home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава вторая

Хафлои бежал.

Он мчался сквозь снег, поднимая за собой кристально-белые облачка. Горячее дыхание клубами пара повисало в морозном воздухе. Его сердца стучали, а легкие горели. Он чувствовал, как системы, приводящие в движение его доспехи, гудят и увеличивают мощность, работая синхронно с его налитыми кровью мышцами.

Купол небес, чистый и яркий, раскинулся высоко над головой. Впереди лежал долгий, выстланный свежим снегом путь вниз, к черной линии реки. Слева были видны отдельные группы хвойных деревьев экка, которые становились плотнее по мере приближения к крутым отрогам скал. Это была суровая земля, иссеченная ущельями и усыпанная острыми камнями, покрытая ледяными настилами и запорошенная снегом. Погода была коварной, холодной, смертельно опасной, с пробирающими до костей ветрами, которые завывали на равнинах и со свистом проносились сквозь гудящие расщелины.

Хафлои улыбнулся по-звериному. Весь Асахейм был суровой землей. В этом была его суть. И именно поэтому он любил его.

Он приложил больше усилий и побежал вниз по длинному склону к темно-синей туманной полоске берега под нависающими вершинами. Доспехи точно подстроились под его движения, как только ноги врезались в каменистую осыпь, компенсируя наличие трещин, на которых можно было свернуть ногу, поглощая удар о неровную землю, спрятанную под покрывалом чистого снега.

Он бежал, как зверь скриекре от охотников, его усовершенствованное тело двигалось на пределе возможностей. Он перепрыгивал через препятствия и пробивался через сугробы по пояс высотой. Его конечности двигались как поршни, он размахивал руками и работал плечами.

Еще несколько секунд он был один в долине, пытаясь добраться до стремительных потоков воды, единственного островка движения посреди ледяного равнодушия Асахейма.

Боевой корабль вылетел из-за зубчатого горного гребня за его спиной, с грохотом поднимаясь все выше в воздух на столбе маслянистого дыма. Он задрал нос вверх и развернулся в верхней точке подъема, направившись к руслу долины.

По сравнению с великолепием плоскогорья корабль выглядел каким-то отклонением. Это была тяжелая, тупоносая, грубая машина, которой приходилось тратить ошеломляющее количество энергии, просто чтобы держаться в воздухе. Двигатели издавали грохочущий голодный рев, и от всего корабля несло горящим прометием. Клиновидный нос был направлен вниз, пока машина двигалась вперед в грязном мареве от двигателей.

Хафлои услышал, как приближается корабль, ухмылка не сходила с его лица. Он и не подумал останавливаться, продолжая вовсю нестись к реке, двигаясь на полной скорости и перемещаясь широкими зигзагами по каменистому склону.

Корабль последовал за ним, наклонив нос и снижаясь над снежной равниной. Когда он с ревом подлетел поближе, включились тяжелые болтеры, громадные обоймы с патронами с лязгом вошли в похожие на пещеры патронники. Секундой позже с грохотом ожили стволы спаренных орудий, выбросив двойные очереди снарядов в направлении бегущей по земле фигуры.

Шквал огня врезался в землю, в разные стороны полетели шипящие обломки камней, стал испаряться снег. Хафлои метнулся влево, уходя от опасности, потом резко развернулся и помчался в сторону быстро приближающейся границы леса. Комья грязного талого снега сползали по его броне, когда он, успешно избежав атаки с воздуха, бросился дальше.

Корабль с ревом пролетел мимо. Он быстро набрал высоту, сильно накренился и развернулся для следующего захода, оставляя за собой завесу из грязного дыма.

«Слишком медленно», — удовлетворенно подумал Хафлои, перемахивая через разбитый уступ перед тем, как устремиться вниз, к деревьям, по ледяному склону, полному зазубренных камней.

Он быстро преодолел это расстояние. Шум двигателей корабля становился все громче. Как только он услышал щелчок, с которым болтеры пришли в боевую готовность, то нырнул в укрытие, как в воду, пробивая плечом плотную темную растительность.

