home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава тринадцатая

Огромный, похожий на слиток раскаленного золота диск солнца закатывался за западный горизонт, заставляя его оживать в языках пламени, окрашивая небо в бронзовый цвет. Тени на ржавых песчаных равнинах начали удлиняться, сбегая ручейками по изгибам песчаных барханов и скапливаясь в неровных укрытиях противоположной от светила стороны. Дышать стало легче. Воздух по-прежнему был горячим, но из него ушла обжигающая, ошеломляющая тяжесть.

В лучшие времена закат на Рас Шакех был временем волшебства, когда над притолоками зажигались свечи и каждый спешил в одну из ста двадцати восьми городских часовен, чтобы участвовать в ритуале благочестия. Запахи корицы и масла гала поднимались от жаровен и кадильниц, переплетаясь с шелестом и гулом голосов верующих, возносящих молитву и надеющихся на чудо.

Однако в этот раз приход ночи не нес с собой ничего волшебного. Повсюду в Хьек Алейя пылали костры, на которых сжигались нечестивые тела чумных диверсантов. Костры, зажженные перед дверями часовен, теперь густо чадили из-за обуглившихся трупов проклятых. Запах горелого человеческого мяса, похожий на вонь пригоревшей свинины, повис облаком над узкими крышами и извилистыми улочками города.

Сожжение зараженных тел было единственным способом, позволяющим ограничить распространение инфекции. Оставленные без присмотра трупы быстро становились прибежищем для мух и личинок, разносивших болезнь. Сестры методично прочесывали квартал за кварталом, хватая всех, у кого замечали признаки заражения, и даруя им милость Императора. Горожане угрюмо наблюдали за этим процессом, не до конца осознавая угрозу, которую представляли собой разносчики чумы, скрывающиеся среди них. Жителей возмущали жестокие меры, предпринятые для сохранения их собственных жизней. В Галикон поступали слухи о бунтах в бедных кварталах, о том, что семьи укрывают мутантов в подвалах и на чердаках и даже применяют силу, чтобы спасти их от огнеметных команд.

Пока это были не больше чем слухи, но все только начиналось. Все знали, что дальше будет хуже.

Ольгейр стоял на бастионе Врат Игхала в тени одной из бесчисленных защитных башен и смотрел на раскинувшийся внизу город. В отличие от своих братьев он не принимал участия в охоте. Все его силы были направлены на укрепление обороны города. Одни стены он латал, в стенах других зданий пробивал ходы и копал траншеи, чтобы обеспечить беспрепятственное движение техники. Космодесантник без устали работал весь день, таская и поднимая грузы наравне с механизированными погрузчиками, орал на смертных рабочих, сподвигая их на большее самопожертвование. Многие из этих людей были уже измождены, их отправили на строительные работы сразу после возвращения с южного или западного фронтов.

Ольгейру было жаль бедняг. Он с уважением относился к их жертве, видел боль на их лицах, знал, с чем им пришлось столкнуться на поле боя.

Но он не давал им пощады. Время поджимало, и буря подходила все ближе. Пока Сестры Битвы были заняты подавлением заразы, большая часть задач по укреплению обороны города легла на его плечи. И Ольгейр отнесся к этому со всей ответственностью, полностью отдавшись тяжелой изматывающей работе, как будто мог в одиночку перестроить весь город за те несколько дней, которые у них остались. Он таскался вдоль рядов мокрых от пота рабочих, растянувшихся от внутренних стен до внешних ворот, обеспечивая порядок, ругался, требуя увеличить поставки материалов, и сам расчищал завалы и барьеры там, где не хватало сил простым людям.

Но даже силы космодесантника имели свой предел. Когда последний луч солнца исчез за горизонтом, Ольгейр привалился к раскаленному камню внутренней стены и почувствовал, как пот, испаряясь, поднимается паром от его тела, словно от боков загнанной лошади. Каждый мускул ныл от боли, а контакты, соединяющие тело с силовой броней, неприятно зудели.

Он запрокинул косматую голову и втянул полную грудь теплого ночного воздуха, почувствовав дымный привкус на задней стенке горла. На него смотрели сверкающие серебристые звезды, плывущие по просторам темнеющего ночного неба.

— Хья, великан! — Знакомый голос донесся откуда-то снизу, из-под парапета со стороны архитрава ворот, где сейчас устанавливались новые батареи лаз-пушек.

