home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава восемнадцатая

Они пришли с рассветом. По мере того, как небо стало сначала ржаво-красным, затем серым и, наконец, приобрело глубокий и чистый синий цвет, без единого облачка, равнины заполоняли армии разрушения. Поначалу медленно, пока по пыли ковыляли только вырвавшиеся вперед отряды, а затем все быстрее и быстрее, когда стали прибывать основные войска, а время подходило к полудню. Враг двигался осторожно и сохранял бдительность, а потом окопался в нескольких километрах от стен.

Канонисса де Шателен наблюдала за этими передвижениями с высоких укреплений Врат Игхала. Шли часы, и она заметила, что воздух приобрел коричневый оттенок из-за поднятой пыли, начала ощущать горячую гнилостную вонь оскверненных тел. Солнце нещадно палило, и она потела, даже несмотря на силовую броню.

Каллия стояла рядом, вместе со свитой из шести целестинок в темных боевых доспехах. По всей длине стен уходящих в обе стороны от бастиона ворот гвардейцы и сестры занимали позиции на укреплениях. Лица гвардейцев были скрыты противогазами, а сами они облачились в герметичную панцирную броню. Немногие решались заговорить. Мало кто шевелился. Они замерли в молчании и смотрели на врага в нервном ожидании.

— Есть что-нибудь от Волков? — спросила де Шателен, не отрывая взгляда от армии, собирающейся на равнинах.

— Они идут, канонисса, — ответила Каллия. Ее голос звучал более нервно, чем обычно.

— Что с их ранеными?

— Один воин. Он останется в цитадели. Остальные будут сражаться.

Де Шателен кивнула:

— Хорошо. Как бы то ни было, это хорошо.

У нее не получалось пробудить в себе что-либо большее, чем символический энтузиазм. Они готовились к приходу этого дня многие месяцы. Она каждую ночь видела его в своих снах с того момента, как чумные корабли впервые появились на орбите ее планеты. В глубине души она никогда не верила в возможность победы. Теперь это неверие превратилось в точное понимание грядущего, после того как она узрела размер и мощь вражеского войска.

Она не озвучивала этого, но про себя всегда сомневалась, что Гуннлаугур и его дикари представляют себе кошмар, обрушившийся на Рас Шакех. Возможно, их показная уверенность была просто игрой, демонстрацией непокорности перед лицом неминуемого поражения. А может, они действительно полагали, что могут остановить орду. В любом случае их самонадеянность была лишь поверхностной.

— Мы сделали все, что могли, — холодно произнесла канонисса.

И это было правдой. Внешние стены были полностью укомплектованы войсками, защитные башни набиты снарядами, строительные работы в нижнем городе завершены. Огневые рубежи созданы в сложном переплетении тенистых улочек, ряды траншей, в которые в мгновение ока можно было подать прометий, вырыты. Минные поля заполняли пространство между жилыми блоками и оборонительными позициями, готовые взорваться, как только враг ступит рядом.

Де Шателен почувствовала, как ее наполняет гордость от проделанной работы, когда она обвела взглядом подготовленную защиту города. Ее сестры потрудились на славу: остановили распространение заразы и мобилизовали рабочую силу. Волки, в особенности тот, здоровенный, со шрамами, невероятно ускорили выполнение работ, но основная часть все равно была выполнена смертными солдатами под ее началом. Учитывая время, которое было в их распоряжении, и сложившиеся условия, результатом действительно можно было гордиться.

Она в последний раз прокрутила в уме данные, касающиеся численности защитников. Двадцать тысяч гвардейцев защищали внешний периметр, практически все стояли на стене или башнях. Шестьдесят Сестер Битвы, разбитые на отряды по десять человек, были там же, чтобы укрепить решимость солдат. Резерв, состоящий из десяти тысяч гвардейцев и ополчения, а также немногие сохранившиеся механизированные подразделения в шахматном порядке разместились на террасах нижнего города. Шесть сестер отправились в собор вместе с палатиной Байолой, а остальные Сороритас закрепились в Галиконе вместе с последними пятью тысячами гвардейцев, готовые обеспечить остальным возможность отступления в цитадель, когда придет время дать последний бой на вершине горы.