Стволы сосен возвышались над ним, как колонны какого-то огромного темного собора. Наконец-то у Хафлои была защита. Он низко пригнулся и снизил темп, петляя по высоким сугробам, скопившимся у корней. Над головой качались на ветру и шелестели ветви.

Хафлои ненадолго остановился, чтобы перевести дух, и посмотрел наверх, в переплетение ветвей. Он по-прежнему слышал глухое завывание корабля поблизости, но не мог разглядеть его сквозь густые кроны деревьев. Он сконцентрировался, игнорируя внешние раздражители, прислушиваясь к своим сверхобостренным чувствам.

— О Хель… — прошипел он, когда понял, где очутился.

Деревья вокруг него взорвались ураганом щепок. Хафлои пригнулся и снова припустился бежать. Он услышал треск: это рушились огромные стволы деревьев. Одна из сосен накренилась в его сторону и стала валиться прямо на него. Ее разорвало у комля очередью снарядов из болтера. Он отпрыгнул и услышал, как ствол с громким свистом рухнул на землю у него за спиной. Все больше деревьев падало, усыпая землю дождем сломанных веток и кружащихся иголок. В пологе леса появлялись просветы, в которых мелькала тень боевого корабля с работающими орудийными системами.

Хафлои снова рванул изо всех сил и помчался через умирающий лес. Он перескакивал через расщепленные пни и проскальзывал под падающими стволами. Воздух наполнился летящим снегом, осколками камней и щепками. Он видел, как болты взрывали землю вокруг него, и ускользал от них.

Он не мог обогнать корабль, и с каждой секундой остатки его укрытия становились все меньше. Он озирался на бегу, пытаясь отыскать другой способ ускользнуть.

— Это подойдет, — пробормотал он, обнаружив шанс.

Он резко остановился, подняв фонтан гравия и снега, а потом метнулся вправо. Корабль сразу скорректировал курс, грохочущие снаряды болтов застучали в опасной близости от его пяток. Хафлои выжал еще немного из своих измученных конечностей и помчался по крутому берегу, в то время как остатки укрывавших его деревьев разлетались в клочья.

А потом земля под ногами исчезла.

Вниз уходил головокружительной высоты обрыв, отвесный и голый. Хафлои перелетел через край и оказался в воздухе. На секунду он завис над широким ущельем, его руки и ноги продолжали движение, а сверху летели мокрые фрагменты уничтоженного леса.

Он упал вниз, влекомый тяжестью доспехов. В двадцати метрах внизу виднелась беспорядочная мешанина из скал, ледяных глыб и растительности. Все это неслось на него с ужасающей скоростью.

Корабль последовал за ним, набрал высоту, чтобы выйти из-за уцелевших сосен, после чего наклонил нос и продолжил стрельбу. Снаряды просвистели мимо кувыркающегося Хафлои, едва не попав в него.

Затем он приземлился и втиснулся в щель между двумя громадными камнями, каждый из которых не уступал по размеру бронетранспортеру «Носорог». От резкого удара волны боли прошли по всему его разбитому телу.

Он пошатнулся, восстанавливая равновесие, и начал карабкаться дальше, скользя и спотыкаясь в узких обледенелых проходах между камнями, скрываясь под их защитой от снарядов, которые свистели и разрывались вокруг.

Чем дальше он уходил, тем крупнее становились камни. Он вошел в лабиринт из нагроможденных друг на друга каменных плит, образовавшийся в результате какого-то грандиозного землетрясения или обвала. Над ним нависали увенчанные беспорядочными снежными шапками скалы. Расщелины между ними были ненадежными, заполненными гладким как стекло льдом.

Хафлои продолжал свой путь, царапая наплечниками каменные стены, окружавшие его. Скоро со всех сторон оказались сплошные каменные бастионы. От неба осталась лишь узкая белая полоска над головой.

