home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава двадцать четвертая

Канонисса де Шателен преклонила колени перед алтарем и наблюдала, как горят в жаровнях поминальные огни. Их были десятки, по одному за каждую душу сестры, павшей в бою. Едкий от ладана дым поднимался под своды часовни тонкими струйками.

Церковный хор пел тихую и размеренную погребальную песнь. Музыка была смесью традиционных гимнов смерти планеты и официально одобренных Министорумом мелодий. Слова написала сестра Рената, одна из целестинок-телохранительниц канониссы. Как и многие другие, Рената была мертва, и ее тело лежало где-то в дымящихся руинах нижнего города.

Де Шателен склонила голову. Обряды поминовения помогали ей чувствовать себя чуть лучше. Погибло так много людей, которые окружали ее в течение долгих лет. Их жизненные пути оборвались жестоким и унизительным образом, но пока совершались ритуалы, им воздавалась хотя бы часть положенных почестей.

Когда загорался очередной огонь, раздавался звон и священник объявлял имя погибшей. Имена все назывались и назывались, в соответствии с положением каждого в официальной имперской иерархии. Наконец только одна жаровня осталась незажженной.

Аколит в железной маске приблизился к ней, баюкая языки пламени в специальных металлических перчатках. Когда угли вспыхнули, колокол прозвонил в последний раз.

— Сестра-палатина Уве Байола, рожденная в мире Мемнон Примус, из Ордена Фамулус, впоследствии из ордена Раненого Сердца. Объявлена погибшей при исполнении священного долга. Император забрал ее к себе. Благословенны будут мученики. Их души да пребудут чистыми вечно.

Канонисса слушала эти слова с грустью. Байола всегда была для нее загадкой. Де Шателен никогда не понимала, как кто-то с такими способностями, как у палатины, мог пожелать назначения на столь отдаленную планету. К тому же Байола никогда не производила впечатления человека, наслаждающегося общением с набожным населением. Де Шателен всегда считала, что ее неугомонный дух куда лучше пришелся бы ко двору где-нибудь в другом месте, к примеру, в большем ордене или в палатах Фамулус, откуда она явилась в Раненое Сердце, со всем сопутствующим спектром работ, охватывающим целые планетарные системы.

Канонисса вспомнила день, когда Байола прибыла на Рас Шакех. Де Шателен тогда восхитилась выправкой молодой женщины, ее спокойным характером и тихой старательностью.

Лишь потом ее стало тревожить, что Байола проводила много времени в подземельях собора, и то, как неохотно она взаимодействовала с другими сестрами. Когда Байола принялась громогласно возражать против решения запросить помощи у Волков Фенриса по причине, которую де Шателен так и не смогла понять, отношения между ними начали давать трещину.

Но так и не успели испортиться окончательно. Теперь, после всего произошедшего кровопролития, даже мысли о подобных вещах казались нецелесообразными. Байолы больше не было, и все ее секреты ушли вместе с ней.

Было бы неплохо поговорить с ней напоследок. И если бы Палатина не была так одержима защитой проклятого собора, может быть, этот разговор состоялся бы. Но теперь все осталось в прошлом. Возможно, храм когда-нибудь отстроят, и в нем будет алтарь, посвященный героической обороне Байолы. Мысли о будущем всегда успокаивали.

После того как зажглась последняя жаровня, де Шателен поднялась на ноги, в последний раз поклонилась алтарю и, развернувшись, двинулась обратно в центральный проход часовни. Идя к выходу, канонисса слышала торопливые шаги своих помощников. Они старались держаться в тенях боковых пределов, закутанные в плащи и с наброшенными на головы капюшонами. Некоторые были из плоти и крови, как и она сама, иные — как минимум частично механическими.

Как только де Шателен распахнула тяжелые двери из галового дерева и вышла на улицу, окутанную ночной прохладой, один из них приблизился к ней, низко кланяясь.

Когда он поднял лысую голову, продемонстрировав иссеченное старческими морщинами лицо со слепыми белыми глазами, канонисса узнала Эрмили Реподу, магистра астропатов.

— Ваш вопрос не может подождать, магистр? — поинтересовалась она.

Репода снова поклонился, извиняясь.

— Вы велели уведомить вас, если хор сможет получить сообщение.

Несмотря на всю свою выдержку, де Шателен почувствовала, как внутри живота что-то судорожно дернулось. В эти дни надежда была опасным чувством.

— И?..

Репода сухо сглотнул.

— Я не хочу давать вам почву для ложного оптимизма, — сказал он, — но после того как эта… тварь была убита, мы начали получать прерывистые обрывки данных. Ничего достаточно определенного, что меня бы устроило, к тому же по большей части сообщения принимают аколиты без должных навыков толкования.

Де Шателен нетерпеливо вздохнула.

