home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава двадцать первая

Ингвар прорывался через ночные улицы на максимальной скорости, петляя среди руин. После того как он миновал Врата Игхала и углубился в нижний город, он направлялся в одно конкретное место. Оно возвышалось над остальными домами, как и раньше, громадное и неприступное, вонзаясь в низко бегущие облака, будто трехпалая лапа с когтями.

Улицы находились во власти врага. Плотные толпы проклятых кишели там, где когда-то была главная жилая зона Хьек Алейя. Основная часть чумной армии маршировала в сторону Врат Игхала, передвигаясь бесчисленными колоннами по разрушенным улицам. От нее отделялись отряды, которые разбегались затем по охваченным пожарами кварталам в поисках выживших под завалами защитников.

Ингвар обошел большую часть вражеских войск, скрываясь в тенях и двигаясь по малозаметным тропинкам, не вступая в битву без крайней необходимости. Когда сражаться все же приходилось, драки оказывались жестокими и скоротечными — после десятка точных ударов шипящего лезвия Даусвьера разорванные трупы проклятых оставались лежать у дороги, глядя в небо невидящими глазами.

По мере того как космодесантник приближался к собору, количество встреченных им вражеских солдат увеличивалось. Они толпились во дворах для просителей и прорвались через главные ворота. Большая часть нападающих была обычными зараженными со стеклянным взглядом, все еще завернутыми в обрывки старой формы гвардии Рас Шакех, но были среди них и те, кто высадился с чумных кораблей. Они отличались большим количеством уродливых мутаций и очертаниями, лишь смутно напоминавшими человеческие.

Они не обращали на него внимания, занятые попытками пробраться в собор и присоединиться к бойне.

Ингвар прикинул расстояние, которое предстояло преодолеть, разогнался и перемахнул через дымящиеся остатки стрелковой позиции, врываясь в храмовый двор.

— Фенрис! — заревел он, и его хриплый голос прозвучал в ночной тишине как удар колокола.

Застигнутые врасплох, вражеские солдаты начали разбегаться от него. Только те, кто глубже всех окунулся в скверну, чьи мозги превратились в жидкую грязь за долгие годы окоченения во власти темных богов, нашли в себе силы повернуться и броситься в бой.

Ничего хорошего из этого не вышло. Ингвар прорвался через них, обрушив на врага всю свою ярость впервые с момента высадки на чумной корабль. Он крутнулся вокруг своей оси, прорубая широкую брешь в толпе зараженных, и двинулся вперед, ломая ребра, разрубая животы и сворачивая тщедушные шеи. Поле энергии вокруг клинка Даусвьера сверкало и рассыпало синие искры, плясавшие по болоту из обезображенных чумой тел с дряблой кожей.

Космодесантник прокладывал свой кровавый путь к воротам собора, и группы вражеских бойцов на пути практически не могли его замедлить. Все больше мутантов, вопя, разбегались, пытаясь скрыться в тенях от его гнева. Те, что продолжали драться, умирали быстро. Наконец Ингвар зашел под сень богато украшенного фасада собора, отбросив в сторону мутанта, и очертя голову рванул внутрь, снося то, что еще оставалось от дверей.

Перед ним предстали сцены безумного святотатства. Иконы были сорваны со стен и растоптаны. Разбитые статуи примархов и кардиналов валялись на полу. Стены оказались покрыты пятнами рвоты и экскрементов, исторгнутых отвратительными жирными мутантами с крохотными свиными глазками и шарообразными животами. Полковые знамена гвардии Рас Шакех были изорваны в клочья, а в боковых нефах уже разгорались пожары, подпитываясь за счет одежды и плоти погибших и перескакивая на деревянные подсвечники и рамы картин.

Мутанты неистовствовали, склоняясь над перевернутыми купелями и алтарями, верещали, плевались, хохотали высокими булькающими голосами. Насекомые шумно гудели над разрастающимися мусорными кучами, ползали по камням, выглядывали из глазниц мертвецов и кишели во вспоротых животах.

Только у главного алтаря еще теплилась искорка сопротивления. Знамя Раненого Сердца было приколочено к колонне за помостом, прямо под причудливой статуей Императора, повергающего Хоруса. Оно было пробито выстрелами в нескольких местах и обгорело по краям, но черно-красный символ по-прежнему выделялся на полотнище. Груды тел, по большей части мутировавших и отекших от болезни, лежали вокруг, словно символы стойкости защитников.