Ольгейр улыбнулся и повернулся навстречу Бальдру.

— Как охота? — спросил он.

Бальдр ухмыльнулся. На его лице остались брызги крови, а длинные волосы разметались по плечам. Шлем был пристегнут к поясу, а меч покоился в ножнах.

— Они везде, — ответил он, вставая рядом с Ольгейром и присоединяясь к созерцанию городского пейзажа. — Убиваешь одного, и тут же откуда-то выскакивает другой. От такой работы пить хочется.

Ольгейр внимательно посмотрел на Бальдра. Тот выглядел лучше, чем когда они высаживались на планету. Глаза обрели прежнюю яркость и стали похожи на золотые бусины, светящиеся мягким светом. Может быть, его щеки казались чуть более впалыми, чем обычно, но в голосе вновь проявилась привычная уверенность.

— Тебе идет этот настрой, брат, — сказал Ольгейр. — А то я уже начал беспокоиться.

Бальдр грузно облокотился на каменные перила.

— Не стоит, — ответил он. — Но приятно знать, что у меня есть сиделка.

Ольгейр разразился громким, рокочущим смехом. После целого дня таскания тяжестей хорошо было снова дышать полной грудью. Огромный космодесантник раскинул руки в стороны, чувствуя, как растягиваются мышцы и расслабляется закостеневшее от работы тело.

— Не раскисай тут, — предупредил он. — Мы скоро выдвигаемся.

Бальдр кивнул. Казалось, что он полон энтузиазма.

— Ага, — сказал он. — Жду не дождусь.

И это было правдой. На его лице застыло голодное выражение, каждая черта была проникнута алчностью. Он смотрел на мерцающий огнями ночной город и дальше, на темные, как старое вино, пустоши за его пределами.

— Ты хорошо поработал, — заметил Бальдр, осматривая земляные укрепления, созданные на всем пути от внешних ворот до внутренних.

Ольгейр фыркнул:

— Даже если бы у нас были недели, мы бы не успели сделать все.

— Тем не менее ты сделал много.

Великан пожал плечами:

— Главные ворота напичканы огнеопасными смесями. Как только враг прорвется через них, мы спалим весь авангард. Дальше у нас идет три эшелона траншей, через которые им придется перебраться. Туда мы закачаем прометий, как только начнется главная заваруха, и это тоже задержит их на какое-то время. На этих воротах теперь в два раза больше пушек. Я перетащил сюда часть стволов, которые они собирались поставить на стены Галикона. Нет смысла держать их там. Если враг дойдет до тех стен, мы все уже будем давно мертвы.

Бальдр задумчиво кивнул.

— Хорошо, — согласился он. — Хорошо. Много еще нужно сделать?

— Зависит от времени, которое у нас осталось, — ответил Ольгейр. — Когда сестры не заняты сжиганием зараженных, они учат горожан стрелять по врагам, что, конечно, полезно, но противников местные жители задержат ненадолго.

— Не знаю. Я видел, как могут сражаться смертные. Эти, кажется, достаточно сильно испуганы. Они понимают, что отступать некуда.

— И то верно, — мрачно подытожил Ольгейр.

Бальдр барабанил пальцами по ограде парапета. Затем оттолкнулся от нее, схватился за рукоять меча и сразу отпустил. Его движения казались нервными и нетерпеливыми.

— Где остальные? — пробормотал он, разговаривая скорее сам с собой. — Нам нужно выдвигаться.

Ольгейр наблюдал за ним с беспокойством. Возможно, его предыдущая оценка была слишком оптимистичной. Странно было видеть Бальдра таким изменившимся и непохожим на себя.

— Они скоро придут, — осторожно сказал он. — Брат, я не хочу проявлять неуважение, но ты точно…

Ольгейр не сумел закончить предложение. Он так привык видеть Бальдра спокойным, без напыщенности и драматизма, что было трудно подобрать подходящие слова.

Бальдр бросил на него короткий взгляд. Казалось, что он хочет что-то сказать, выложить что-то, давно его тревожащее.

— Тяжелая Рука!

Звонкий голос Ингвара прозвучал над парапетом. Бальдр развернулся, и его выражение лица изменилось, проясняясь.

— Гирфалькон, — произнес он, сжимая руку подошедшего к ним Ингвара.

Ольгейр тоже поприветствовал боевого брата. Казалось, тот был рад видеть их обоих.

