home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава шестая

Мы почти прибыли, повелитель.

В голосе Бьяргборна слышались нотки облегчения. Гуннлаугур подумал, что ему выпала нелегкая судьба: руководить тесным, плохо оснащенным фрегатом с бродящей по нему стаей разочарованных Небесных Воинов. Учитывая все обстоятельства, он неплохо справился.

— Очень хорошо, капитан, — сказал Гуннлаугур, нанося на бороду лак перед тем, как надеть шлем. — Выводите нас как можно ближе.

Гуннлаугуру нравились смертные. Он любил их простоту и высоко ценил их отвагу. Кэрлы были крепким племенем даже без генетических манипуляций, они могли стоять на своем, исполняли приказы и знали, с какого конца браться за топор, если этого требовали обстоятельства. Бьяргборн был хорошим представителем этого рода.

Капитан развернулся на троне, чтобы контролировать процесс выхода в реальное пространство. Свинцовые панели, закрывающие обзорный купол перед ним, скрипнули и щелкнули, готовые раскрыться, когда будут убраны задвижки.

Все семь членов отряда Ярнхамар стояли на помосте за капитанским троном так же, как и в начале варп-перехода. Все были облачены в доспехи. Гуннлаугур чувствовал их желание снова ощутить твердую землю под ногами. Почему-то сильнее всего оно исходило от Бальдра. Он утратил свое обычное беззаботное выражение лица и казался измотанным варп-переходом.

— Мы прорываем пелену, — сообщил Бьяргборн. — Навигатор рапортует, что Ваше желание выйти как можно ближе будет исполнено.

Корпус «Ундрайдера» заскрипел, как будто ему приходилось бороться со встречным ветром. Низкий рокот варп-двигателей постепенно стихал, чтобы незамедлительно смениться на рев двигателей, предназначенных для реального пространства.

— Ну что ж, посмотрим на это место, — вздохнул Гуннлаугур. Его взгляд был направлен на обзорный купол, он ждал, когда уберут заслонки.

Откуда-то из глубин фрегата раздался треск, эхом прокатившийся по кораблю. Палуба задрожала. Звук, похожий на протяжный вопль, разнесся по мостику, за ним последовало резкое шипение. Космические двигатели с ревом запустились, защитные заслонки с лязгом открылись. В течение нескольких мгновений на обзорных экранах были видны только размытые завитки ложных цветов. Затем они разошлись, и стал виден темный бархат космоса, украшенный яркой россыпью звезд. В центре экрана, прямо по курсу, виднелась ржаво-красная планета, покрытая похожими на шрамы чугунно-черными пятнами.

Когитаторы вокруг командного трона резко ожили, обрабатывая потоки данных, хлынувшие из корабельного сенсория. Сервиторы начали что-то бормотать своими опухшими языками, зажглись целые блоки отделанных бронзой индикаторов на панелях управления. «Ундрайдер» снова был в царстве физики и материи.

— Выходите на скорость сближения, — спокойно приказал Гуннлаугур, подходя ближе и становясь сбоку от Бьяргборна, чтобы лучше видеть, что творится впереди. — Есть что-нибудь на ауспике?

Бьяргборн работал четко, его руки мелькали над переключателями и клавишами, встроенными в подлокотники трона.

— Пока ничего, повелитель. Эфир просканирован на девяносто два про… О. Мы что-то получаем. Мы что-нибудь получаем? Да, у нас есть корабельные сигнатуры.

Гуннлаугур почувствовал, как волоски на шее встают дыбом.

— Покажи, — велел он.

За спиной он услышал низкий рык Ольгейра. Сладкий запах жажды убийства неожиданно коснулся его органов чувств.

— Принимаем незашифрованное сообщение, — сообщил Бьяргборн, щелкая переключателем, чтобы транслировать передачу по громкой связи на мостике. — Координаты источника пока не определены.

Динамики с обеих сторон командного трона включились, раздался белый шум.