— За Всеотца! — закричал Ингвар.

Его голос разнесся под куполом собора, эхом отдаваясь в далеких и темных уголках и боковых нефах. Мутанты оставили свои мерзостные занятия. Когда они заметили атакующего космодесантника с трещащим и пылающим энергетическим клинком в руке, с сияющими красными, как свежепролитая кровь, линзами шлема и облаченного в громадные доспехи со свежими следами бойни, устроенной им снаружи, мутанты разразились диким, звериным криком. Они бросились на Ингвара сплошной волной, спотыкаясь и падая, распаленные внезапным приступом страха, ненависти и жажды крови.

Ингвар повернулся к ним, широко размахнувшись мечом. Десантник взорвался вихрем сильных и выверенных ударов, он изгибался и раскачивался при движении. Даусвьер перестал быть просто оружием и превратился в часть его самого, продолжение руки, увеличившее выпущенный им на волю убийственный потенциал. Меч поднимался и опускался, танцевал и мелькал, рассекая гнилую плоть и прорубаясь через атрофировавшиеся кости. Космодесантник давил, колол, крушил и рвал на куски, разбрасывая кровавые ошметки убитых в стороны, прежде чем ворваться в следующую группу врагов.

Отряды мутантов и культистов стойко сражались. Их было еще много, но по мере того, как могучий воин врубался в ряды тварей, в затянутых зеленой дымкой глазах стали появляться признаки сомнения. Волна ужаса прокатилась по толпе, и самые слабые начали отступать и уползать по длинному проходу главного нефа.

— Бегите, пока можете! — заорал Ингвар. Он держал рунный меч обеими руками, и каждый удар уносил все больше жизней мутантов. — Смерть ходит среди вас!

Наконец вся находящаяся в храме орда утратила волю к сражению и бросила попытки добраться до алтаря, разбегаясь от ворвавшейся в самую их гущу машины убийства. Ингвар догнал самого могучего из мутантов — монстра с похожими на иглы зубами и серой, как у моллюска, кожей, размахивавшего когтистыми руками. Даусвьер вонзился в шею твари и разорвал ее одним яростным росчерком. Космодесантник развернулся, готовый убивать дальше, но увидел, что оставшиеся враги спасаются бегством.

Тогда Ингвар сменил оружие. Он расчехлил болтер и начал обстреливать мутантов, держа его одной рукой. Снаряды разлетелись по нефу, дробясь на осколки при попаданиях в колонны и с чавкающим звуком вонзаясь в спины убегающих чудищ. Десятки их погибли под оглушительным залпом, пополнив груды разлагающихся тел, которые уже усеивали пол.

Стрельба стихла, только когда пал последний мутант. Ингвар отпустил спусковой крючок, и в соборе медленно воцарилась тишина. Во все стороны протянулись следы устроенной им бойни: пол устилал сплошной ковер дергающихся конечностей вперемешку с кусками дряблого липкого мяса.

Космодесантник почти добрался до алтаря. Он медленно шел, проверяя лежащие вокруг тела на наличие признаков жизни. На глаза попадались валяющиеся вперемешку трупы, одни в окровавленной форме гвардии Рас Шакех, другие — покрытые язвами, сцепившиеся в смерти так же, как и в последние минуты боя. Похоже было, что солдаты держали оборону, пока у них не кончились боеприпасы, под конец переключившись на ножи, приклады и кулаки.

Тела пяти Сестер Битвы лежали среди прочих убитых, каждое чуть выше предыдущего на ведущих к алтарю ступенях. Они отступали постепенно. Брошенные огнеметы с опустевшими баками и болтеры с иссякшими обоймами отмечали их путь. Каждую из сестер окружала груда вражеских трупов. Они убили не один десяток мутантов. Достойный результат, в полном соответствии с репутацией их ордена.

Ингвар упорно двигался вперед, ища одну женщину, которая должна была находиться здесь, ведь ее судьба заключалась в том, чтобы защищать это место до самого конца. Наконец он нашел что искал. Она была наполовину погребена под серыми лапами покрытого мухами мутанта, и космодесантник поначалу подумал, что опоздал. Шлем слетел с головы Сестры Битвы, и темную кожу покрывали многочисленные порезы.

Ингвар наклонился, поднял тело мертвого мутанта, прижимавшего женщину к полу, и отбросил его в сторону. В этот момент Сестра Битвы слабо вздохнула и открыла глаза. Поначалу они были мутными, но постепенно прояснились.