— Остальные еще не подошли? — спросил он.

Как и у Бальдра, его лицо и доспехи были покрыты каплями засохшей крови. Он не стал стирать ее со спутанных волос и кожи. Волки с гордостью носили на себе кровь своих врагов.

— Ты всегда был быстрым, — сказал Бальдр. — Много убил?

Ингвар кивнул.

— Они кишели по всему храмовому кварталу. — Он похлопал по ножнам Даусвьера. — Но больше их там нет.

Ольгейр разочарованно покачал головой.

— Не дело пачкать такой клинок об эту мразь, — рассудил он. — Сестры должны были сами прищучить их. У них на это были недели!

— Они немало сделали, — сказал Ингвар. — Это же храмовый мир, тут крошечный гарнизон. Не суди о них так поспешно.

Ольгейр усмехнулся.

— Она все-таки добралась до тебя, — подытожил он. — И теперь ты местный.

Ингвар улыбнулся в ответ.

— Пока нет, — ответил он. — Но драться они умеют. Ты в этом убедишься.

— Мы все в этом скоро убедимся, — вставил Бальдр.

Раздался звук новых шагов по парапету. Еще три воина вышли из тени башен Врат. Гуннлаугур и Вальтир шли плечом к плечу. Хафлои маячил сзади. На лице Кровавого Когтя почти не осталось следов раны, которую он получил на борту чумного корабля. На лице Вальтира застыло странное выражение. Он казался напряженным, как будто уже готовился к предстоящей битве. Крупное лицо Гуннлаугура пылало от жажды убийства. Казалось, что он готов спрыгнуть со стены, вломиться в наступающую орду и раскидать ее всю в одиночку.

— Слушайте все, — сказал он, оглядывая собравшуюся стаю. — Вот что мы будем делать.


Внутренности «Вуоко» были разбросаны по взрывоустойчивой площадке, частично освещенной прожекторами, подвешенными на установленные по периметру леса. На скалобетоне лежали целые узлы двигательных установок, разобранные и открытые ночному воздуху. Весь пол был покрыт пятнами масел и смазок. На посадочной площадке стоял тихий гул работающих металлорежущих инструментов, вой дрелей и хлопки клепальных автоматов. Сварочные аппараты выплевывали ослепительные струи голубого пламени, озарявшие всю рабочую площадь. Кругом сновали работники с пустыми глазами и что-то таскали, крепили, резали и собирали.

Все они были сервиторами и ползали по каркасу штурмового корабля, словно падальщики, собирающие кости мертвого великана. Некоторые были похожи на людей, от которых их отличали только морщинистая бледная кожа и аугметические конечности-инструменты. Другие же казались скорее машинами, чем людьми. От человеческого у них остались лишь жалкие фрагменты мышц и сухожилий, едва заметные за сегментированными гусеницами и пучками кабелей. Они работали молча, без остановок и спешки, игнорируя фонтаны искр от сварки, даже когда те сыпались на ничем не защищенную кожу.

Ёрундур выкарабкался из смотровой ямы под громадным брюхом корабля и вытер лоб. Его кожа была вся покрыта чернильными потеками от машинного масла, а борода опалилась о горячий металл обшивки двигателей. Он сменил силовую броню на грязную коричневую тунику, выставив напоказ блестящие от пота руки.

Старый Пес выхватил тряпку у одного из наиболее похожих на человека сервиторов и вытер ею шею. Волосы и борода обвисшими сосульками обрамляли его худое лицо.

— Статус? — спросил он.

Сервитор поднял на него отсутствующий взгляд.

— Задача на этапе «альфа», повелитель. Оценочное время выполнения: пять местных дней. Недостаток деталей. Перечень: два клапана регулировки подачи топлива, три шлейфа свечей зажигания, один…

— Довольно, — оборвал Ёрундур, бросая тряпку обратно в рабочего, когда-то бывшего человеком.

Она попала несчастному прямо в лицо и соскользнула на пол. Сервитор не обратил на это никакого внимания.

— Кровь Русса, — выругался Ёрундур, ковыляя по площадке, чтобы получше разглядеть борта «Вуоко». Он казался себе жестким и неуклюжим: сказывались часы, проведенные в полусогнутом состоянии над кучами искрящих деталей. — Это безнадежно.