Де Шателен подняла скрытую под шлемом голову и еще раз посмотрела на противостоявшую им армию. Враг занял позиции, не дойдя до города несколько километров, находясь за пределами дальности обстрела городских систем обороны. Линзы шлема увеличили изображение, и женщина сощурилась, вглядываясь в залитые горячим светом равнины.

Их боевые порядки были огромны. Батальоны пехоты, в каждый из которых входили сотни солдат, маршировали по пыльной земле. Они выстраивались неровными прямоугольниками, и во главе каждого стоял мутировавший от чумы командный отряд с грубо сшитым знаменем или трофеем из человеческих костей. Воздух вокруг них наполнялся облаками пыли и спор. Бойцы были облачены в самые разные доспехи — от ржавых железных пластин и трофейной гвардейской формы до странных исковерканных облачений из клепаного металла с растянутыми сочленениями.

Де Шателен не могла увеличить картинку настолько, чтобы рассмотреть их лица, но она и так знала, как они выглядят: безразличные, раздутые от опухолей, с фрагментами плоти, выпирающими между сшитыми друг с другом кожаными капюшонами и противогазами, зеленоватыми от дымчатого мрака, клубившегося за линзами. Одна часть этих войск высадилась с чумных кораблей, другую составляли свежие рекруты, зараженные и порабощенные во время боев на планете. Все они были безвозвратно потеряны, и только смерть, в некоторых случаях — вторая, сможет их освободить.

Армия зараженных и так уже значительно превосходила защитников крепости, но и новые отряды продолжали прибывать без остановки. Было видно, как громадные войсковые транспорты с плоскими бортами, дымя, выезжали на позицию и исторгали из своих глубин все больше зараженных солдат, после чего отъезжали в тыл за новой партией. Облака ядовитого дыма и пыли клубились, застилая яркую синеву небес пленкой кружащейся грязи.

Де Шателен переводила взгляд с одного подразделения врага на другое в поисках более серьезных бойцов. Она знала, что они скрываются где-то там, среди бесконечных рядов смертного пушечного мяса. Ей довелось посмотреть видеозаписи с огромными шагающими монстрами в три раза выше любого человека, практически невосприимчивыми к повреждениям и не чувствующими боли. Она слышала о летающих дронах, жужжащих над полем битвы и выплевывающих струи разъедающей плоть жижи, и о роях насекомых размером с кулак, вгрызавшихся в лица и способных прокусить бронежилет.

Она не видела перед собой ни одну из этих тварей. Их держали в резерве, в тылу собирающегося воинства, чтобы выпустить, когда оборона прогнется под сплошной массой атакующих.

Де Шателен скупо улыбнулась. Она бы сделала то же самое, если бы имела такое преимущество в численности.

И конечно, были чумные десантники. Она знала, что одного из них уничтожили Волки, но сомневалась, что это был единственный вражеский космодесантник. Может, их высадилась горстка — или же десятки. Узнать об этом до начала сражения не было никакой возможности.

— Мы ждали слишком долго, — мрачно сказала Каллия. — Я осознала, что хочу, чтобы все поскорее началось.

Де Шателен кивнула:

— Именно поэтому они станут тянуть время.

— Вдруг в этот раз все будет иначе.

— Нет. Они хотят, чтобы наш страх усилился.

Пока они говорили, странный, плохо различимый шум донесся с равнин. Сначала казалось, что это завывает пустынный ветер. Но потом стал слышен шепчущий напев, летящий из разбитых губ сквозь забитые спорами маски респираторов. Тысячи голосов в унисон бормотали, скорбно повторяя одни и те же слова раз за разом.

«Терминус Эст. Терминус Эст. Терминус Эст».

— Конец, — произнесла Каллия. — Они говорят нам, что это конец.

Де Шателен прислушалась.