Ингвар встал рядом с Гуннлаугуром. Его серые глаза неотрывно смотрели на кроваво-красную сферу, висевшую в пустоте перед ними, на лице читалось напряжение.

— Не транслируй этот сигнал, — сказал он.

Руки Бьяргборна уже начали двигаться, чтобы выполнить этот приказ, но было слишком поздно. На несколько секунд шипение помех уступило место различимым словам, произносимым влажным, искаженным обилием слизи голосом.

— …сккркссскрт… сфцссскх… скиррс… талемон мон мон моррдар эк’скаддерййул… нергал алех фрарррйар… ах х’йар нергал…

Трансляция оборвалась.

— Сколько кораблей? — требовательно спросил Гуннлаугур.

— Один, повелитель, — ответил Бьяргборн. Его лицо было белым как мел. Он не понимал слов, но знал, кто их произнес. — Я думаю.

Гуннлаугур развернулся лицом к стае. Он уже чувствовал, как закипает его кровь.

— Всю энергию на орудия. — Он снял шлем с пояса и надел его. — Полный вперед.

Ярнхамар тоже пришел в движение. Ёрундур занял позицию у трона, его глаза блестели от неожиданного возбуждения. Все остальные надели шлемы, закрепив их с резким шипением клапанов.

Гуннлаугур бросил взгляд на обзорный купол, исследуя звездную россыпь. Его животный дух уже проснулся и разогревал мышцы, обострял чувства, ускорял мысли.

— Найди его! — прорычал он. — А потом убей!


Космические битвы были странными и изменчивыми. Большая их часть проходила на невообразимо больших расстояниях с помощью статистических данных и локационного оборудования, так что капитаны кораблей даже не видели противника. Некоторые сражения длились по несколько месяцев, когда корабли совершали периодические прыжки в варп и обратно в затянувшихся попытках получить преимущество от позиции. Другие были просты и жестоки: протараненный корпус разлетался на части в ужасающей вспышке взорвавшихся двигателей, а перегруженный генератор щитов запускал каскад разрушительных цепных реакций. Количество переменных, которые надо учитывать, было огромным, а варианты развития событий — неисчислимы.

Именно поэтому Ёрундур наслаждался боем. Ни один когитатор с симуляцией поведения не обладал достаточным воображением, чутьем для ведения войны в пустоте. Эту функцию выполняли капитаны из плоти и крови, мужчины и женщины, которые знали допустимые пределы своих кораблей так же, как знали предел возможностей своих собственных тел и душ, которые могли выжать из себя всю власть и агрессивность, когда вселенная вокруг них взрывалась огнем и кровью.

В данной ситуации, конечно, все было иначе. Ёрундур знал о тонкостях управления «Ундрайдером» не больше, чем недавно зачисленный в команду лейтенант. Правильным было бы оставить корабль в руках Бьяргборна и довериться опыту смертного в том, что касалось возможностей его корабля.

Но в этом не было никакого веселья. И, несмотря на то что многие думали про Ёрундура, его умение получать удовольствие от работы еще не совсем исчезло в глубине веков.

— Вот он, — сказал Ёрундур. — Выведите пространство вокруг нас на гололит. Что со щитами? Скорость на максимум — нам нужно идти на сближение.

Бьяргборн подчинился без промедления. Трехмерная голографическая матрица зажглась над головами и засияла золотыми и красными линиями. Основную часть изображения занимала сфера Рас Шакех. На голограмме отображалась позиция «Ундрайдера», быстро сближающегося с планетой. Другой сигнал исходил с дальней стороны сферы и двигался в их сторону на перехват.

Ёрундур не знал, что там делал этот корабль. Он слышал, как Гуннлаугур пытается установить связь с поверхностью и терпит неудачу. Он понимал, что корабль находился в том месте, им командовало что-то нечестивое, и оно должно умереть. Обстоятельства его появления здесь могли подождать до того момента, когда остов вражеского судна будет полыхать в верхних слоях атмосферы.

— С чем мы столкнулись? — спросил он, наблюдая за тем, как сигнал входит в зону действия сканеров. — Дайте мне что-нибудь, с чем можно работать.