Корабль рокотал где-то вверху, из стволов орудий потоком вылетали снаряды.

Хафлои позволил себе улыбнуться. Это укрытие было лучше — гранитные валуны могли выдержать серьезные удары. Он по-прежнему двигался так быстро, как только мог в лабиринте камней.

Шум двигателей корабля затих вдали, а затем усилился, когда корабль вернулся, сделав круг. Хафлои остановился и прислушался. Скрипнул открывшийся люк и глухо ударились о камень керамитовые доспехи, когда один из пассажиров корабля спрыгнул на землю.

Хафлои вытащил свой болт-пистолет из кобуры и пошел дальше. Ледяные коридоры между скалами были похожи на трещины в ледяной глыбе — они соединялись и разветвлялись, вели на большие прогалины или постепенно сходили на нет. Теперь нужны были бесшумность и незаметность. Он слышал глухой шум шагов — кто-то в керамитовых ботинках приближался по дну ущелья, под его ногами скрипели гравий и лед.

«Слишком шумно, Охотник».

Хафлои увидел впереди по левую руку вход в узкую расселину, соединявшейся с той, в которой он сейчас находился. На пересечении расселин была небольшая прогалина, не более пяти метров в ширину, а со всех сторон возвышались громады утесов. Звук шагов доносился из левого прохода, становясь все громче.

Хафлои скрылся в тени ближайшего валуна и направил пистолет в сторону предполагаемого противника. Секундой позже в поле его зрения оказался огромный воин в серых доспехах. Он не носил шлема, оставляя открытой выбритую голову и бороду с черными прядями. Казалось, что он чувствует присутствие Хафлои: воин повернулся в его сторону и опустил свой болтер.

Слишком поздно.

Хафлои выстрелил. Он увидел, как масс-реактивный снаряд, вращаясь, полетел к цели. Болт попал точно в нагрудную пластину брони, отбросив врага к дальнему валуну.

— Хья! — радостно воскликнул Хафлои, вынимая меч из ножен на поясе и собираясь броситься на противника.

— Успокойся, — раздался тихий голос у самого уха.

Хафлои замер.

Он медленно перевел взгляд вниз. У самого горла, едва касаясь кожи, блестел обнаженный клинок. Если бы он атаковал, то вскрыл бы себе глотку.

— И теперь ты — труп, щенок.

Он опустил руки, хотя его сердца все еще бешено колотились. Клинок убрали.

Воин, которого Хафлои сбил с ног, оттолкнулся от камня. Его движения были тяжелыми. Большое уродливое лицо с курносым носом кривилось от смеха.

Второй воин отступил от Хафлои на шаг, покинув укрытие, из которого он подкрался. Теперь все трое — два Серых Охотника и один Кровавый Коготь — смотрели друг на друга. Вдалеке был слышен гул двигателей корабля. Снижающиеся обороты говорили о том, что он заходит на посадку.

«Скитья».

Хафлои сплюнул на землю и загнал свой пистолет обратно в кобуру.

Ольгейр, огромный воин по прозвищу Тяжелая Рука, в которого он смог попасть обезвреженным снарядом, подошел и ударил его кулаком в плечо. Этот жест, возможно, должен был быть ласковым, но ощущался как попадание из лаз-пушки.

— Это было легкомысленно, парень, — произнес Ольгейр.

Его грубое лицо было покрыто плотной мешаниной шрамов, татуировок, металлических украшений и прядей темных, жестких, как солома, волос. Его крашенная полосами пышная и непослушная борода завитками и перекрученными космами спускалась на нагрудник доспехов. Для этой тренировки он неохотно оставил свой тяжелый болтер, любимый Сигрун, и без него выглядел необыкновенно массивным.

Товарищ Ольгейра сухо улыбнулся Хафлои.

— Ты хорошо справился, сумев убежать от Ёрундура, — произнес он, убирая клинок. — Он будет недоволен.