— Возможно. А может, у этих слов другое значение. Кто знает?

Она преднамеренно говорила легкомысленно, как будто то, что бормотали эти гноящиеся рты, не имело значения. Несмотря на это, мрачные повторяющиеся слова быстро стали давить на психику. Они действовали на нервы, раздражали, как укусы овода. Армия врага продолжала петь, с пришепетываниями и бормотаниями, словно упыри из кошмаров.

Канонисса выпрямилась и расправила плечи. Именно так она собиралась стоять, пока не начнется сражение: высоко подняв голову и глядя врагу в лицо.

— Убедитесь, что инструкции по пользованию противогазами передаются по громкой связи, — приказала она. — Проверьте работу безопасных линий связи с Байолой и защитным периметром. И разверните знамена. Пришло время показать свою преданность в ответ на их неверие.

Каллия поклонилась и поспешила выполнять приказы.

Ей предстояло придумать больше заданий для сестры. Необходимо отдать множество приказов всем защитникам города, занять всех каким-то делом, иначе город будет парализован страхом. На самом деле ничего не нужно было предпринимать. Все, что можно, уже сделали. Оставалось только ждать.

«Терминус Эст. Терминус Эст».

Де Шателен выдвинулась вперед, так, чтобы войска могли разглядеть ее. Важно было оставаться на виду, показать солдатам, что она не покинула их.

Воздух вокруг казался более душным и тяжелым, чем обычно, как будто он загустел и свернулся от ядов, источаемых врагом.

«Терминус Эст».

Слова были странно знакомыми, но она не могла вспомнить, откуда их знает. Женщина попыталась закрыть свой разум от бормотания и не слушать. Было важно не фокусироваться на этих словах.

«Терминус Эст. Терминус Эст».

Канонисса скрипнула зубами, заставляя себя думать о чем-то другом.

Оставалось только ждать.


Вальтир спешил по городским улицам, направляясь к внешнему кольцу стен. Ольгейр двигался рядом своей решительной и неторопливой, словно катящейся, походкой.

Стая разделилась. Гуннлаугур отправился к Вратам Игхала для совета с канониссой. Хафлои и Ёрундур шли на северную сторону защитного периметра для укрепления обороны. Вальтир и Ольгейр получили задание охранять южную сторону. Город был окружен со всех сторон, и силы защитников растянулись.

У Вальтира мелькнула мысль о том, происходило ли все так же в других городах, разрушенных чумной ордой. Может, в них всех спешно возводили укрепления, работая, пока руки не начинали истекать кровью. Собирали баррикады и огневые траншеи, надеясь вопреки всему, что этого будет достаточно.

Пока двое космодесантников двигались к своим позициям, они слышали сообщения для населения, разлетавшиеся над городом из уличных громкоговорителей.

— Не снимайте противогазы. Проверьте герметичность брони. Контролируйте маршруты отступления, точки сбора. Не покидайте свой пост без приказа. Император защитит тех, кто верует. Будьте сильны, и праведность восторжествует. Не снимайте противогазы. Проверьте…

После того как они покинули апотекарион, Ольгейр все время старательно начищал и смазывал свой тяжелый болтер. С его громадной фигуры свисали огромные ленты с боеприпасами, в них были вплетены рунные амулеты разрушения, предрекающие уничтожение тем, кто не верует. На его броне по-прежнему оставались кислотные ожоги после битвы в пустошах, но он сбросил изодранные остатки шкур со спины.

— Ты что-то притих, великан, — сказал Вальтир на ходу.

Ольгейр шумно вздохнул.

— Нечего говорить. — Его грохочущий голос звучал подавленно.

— Наверное, нет, — согласился Вальтир.

Никто не хотел обсуждать недавние события, хотя, по правде говоря, именно они занимали большую часть мыслей боевых братьев.

Они быстро прошли через тенистые проходы Врат Игхала и оказались в районе собора. Смертные солдаты без остановки сновали вокруг, толкая тележки с боеприпасами или взвешивая в руках свои лазганы. Они уже давно перестали пялиться на Волков. Лица бойцов были скрыты за масками противогазов, но движения выдавали тревогу и спешку.