— На экране, — ответил Бьяргборн, выводя данные, собранные сканерами дальнего действия, на пикт-экран, установленный рядом с командным троном. Трехмерная схема появилась на гололите, вращаясь вокруг своей оси.

— Архивраг, — сразу отметил Гуннлаугур.

— Эсминец, — подтвердил Бьяргборн, просматривая столбцы свежих данных, бегущие по краям гололитического изображения. — Он заряжает орудия.

Ёрундур изучал мерцающее изображение, которое вращалось перед глазами. Мостик вокруг него погрузился в пучину шумных приказов, оружейные системы пробуждались к жизни, поднимались пустотные щиты. Светильники на потолке погасли и сменились тусклым красным светом систем боевого освещения.

— Мы сможем его уничтожить? — спросил Гуннлаугур. — Решай сейчас.

Ёрундур зарычал. Ему нужно было больше времени. Очертания эсминца казались… странными, орудия — деформированными. Это, скорее всего, был корабль типа «Идолопоклонник», но если так, то что-то ненормальное случилось с его корпусом. «Ундрайдер», возможно, был быстрее, но интуиция подсказывала ему, что их корабль был слабее вражеского и обладал меньшей ударной мощью.

— Мне стыдно, что ты вообще спросил об этом! — прорычал он, зафиксировав взгляд на гололите и измеряя расстояния. — Поддерживайте скорость и курс. Приготовьтесь снизиться до нижней точки по моей команде, десять тысяч километров.

Бьяргборн в спешке подчинился. Предупредительные огни замигали на пикт-решетке, сигнализируя о копьях энергии, пронзивших пустоту.

— Выстрел из лэнс-излучателей! — закричал кэрл, сидевший за станцией сенсориума.

— Слишком далеко, — выдохнул Ёрундур. — Они слишком…

Космос перед ними взорвался в резкой вспышке жгучего света. «Ундрайдер» резко накренился вверх и влево, отчего непристегнутые члены команды кубарем полетели по мраморному полу. Завыли сирены, а боевое освещение дважды мигнуло, прежде чем зажечься вновь.

— Маневр уклонения! — приказал Бьяргборн.

— Не смей этого делать! — с угрозой произнес Ёрундур. — Подходи ближе.

Гуннлаугур, удержавшийся на ногах, пристально взглянул на него.

— Ближе?

— Мы не сможем достать его на таком расстоянии, — бросил Ёрундур. — Все, что у нас есть, — это скорость.

— Удар пришелся на передние пустотные щиты, — отрапортовал сервитор. Голос был сухим и лишенным эмоций. — Повреждена обшивка. Ремонтные бригады отправлены.

Ингвар подошел к трону и всмотрелся в гололитическое изображение вражеского корабля. Ёрундур проигнорировал его.

— А теперь резко вниз, — приказал он. — Пройдите вдоль планеты, нам нужно еще немного скорости.

«Ундрайдер» метнулся вниз, к планете, и гигантская сфера начала заполнять собой обзорные экраны. Пока корабль совершал этот маневр, еще один луч энергии пролетел мимо, промахнувшись мимо зубчатого хребта менее чем на километр. Рев двигателей сменился завывающим визгом, а палуба под ногами затряслась.

— Это опасно, — предупредил Бьяргборн, когда еще больше тревожных огоньков вспыхнуло на дюжине панелей управления.

Конструкции мостика начали трещать. С нижних палуб долетел звук, как если бы что-то разлетелось на куски, затем последовала серия затихающих резких тресков.

Ёрундур игнорировал все это. Показатели индикаторов расстояния перед ним стремительно падали, отслеживая уменьшающееся расстояние между двумя судами. Они все еще были слишком далеко, а противник уже мог стрелять по ним.

— Открывай огонь, капитан, — приказал он.

— У нас не…

— Открывай огонь, или я выбью тебе зубы.