На Бальдра Фьольнира было проще смотреть, чем на его боевого брата. Его борода была не такой клочковатой, а кожа не так испещрена следами ожогов и ударов. Он был худощавый, но крепкий, улыбчивый, с ясными глазами янтарного цвета. Он носил длинные волосы, в которых встречались светлые пряди песочного цвета, еще со времен, когда он сам был одним из Когтей.

— Ты ждал меня здесь, внизу? — уныло спросил Хафлои, потирая шею. — Я слышал, как с корабля спрыгнул только один из вас.

Ольгейр снова рассмеялся. Его уродливое лицо, казалось, было создано для этого низкого, грохочущего горлового звука, который исторгался из его похожей на бочку груди.

— Он не очень умен, — отметил Ольгейр.

Бальдр продолжал улыбаться. В его выражении не было злобы. Этот красивый воин не был похож на человека, способного на невероятную жестокость, которая требовалась при его роде занятий, но Хафлои не был настолько глуп, чтобы сомневаться в том, что при необходимости Бальдр проявит себя и с этой стороны.

— Мы спрыгнули вместе, — объяснил Бальдр. — Запомни: это то, что могут сделать враги. Они постоянно нарушают правила подобным образом.

Хафлои был не в том настроении, чтобы попасться на приманку. По мере того, как его тело восстанавливалось, чувство гордости сменялось унынием.

— Моркаи, — выругался он и размял шею, покрутив головой. Когда прекратился приток адреналина, он почувствовал, как на него наваливается боль и ломота во всем теле. Он выложился как следует в этот раз, сильнее, чем когда-либо. — Это, должно быть, шутка. Шутка. Это невозможно.

Ольгейр поднял бровь.

— Думаешь? — спросил он. — Такой недоверчивый — я думаю, в конце концов ты справишься.

Он был измотан, доведен до предела бесконечными тренировками, непрекращающимися испытаниями. Его уже много дней проверяла стая, к которой он даже не хотел присоединяться. Но он не дрался всерьез уже много недель. Он не стрелял из настоящего оружия и не бежал на реального врага с клинком в руке.

Хафлои переключил внимание на Ольгейра.

— Тогда сразись со мной сейчас! — огрызнулся он. — Один на один. Я сверну твою жирную шею.

Ольгейр одобрительно хмыкнул. Бальдр покачал головой.

— Нет, не свернешь, — спокойно ответил он. Хафлои услышал приглушенный хруст вдалеке — это приземлился «Громовой ястреб». — Ты пойдешь с нами, и я покажу, что ты сделал не так.

Серый Охотник смотрел на Хафлои, его лицо было серьезным. Глядя в его глаза, Хафлои понял, что у него, как и дюжину раз до этого, нет выбора.

— А потом мы все повторим, — сказал Бальдр. — И еще раз. До тех пор, пока ты не сможешь убить нас, как тебе было приказано.


В горячей мутной тьме раздавался лязг, ритмичные удары, похожие на бой барабанов на древних галерах. Искры, вылетавшие из светящихся зияющих пастей тысячи плавилен, сыпались на каменный пол, отскакивали от него и угасали.

Гуннлаугур оторвал взгляд от магмовых отсветов кузнечного цеха и посмотрел на далекую крышу, однако ему не удалось ее разглядеть. Толстые столбы дыма поднимались ввысь, смешивались и сгущались перед тем, как унестись через скрытые воздуховоды. Шумы кузницы буйствовали вместе с ними — нестройный, перекрывающий друг друга гул размягченного жаром металла, которому пытаются придать форму с помощью множества громадных молотов.

Расплавленная сталь стекала по желобам, как речная вода, плескалась, переливалась через край. Пузатые чаны с расплавленным металлом наклонялись, чтобы залить его в формы. Конвейерная лента из адамантиевых сегментов безостановочно двигалась, переправляя металл от круглых охладительных ванн к наковальням, обратно в печи, раз за разом через операции проковки, формовки, гибки, придания клиновидной формы и закалки, пока не получались заготовки для оружия. Их почтительно уносили сервиторы с пустыми глазами, для того, чтобы техножрецы и железные жрецы могли закончить работу и благословить оружие.

