя напоказ металлический защитный экран.

Гонората поднялась с земли, чувствуя во рту привкус крови. Зрение постепенно прояснилось. Она взялась за огнемет израненными руками и осторожно подошла к краю воронки.

— Внимание, — передала она по вокс-связи, водя из стороны в сторону соплом своего огнемета. С обеих сторон улицы испуганные горожане уже вылезали из всевозможных укрытий, которые им посчастливилось найти. — Еще одна ходячая бомба. Силовой блок района Режез, на пересечении проспекта Йемн и юго-западного прохода к собору.

— Принято, — пришел ответ из Галикона. В голосе оператора связи не было никаких эмоций. Казалось, что человек на том конце линии очень устал. — Отчет о повреждениях? Бомба нейтрализована?

— Ответ отрицательный. — Гонората шла через руины, внимательно прислушиваясь и приглядываясь. Оборудование вроде бы уцелело. Возможно, шум генераторов стал более напряженным, но она не была экспертом в этой области. — Цель успела сдетонировать. Повреждения минимальны, но здесь нужна бригада техников. Если эта штука взорвется, у нас будут проблемы.

— Принято. Команда поддержки в пути. Сестра, оставайтесь на позиции.

В дальнем конце улицы началось какое-то волнение. Гонората посмотрела в ту сторону. Гражданские снова начали двигаться. Раздались крики.

Сестра Битвы сощурилась и, моргнув, активировала увеличение изображения на дисплее шлема. На улице образовалась толпа, люди выбегали наружу из дверей жилого блока. Один из гражданских двигался странно, неустойчиво ковыляя на кривых ногах. Из распахнутого рта свисал, болтаясь, посеревший язык.

— Отрицательно, — отрывисто ответила она, зажигая горелку огнемета. — У меня еще один. Просто отправляйте сюда бригаду.

Она побежала, крича толпе, чтобы они убирались с дороги, тщательно направляя огнемет и выбирая момент для того, чтобы открыть огонь.

В прошлый раз она ошиблась. Она слишком беспокоилась о сопутствующих повреждениях и не стала жечь, когда нужно было это сделать. Теперь время для подобных нежностей прошло — ситуация выходила из-под контроля.

Носители чумы появлялись повсюду, вылезали из своих вонючих дыр, как будто организованные в безмолвные, скоординированные команды.

Теперь сестра Гонората бежала быстрее, чувствуя тяжесть огнемета в латных перчатках. Ее зубы были плотно сжаты, а палец свободно лежал на гашетке.

На сей раз все будет иначе. Этот не успеет сглотнуть.


Ингвар услышал далекие взрывы раньше Байолы. Он сразу напрягся, вычисляя направление. Сразу после этого прозвучал еще один взрыв, ближе к собору, который смогла услышать и Сестра Битвы.

— Что за… — успела произнести она, в то время как Ингвар уже двигался.

— Началось, — мрачно сказал он, направляясь к двери.

Байола последовала за ним. У нее не было ни брони, ни оружия.

— Уже? — спросила она. В голосе проскочили предательские нотки беспокойства. — По последним отчетам, они были в днях пути отсюда.

Ингвар задержался перед дверью и сухо улыбнулся.

— Ты раньше сражалась с проклятыми чумой, сестра? — спросил он.

Байола покачала головой.

— Они воюют не только тесаками, — сказал Ингвар. — Зараза распространяется. Они посеют здесь семя болезни в надежде, что оно укоренится. Они наполнят воздух токсинами и отравят воду. Завербуют слабых умом в свои ряды, нашептывая им из темноты. Они превратят это место в рассадник предательства и болезни задолго до того, как их армии покажутся на горизонте. — Он протянул руку к своему шлему. — Я уже видел такое раньше. Битва начинается сейчас.

Он надел шлем и зафиксировал крепления. На ретинальном дисплее появились маркеры расстояния и руны, обозначающие передвижение членов стаи. Его братья уже начали охоту.

Странно. Гуннлаугур его не вызывал.

— Тогда мне понадобятся мои доспехи, — произнесла Байола.

Черты ее лица стали более жесткими. Исчезла неуверенность движений, на смену пришла твердая решимость.

— Да, понадобятся, — ответил Ингвар, поворачиваясь к ней спиной и выходя из комнаты. Ступени винтовой лестницы уходили вниз, исчезая во тьме. — Тебе нужно закрыть собор. И разогнать те толпы.