Байола посмотрела на него. И улыбнулась.

— Твоя судьба, — прохрипела она, — быть здесь.

Ингвар кивнул, расчищая площадку вокруг и оценивая нанесенные ей повреждения. Нагрудник был пробит в трех местах. Зазубренный кусок металла торчал из глубокой раны под ребрами. Оттуда все еще сочилась кровь, густые темные капли падали на камни. Ей оставалось недолго.

— Так же как и твоя, — ответил он печально.

Хафлои спускался на нижние уровни Галикона. Его руки и ноги пульсировали. Все тело по-прежнему болело, и молодой космодесантник приходил в замешательство из-за этого постоянного напоминания о темных силах, которые с такой легкостью вывели его из строя. Несмотря на то что он смог участвовать в бою, Кровавый Коготь понимал: он не вернул свою полную силу. Тяжесть вражеского колдовства все еще донимала его, раздражая, заставляя вспоминать о своей неудаче.

Двигаясь по бесконечному переплетению тоннелей и коридоров, светильники в которых мигали при каждом выстреле тяжелых орудий, он был поражен тем, как сильно опустела цитадель. Немногие встреченные им гражданские, слишком молодые или слишком старые, чтобы принимать участие в боевых действиях, разместились в бункерах, разбросанных по всему верхнему городу. Все остальные стояли на внутренних стенах или сотрясающихся парапетах цитадели. Он прошел мимо группки подростков, сгорбившихся под весом ящика с болтерными снарядами. Затем увидел, как несколько пожилых женщин сообща перетаскивают раненых в полевые госпитали, развернутые в часовнях.

Когда-то Хафлои почувствовал бы презрение к их потугам. Но не теперь. Смертные вкладывали в эту битву все силы, которые у них имелись. Кровавый Коготь видел, с каким уважением относится к ним Ольгейр, и это его немного зацепило. Может быть, он наконец начал взрослеть.

Космодесантник продолжил свой путь и снял шлем. Только в этот момент он заметил, что его система связи повреждена. Похоже, ее выжгло и разъело каким-то шальным комком кислотной слизи.

Хафлои улыбнулся. Он ничего не имел против того, чтобы провести немного времени наедине с собой. А учитывая то, что он собирался сделать, ему, скорее всего, в любом случае захотелось бы отключить возможность получать сообщения.

Кровавый Коготь всмотрелся в длинный коридор, ведущий к апотекариону, где, как он знал, его ждали Бальдр и Ингвар. Светильники здесь были очень тусклыми, как будто какая-то локальная утечка энергии вывела проводку из строя. Хафлои прислушался.

Ни звука внутри. Только приглушенный, несмолкающий рев битвы, кипящей за стенами.

Кровавый Коготь замешкался, в последний момент засомневавшись в правильности своих действий.

Намного проще было бы поступить согласно приказанию. Он, безусловно, был обязан Бальдру не меньшим, чем собственной жизнью, за помощь в ущелье, и приказы Гуннлаугура были предельно ясны. Мастерство Гирфалькона в обращении с клинком уступало только навыкам Вальтира, и оно было нужно на стенах.

Поэтому Хафлои почти что выполнил свою задачу. Он готов был отправиться вниз, в медицинский отсек, и присматривать там за бесчувственным Фьольниром. Лишь в последний момент его непокорность взяла верх. Кровавый Коготь покачал головой и взъерошил приглаженную шевелюру, возвращая ей естественную ржаво-оранжевую растрепанность.

Он никогда не умел выполнять приказы. Придет день, и он обуздает свою тягу к неповиновению. Но не сегодня. Кровавый Коготь слышал зов битвы и собирался ответить на него.

С трудом подавив озорную ухмылку, Хафлои развернулся на каблуках и зашагал в обратном направлении.

— Почти, — удивленно пробормотал он себе под нос, уже предвкушая грядущие события, отчего кровь закипала в жилах, а сердца учащенно бились. — Нет, правда. Я почти сделал то, что мне приказали. Кровь Русса, во что я превращаюсь?


Вальтир сражался со всем своим мастерством, достигнутым в результате упорных тренировок. Его движения были текучими, и благодаря силовой броне скорость выпадов и вращений никак не соответствовала впечатлению, которое производила массивная бронированная фигура космодесантника. Хьольдбитр мелькал вокруг него, словно атакующая змея, сверкая в пламени пожаров. Движения были такими быстрыми, что очертания клинка размывались.