Он тяжело зашагал к кабине корабля. Угловатый нос нависал над головой, все еще покрытый гарью после входа в атмосферу. В местах попадания вражеских снарядов виднелись трещины. Одно из стекол превратилось в месиво раздробленных осколков. Было весело, когда оно разлетелось в верхних слоях тропосферы планеты, а корабль падал как безумный.

Он отступил и упер руки в бока. «Вуоко» был далек от того, чтобы взлететь. И еще дальше от того, чтобы сражаться. Глубоко в душе космодесантник понимал, что корабль не будет принимать участия в грядущей битве. Даже если бы у него получилось восстановить часть функций двигателей, орудия бы сгорели от перегрузки после первого же выстрела.

Лучше бы он использовал это время на охоту за зараженными вместе с остальными членами стаи, пока чумные твари не распространились повсюду.

Тем не менее он не мог просто так бросить свое занятие. Все, чем он располагал, — это несравненное мастерство воздушного боя. Без него сложно было скрывать правду: Ёрундур был стар. Он упустил свой шанс попасть и в Волчью Гвардию, и в ряды Длинных Клыков. Все, что ему оставалось, — встретить смерть в Ярнхамаре. У него больше не было скорости, чтобы скрыться от нее, и силы, чтобы прогнать.

Старый Волк чувствовал зловонное дыхание Моркаи на своей шее. По ночам, в минуты краткого сна, который он себе позволял, ему чудилось, что темный волк дышит в спину. Это ощущение оставляло его только во время полета, когда он уклонялся и уворачивался от трассирующих очередей, выпуская на свободу ярость главного орудия.

Он отхаркнул жгучий комок смешанной со смазкой мокроты и сплюнул. Плевок разлетелся беспорядочными брызгами.

— Ты и я! — прорычал он, глядя на свой любимый «Вуоко». — Лед и железо. Я заставлю тебя снова взлететь.

Космодесантник услышал слабое покашливание за спиной и резко развернулся.

Перед ним стояла Сестра Битвы в полном боевом доспехе эбеново-черного цвета, но без шлема. Как и у всех сестер, ее коротко остриженных, почти у самой кожи, светлых волос практически не было видно. На бледном лице выделялись льдисто-голубые глаза, разглядывавшие Ёрундура с нерешительностью.

— Чего тебе надо? — рявкнул космодесантник, раздраженный тем, что его прервали. Компания безмозглых сервиторов — это одно, а живые смертные — совсем другое дело.

Сестра поклонилась.

— Я Каллия. К вашим услугам, повелитель, — сказала она, протягивая жестяную банку со стандартной порцией пищи из протеиновых экстрактов. — Меня прислала канонисса. Она подумала, что еда может вам пригодиться.

Ёрундур с сомнением посмотрел на банку. Он чувствовал запах содержимого через тонкий металл. На секунду он вспомнил о провианте, погибшем вместе с «Ундрайдером»: о сыром мясе с Фенриса, истекающим кровью и с толстой прослойкой жира, целых бочонках мьода, пенящегося на морозе и густого, как желчь.

Рот наполнился слюной, и Ёрундур сглотнул.

— Благодарю, — пробормотал космодесантник, забирая из рук женщины крохотную, по меркам его огромной руки, банку. Содержимого хватит, чтобы притупить голод лишь ненадолго.

Но канонисса была права, и хорошо, что сюда пришла Сестра Битвы. Он потерял счет времени и понятия не имел, сколько часов провел за работой.

Сестра Каллия осмотрела полуразобранный «Громовой ястреб». Ее глаза задержались на пробоинах в обшивке.

— Все не так плохо, как выглядит, — сказал Ёрундур немного поспешно. Он не смог бы вынести критики в адрес корабля, даже если тот наполовину развалился и был пробит насквозь.

— Могучая машина, — пробормотала Каллия. В ее тихом голосе не было и следа сарказма. — Даже до того, как война унесла наши немногочисленные самолеты, у нас не было ничего подобного.

Сестра начала обходить площадку, направляясь под нависающую кабину корабля.

Ёрундур отложил банку и последовал за ней. Он никак не мог понять: ее любопытство его раздражало или же нравилось?

— Четыре века, — сказал он, вставая рядом с женщиной. — Этот корабль служит уже четыре века.

Каллия повернулась к нему лицом.

— А он сможет продержаться еще немного? — спросила она.