Байола последовала за ним.

— Если ты подождешь, мы сможем сражаться вместе, — предложила она.

Ингвар остановился и повернулся к ней. Байола неожиданно смутилась.

— Ну, то есть мы… — Она замолкла. — Мне нужно время, чтобы надеть броню.

Космодесантник посмотрел на нее сверху вниз. В своем боевом облачении он возвышался над ней. Она была маленькой, тонкой женщиной и казалась невероятно хрупкой в своих церемониальных одеждах.

В этот момент он почувствовал странный импульс, первые позывы чего-то похожего на… желание защищать. Он понял, что, если ей причинят вред, он будет сожалеть.

Это были необычные мысли. Возможно, недостойные.

— Бой уже идет, — сказал он, разворачиваясь. — Я не могу ждать. Если мне позволят, я вернусь.

Из нефа собора уже доносились звуки тревоги и шум, издаваемый бегущими испуганными людьми.

Байола поспешила за десантником.

— Ты мог бы помочь нам здесь, Космический Волк.

Ингвар вздрогнул. Он был Фенрика, Небесный Воин, сын Русса. Космическими Волками их называли иномиряне, введенные в заблуждение тотемами, клыкастыми челюстями и звериными глазами.

— Если бы Хьортур был жив и услышал, как ты нас называешь, — сказал Волк, — он вырубил бы тебя на месте и не посмотрел, что ты простая смертная.

— Кто?

Ну конечно. Он же не упоминал это имя.

— Хьортур Кровавый Клык. Тот, кто вел нас когда-то. Я про него тебе рассказывал.

Байола остановилась как вкопанная. Ингвар оглянулся через плечо и заметил удивление, отразившееся на ее лице. На какую-то секунду эбеновая кожа буквально посерела.

— Знакомое имя? — спросил он.

Байола покачала головой. В этот момент прогремел еще один взрыв. Казалось, что он произошел у самых стен собора. Каменная кладка вокруг них вздрогнула, с потолка посыпались струйки пыли.

— Ты прав, — сказала она, протискиваясь вперед и устремляясь вниз по лестнице, к дверям. — Началось. Мы и так слишком долго разговаривали.

Ингвар двинулся следом. Он не был дураком: она явно узнала имя. В этом не было ничего невозможного, Ярнхамар воевал в сотнях миров и рядом с десятками союзников. Но вероятность такого была крайне мала.

Тем временем Байола добралась до дверей и распахнула их. Она уже собиралась выйти в основную часть собора, но в последний момент оглянулась и посмотрела Ингвару в лицо.

— Ты прибыл вовремя, — сказала она. В голосе появились странные саркастические нотки. — Прямо перед тем, как началась драка. Странно, да?

Ингвар вытащил Даусвьер из ножен. Он слышал, как нарастает беспокойство за пределами собора.

— Мой вюрд привел меня сюда, — ответил он. — Так же как твой — тебя.

Байола сухо усмехнулась.

— Может, ты и прав. — Она смотрела прямо на него. На лице была написана странная смесь вызова и веселья. — Мне действительно не хватает веры.

Ингвар почувствовал запах гари, который едва смогли приглушить дыхательные фильтры шлема. Толпы людей, в суетном беспорядке метавшихся по улицам, издавали истошные вопли. Он почувствовал, как учащается пульс, заранее готовя его к предстоящим нагрузкам.

Поведение сестры-палатины стало странным. Сейчас не было времени, но нужно будет обязательно поговорить с ней еще раз.

— Когда я уйду, запри здесь все, — сказал он, — и начинай готовиться к осаде. Убивайте всех, на ком есть признаки заражения. И разгони эти проклятые толпы.

Он протиснулся с лестницы в неф. Дисплей шлема уже помечал цели для стрельбы.

— А ты вернешься? — крикнула ему вслед Байола.

— Можешь на это рассчитывать! — прорычал он, включая расщепляющее поле Даусвьера и пускаясь бегом.


Вальтир остановился на несколько мгновений, вонзил острие Хьольдбитра в мягкую землю и облокотился на меч. Солнце начало скрываться за крышами зданий Хьек Алейя, обозначив конец длинного и жаркого дня.