— Как думаешь, сколько продержится защитный периметр? — спросил Вальтир, когда они приблизились к нижним террасам. Он хотел, чтобы слова прозвучали легко, но фраза получилась натянутой. — Ты же помогал его строить.

Ольгейр хрюкнул.

— Будь у нас больше времени, то день-два, — ответил он. — А так — несколько часов.

Вальтир оглянулся.

— Ага, — с сожалением протянул он. — Похоже на то.

Они прошли по тому, что когда-то было узкой аллеей. Жилые блоки вокруг снесли, чтобы расчистить пространство для огневой позиции с лазпушкой, оборудованной на севере. Старые плиты и булыжники были сложены в грубую насыпь вокруг орудий. Гвардейцы Рас Шакех собрались на дальней стороне аллеи, окруженные стойками с лазганами и дополнительными батареями. Некоторые методично совершали последние подготовительные ритуалы над оружием, умиротворяя духов машины. Другие молились. Кто-то просто сидел на жаре, безвольно свесив руки в ожидании момента, когда мир вокруг начнет рушиться.

— Им будет тяжело, — заметил Ольгейр, задержавшись на секунду.

— Да, — кивнул Вальтир.

Ольгейр оглянулся вокруг. Уцелевшие стены зданий и бункеров, казалось, дрожали от жары.

— Я работал вместе с ними, — произнес великан. — Это хорошие люди. Думаю, они будут отважно сражаться.

Вальтир осторожно слушал, гадая, к чему ведет боевой брат.

Ольгейр покачал головой, словно прогоняя какие-то мысли.

— Жаль, что они умрут, — сказал он. — Я бы мог тут кое-что поделать. Спустя какое-то время они могли бы стать такими же крепкими, как наши кэрлы.

Как только он закончил говорить, по всему городу раздался низкий, шелестящий шум. На каждой башне, каждом балконе и проеме ворот внезапно развернулись флаги и повисли в неподвижном воздухе. Вальтир вовремя оглянулся через плечо на внушительную громаду Врат Игхала, чтобы увидеть, как два колоссальных штандарта разворачиваются по обе стороны от проема ворот. Флаги были черными, окаймленными золотым и жемчужно-белым. На одном была глубоким багровым цветом изображена эмблема Раненого Сердца, а на другом сияла золотом аквила Империума.

И так происходило по всему городу. Хьек Алейя был местом для церемоний, и здесь хранилось множество парадных драпировок, полковых знамен и ритуальных гобеленов. Когда все они одновременно явились взорам, эффект был ошеломляющим. Голый камень и скалобетон превратились в колышущееся море черного, белого, золотого и багрового цветов. Бессмертные символы Империума и Экклезиархии открылись взорам, ярко освещенные безжалостным солнцем и бросающие вызов бесконечному морю мерзости за стенами.

От такого зрелища Вальтир на какой-то момент забыл про реальную ситуацию. Он видел множество ослепительно сверкающих символов, созданных на планете, чьей единственной задачей было чтить имперские законы. Он чувствовал гордость, с которой создавались эти символы. Рас Шакех была небогатой и не очень красивой планетой, но всегда отличалась набожностью.

Ольгейр одобрительно заворчал.

— Хорошие люди, — повторил он, как будто только что увидел доказательство своих слов.

Космодесантники двинулись дальше. Ольгейр шел первым, Вальтир следовал за ним, держа руку на рукояти клинка. Он одновременно испытывал разные эмоции, в том числе те, которые ему обычно не были свойственны. В этот раз грядущая битва не казалась ему абстрактной тренировкой навыков. После того как пал Бальдр, все изменилось, приобрело более личный характер.

Но самым странным было то, что, несмотря на все, он разделял сентиментальность Ольгейра. Постепенно он начал сожалеть о том разрушении, что ждало Рас Шакех. Они храбро сражались за него. И будут биться еще отважнее, прежде чем все закончится.