На лице Сестры Битвы застыло печальное выражение, как будто она уже осознала, что все вокруг скоро будет уничтожено, и теперь ее волновало только то, насколько дорого удастся продать собственную жизнь.

Ёрундур почесал подбородок.

— Может быть, — хмыкнул он. — Если достанешь мне сервиторов получше, я смогу заставить его взлететь еще разок.

— У вас уже есть лучшее из того, чем мы располагаем, — печально улыбнулась Каллия, — но я поговорю с канониссой.

— Давай.

Ёрундур отвернулся от корабля и внимательно рассмотрел Сестру Битвы. За броней явно тщательно ухаживали и следили, но и на ней были видны следы недавнего использования. На кирасе и поножах краска была стерта до голого металла. Как и все ее сестры, она воевала уже очень долго.

Каллия заметила взгляд космодесантника и, похоже, догадалась, о чем он думает.

— Работа в составе огнеметных команд, — прямо объяснила она. — Следующая смена через два часа.

Ёрундур кивнул. Он уже учуял запах костров.

— Многих поубивала?

Женщина грустно кивнула.

— Слишком многих. — Она поджала губы. — Твои братья убивают быстрее, чем мы. Я видела их в деле. Они смеялись, когда работа была сделана, покрытые кровью, которую не озаботились стереть со своих доспехов.

Каллия опустила взгляд.

— А вот я не могу смеяться. Это мои люди. Месяц назад мы оберегали их. Мы говорили, что грядет новый рассвет, начало Крестового похода. Даже когда их забирает чума, я скорблю, что столь многие должны умереть. Удивительно, как вы, Волки, умудряетесь наслаждаться резней.

— Не ждите, что мы будем похожими на вас, — пожал плечами Ёрундур. — Мы были такими созданы. К тому же вы за этим нас сюда позвали, разве нет?

Каллия взглянула на него без тени смущения.

— Это канонисса вас позвала. Многие из нас, я не буду называть имен, возражали. У Волков специфическая репутация.

Ёрундур хмыкнул.

— Слухи о нас преувеличены, — ответил он. — Ты говоришь открыто, сестра. Мне это нравится. И я отвечу любезностью на любезность. До того, как я прибыл сюда, я считал, что вы все — расфуфыренные сучки, напялившие жалкую пародию нашей священной брони и прикидывающиеся, что можете драться с нами наравне. Я думал, что вы тут все набожные и заносчивые.

Каллия подавила улыбку.

— «Расфуфыренные сучки»? — удивленно произнесла она. — Это… честно.

— Я стараюсь, — пожал плечами Ёрундур. — И не удивляйся. У нас долгая память. Ваши нападали на Фенрис не один раз.

— Не на памяти живущих.

Космодесантник фыркнул:

— На нашей памяти. Вы, может, и забыли, а мы — нет. Об этом сложены саги. Мы поем о том, как отправляли ваших святош домой, сорвав с них одежды, на кораблях, рассыпающихся на глазах.

Каллия вздохнула.

— Я уверена, что так оно и есть, — сказала она — Но вы — воинственный народ. На Фенрис нападала и Инквизиция. Похоже, вы легко наживаете себе врагов.

— У нас нет врагов, кроме предателей и ксеносов. Если кто-то решает встать нам поперек дороги, то это их проблемы.

Каллия кивнула, словно найдя подтверждение каким-то своим мыслям.

— Возможно, это как раз то, что я имела в виду.

Ёрундур замолчал, неожиданно осознав, что наговорил слишком много. Обычно он не беспокоился по этому поводу, но Гуннлаугур настрого приказал им всем поддерживать дружеские отношения с союзниками.

— Но я не слежу за своими словами, — сказал он, неловко улыбаясь и выставляя напоказ длинные желтые клыки. — Ты ведь это понимаешь? Прости меня. Мы просто дикари. Дикари из ледяного мира, который делает нас черствыми и грубыми.

Каллия снова выглядела удивленной.

— Я же не из школы для благородных девиц, — ответила она. — Но спасибо. Я не ожидала такой заботы о моих чувствах. Особенно учитывая, что мы все — как ты там сказал? — расфуфыренные сучки.

Ёрундур расхохотался в голос, отхаркнул очередной комок мокроты и закашлялся. Он сильно хлопнул Каллию по плечу, и этот удар голой ладонью по силовой броне отозвался болью.