Надо всем этим нависали безмолвные изваяния древних богов кузни из кованой бронзы, установленные наверху каменных колонн. Эти бронзовые изваяния блестели и переливались в мрачном свете неугасающего пламени, спокойно и загадочно глядя через изменчивую полутьму Хаммерхолда на то, как работает армия получеловеческих оружейников.

Гуннлаугур оторвал от них взгляд и размашистыми шагами прошел мимо работающих механизмов. Он уже очень давно не спускался в эти глубины, но все выглядело точно так же, как в любое из прошлых посещений. В кузне стоял тяжелый запах: резкая, едкая, неперебиваемая смесь смога, пара и пота ударила ему в нос. Едва хватало свободного места, чтобы размахнуться топором, и совсем некуда было бежать. Место вызывало приступ клаустрофобии, казалось, что это какая-то часть преисподней очутилась в мире живых.

Немногие Небесные Воины приходили в Хаммерхолд без серьезной причины. Гуннлаугур не был исключением. Прошло больше часа, прежде чем он нашел того, кого искал, и для этого ему пришлось уйти далеко от шумных главных залов. Наконец, повторяя путь, который он проделал в прошлый раз, он проскользнул в боковые залы и прошел вниз по грузовым настилам, уворачиваясь от тяжелых гусеничных транспортов, выбиравшихся из глубинных хранилищ с рудой.

Грохочущий звон превратился в приглушенный рокот. Его путь лежал в зал поскромнее, менее двадцати метров в высоту и тридцати в ширину. С почерневшего потолка не смотрели образы богов, там был только голый камень, обработанный под готические арки. Одинокая наковальня стояла в центре, черная и громоздкая, сверкающая в темноте. Рядом печь высотой в два человеческих роста, в ней горели раскаленные угли, из-за которых воздух у небольшого просвета дрожал от жара. Рядом с печью находилось еще несколько предметов: стойка со множеством кузнечных инструментов, котел с водой, железные ящики, доверху набитые слитками металла, — но помимо этого комната была практически пустой.

По этому залу не бродили сервиторы, здесь не было конвейеров, которые подвозили сырье к захвату молота. Меньше одной единицы оружия в год сходило с этой наковальни. И все же Арьяк работал усердно: намного больше образцов разрушалось их создателем до того, как они попадали к железным жрецам для благословения. Редко кому ярлы позволяли так работать.

Арьяк, прозванный Каменным Кулаком, был особенным.

Человек-гора стоял над наковальней, словно морозный великан, нависающий над распростертой жертвой. Толстые пластины его брони в свете печи отсвечивали кроваво-красным, на них выделялись выбитые руны, которые спускались от наплечников по всей длине наручей. Его лысая голова, покрытая каплями грязного пота, была склонена.

На наковальне лежал раскаленный светящийся клинок. Арьяк искусно работал над ним, используя небольшой молот для придания острию нужной формы. Зрелище было странным: огромная фигура Арьяка, которая казалась еще больше из-за толстых пластин керамитовой брони, осторожными ударами обрабатывала серебристую полосу металла, лежавшую на наковальне.

Гуннлаугур не произнес ни звука. Он остался в тенях, почтительно наблюдая за работой. Арьяк не обращал на него внимания. Молот поднимался и опускался, блестя в отсветах пламени, выбивая искры, с которыми из металла уходили инородные частицы.

Наконец Арьяк подхватил клинок и опустил его в котел с водой, из которого с шипением стали подниматься густые клубы пара. Он вынул будущее оружие из воды, поднес его к пламени печи, стал поворачивать, рассматривая свою работу.

Клинок был длиной с его предплечье, идеального размера для дуэльного гладия. Гуннлаугур оценивающе взглянул на его. Он не слишком хорошо умел оценивать оружие на глаз, но мастерски пользовался мечом, и ему казалось, что этот клинок ему бы подошел.