Эти люди заслужили такое право. Своим упорным сопротивлением, мастерством и верностью они заслужили право на последний бой.

Он вспомнил, как ненавидел эту планету поначалу, и осознал, что теперь все было не так.

«Жаль, что они умрут».

Хафлои хромал вслед за Ёрундуром. Они находились рядом с внешним кольцом стен, в окружении бункеров и складов снабжения для сил защиты периметра. Ему по-прежнему казалось, что конечности атрофировались внутри брони. Вальтир сказал, что это пройдет. Кровавому Когтю было интересно, откуда мечник об этом знал.

— Ты мог бы идти помедленнее, — пожаловался он.

— А ты мог бы пошевеливаться, — парировал Ёрундур, не снижая скорости. — Я думал, ты уже можешь драться.

— Могу, — угрюмо буркнул Хафлои. — Но сейчас-то мы идем.

Ёрундур остановился и повернулся к нему лицом.

— Эти вещи связаны, — ядовито сказал он. — Скажи мне честно, щенок. Если ты не сможешь взмахнуть топором там, наверху, мне от тебя нет никакой пользы.

Хафлои оскалился под маской шлема.

— Я прекрасно могу размахивать топором, — ответил он. В голосе начали проскакивать рычащие нотки, прямо как у Гуннлаугура. — Просто поставь меня, где надо, и пусть они приходят.

Ёрундур внимательно посмотрел на Кровавого Когтя, как будто прикидывая, насколько мудрым будет такой поступок.

— Твои доспехи обгорели добела, — заметил он, — и этого не изменить. Может, нам стоит дать тебе прозвище на память. Меченный Ведьмаком? Белая Шкура? — Старый космодесантник покачал головой. — Мне никогда не давались такие вещи. Бальдр бы знал, что предложить.

Хафлои почувствовал приступ боли.

— Такие прозвища — для героев, — решил он. — Я не буду его носить.

Воспоминания о бое в ущелье все еще были свежи в его памяти. Он сотни раз сражался с последователями темных богов, но никогда его с такой легкостью не отбрасывали с дороги. Если бы только он был чуточку быстрее, немного хитрее и опытнее, Бальдр не лежал бы сейчас на операционном столе в недрах Галикона.

Он ждал сарказма от Ёрундура, но, к удивлению Хафлои, старый воин протянул руку и положил ее на плечо выбеленного колдовским пламенем доспеха.

— Ты еще молод, щенок, — сказал он. В его грубом голосе было больше теплоты, чем Кровавый Коготь когда-либо слышал от Старого Пса. — Ты хорошо сражался. Вальтир сказал мне, что даже ему пришлось бы попотеть, столкнись он с тем колдуном один на один. Понадобилось трое Волков, чтобы убить его. Трое! И одним из них был Гуннлаугур, который может лишить жизни кого угодно. Поэтому тебе нечего стыдиться.

Эта доброта была настолько необычной и неожиданной, что Хафлои не знал, что ответить. Сначала он даже решил, что Ёрундур продолжает его дразнить и прячет насмешку за словами утешения.

— Сомнения убивают, Хафлои, — продолжал Ёрундур. — Позволь им обойти твою защиту, и они разорвут тебя. Я видел, как ты работаешь топором, и считаю, что у тебя впереди славное будущее. — Тон Старого Пса немного изменился, как будто он что-то вспомнил. — Не сомневайся. Я бы очень не хотел видеть, как ты растратишь свой потенциал понапрасну.

Только тогда Хафлои понял, что над ним не насмехались. Он посмотрел на Ёрундура, который каким-то образом умудрялся горбиться и стоять криво даже в своих древних доспехах. Эти последние слова были искренними.

Старый космодесантник убрал руку и двинулся дальше.

Хафлои поспешил следом, чувствуя, как дрожат мышцы ног. Он попытался придумать какие-то слова.