Носовой лэнс-излучатель «Ундрайдера» выстрелил снопом ослепительно-белого света, батареи лазпушек раскрылись по всей длине корабля, на миг вспыхнув во тьме, прежде чем исчезнуть под градом рассеянных лучей.

Огневой вал не нанес врагу никаких повреждений, но противник немного сменил траекторию движения, и из-за этого следующего залпа был отложен. К тому моменту «Ундрайдер», проходя по самому краю атмосферы Рас Шакех, разгонялся все сильнее. Под ним проплывали размытые очертания континентов, покрытые грязными пятнами черного и красного цветов.

«Еще несколько секунд…»

Вражеский корабль выпустил залп. Эсминец начал стрелять из корабельных лазерных батарей, и попадания пришлись прямо в открытый правый борт «Ундрайдера», отчего щиты истончились, прогнулись и затрещали.

— Теряем щиты! — раздался крик кэрла от блока когитаторов за несколько секунд до того, как мощный удар сотряс помещение мостика. «Ундрайдер» резко качнулся вниз и влево, сходя с курса, и в тот же момент толстый пучок кабелей взорвался над головами экипажа, осыпая пол подпрыгивающими и разлетающимися в разные стороны искрами.

— А теперь хватит убегать, — сказал Ёрундур, непокорный и не обращающий внимания на крен корабля. — Пришло время вернуть должок.

В этот момент он заметил вражеский корабль на обзорных экранах — черный, похожий на луковицу эсминец, приближающийся для следующего захода. Его носовой лэнс-излучатель уже пылал белым светом, готовый к выстрелу. Предательский блеск пока нетронутых пустотных щитов очерчивал контур корабля.

Новый залп вылетел из орудийных батарей «Ундрайдера». Экипаж умел целиться: когда вспышка угасла, Ёрундур разглядел полосу попаданий, прошедшую по днищу вражеского корабля. Что-то взорвалось под острым как кинжал носом, подбросив лэнс-излучатель вверх. По щитам разбежались волны статики.

— Еще ближе, — прошипел Ёрундур, сжимая кулаки. — Продольный огонь.

«Ундрайдер» выстрелил снизу вверх, немного отклонившись от курса и оставляя за собой след из обломков. Набранной скорости еще хватало, чтобы увернуться от большей части лазерных залпов, которые летели в него. Двигатели работали на полную, посылая неровные импульсы, отдававшиеся вибрациями в переборках и опорах. Чувствительная серия взрывов вдоль линии корпуса заставила корабль отклониться от курса на несколько градусов, но не замедлила его ход.

Менее чем за секунду он прошел совсем рядом с вражеским судном, настолько близко, что в обзорные экраны можно было разглядеть блестящую и словно пораженную опухолями обшивку. Лазерные батареи синхронно выдвинулись и извергли целый сонм смертоносных, неоновоярких копий света, заполнивших пространство между кораблями. Ответный залп был таким же ужасающим. Две стены света и жара столкнулись и пронеслись сквозь друг друга, разбиваясь о переливающиеся поля пустотных щитов, пробивая их и вгрызаясь в металл под ними.

Серия взрывов прошла по всей длине корпуса «Ундрайдера», сопровождаясь визгом и треском отключающихся генераторов щитов. Весь корабль содрогнулся, когда лазерные лучи пробили себе путь в перегретые трубопроводы и прожгли листы обшивки метровой толщины. Двигатели чихнули и вспыхнули, беспорядочно пульсируя, как будто у них внезапно случился сердечный приступ.

— Теперь уходим, маневр уклонения «ерва». — Ёрундур отдал приказ спокойным голосом, не отрывая взгляда от кружащегося и мерцающего изображения на гололите.

Все конструкции корабля сотряслись, когда «Ундрайдер» начал крутой подъем по спирали. Раздался грохот новых взрывов, и команду на мостике засыпало обломками. Паутина трещин побежала по обзорным экранам, которые сразу же закрылись защитными ставнями. Кэрлы, спотыкаясь, метались по помещению мостика, пытаясь добраться до разгорающихся пожаров и потушить их.