— Ты мне нравишься! — заявил он. — Кровь Русса, похоже, что никогда не закончатся чудеса в галактике!

Каллия была в этом не так уверена.

— Наверное, нет, — произнесла она, плавно отодвигаясь от Волка, — но у меня есть срочные дела. Я поговорю с канониссой насчет сервиторов.

Ёрундур поклонился, по-прежнему улыбаясь.

— Это может подождать, — сказал он. — Моя работа на сегодня почти закончена.

Каллия вопросительно подняла бровь:

— Тебе нужно отдохнуть?

— Нет-нет. Мои братья охотились в этом городе без меня. Скоро они отправятся во тьму пустошей, и мне придется взять на себя их обязанности.

Каллия посмотрела на него с неприязнью:

— И ты будешь убивать наших людей с такой же радостью, как и они.

Ёрундур ухмыльнулся, криво и немного виновато.

— Может, даже с большей, — признался он.


Ингвар внимательно наблюдал за Гуннлаугуром. Волчий Гвардеец говорил со всеми, но избегал встречаться с ним взглядом. Он смотрел на всех, кроме Ингвара.

«Он что-то задумал. Такое, о чем не хочет мне говорить».

Ингвар почувствовал, как внутри словно что-то оборвалось. Он надеялся, что разговор в Галиконе, каким бы трудным он ни был, разрешил их спор. Никому не хотелось поддерживать натянутые отношения.

Но Гуннлаугур всегда отличался гордыней. Он был прирожденным воином, ощущал себя счастливым только тогда, когда в руке был болтер, а перед глазами — добыча. Он никогда не знал, как вести себя где-то, кроме поля боя. Волчий Гвардеец был не столько нетерпим к иной точке зрения, сколько не понимал, как другое мнение вообще может существовать. Путь Русса, жестокая жизнь на твердом льду, возвышенное состояние Небесного Воина — больше для него ничего не существовало. Так же, как сестры истово верили в абсолютную божественную природу Императора, так и Гуннлаугур считал, что наследие прнмарха, прочно укоренившееся в анналах Фенриса и освященное тысячелетиями войны, безупречно.

Ингвар не мог винить его за это. Он и сам когда-то думал так же. И для того чтобы пошатнуть эту веру, потребовалось многое.

«Ксеносы из породы тиранидов, миллионы за миллионами, превращают космос в настоящий ад, горящий от злобы улей, и застилают свет Терры. Их корабли! Огромные и разбухшие, как самостоятельные миры, извергающие потоки корчащихся и истекающих слюной существ.

Мы не можем с ними сражаться. Они нападают снова и снова. Этому нет конца. Каллимах, этому нет конца!»

Ингвар заставил себя не вспоминать. Он прогонял из памяти лицо Ультрамарина, когда тот развернулся к нему, как всегда полный стоицизма, готовый выполнить приказ, отданный им Халлиафиором. Он старался не замечать едва приметное страдание, отразившееся на этом лице, хотя Каллимах и обладал полнейшим самообладанием, сдержанностью и непоколебимой уверенностью в себе.

«Они принудили нас совершать подобное».

Ингвар сжал кулаки и заставил себя сконцентрироваться на текущих событиях.

— Канонисса смогла восстановить ауспик-сканеры средней дальности, — говорил Гуннлаугур, — и у нас есть данные о силах противника, приближающихся со всех направлений. Город находится в центре смыкающегося кольца. Численность врага сложно оценить.

— А примерно? — спросил Ольгейр.

— Тысячи, — горько ответил Гуннлаугур. — Многие и многие тысячи. Чума распространилась. Де Шателен считает, что большая часть их войск — бывшие защитники, которые сдались и мутировали. Поэтому все и случилось так быстро. Каждый взятый ими город добавлял войска в их ряды. Чем больше они завоевывали, тем сильнее становились.

— Она была права. Они хотят не разрушать этот мир, — вставил Бальдр, — а захватить его. Но зачем?

Гуннлаугур раздраженно взглянул на него.

— Нам незачем это знать. — Он по-прежнему избегал смотреть Ингвару в глаза. — Первая наша задача — выживание, вторая — возмездие. Их армии потеряли строй на подходах к городу. На периферии дисциплина хромает, и одна из колонн бронетехники на юге вырвалась слишком далеко вперед. Ею мы и займемся.

Ольгейр хмыкнул:

— О каком противнике мы говорим? Смертные? Зараженные?