Несмотря на пот и грязь, покрывавшие обнаженные участки кожи, он не чувствовал себя усталым, даже самую малость. По мере того как жара спадала, улицы становились все более удобным местом для охоты. Это была начальная стадия заражения — всплески угрозы были спорадическими и изолированными друг от друга. Его жертвам пока не удавалось сбиться в сколько-нибудь внушительную группу.

Однако процесс только начался. Какие-то районы нижнего города уже пылали, в ясное небо поднимались столбы грязного дыма. В округе было скрыто еще множество чумных гнезд, укромных уголков, лелеющих мор и скверну. Вальтир и все остальные защитники знали, что эти гнезда готовы взорваться, разнося по воздуху вызревавшее в них зараженное содержимое.

Перед ним протянулась линия полуразрушенных складов с металлическими каркасами. Все они были на разных стадиях износа, громадные и неуклюжие, выделяющиеся на фоне темнеющего неба. Проходы между ними утопали в тенях и бурой пыли. Стены покрывал грубый осадок из летучего песка, оставшегося в щелях металлоконструкций. Вальтир уже нашел одно гнездо разносчиков чумы в этом районе и был уверен, что здесь есть еще. В таких полузабытых и редко патрулируемых местах создавались идеальные условия для инкубации протомутантов.

Он немного наклонил голову, замедлил дыхание, подождал, пока стихнет от отсутствия активности гул доспехов, и прислушался.

Он не сразу обнаружил то, что искал. Шум был едва различим, он шел из-под земли и был приглушен стенами, висящей в воздухе пылью и расстоянием.

Но слух Вальтира был острым, как и у любого из его братьев. Он улыбнулся, поднимая Хьольдбитр в боевую позицию и наблюдая, как свет блестит на клинке при движении. Затем он начал тихо идти.

Космодесантник проскользнул в узкий проход между двумя складами, и тени сомкнулись вокруг него, как вода. Через двадцать шагов в стене слева была пробита дыра. Он разглядел пластину гофрированного металла, оторванную от креплений и болтающуюся, словно клочок кожи над раной, дрожащую в остывающем воздухе. Чем ближе он подходил, тем громче становился шум: различались хриплое дыхание, неровное и влажное, и мягкое шуршание ткани по липкой коже. Работала не одна пара легких. Тела прижались друг к другу, плотно сгрудившись у дальнего конца поврежденной стены.

Вальтир остановился и принюхался, раздувая ноздри. Сладковатый привкус разложения распознавался сразу. Ни один из зараженных естественной болезнью так не пах, даже если у него была гангрена. Те, кто заболевал этой неестественной чумой, начинали любить ее сладкий запах. Они не желали исцеляться. Им нравилось гладить свои язвы и гнойники, нежно сжимать их и ощущать липкие желчные выделения между пальцами. После этой стадии больные начинали бояться только смерти. Она означала для них конец блаженной боли и так любимого ими страдания. Даже ослабев от чумы, они будут драться за свою жизнь, чтобы хотя бы немного растянуть зловонную агонию и насладиться ей еще несколько секунд.

Вальтир прокрался через пролом в стене, двигаясь незаметно, оценивая численность противника. Около десятка, и все поблизости. Не подозревают о его присутствии.

Легкая добыча.

Одним усиленным доспехами движением он бросился вперед, прорываясь сквозь рваную дыру в стене внутрь похожего на пещеру помещения. Звон падающих и отскакивающих от брони обломков металла наполнил все вокруг эхом. Вальтир резко развернулся и заметил скопление разбухших от чумы тел у ближайшей стены. Они были завернуты в грязные тряпки и жались друг к другу, словно выводок крыс. Стоило им заметить космодесантника, как комок тел распался, и чумные твари начали разбегаться и расползаться в стороны на четвереньках.

Но их враг был намного быстрее. Первая из зараженных умерла, не успев издать ни звука, — Хьольдбитр разрубил ее от головы до пояса одним молниеносным ударом, грудная клетка разлетелась осколками костей.

Еще один попытался проскочить по полу у самых ног, задыхаясь, как собака, обезумевшая от страха. Вальтир развернулся и сделал выпад. Отечная голова мутанта покатилась в пыль, аккуратно отсеченная от разбухшего тела.