— Я думаю, наш зов услышали, — сказал он. На его лице попеременно отражались то сомнение, то надежда. — У меня нет точного имени, но кто-то пытается до нас дотянуться.

— И больше ничего?

Репода выглядел неуверенно.

— Кое-что. Возможно, прозвище. Может быть, Волки смогут рассказать больше. Мои люди интерпретировали его по-разному. Один выдал какую-то тарабарщину, другой — прозвище: «Зовущий Бурю». Я не знаю, что все это значит.

Де Шателен задумчиво поджала губы.

— «Зовущий Бурю»… — медленно произнесла она. — Я поговорю об этом с Гуннлаугуром. Это имя, вероятно, покажется ему знакомым.

Репода снова поклонился. Его руки нервно дергались, казалось, он сам не свой. Все вокруг уже были взвинчены и доведены до предела из-за того, что им пришлось увидеть и пережить.

Де Шателен мягко взглянула на астропата, хотя тот и не мог этого увидеть.

— Не отчаивайтесь, магистр, — сказала она. — Я почти утратила надежду, но наши молитвы были услышаны. Волки не бросят своих. Придут еще их братья, и, когда они высадятся на планете, в нашем выживании окажется смысл. Этот город будет стоять прочно, готовый принять воинов. И они отправятся в Крестовый поход, которого мы так ждали.

Репода попытался улыбнуться, но его старое лицо оказалось способным лишь на гримасу.

— Надеюсь, что вы правы, канонисса, — произнес он.

Де Шателен глубоко вздохнула. Воздух вокруг Галикона стал чище, чем раньше.

— Если я и приучила себя сомневаться, магистр, — сказала она, — то уже забыла об этой привычке. Владыка Человечества не бросает верные Ему души. Именно об этом нам нужно помнить, разве нет? Необходимо верить.

Женщина снова улыбнулась, в этот раз скорее для себя, чем для астропата.

— После всего, что мы видели, — произнесла она, — даже самый последний из нас выучил этот урок.


В забытом всеми закутке верхнего города, вдалеке от переполненных часовен, перестроенных жилых блоков и медицинских станций, в тени деревьев с листьями, похожими на наконечники копий, под темным ночным небом горел костер.

Он превосходил по размеру большинство других и представлял из себя сваленные в кучу куски древесины с забитыми в щели тряпками. Вся эта конструкция была обильно полита маслом. В ревущем пламени на спине лежало тело Вальтира, уставившись распахнутыми глазами в море звезд. Вокруг погребального костра были разложены его вещи: фрагменты доспехов, остатки шкур и трофеев. В ногах трупа на железной раме висел Хьольдбитр, вложенный в ножны. Клинок выглядел очень плачевно. Он никогда больше не покинет ножен. Части меча забрали с поля битвы, но чтобы перековать оружие, требовался кузнец уровня Арьяка.

Гуннлаугур смотрел, как пламя пожирает тело его боевого брата и друга. Он знал, что Вальтир хотел бы, чтобы клинок уничтожили вместе с ним, развеяли по ветру и никто, кроме него, никогда не смог им воспользоваться.

Со временем так и будет, но теперь пламя погребального костра не уничтожило бы оружие. Потребуется совсем другая печь, чтобы расплавить несокрушимый металл и побороть силу охранных рун, выгравированных по всей длине клинка.

Волчий Гвардеец оторвал взгляд от огня и осмотрел других наблюдателей. Вокруг собрались четверо космодесантников. Они стояли молча, каждый погруженный в собственные мысли.

Ближе всех к Гуннлаугуру находился Ольгейр. Великан расправил плечи и гордо выпрямил спину. Сплюснутый нос и косматая борода четко выделялись на фоне пламени. Глубоко посаженные глаза воина смотрели в самое сердце огня. Они с Вальтиром не были близкими друзьями, но, как было известно Гуннлаугуру, пользовались взаимным уважением. Несчастье, случившееся с Бальдром, задело громадного космодесантника намного сильнее. И хотя Ольгейр призывал даровать Фьольниру Милость Императора, в его глазах при этом читалась боль. С того момента, как Бальдр попал в стаю, они сражались плечом к плечу, словно кровные братья. Их болтеры ревели в унисон. Если бы Бальдр умер, Ольгейр долго переживал бы. Если бы он выжил, но не смог исцелиться, великан переживал бы еще дольше.

Рядом с Ольгейром стоял Ёрундур. Старый Пес, казалось, горбился меньше, чем на предыдущих заданиях. Его ярость в отношении Хафлои угасла. Даже ему было понятно, насколько сильно последний полет «Вуоко» повлиял на битву. Гуннлаугур даже подозревал, что гнев старого космодесантника не был до конца искренним. Между этими двумя воинами возникли странные отношения, как будто Ёрундур видел в Хафлои то, что стоило защищать и взращивать. Это не могло не радовать, если, конечно, все действительно было так. Ёрундур, несмотря на всю свою сварливость, был бесценным членом стаи. Знаниями и накопленным опытом он значительно превосходил даже Гуннлаугура. Приятно было видеть, что Старый Пес сражается с прежней уверенностью.