Его противник не отличался быстротой. Торслакс двигался так, как будто к его рукам кто-то приковал свинцовые цепи. Его туша неуклюже развернулась, увязая в кровавой грязи, липшей к копытам. Парные тесаки, казалось, летели в случайных направлениях. Удары были неосторожными и неточными. Зловонное облако спор и насекомых кружилось, следуя за движениями клинков.

Несмотря на это, рунный меч Вальтира не мог пробить толстую шкуру монстра. Чумной десантник даже не пытался уклоняться от ударов. Он подставлял свое огромное тело под летящий клинок, булькая от удовольствия, когда Волку удавалось в очередной раз дотянуться до цели.

— Очень хорошо, — смеялся он. — Очень быстро. Замечательно.

Вальтир оставался спокоен. Мечник действовал методично, уходя с траекторий, по которым двигались тесаки, сохраняя малую дистанцию боя и высматривая бреши в защите. Несмотря на прошедшие часы непрестанных боев, его чувства были остры, и он не терял самообладания.

Он уже был знаком с подобной почти добродушной скукой, которую демонстрировал его противник. Легионеры Гвардии Смерти научились наслаждаться своим разложением. Даже если какая-то их часть и испытывала ужас из-за того, насколько низко они пали из-за предательства своего примарха, то и это чувство пряталось глубоко под маской показной удовлетворенности своей судьбой. Они перестали испытывать страдания от болезней, терзавших и разрушавших их тела. Они сами стали этими болезнями.

Но Вальтира это больше не пугало. И не приводило в ярость. Мечник не отличался горячей кровью, как большинство его братьев. И он искал возможность использовать это знание, чтобы получить преимущество над тварью, с которой столкнулся. У нее должно быть слабое место. У всех оно есть.

Торслакс грузно шагнул вперед, и все его тело содрогнулось, когда копыто впечаталось в землю. Взмахнув распухшими руками, он направил кровоточащий тесак в плечо Вальтира. Мечник уклонился, уходя от опасности, и снова сократил дистанцию, направив клинок в торчащие из живота чумного десантника внутренности. Острие меча глубоко погрузилось в тело врага, проскользнув между скоплениями полипов, но не причинило сколько-нибудь заметного вреда.

Вальтир вытащил его как раз в тот момент, когда гноящийся клинок обрушился на него. Космический Волк увернулся и от этого удара, почувствовав, как лезвие просвистело у самого наплечника, и сразу же контратаковал, танцуя среди тяжелых ударов в попытке найти способ нанести врагу урон.

— Сможешь ли ты удержать меня до прибытия твоих братьев? — размышлял вслух Торслакс своим влажным и тягучим голосом. Его единственный глаз посмотрел на далекий мост и снова вернулся к Волку. — А если сможешь, будет ли от этого толк?

Вальтир удвоил темп, в котором наносил удары. Но как бы быстро он ни действовал, Торслакс успешно защищался. Хотя отдельные движения чумного десантника и были медлительны, Порченый, казалось, мог предвидеть действия своего противника, будто часть его души каким-то образом заглядывала чуть дальше во времени.

Однако, несмотря на эту способность, мечнику почти удалось попасть по врагу ослепительно быстрым горизонтальным взмахом, который мог рассечь нагрудные кабели доспехов Торслакса, но кровоточащий клинок рванулся вниз и столкнулся с Хьольдбитром в фонтане искр.

— Быстро, — одобрительно заметил Гвардеец Смерти. — Ты действительно очень хорош. Будь я моложе, я поиграл бы с тобой подольше.

Вальтир снова атаковал, нанося удар обеими руками. Клинок пролетел по широкой дуге, врезался в шкуру Торслакса и отскочил, едва поцарапав броню из пропитанной скверной плоти. Но инерция заставила чудовище покачнуться. Мечнику удалось оттеснить врага вниз по склону, заставив того перейти к обороне.

— Но я уже не молод, — заметил Торслакс. — Я так стар. А ты успел мне наскучить.

Внезапно его движения изменились. Сжатые кулаки вылетели вперед намного быстрее, чем раньше. Вальтир успел заметить перемену и подстроился под нее, выставив клинок в защитную позицию. Металл лезвий столкнулся и завибрировал. От удара Вальтир отлетел назад. Зеленый свет в глазнице Торслакса ярко полыхнул. Казалось, что чумной десантник стал еще больше, раздуваясь и на глазах обрастая гротескными, деформированными новообразованиями. Рой мух вился вокруг него, как колышащийся на ветру плащ.