— А что с «Вуоко»? — спросил Кровавый Коготь, внезапно вспомнив о «Громовом ястребе», оставшемся в цитадели.

Ёрундур рассмеялся.

— Все надеешься, да? — ответил он. — Забудь. Он снова собран, но нам не хватило времени. Он не сможет взлететь. А если сможет, то вскоре разобьется. — Он мрачно фыркнул, обращаясь сам к себе. — А жаль. Я бы с радостью пальнул из его пушки.

— Ага, — вздохнул Хафлои. — А я бы с удовольствием на нем полетал.

От этих слов Ёрундур снова рассмеялся.

— Откуда у тебя вообще берутся такие бредовые мысли? — удивился он. — Ты хороший воин, но точно не пилот. Уж поверь, я их немало обучил. У тебя же мышцы там, где должны быть мозги. Ты бы воткнул «Громовой ястреб» в землю, как только увидел ее.

Хафлои почувствовал себя увереннее. Теперь Ёрундур был похож на себя — вернулся его привычный сарказм.

— Это ты так думаешь, — ответил Кровавый Коготь, морщась из-за боли в поврежденных мускулах, протестовавших против того, что он заставлял их двигаться. — А я бы с радостью доказал, что ты ошибаешься.

За разговором они дошли до широкой расчищенной зоны у внутренней стороны стены. Десятки солдат в мундирах Рас Шакех толпились у основания укреплений, грузя материалы и отдавая приказы друг другу. Наверх уходили длинные, более двадцати метров в высоту, лестницы. Хафлои разглядел фигуры людей, которые сновали между платформами на разных уровнях внутренней стороны стен. С парапетов свисали длинные цепи, с помощью которых можно было поднять ящики с боеприпасами прямо к жадным до патронов турелям с тяжелыми болтерами, расставленным между зубцами.

Все кругом двигалось быстро и энергично, что свидетельствовало об отваге и решимости. Кровавый Коготь чуял запах пота рабочих даже сквозь их герметичную броню и противогазы. Они, должно быть, изнемогали от жары в своих костюмах химзащиты.

Ёрундур подошел к одной из многих лестниц, ведущих наверх, и остановился, схватившись за металлическую ступеньку.

— В последний раз спрашиваю, — поинтересовался он, — ты справишься?

Хафлои на секунду представил серое лицо Бальдра, лежащего на холодной плите, с открытыми, но ничего не видящими глазами. Они сделали это с ним. Ему не хватило сил предотвратить этот кошмар в тот раз, но возможность мести никто пока не отменял.

Кровавый Коготь размял руки. Все еще было больно, но гибкость постепенно возвращалась.

— Думаешь, я бы сказал тебе, даже если бы дело обстояло не так? — спросил он. — Но не переживай, старик.

Он быстро вытащил оружие и взвесил его в руке.

— Я прекрасно могу размахивать топором.


Де Шателен почувствовала запах приближающегося Волчьего Гвардейца до того, как увидела космодесантника. К обычному мускусу, который всегда сопровождал Космического Волка, добавился дух недавно убитых им тварей. Канонисса узнала сухую и резкую вонь засохшей крови и разорванной плоти, плесневелый смрад от изъеденных кислотой мехов, которые так нелепо выглядели на его плечах при палящем солнце. Со временем все это не становилось лучше.

Она ждала его на платформе над Вратами Игхала, там же, откуда наблюдала за тем, как первые вражеские войска выползают на раскинувшиеся внизу равнины. Она слышала, как он поднимается, тяжело ступая по каменным ступеням. Канонисса знала, что при желании космодесантники могли перемещаться незаметно, но ей их движения всегда казались тяжелыми, почти неуклюжими.

Они были такими сокрушительными и могучими инструментами войны, что казались скорее живыми танками, чем солдатами. Каждый из них мог перебить сотни обычных солдат. Они значительно превосходили по своим возможностям простых людей.