Следующим был щенок. Хафлои рассматривал пляшущие языки пламени без особого интереса. Смерть для него была такой же, как жизнь: эфемерной, мимолетной и незначительной по сравнению с чистой радостью от охоты и убийства. У него не было времени, чтобы развить сколько-нибудь прочную связь с Вальтиром или Бальдром, и Кровавый Коготь не стал притворяться, что печалится больше положенного. Он воинственно открыл румяное лицо, словно раздражаясь из-за необходимости участвовать в ритуале. Гуннлаугур улыбнулся в мрачном предчувствии. Щенок еще поймет, каково это — терять брата по духу, того, с кем шел по жизни среди крови и пламени. А сейчас он был ровно таким, каким должен: бесстрашным, пышущим неудержимой энергией и не заботящимся ни о чем, кроме воинского мастерства.

Наконец, в стороне от остальных братьев стоял Ингвар. Тени окутали его, частично скрывая застывшее лицо. Сложно было понять, о чем он думает. Волчий Гвардеец знал, что они с Вальтиром раздражали друг друга, соперничая за право считаться самым смертоносным мастером меча в стае. Вальтир стал лучше владеть клинком, а Ингвар, по мнению Гуннлаугура, возмужал. Однако теперь это соревнование не имело значения, и на лице Ингвара читалась только печаль. Если бы он остался в Галиконе, как было приказано, он, возможно, смог бы прийти на помощь и спасти мечника. А может, он тоже умер бы. Гуннлаугур по выражению лица боевого брата мог понять, что того гложут сомнения даже сейчас, когда мерцающие красные отблески пламени плясали на его побитой броне. Они еще долго будут терзать его, добавляя страданий его душе, которая и так рвалась на части.

Взгляд Волчьего Гвардейца снова обратился на погребальный костер. Тело Вальтира практически полностью исчезло, постепенно превращаясь в белый пепел. Его раны выгорели. Гуннлаугур надеялся, что мечник обрел наконец покой после жизни, прожитой в сомнениях и без отдыха. Он это заслужил.

Гуннлаугур медленно поднял тяжелую рукоять Скулбротсйора в прощальном салюте возле угасающего огня.

Остальные Волки сделали то же самое, не произнося ни слова, так же как их командир. Вверх поднялись меч Ольгейра, топоры Ёрундура и Хафлои, рунный клинок Ингвара.

Все молчали. Четверо космодесантников стояли почетным караулом, пока пламя не поглотило останки смертного тела Вальтира до конца. Только когда пламя опало и угли начали остывать, они опустили оружие.

— Нить обрезана, — тихо произнес Гуннлаугур.

Ольгейр ушел первым, кивнув Волчьему Гвардейцу на прощание. На его лице читались эмоции, переполнявшие великана. Следом за ним двинулись Ёрундур и Хафлои, направляясь к ангару, чтобы продолжить работу над «Вуоко». Хафлои, казалось, был рад уйти, а Ёрундур погрузился в раздумья.

Ингвар и Гуннлаугур снова остались наедине. Воины стояли по разные стороны от дымящейся груды пепла. Ингвар не двигался с места. Какое-то время единственными звуками были треск и шипение пропитанных маслом дров.

— Как там Фьольнир? — нарушил молчание Гуннлаугур. Он старался сделать так, чтобы в голосе не слышались осуждающие нотки. Ингвар шагнул в колеблющийся круг света. Волчий Гвардеец заметил, что со шнурка на его шее исчез оберег из вороньего черепа, который Ингвар носил с того момента, как они покинули Фенрис. Ониксовый череп по-прежнему оставался на своем месте.

— Он в объятиях Красного Сна, — обеспокоенно ответил Ингвар. — Думаю, выздоравливает.

Гуннлаугур кивнул. Бальдр был связан, закован в оковы из адамантия и заключен глубоко в подземельях Галикона. В его камеру вели двери метровой толщины. Даже если он проснется по-прежнему погруженный в пучину безумия, то не сможет сбежать из цитадели.

— Надеюсь, что ты прав, — произнес Гуннлаугур. — Было рискованно впускать вас обоих. Врата уже были запечатаны.

Ингвар кивнул.

— Я знаю, — сказал он. Ему не нужно было больше ничего говорить: благодарность космодесантника была очевидной.

Гуннлаугур забросил громовой молот за спину и закрепил его.