— Что, парень, нравится? — произнес Арьяк, по-прежнему не поднимая головы.

Гуннлаугур улыбнулся.

— Это для меня? — спросил он.

Арьяк бросил свое творение обратно на наковальню.

— Ни для кого, — ответил он со вздохом. — Я переплавлю его, как и остальные.

— Похоже на напрасную трату…

— Напрасную трату чего? Металла? Здесь больше, чем мы могли бы использовать за тысячу лет.

Арьяк выпрямил спину. Когда он стоял прямо, то выглядел еще более устрашающим из-за своих габаритов. Гуннлаугур, который и сам обладал выдающимися физическими данными, казался почти хрупким по сравнению с ним.

— Напрасной тратой было бы отправить воина на битву с негодным клинком, — проворчал Арьяк, медленно разминая громадные плечи. — В любом случае только идиот пойдет в бой с мечом.

Фомадурхамар, огромный громовой молот Арьяка, висел на громадной железной раме в задней части зала. Даже с выключенным питанием он излучал спокойную ауру неумолимой мощи — так же как и его хозяин.

— Согласен.

Любимым оружием Гуннлаугура тоже был громовой молот, который носил такое же прозвище, как и он, — Скулбротсйор, — лежавший в безопасности на алтаре войны в его личных покоях в Ярлхейме. Взгляды этих двух воинов во многом совпадали, в том числе на то, какой инструмент лучше всего подходил для проламывания голов.

Арьяк вышел из-за наковальни и приблизился к Гуннлаугуру. Огонь печи осветил широкое лицо бойца с выпирающими тугими жгутами мышц, шею с толстыми жилами, уходившими вместе с пучками кабелей под доспехи.

В течение нескольких секунд Арьяк рассматривал Гуннлаугура, как только что обработанную металлическую заготовку. Гуннлаугур немногим позволил бы так на себя смотреть. С тех пор как он был повышен до Волчьего Гвардейца, только ярл Черная Грива, жрецы и сам Гримнар имели право проверять его готовность к чему-либо.

Арьяк, однако, был другим, исключительным во всех отношениях. В его жилах текла кровь железного жреца, что влияло на характер. Только несравненные навыки ближнего боя удерживали его от спуска в лавовые кузни, куда стремилось его сердце. Гуннлаугур знал, как и все остальные, насколько Арьяк хотел вернуться в круг истинных оружейников и создавать уникальные топоры и молниевые когти вместе с молчаливыми и задумчивыми мастерами-кузнецами.

Но Арьяк никогда не жаловался, за что его уважали в залах Клыка. Именно это когда-то заставило Гуннлаугура обратиться к нему за советом, в первый раз за века службы Своре. Удивительно, но Арьяк не возражал. Возможно, воин по прозвищу Наковальня Фенриса увидел в неопытном Гуннлаугуре что-то родственное. Может быть, он был рад передать кое-что из обретенной за годы сражений мудрости, поскольку к нему редко обращались за серьезным советом.

В любом случае эти два воина всегда встречались, когда оба оказывались в родном мире в одно время, хотя это и случалось нечасто. Гуннлаугур многое извлекал из этого обмена опытом. Он надеялся — возможно, напрасно, — что и Арьяк тоже.

— Ты плохо выглядишь, — произнес Арьяк.

— Ты бы тоже так выглядел, если бы побывал там, где я.

— Не сомневаюсь. Как стая?

— Обескровлена, — честно ответил Гуннлаугур. — Нас осталось пятеро. Потеря Тинда была тяжелой, но мы сделали то, за чем нас отправляли, и большая часть воинов вернулась домой.

Арьяк хмыкнул. Огромный воин редко говорил и всегда был немногословен.

— Рад, что вы справились, — сказал он. — Итак, зачем ты пришел сюда?