Вальтир не отступил. Мечник вернулся в стойку и развернул клинок в удобное для парирования положение, взмахнув им по малой дуге. Торслакс обрушился на Космического Волка градом быстрых ударов обоих тесаков. Вальтиру удалось отразить несколько первых атак, но его противник и не думал останавливаться, наступая с убийственным напором. Сила столкновения была невероятной: от резких и плотных ударов под бойцами дрожала земля и во все стороны разлетались обломки камней.

Гвардеец Смерти заворчал. Он казался удивленным.

— Очень хорошо, — бормотал он, усиливая напор. — Действительно очень хорошо.

И тут один удар достиг цели — тесак врезался в нагрудник Вальтира, разрубил броню и прочертил глубокую борозду в податливой плоти. Вальтир крутанулся, не обращая внимания на боль и продолжая орудовать Хьольдбитром.

Однако ранение лишило его равновесия. Левое плечо опустилось слишком низко, открывая брешь в защите. Торслакс воспользовался этим, вложив всю свою силу в удар гноящимся клинком. Тот попал мечнику в шею и глубоко погрузился в доспех, рассекая защитную прослойку под шлемом.

У Вальтира потемнело в глазах. Он бросился вперед, чувствуя, как немеют руки, но все еще пытаясь найти ускользающий путь через защиту чумного десантника. Кровь стекала по нагруднику Космического Волка, заливая вырезанные на нем руны и скапливаясь в углублениях.

Торслакс больше не разговаривал. Он сражался яростно, шумно сипя через ржавый динамик шлема, полностью сконцентрировавшись на поединке. Тесаки, оба измазанные в крови Космического Волка, поднимались и опускались, рубили и кромсали. Удары обоих противников попадали в цель, и, похоже, клинок Вальтира начал пробивать защиту Гвардейца Смерти. Воины терпели боль, сойдясь в жестком близком танце ударов и парирований.

— Довольно! — воскликнул Торслакс, поднимая обе руки вверх и обрушиваясь на нетвердую защиту Волка.

Вальтир успел поднять клинок, блокируя удар, но силы покинули его. Хьольдбитр разлетелся на куски с громким звуком, похожим на раскат грома. Рунная сила клинка иссякла. Тесаки чумного десантника устремились вниз, погрузились в грудь мечника Космических Волков и пронзили оба сердца.

Вальтир простоял еще несколько мгновений с разорванной грудью. Его руки безвольно повисли. Мир погрузился во тьму. Боль ушла, осталось только холодное оцепенение, медленно ползущее от конечностей к голове.

Торслакс вышел из боя, не проронив ни единого слова, разворачиваясь навстречу новым врагам. Смутно, как будто издалека, Вальтир слышал, как приближается Гуннлаугур, издавая боевые кличи. Голос Волчьего Гвардейца был знаком ему так же хорошо, как собственный. Он слышал, как этот рев разносился над опустошенными войной континентами сотен миров. Ему вторили Ольгейр и Ёрундур. Стая наконец пришла.

Мечник рухнул на колени, глядя, как из раны течет кровь. Его меч, такой знакомый, которым он владел уже больше века, лежал перед ним на камнях сломанный.

«Никто, кроме меня, не будет им владеть», — была его последняя мысль, наполненная мрачным удовлетворением. Клинок был безвозвратно уничтожен.

Они умерли вместе. Это, по крайней мере, было достойно.

Наконец сознание космодесантника погрузилось во тьму, Вальтир повалился вперед, прямо на осколки своего драгоценного Хьольдбитра, и больше не шевелился.

Ингвар осторожно держал изломанное тело Байолы. Она казалась невероятно хрупкой. Космодесантник чувствовал, как слабо бьется и трепещет ее сердце, словно попавшая в ловушку птица.

Кожа Сестры Битвы посерела. Насыщенный эбеновый цвет исчез, и в полумраке собора она казалась потускневшей и шероховатой.

— Они скоро вернутся, — предупредила женщина.

— Тогда я их убью.

— В этом тебе нет равных, — устало кивнула Байола.

— Конечно. Кто-то же должен делать такие вещи лучше других.

В какой-то момент взгляд сестры-палатины расфокусировался и голова бессильно мотнулась. Она тут же пришла в себя, но ее жизненные силы быстро заканчивались.