— Я все еще не уверен, что это было правильное решение, — продолжил он. — Даже если он поправится, то все равно останется запятнанным. Ты сам видел, что он натворил.

Ингвар убрал свой клинок в ножны.

— Я разделяю твои сомнения. Я практически убил его.

— Что же тебя остановило?

Ингвар заколебался.

— Каллимах убил бы его не задумываясь. И Джоселин тоже, и все остальные. Но наш орден никогда не отличался склонностью следовать правилам, правда? Мы всегда действуем так, как подсказывает нам сердце.

Гуннлаугур не знал этих имен, но прекрасно понял, что имел в виду Ингвар.

Тот посмотрел прямо на Волчьего Гвардейца. Вся его закованная в серую броню фигура источала усталость.

— К добру или к худу, но я — Фенрика. Какое-то время я в этом сомневался, но волк не может вылезти из собственной шкуры. И я бы хотел дать этому волку шанс. — Ингвар опустил глаза. — Если ты позволишь.

Гуннлаугур обдумывал услышанное. Как и раньше, что-то в тоне Ингвара заставляло его беспокоиться. Похоже, к этому придется просто привыкнуть.

— Вальтир не высказывался за то, чтобы ты не шел охотиться с нами, — произнес Волчий Гвардеец. — Тебе стоит об этом знать. Это было мое решение. И ты был прав: причиной послужила гордыня. Мне стыдно из-за того поступка.

Ингвар выглядел удивленным. Ответил он не сразу.

— Спасибо, — сказал он, и его взгляд на секунду метнулся в сторону костра. — Я думал, что…

— Вальтир тебе не завидовал. Он всегда воевал сам с собой. Ты никогда не был его целью.

Ингвар медленно кивнул, переваривая услышанное. Наконец он снова поднял голову и посмотрел на командира своими серыми глазами.

— Так что теперь, веранги? — спросил он. — Мы выжили, но нам пустили кровь. Что будем делать дальше?

Гуннлаугур расправил плечи, чувствуя глубокую усталость, укоренившуюся в мышцах.

— Канонисса получила вести о подкреплении, — произнес он. — Если она права, то здесь скоро будет Ньяль.

— Зовущий Бурю? — изумился Ингвар. — Наши шкуры так дорого стоят?

— Не наши, — ответил Волчий Гвардеец. — Но тут дело больше, чем в одном потерянном мире. Сотни миров полыхают в огне. Это новая война, и она только что началась.

— Ну, это, по крайней мере, не гарнизонная служба, — мрачно пошутил Ингвар, пытаясь изобразить улыбку.

Шутка вышла посредственной, но Гуннлаугур постарался не выдать этого.

— Действительно, хотя бы так.

Ингвар задумался.

— Мне многое нужно тебе рассказать, — произнес он. — Я кое-что узнал от сестры-палатины, прежде чем она умерла. Возможно, судьба привела нас на эту планету только ради того, что касается Хьортура. Мы не все о нем знали.

— Мы обсудим этот вопрос, — подтвердил Гуннлаугур. — Правда, обсудим. Но не сейчас, когда пепел нашего брата еще не остыл.

Космический Волк взглянул на свои руки.

— Я ошибался, брат, — сказал он. — Твое присутствие задело мою гордость, и я позволил этому чувству управлять собой. Теперь, когда Вальтир погиб, мне как никогда нужен совет. — Космодесантник поднял взгляд. — Будет ли река, что течет между нами, снова чистой?

Ингвар подошел ближе и схватил его за предплечье.

— Мы оба виноваты, — пылко ответил он. — Я забыл, кто я есть. Больше этого не повторится, брат. Клянусь.

Взгляд Ингвара был твердым. Его серые глаза блестели, как оперение хищной птицы, в честь которой космодесантник получил свое прозвище.

— Я сказал сестре, что в нас обоих течет кровь Асахейма, — сообщил Ингвар. — Не уверен, что говорил тогда искренне. Но теперь я это твердо знаю.

Гуннлаугур взял руку боевого брата и крепко пожал. Двое воинов стояли в неровном свете погребального костра на вершине Хьек Алейя.

— Я рад, — сказал Волчий Гвардеец.

В первый раз за долгое время он не видел вызова в лице Ингвара, ни настоящего, ни воображаемого. Космодесантник понял, каково их будущее: две звериных души, не уступающие в свирепости никому в галактике, станут действовать сообща, не разделенные обидой.

— За Фенрис, брат, — гордо произнес Гуннлаугур. — Плечом к плечу.

Ингвар закрыл глаза, как будто ужасная, невыносимая ноша свалилась с его плеч. Он помолчал какое-то время, а когда наконец заговорил, в голосе космодесантника бурлили эмоции.

— За Фенрис, — тихо повторил он, склонив голову.


Глава двадцать третья | Кровь Асахейма | Эпилог



Loading...