Гуннлаугур глубоко вздохнул. Его взгляд снова метнулся к наковальне, где остывал забракованный мастером клинок.

— Скоро мы снова отправимся в путь, — ответил он. — Черная Грива хочет, чтобы мы взяли себе Кровавого Когтя. Он также может приказать, чтобы мы снова приняли Ингвара Эверссона.

Арьяк поднял кустистую опаленную бровь.

— Гирфалькон? Он вернется, — заметил кузнец. — Зачем притворяться, что может быть иначе?

Гуннлаугур пожал плечами.

— Потому что я не знаю, как с ним быть, — ответил он. Говорить что-либо кроме правды в разговоре с Арьяком стало бы потерей времени. — Больше не знаю.

Арьяк спокойно посмотрел на него. Взгляд золотистых глаз, способных заметить мельчайшие дефекты в металле на наковальне, был твердым.

— Тебе действительно нужен мой совет? — спросил Арьяк. — Я не ярл и не жрец. Ты мог бы сам поговорить с Черной Гривой.

— Мог бы.

— Но не будешь.

Гуннлаугур покачал головой:

— Не думаю.

Ты глупец. Однажды ты поймешь, почему Гримнар о нем такого высокого мнения.

Сердце Гуннлаугура упало. Он не знал, чего хотел от Арьяка. Он даже не понимал, почему проблема с Ингваром так беспокоила его. За пятьдесят семь лет, прошедших со смерти Хьортура, он никогда не ощущал тяжести бремени командования. Теперь же внезапно ему стало казаться, что на него взвалили одну из наковален Арьяка и она тянет его в темную бездну.

— Я сплотил эту стаю вокруг себя, — произнес он, разговаривая отчасти с Арьяком, отчасти сам с собой. Вальтир — это мой меч. Я научился пользоваться им, и со временем он стал еще более смертоносным. Бальдр и Ольгейр так же надежны, как Фреки. Ёрундур — вредный старый мерзавец, но и от него есть польза, к тому же с боевым кораблем он управляется так, как будто это ледовый ялик. Я горжусь ими и не хочу видеть, как стая развалится.

Гуннлаугур снова покачал головой.

— Ему здесь не место, — сказал он. — Не сейчас. Он сделал свой выбор.

Выражение лица Арьяка не изменилось, он не осуждал, не смеялся и не сочувствовал. Неподвижный, как камень, в честь которого он получил свое прозвище.

— Тогда ты должен не послушать Рагнара, — заметил Арьяк. — Но скажи честно, парень: тебя действительно беспокоит именно это?

Гуннлаугур поднял глаза.

— Что ты имеешь в виду?

— Ты веранги отряда Ярнхамар. Если тебя волнует твоя стая, то ты можешь пойти против ярла в этом вопросе. Он может не уступить, но будет уважать тебя. Но если проблема в тебе, если все дело в твоей слабости, то он рассмеется тебе в лицо и прогонит с глаз долой, как кэрла. Я слышал, Молодой Король любит посмеяться, ему не надо будет искать вескую причину для тебя.

Гуннлаугур ощутил вспышку гнева, гордость, которая всегда жила в нем, оказалась уязвлена. Правая рука инстинктивно сжалась в кулак.

Арьяк был быстрее. Огромный воин отбросил Гуннлаугура от наковальни, с силой толкнув его в грудь. Выражение лица на секунду стало более жестким, на нем отразились презрение и растущая боевая ярость.

Потеряв равновесие, Гуннлаугур отступил назад. Он ударился обо что-то — это оказалась оружейная стойка, и металлические клинки и рукояти посыпались на пол вокруг него.

— Что такое, Волчий Гвардеец? — поддразнивал его Арьяк, надвигаясь, подняв огромные кулаки для удара. — Испугался Гирфалькона? У тебя кровь остыла с тех пор, как вы в последний раз сражались друг с другом на равных?

Гуннлаугур бросился на Арьяка в ответ. Два воина столкнулись, борясь, как старые медведи в пещере.