— И те и другие. Может, даже больше. — В янтарных глазах Гуннлаугура вспыхнул огонек предвкушения. — Де Шателен получила какие-то странные сигналы оттуда. Они не смогли их расшифровать. Что-то… интересное движется вместе с той колонной.

Ингвар почувствовал нарастающее беспокойство. Набег — это одно. Перебить вражеских солдат прежде, чем они займут удобную позицию, — в этом был смысл. А нападать на неподтвержденные цели — совсем другое дело.

Но он ничего не сказал. Это бы только настроило Гуннлаугура против него. Честь Волчьего Гвардейца оказалась запятнана после потери «Ундрайдера». Сражение с достойным противником помогло бы ему очистить репутацию.

— Как далеко? — спросил Хафлои, беззаботно разминая пальцы. Голос выдавал его нетерпение: он уже натянул поводок, готовый сорваться.

Гуннлаугур одобрительно посмотрел на него.

— Если отправимся сейчас и будем двигаться быстро, то вступим в бой уже к рассвету.

— Транспорта нет?

— Ничего, на чем мы могли бы поехать. Мы побежим. — Гуннлаугур ухмыльнулся. — Только подумай об этом, брат: погоня под звездами и ничего, кроме запаха страха, который ведет тебя к врагу.

Ольгейр медленно кивнул, и по его уродливому, исчерченному шрамами лицу расползлась широкая улыбка.

— Идеально, — пробормотал он.

— Мы убьем их всех, — продолжил Гуннлаугур, — и все уничтожим. Бьем сильно и сразу отходим. Если будет на то воля Всеотца, они задумаются. Они уже знают, что кто-то уничтожил их корабль, и мы можем воспользоваться терзающими их сомнениями. Возможно, они даже замедлятся настолько, что мы успеем зачистить город.

— Они не замедлятся, — сказал Ингвар.

Слова невольно сорвались с его губ. Он не собирался высказываться. Сразу же он взглянул на Гуннлаугура, но Волчий Гвардеец избежал контакта. Казалось, что Вальтир, стоявший подле Гуннлаугура, почувствовал себя неловко.

— Это пустит им кровь, — произнес Гуннлаугур. — И какие у нас есть варианты? Запереться здесь и ждать, пока они не начнут скрести когтями стены? Это не путь Фенрика.

Ольгейр и Хафлои согласно заворчали. Ингвар практически носом чуял их желание отправиться на охоту.

Гуннлаугур выпрямился и встал во весь рост. Руны на его броне сверкнули в тусклых огнях ночного города, освещавших керамит словно отблесками пламени. Несмотря на кровь и слизь, скопившуюся на броне, он выглядел одновременно дико и величественно, истинное воплощение веранги.

— Мы прибыли сюда не просто так, братья, — сказал он. — Настало время доказать это.

— А Ёрундур? — спросил Ингвар.

Только тогда Гуннлаугур посмотрел ему прямо в глаза.

— Он останется здесь, — ответил Волчий Гвардеец. — Так же как и ты, Гирфалькон.

На какой-то миг Ингвар не поверил своим ушам. Он решил, что ослышался.

— Ты хочешь сказать… — начал он.

— Я хочу сказать, что ты остаешься здесь.

Голос Гуннлаугура был холодным. Его янтарные глаза не двигались.

Ингвар почувствовал, как ладони становятся влажными от пота. На несколько секунд он потерял дар речи, уверенный, что попытайся он заговорить, то скажет что-нибудь, о чем потом будет жалеть.

— Почему? — хрипло спросил он, с трудом удерживая себя под контролем.

— Чума расползается. Сестрам нужна помощь.

Это было смешно. Сестер готовили для таких задач. И они были очень, очень хороши в их выполнении.

Ингвар взглянул на Вальтира. Мечник отвел глаза.

— Твоих рук дело? — Десантник выплюнул эти слова. Злоба в голосе стала очевидной.

Вальтир двинулся было, словно желая ответить на вызов, но Гуннлаугур остановил его.

— Довольно, — оборвал он, добавляя немного угрозы в голос. — Город пылает. И я его не брошу.

Ингвар с хрустом сжал кулаки, так, что побелели костяшки.

Это было унизительно. Наказание за то, что случилось на чумном корабле.

«Мне нужно знать, что ты выполнишь приказ».

Или проверка.