Вальтир не прерывал движения, нанося удары один за другим со скоростью мысли, плавно двигаясь, в то время как все больше зараженных пытались найти укрытие. Каждый удар был идеально направлен и сбалансирован. Разрубались шеи, рассекались мускулы. Убийства были эффективным результатом смертоносных приемов. Единственными звуками здесь были сдавленные крики его жертв, раздававшиеся во тьме, полные ужаса и удивления.

— Девятнадцать, — выдохнул он, увеличивая счет сегодняшних убийств. — Двадцать. Кровь Русса, их тут больше, чем я думал.

Пол стал липким от крови. Космодесантник убивал с невероятной скоростью, свалив большую часть противников до того, как они смогли отбежать от него больше, чем на пару шагов. Лишь несколько смогли выжить после его первого нападения и унеслись во тьму, визжа, словно испуганные свиньи.

Он последовал за зараженными, размашисто шагая по растрескавшемуся скалобетонному полу, низко держа клинок. Им негде было прятаться. Их шаркающие нетвердые шаги отдавались эхом и выдавали их положение. Вальтир нагнал первого беглеца, мужчину со слезящимися белыми глазами и светящейся сыпью на жирной шее. Хьольдбитр мелькнул, и зараженный повалился на землю. Раздутое брюхо было вскрыто одним широким ударом.

Вальтир шел по помещениям склада, словно дух возмездия. Он знал, что противник почти не видел его в темноте и мог различить только движущиеся светящиеся линзы шлема и блеск клинка при взмахе.

Ему это нравилось. Ему была по душе мысль, что враги дрожат от ужаса еще до того, как он подходит на расстояние удара.

За несколько следующих секунд погибли еще три твари, их вопли оборвались, сменившись удивленным булькающим кашлем от пошедшей горлом крови. После этого только одна пара ног продолжала бежать к дальней стене. Вальтир ринулся на звук шагов, зафиксировав взгляд на одиноком ковыляющем впереди мутанте.

Он вышел на нужную дистанцию. Зараженный задыхался от страха, когда космодесантник занес клинок для удара. Вальтир чувствовал скверну в этом человеке, его страх и желание сбежать.

Он яростно и быстро опустил Хьольдбитр, наблюдая, как мономолекулярное лезвие несется к хребту жертвы…

…и промахнулся.

Невероятно, но покалеченный болезнью человек умудрился отскочить в последний момент и уйти из-под клинка. Лезвие рассекло его одежды и отрезало полосу ткани, но не попало по телу.

Вальтир почти сбился с шага. Это было непростительно. Постыдно.

— Я хотел убить тебя быстро, человечек! — взревел он, бросаясь за убегающим силуэтом. — Но теперь ты будешь страдать!

Мужчина двигался с невероятной скоростью для настолько истощенного тела. Это были кожа да кости под болтавшимися лохмотьями. Он добрался до дальней стены и начал заполошно искать выход. Ему повезло наткнуться на ржавую металлическую дверь, висевшую на петлях. Зараженный врезался в нее, и замок сломался. Не теряя времени, тварь протиснулась в щель и оказалась на улице.

Вальтир выругался и припустил следом. Оказавшись снаружи, Волк оглянулся, ожидая увидеть, как мутант удирает по одной из узких улочек. Вместо этого он обнаружил его скорчившееся в пыли тело у своих ног. Лохмотья потемнели от крови и грязи. Над трупом возвышался громадный воин в жемчужно-сером доспехе, державший могучий боевой молот одной рукой.

— Это было беспечно, брат, — с укором произнес Гуннлаугур, стряхивая капли крови с оголовка молота.

Вальтир ощетинился. Энергия все еще кипела в его жилах.

— Ему повезло.

Гуннлаугур жестом указал на склад:

— Там чисто?

Вальтир кивнул.

— Хорошо, — сказал Волчий Гвардеец. Его голос звучал удовлетворенно. — Я вызову огнеметный расчет.

Он поставил ботинок на покрытый язвами череп трупа и опустил ногу. Кость подалась с влажным треском, и кровь вперемешку с белыми комьями разлетелась по пыльной земле.

— Пойдем со мной, свердхьера, — позвал Гуннлаугур, уходя с улицы.

Вальтир последовал за ним. Двое космодесантников шли по лабиринту пыльных улочек в обход складов. Впереди в лучах заходящего солнца блестели золотом очертания верхнего города.