— Я ничего не боюсь! — проревел Гуннлаугур. Он обхватил руками торс Арьяка и яростно толкал его назад. — И ты это знаешь!

Арьяк выдержал давление, и из его рта вырвался странный звук. Наполовину ослепленный гневом, Гуннлаугур едва услышал его, уже занося кулак для удара.

Затем он узнал грохочущее фырканье — самый похожий на смех звук, который могло издавать высушенное жаром кузни горло Арьяка.

Гуннлаугур остановился, его яростная атака неожиданно утратила смысл. Он разомкнул захват и отошел от Арьяка с пылающими щеками.

Арьяк терпеливо рассматривал Волка, не переставая улыбаться.

— Хорошо, — произнес он. — Хорошо. На какой-то миг я подумал, что у тебя крыша поехала.

Гуннлаугур перевел дух. Гнев уходил так же быстро, как появился, уступая место стыду.

«Почему меня так легко разозлить? — подумал он. — Почему так просто спровоцировать?»

Арьяк, по-прежнему посмеиваясь, вернулся к наковальне.

— Ты позволяешь этим чувствам завладеть тобой, — сказал он, подбирая клинок и снова начиная его рассматривать. — Хьортур назвал бы тебя вожаком стаи, если бы прожил достаточно долго, чтобы выбирать. Кровь Русса, я бы и сам так сделал, ты можешь бить довольно сильно, когда сам этого хочешь.

Гуннлаугур опустил руки вдоль тела. Он чувствовал себя измотанным. Одно задание за другим, год за годом; когда-нибудь это должно было сказаться.

— Итак, что ты будешь делать? — спросил кузнец.

— С Эверссоном? Я встречу Ингвара как брата. Я бы хотел получить его клинок в свою стаю. Если он бросит мне вызов, я смогу подавить его. Если он будет бросать вызов остальным, я приму это.

Арьяк провел латной перчаткой по краю наковальни.

— Стая священна, — сказал он. — У нее своя жизнь, более важная, чем наша. Ты не можешь контролировать эту жизнь, только немного направлять. Если судьба снова сводит тебя с Ингваром, то стая сплотится вокруг вас обоих, так или иначе.

Гуннлаугур слушал.

— Гордость придает тебе сил, парень, — продолжал Арьяк. — Позволь ей сделать тебя еще сильнее — ты заслуживаешь своего места, но не позволяй ей ослепить тебя. Никто из нас не может быть важнее, чем стая. В конечном счете именно она должна выжить.

Взгляд Арьяка расфокусировался. Было похоже, что он обращается теперь не столько к Гуннлаугуру, сколько к себе.

— Запомни это, — сказал он. — Ты, я, Ингвар, сам Старый Пес, мы все никто поодиночке. Мы живем только ради стаи. Именно она делает нас смертоносными, вечными. Ничто больше не имеет значения.

Гуннлаугур поклонился. Он получил свой ответ. У него было то, за чем он пришел.

— Я понимаю, — ответил он.

Арьяк кивнул:

— Хорошо. Тогда ты можешь идти, и я вернусь к работе.

— Да. Примите мою благодарность, владыка.

Арьяк нахмурился:

— Не называй меня так. У нас одно звание.

Гуннлаугур улыбнулся сам себе. На какое-то мгновение он действительно забыл об этом.

— Ну конечно, — сказал он.

Волчий Гвардеец. Веранги.

Арьяк снова взялся за молот. Это было намеком, что пора уходить, и Гуннлаугур развернулся, направляясь к далекому шуму Хаммерхолда. Он шел медленно, прокручивая в голове слова Арьяка.

«Мы живем только ради стаи».

Это были знакомые слова, но ощущение от того, что ему о них напомнили, было странным.

«Именно она делает нас смертоносными, вечными».

С каждым пройденным шагом он чувствовал себя немного сильнее.

«Ничто больше не имеет значения».


Глава первая | Кровь Асахейма | Глава третья



Loading...