И из всех орденов, что могли ответить на их просьбу о помощи, Волки были самыми неуместными союзниками, каких только можно было представить. Жуткое сочетание мутаций, суеверий и отсталости, которое давно бы следовало стереть с лица Империума, если бы не другие их качества: неуничтожимая преданность, ужасающая эффективность в битве и природная кровожадность.

Де Шателен тихонько улыбнулась сама себе. Несмотря ни на что, несмотря на все свои ожидания, она не могла не восхищаться их уникальностью. Работать со Льстецами было проще. Они были вежливыми, предсказуемыми и работоспособными. Но, Трон прости, и невероятно скучными.

— Канонисса, — поприветствовал ее подошедший Гуннлаугур.

Де Шателен оторвалась от созерцания открывшегося перед ней вида, повернулась и изящно склонила голову.

— Волчий Гвардеец, — ответила она. — Как ваш раненый воин?

Гуннлаугур встал рядом с ней. Они находились вдвоем на вершине Врат Игхала, под ногами раскинулся запутанный пейзаж нижнего города, а еще дальше протянулись ряды вражеской армии, к этому моменту превратившиеся в бесконечное зловонное море тел, раскинувшееся во все стороны, так что под ними не было видно земли. Количество врагов давно уже стало несчетным.

— Он жив, — ответил Гуннлаугур. Выражение его лица было скрыто за маской шлема. — Один из моей стаи присмотрит за ним.

Де Шателен сложила руки на груди.

— Хорошо, — произнесла она. — Тогда ваш набег можно считать успешным.

Гуннлаугур ответил не сразу.

— С ними был колдун, — сказал он наконец. — Ведьмак. Мы убили его.

— Я слышала об этом, — произнесла канонисса. — Первая мерзость из их рода, погибшая на этой планете. Будем надеяться, что не последняя.

— Не сомневайся! — рыкнул Гуннлаугур, соглашаясь.

На равнине не прекращалось тихое бормотание. Оно по-прежнему струилось по густеющему воздуху, повторялось перекрывающими друг друга скрипящими, булькающими от слизи голосами. К этому звуку невозможно было привыкнуть. Де Шателен не могла абстрагироваться от него и выбросить из головы. В этом, возможно, и был смысл пения. Она заставляла себя не фокусироваться на звуке.

— Терминус Эст, — произнесла она. — Эта фраза тебе знакома?

Гуннлаугур медленно кивнул.

— Да, — ответил он. — Это имя корабля.

Как только слова слетели с его губ, канонисса поняла, что космодесантник прав. Она вспомнила полузабытые истории, старые предания, легенды о дрейфующих в космосе громадах, кишащих ужасными тварями.

— Почему они скандируют это имя? — спросила женщина.

— Я не знаю.

Де Шателен проницательно посмотрела на Волка.

— Не знаешь или не хочешь рассказывать?

Казалось, Гуннлаугур какое-то время обдумывал эти слова. Наконец он заговорил снова.

— Мутанты, оскверняющие твою планету, — это последователи Мортариона, — произнес Космический Волк. — Десантники-предатели, которые идут в их рядах, — из его легиона, из Гвардии Смерти. У их капитана много имен и личин. Какие-то из них овеяны легендами, а иные помнят только погубленные им души.

Гуннлаугур понизил голос так, чтобы слышать его могли только канонисса и целестинки из ее свиты.

— В анналах нашего ордена сказано, что когда-то его звали Калас Тифон из Сумеречных Налетчиков. Теперь его называют Тиф. — Презрение в голосе Гуннлаугура было почти физически ощутимым. — «Терминус Эст» — это его флагман.

— Почему они повторяют его имя? — снова задала вопрос де Шателен. — Он здесь? В этом все дело?

Гуннлаугур издал странный, надломленный звук. Сначала канонисса подумала, что космодесантник чем-то подавился. А потом поняла, что Космический Волк смеется.

— Если бы он был здесь, сестра, то планета была бы уже дымящейся кучкой пепла, — сказал он и повернул к ней линзы шлема, покрытые слоем пыли. — Меня называют гордецом, но я не дурак. Некоторые враги не по зубам даже самым могучим из нас.