Ингвар взглянул прямо на Гуннлаугура. Несколько секунд они смотрели друг другу в глаза — золотистые напротив серых, как зимнее небо. Когда Ингвар заговорил, его голос звенел от горечи.

— Хочешь, чтобы я марал свой клинок о мразь, которая на ногах-то не стоит? Да будет так. — Ингвар вздернул подбородок и горделиво посмотрел на Волчьего Гвардейца. Сам Джоселин позавидовал бы такому выражению презрения. — Я вычищу цитадель. К моменту вашего возвращения здесь все будет спокойно и готово к приему.

Он прошелся взглядом по остальным членам стаи. Ольгейр остолбенел от удивления. Бальдр, казалось, был ошеломлен. Хафлои спокойно посмотрел ему в глаза. Вальтир, похоже, разрывался между стыдом и вызовом.

А затем Ингвар развернулся, не став ждать приказа от Гуннлаугура, и пошел назад, в сторону защитной башни. Он чувствовал, как лицо пылает от ярости, наполнявшей его, бурлившей внутри, словно магма под тонким слоем камня.

После того как он, пригнувшись, прошел через дверной проем и начал спускаться по ступеням винтовой лестницы на нижний уровень, за спиной раздался звук шагов. На какой-то момент он понадеялся, что это Гуннлаугур. Когда Бальдр схватил его за плечо, Ингвар почувствовал разочарование.

— Это было несправедливо, — сказал Бальдр.

Ингвар развернулся и посмотрел на него. Лицо Бальдра было белым от досады. Глаза казались глубоко запавшими, от них по лицу расползалась нездоровая бледность.

Ингвар удивился, почему он не замечал этого раньше.

— Ерунда, — ответил он.

— Ольгейр спорит с ним. Вернись. Сражайся с нами.

Ингвар невольно улыбнулся. Он слышал доносящийся с парапета рокочущий голос Тяжелой Руки. Этот спор был напрасным.

— Ты — мой настоящий брат, — сказал Ингвар. Его гнев практически утих, сменившись слабым, угрюмым чувством неправильности происходящего. — Но не стоит этого делать. Он веранги, и это его решение. Он зол на меня, а не на вас.

Бальдр выглядел огорченным.

— Это несправедливо.

— Верно. — Как только схлынула первая волна эмоций из-за унижения, Ингвар начал понимать мотивы Гуннлаугура. Он вел свой отряд совсем не так, как Каллимах, но в его действиях была своя суровая логика. — Следуйте за Гуннлаугуром так же, как раньше. Вы не поможете мне, бросая ему вызов.

Бальдр колебался. Казалось, что он запутался.

— Я не понимаю, — произнес он. — Вы же были как родные братья.

— Были. И может, будем снова. — Ингвар протянул руку к амулету, висевшему на нагруднике, к салскйордуру, и поднял его. — Но вот она, метка братства. Я ценю ее. Не беспокойся за меня.

Глаза Бальдра следили за талисманом, пока тот раскачивался в руке Ингвара. Неожиданно он почувствовал тоску, как будто какая-то его часть жалела об утрате амулета.

— Это всего лишь набег, — сказал он. — Один набег. Потом начнется настоящая битва, и мы будем сражаться все вместе: ты, я, Гуннлаугур. Как раньше.

Ингвар кивнул.

— Я жажду этого, — искренне заявил он, — а пока пусть он делает то, что считает нужным. Пустите врагу кровь, как он хочет. Ему нужда победа, чтобы прогнать призраков «Ундрайдера». Добудьте ему ее, и он позабудет о своей гордыне.

Бальдр протянул руку к болтающемуся амулету и прижал его к нагруднику Ингвара. Его лицо скривилось. Когда он встретился взглядом с Ингваром, невысказанная мысль стала очевидной.

«Это должен был быть ты».

— Как скажешь, хоть это меня и печалит, — произнес он. — Доброй охоты, Гирфалькон.

Ингвар поклонился:

— Доброй охоты, Фьольнир. Увидимся на рассвете.

После чего Ингвар развернулся и быстро пошел вниз по ступеням, все дальше от своей стаи. И чем дольше он шел, несмотря на все, сказанное Бальдру, тем плотнее становился затаившийся в груди комок обиды, от которого, как он понимал, теперь нелегко будет избавиться.


Глава двенадцатая | Кровь Асахейма | Глава четырнадцатая



Loading...