— Ты обещал рассказать, что означает твое имя, — произнесла она.

— Сейчас?

Байола кивнула.

— Гуннлаугур дал его мне, — мягко сказал Ингвар. Космодесантнику казалось, что он теряет драгоценное время. — Он назвал меня так накануне дня, когда я улетел с родной планеты. Заявил, что это будет моей кличкой, раз другой я обзавестись не удосужился.

Ингвар вспомнил, каким тогда был Волчий Гвардеец. Как он переживал из-за решения брата покинуть стаю, хотя и старался всеми силами скрыть это. В те последние дни у Гуннлаугура был странный блеск в глазах, причем не только из-за недовольства. К нему примешивалось что-то еще. Возможно, зависть.

— И так он хотел привязать тебя к себе, — догадалась Байола.

Ингвар замер, удивленный тем, как много эта женщина знала об их образе жизни.

— Гирфалькон всегда возвращается, — пояснил он. — Эта птица может улететь далеко, но обязательно вернется. Именно это он и пытался мне сказать: что я должен вернуться.

Байола посмотрела на космодесантника. На лице умирающей появилась снисходительная улыбка.

— О Ингвар, — произнесла она. — Ты действительно вернулся, но получил совсем не то, на что надеялся. — Сестра Битвы болезненно сглотнула. — Но ты, по крайней мере, убивал с честью в этом соборе. Именно для этого тебя создали. Или ты мог выбрать?

— Что «выбрать»?

Байола снова сглотнула. В уголках ее губ начинала скапливаться кровь.

— Стать тем, кто ты есть, или остаться смертным.

Это было так давно. Он был избран, когда лежал при смерти. Его утащил со льда жрец в волчьей маске. После этого были только боль, страх и обучение.

— Не думаю, — ответил он.

Веки Байолы отяжелели.

— Я выбирала, — сказала она. — Я могла стать кем угодно. Ученым. Дипломатом. Я преуспевала во всем. Но выбрала сестринство. Почему? Иногда я думаю, что растратила свои навыки понапрасну. Или, может, я ничего не выбирала. Может, это был мой… Как ты его называешь? Вюрд.

Ингвар чувствовал, как пульс Сестры Битвы слабеет. Время было на исходе.

— Почему ты сожгла архивы? — спросил он.

К этому моменту Байола уже слишком ослабла, чтобы что-то скрывать.

— Тайны, — ответила она.

— Твоего ордена?

— Нет, не этого. — Женщина попыталась поднять голову. Ингвар наклонился к ней сам. Космический Волк почувствовал металлический запах крови на ее лице и шее. — Бессмысленно, да? Мы обречены умереть здесь. Но от старых привычек не избавиться. Они научили нас быть осторожными. Завершенность.

Голос Байолы слабел с каждой секундой. Ингвару приходилось изгибать шею, чтобы расслышать слова за отдаленным треском пожаров.

— Там хранилось имя Хьортура. Он был в списке. На убийство. В списке тех, кого нужно убить.

Женщина начала бредить.

— Хьортура убили зеленокожие, — мягко сказал Ингвар.

— Нет. — Байола снова улыбнулась. — Не они. Его убила Ось.

— Что его убило?

Лицо Сестры Битвы исказилось, когда она попыталась сконцентрироваться. Она угасала. С каждым вздохом все больше крови стекало по ее подбородку.

— Посмотри вверх, — пробормотала она.

Ингвар послушался. На него уставилась золотая маска Императора. Лицо херувима, окруженное шипастым нимбом. Оно казалось странно печальным.

— Их метка все время была здесь, — выдавила Байола. Содрогаясь от боли, она протянула руку к поясу и вытащила крохотную копию золотой маски — такое же лицо с колючим ореолом, но размером с ноготь на пальце.

— Ты правда хочешь об этом знать, Фенрика? — спросила она, легко, словно дразнясь, переходя на джувукку, как будто говорила на ней с рождения. — Твоя честь будет требовать мести, ведь так?

Ингвар ничего не отвечал. Золотолицый херувим смотрел на него, глупо улыбаясь. Металлическая поверхность медальона блестела в свете огня.

— Ты думаешь, что знаешь так много, — произнесла Байола настолько насмешливо, насколько это было возможно в ее ослабленном состоянии. — Ты мыслитель в своей стае, тот, кто научился сомнениям. Только ты из всех своих жестоких братьев смог бы догадаться, что некоторые войны никогда не ведутся в открытую.