— Они везде, — мрачно сказал Гуннлаугур. На его доспехах остались следы недавних стычек: потеки высохшего на ветру гноя и слизи на перчатках и нагруднике. — А ночью будет еще хуже.

— Сестры справятся, — произнес Вальтир.

— Не сомневаюсь.

Гуннлаугур остановился и опустил голову.

— Ты разговаривал с Гирфальконом после того, как мы высадились? — спросил он.

— Немного, — пожал плечами Вальтир.

— Что ты о нем думаешь?

Вальтир ответил не сразу. После тренировочной дуэли на борту «Ундрайдера» он не особо задумывался об Ингваре.

— Дерется как раньше, — наконец сказал он.

— Правда? — удивился Гуннлаугур. — Я видел другое.

Вальтир вздохнул.

— Что ты хочешь от меня услышать? Если он и изменился, то не больше, чем мы все.

Гуннлаугур не двигался с места. Было невозможно понять, какое выражение застыло на его лице за окровавленным забралом.

— Я не стал бы обвинять тебя, если бы ты высказался против него. Ты был единственным рунным клинком в Ярнхамаре. Теперь вас двое. Я хочу, чтобы ты знал: ты останешься моим мечником, моей правой рукой, несущей возмездие. Это не поменяется.

Вальтир не знал, что об этом думать. Он не просил ничего подтверждать. Сам факт того, что Гуннлаугур говорил подобное, заставил его задуматься.

— Рад слышать, — сказал он.

Гуннлаугур пошел вперед.

— Нам нужно выбраться из этого города, — пробормотал Волчий Гвардеец. — Охота за этими отбросами утомляет.

— Только скажи, веранги, — произнес Вальтир, двигаясь следом, — и мы все пойдем за тобой.

— Нет, — неожиданно жестко отрезал Гуннлаугур. — Не все. Я не хочу, чтобы Ингвар шел с нами. Я не желаю, чтобы он сомневался в приказах и чтобы он нас тормозил. Скитья, я просто не хочу видеть его там.

Вальтиру не понравилось услышанное. Это не был путь стаи. Конечно, Ингвар вел себя странно после возвращения, но он вернулся всего несколько недель назад. Ему нужно было время, чтобы приспособиться и вернуться к старым привычкам.

— Уверен? — спросил он.

Волчий Гвардеец зарычал.

— Это мое решение, — прозвучал резкий ответ. — Ты, я, Ольгейр, Бальдр и щенок пойдем в этот набег. Ингвар останется здесь с Ёрундуром и укрепит решимость Сестер Битвы. Русс знает, здесь для них будет вдосталь работы.

— Он этому не обрадуется, — покачал головой Вальтир.

— Он и не должен. — Гуннлаугур угрожающе размахивал молотом во время ходьбы. Боек раскачивался в сумерках, словно маятник. — Но мне нужна твоя поддержка. Ты за меня?

Это Вальтиру тоже не понравилось. За пятьдесят семь лет Гуннлаугур ни разу не просил его о поддержке. Он просто брал и делал — таков был порядок вещей. Теперь, похоже, все внезапно изменилось. Как будто вся уверенность Гуннлаугура, его знаменитая гордость и оправданная безрассудность в бою таяли на глазах.

На какой-то миг Вальтиру хотелось возразить, оспорить решение, принятое в отношении Ингвара, выступить в защиту разрушенного братства.

Но он не стал этого делать. Он присмотрелся к Гуннлаугуру, заметил подавленность и разочарование в осанке воина, слишком сильно сжатые на рукояти молота пальцы, почти незаметное напряжение в крупных шагах — и передумал.

Возможно, это было к лучшему. Охота — чистая, не замутненная враждой, — могла бы разогнать навалившуюся на душу тяжесть.

— Я всегда поддержу тебя, — сказал Вальтир, запинаясь, пытаясь вложить в голос больше уверенности, чем чувствовал на самом деле.

— Хорошо, — отрывисто произнес Гуннлаугур, так, как будто услышал то, что хотел. — Тогда займемся делом. Встречаемся у Врат Игхала.

— А потом?

Низкий, клокочущий рык вырвался из груди Гуннлаугура.

— А потом мы вырвемся из этой дыры, — ответил он, — и обрушим Хель на головы наших врагов.


Глава одиннадцатая | Кровь Асахейма | Глава тринадцатая



Loading...