Он снова взглянул на равнины.

— Нет, — произнес Волк. — Его братья руководят атакой, но его среди них нет.

Канониссу эти новости не очень обнадежили. Сила, противостоящая им, была такой огромной, что наличие или отсутствие одного полководца не играло большой роли, независимо от того, насколько жуткой славой он обладал.

— Тогда я не понимаю, зачем они скандируют, — сказала она.

— Я тоже, — признался Гуннлаугур, — но если его имя произносят здесь, то эта битва — часть чего-то большего. На «Терминус Эст» охотились не одну тысячу лет. Когда бы он ни выходил из варпа, корабль всегда является предвестником еще большего ужаса.

Тон голоса космодесантника был безрадостным. Уверенность, которая звучала в его словах, когда он только появился, похоже, угасла.

— У меня ощущение, что здесь разворачивается какая-то большая игра, — продолжил он. — Чувствую, что претворяются в жизнь планы, которые давно готовились к воплощению. Этому миру — вашему — не повезло оказаться на их пути.

— Не повезло?

— Судьба такая, если угодно.

Де Шателен разомкнула руки. Правая автоматически легла на рукоять болт-пистолета, что покоился в кобуре на поясе.

— Ничего из сказанного тобой не добавляет мне уверенности, Космический Волк, — заметила она. — Долгое время, даже когда они начали свой марш на Хьек Алейя, я сохраняла оптимизм. Я молилась, чтобы кто-нибудь пришел и помог нам победить. Когда появились вы, я решила, что Волки могут стать нашими спасителями.

Гуннлаугур удивленно фыркнул:

— Мы еще даже не начали.

— Но ты и сам не веришь в победу.

— О, это не так, — ответил Гуннлаугур, и в его гулком голосе наконец появилась некоторая решимость. — Мы все верим. Именно это делает нас теми, кто мы есть.

Он поднял латную перчатку и повернул ее в лучах солнца. Серый керамит испещряли царапины, ожоги, зарубки, сколы и потеки крови.

— Это всего лишь инструменты, — сказал Волчий Гвардеец. Затем он ткнул себя пальцем в грудь, туда, где нагрудная пластина была украшена угловатыми символами. — А это делает нас истинными Фенрика. Мы верим. Если хоть кто-нибудь из моей стаи, даже самый близкий из боевых братьев, поколеблется в этой вере, я отрекусь от него. Когда приходит наш час, когда мы вступаем в битву, ни один не сомневается. Ни на секунду. Таково наследие Русса.

Он сжал кулак, прежде чем опустить его.

— Некоторые вещи вечны, — сказал он. — Когда все начнется, я пойду в бой в полной уверенности, что сокрушу их всех до единого.

Де Шателен рассмеялась. Она не была уверена, воодушевили ее слова Волка или насмешили своей нелепостью. В любом случае хорошо было выпустить часть напряжения, которое так долго копилось внутри.

— И ты сказал бы то же самое, если бы здесь был Тиф? — спросила канонисса.

— Да, — кивнул Гуннлаугур, — и тогда бы ты увидела, насколько мы противоречивые создания.

Де Шателен склонила голову в удивлении.

— Я уже это вижу, — признала она.

После этого разговора они стояли вместе и смотрели, как облака пыли плывут по равнине. Солнце находилось в зените, нещадно паля как защитников, так и осаждающих. От вражеского строя лениво поднимались клубы дыма. Было трудно понять, чем они заняты. Вдалеке можно было разглядеть смутные очертания громадной техники. Какие-то машины походили на раздутые артиллерийские установки, другие — на громадные цистерны для топлива.

— Итак, Тифа среди них нет, — задумчиво протянула де Шателен, — но командует ими кто-то из его легиона. Интересно, кто?

— Не переживай на этот счет, — ответил Гуннлаугур мрачным голосом. — Мы скоро узнаем.


Глава семнадцатая | Кровь Асахейма | Глава девятнадцатая



Loading...