Ингвар почувствовал, как внутри нарастает разочарование. Он хотел, чтобы женщина говорила прямо, но из-за предсмертного бреда ее речь стала бессвязной.

— Я не хотела, чтобы вы приходили, — бормотала Сестра Битвы. — Я возражала. С Льстецами не было проблем. Они исполнительны и начисто лишены воображения. Но Волки? На Рас Шакех?

Байола испустила горький смешок, и кровь запузырилась на ее губах.

— Раз к моим доводам не прислушались, я должна была уничтожить архив. Не знаю, почему я не стала этого делать.

Ингвар услышал, как первые отряды врага начинают сползаться к собору. Через некоторое время они забудут свой страх и снова войдут в неф.

— Я не могу спасти тебя, сестра, — мягко сказал он, — но ты можешь сделать так, чтобы наша встреча в этом мире не оказалась напрасной. Расскажи мне, что ты знаешь.

Байола взглянула на космодесантника. Ее глубокие карие глаза снова заблестели. К ней вернулась какая-то доля прежней решимости.

— Умрет еще больше твоих братьев, — произнесла она. — Они идут по вашему следу и никогда не останавливаются. Не устают, не забывают. Вы даже не поймете, что на вас ведется охота. Убиты зеленокожими, потеряны в варпе, совращены Тьмой — именно эти байки услышат на Фенрисе. Вы нажили себе слишком много врагов, Космический Волк.

За несколько сотен метров от их позиции раздался взрыв, и колонны храма задрожали. Глухой топот ног мутантов эхом отдавался в нефе, пока еще далекий, но неумолимо приближающийся.

— Расскажи мне! — прорычал Ингвар, чувствуя, как силы покидают ее, и теряя терпение из-за неясных ответов.

Байола улыбнулась. Ее взгляд расфокусировался и медленно тускнел.

— Я уже рассказала, — бессильно прохрипела она. — Ось, Гирфалькон. Имя и золотое лицо. Используй их.

Женщина попыталась поднять руку, но не смогла. Дыхание почти затихло.

— Несмотря ни на что, ты мне понравился, — сказала она с последним вздохом. — Надеюсь, ты выживешь.

Тело Байолы напряглось, конечности свело судорогой, позвоночник изогнулся. Она замерла на мгновение, а потом обмякла, раскрыв рот.

Ингвар еще немного посидел, держа в руках голову погибшей и глядя в мертвое лицо. Кипящая вокруг битва потеряла значение. Космодесантнику казалось, что он стоял на пороге чего-то важного, но в последний момент упрямство Байолы все испортило, или, возможно, это было разочарование из-за потерянного времени.

Волк разжал кулак и посмотрел на крохотное золотое лицо, лежавшее в ладони. Оно мягко улыбалось, глядя на него невидящими глазами. Казалось, что это простая безделушка для паломников, такая же, как множество других подобных ей. Ничего особенного, редкого или ценного.

Ось.

Это слово ничего не значило.

Ингвар слышал слова Байолы, отдававшиеся эхом в его голове: «Они идут по вашему следу и никогда не останавливаются».

Кто? Почему?

«Вы нажили себе слишком много врагов, Космический Волк».

Топот сапог разнесся по нефу. Мутанты приближались, медленно двигаясь вперед, стараясь держаться поближе к стенам.

Ингвар поднялся, перед этим осторожно опустив голову Байолы на каменный пол. Золотой лик херувима отправился в безопасность специального отсека на поясе брони космодесантника. Только после этого он развернулся, зажигая энергетическое поле Даусвьера щелчком переключателя. Впереди, метрах в двадцати, стояла плотная толпа мутантов. На скрытых капюшонами лицах выделялись белесые глаза, светившиеся в темноте. На этот раз зараженные выглядели напуганными, разрывавшимися между желанием убивать и пониманием того, с каким противником они столкнулись.

Ингвар направился навстречу проклятым, расслабленно помахивая клинком, чтобы размять руку. Он все еще был погружен в свои мысли и пытался переварить сказанное Байолой. Наличие в соборе зараженных раздражало его, и с этим предстояло разобраться.

— Неудачное время для нападения, мразь! — прорычал он, опуская взгляд и выбирая мутанта, который умрет первым. — Очень неудачное.


Глава двадцатая | Кровь Асахейма | Глава двадцать вторая



Loading...