— Статус, капитан, — запросил Ёрундур, продолжая оценивать положение корабля в пространстве.

Бьяргборн, которого почти выбило с командного трона непрекращающимися ударами, просмотрел данные.

— Орудия правого борта уничтожены. Лэнс-излучатель уничтожен. Шесть, нет, семь пробоин корпуса. У нас утечка воздуха.

— Из чего вообще сделана эта посудина? — пробормотал Ёрундур. — Из бумаги?

Гуннлаугур уперся в накренившуюся палубу, пытаясь компенсировать неполадки, возникшие в работе гравитационных генераторов.

— А что с врагом? — спросил он.

Эсминец выстрелил мимо цели, поврежденный при жестоком обмене бортовыми залпами. Он собирался сделать еще один заход, но двигался менее маневренно, чем раньше. Длинный газовый след тянулся от днища корабля.

— Его щиты отключились, — сказал Бьяргборн, просматривая данные с ауспиков, — но у него все еще есть орудия. И двигатели.

— Он может уничтожить нас, — тихо сказал Ингвар, — а мы его — нет.

Ёрундур резко развернулся.

— Я только начал! — огрызнулся он, сверкая глазами.

Ингвар повернулся к Гуннлаугуру.

— Мы должны отступить, веранги, — сказал он. — Мы не можем сражаться с этим врагом.

Гуннлаугур встретился с Ингваром взглядом.

— Отступить? — переспросил он. Голос выдавал его изумление. На какой-то миг казалось, что Гуннлаугур не знает, как отреагировать.

Новые взрывы сотрясли нижние палубы. Целая секция когитаторов взорвалась, их экраны разлетелись по всему мостику осколками стекла. Завыл хор сирен, перекрывая друг друга, они пели диссонирующий гимн отчаяния.

— В этом нет ничего постыдного, — продолжил Ингвар. — Мы по-прежнему можем оторваться от него, но не можем убить. У нас не осталось оружия.

В ответ на это Гуннлаугур мрачно усмехнулся.

— Тебя не было слишком долго, — произнес он. — У нас много что есть.

Он коротко взглянул на гололит, что-то просчитывая, после чего повернулся к Ёрундуру:

— Нам нужен еще один заход. Проведи нас так близко к нему и так быстро, как сможешь. После чего уматывай от него Хель знает как быстро. Неважно куда. Главное — не погибнуть еще на подходе.

Ёрундур понимающе осклабился:

— Хорошо.

Гуннлаугур повернулся лицом к остальной стае. Они выжидающе смотрели на него, закутанные в шкуры, облаченные в доспехи, покрытые ритуальными мазками крови, с нанесенными рунами, увешанные волчьими зубами, мистическими оберегами и с судьбоносными клинками.

— Пойдемте, братья, — позвал он. Его низкий голос дрожал от предвкушения. — Я хочу кое-что вам показать.


Гуннлаугур легко бежал по коридорам в направлении ангаров корабля. Светильники отключились до того, как он прошел половину пути, но системы шлема сразу компенсировали это неудобство. Нестройный грохот тяжелых шагов остальных членов стаи эхом разносился по узкому коридору за его спиной. Его слух игнорировал беспрестанный рев сирен и оповестительных маячков, улавливал только лязг оружия по доспеху, шумное возбужденное дыхание и металлическое гудение сервоприводов силовой брони.

«Ундрайдер» во всем, кроме одного, не соответствовал требованиям, предъявляемым боевому кораблю: на таком негоже было идти на войну. Но у него было кое-что, что делало корабль более чем полезным.

— Ну и что же это такое? — Голос Вальтира раздался в общем для всей стаи канале связи. — Что мы собираемся делать?

Его голос звучал напряженно, как будто его должны были проинформировать и забыли об этом. Вальтир всегда подозревал, что им пренебрегают.

— Мы здесь вот за этим, — произнес Гуннлаугур, подходя к толстым защитным своркам.

Он нажал на переключатель, и они разъехались, скрипя поршнями.

По ту сторону дверей находилась просторная комната, размером с ангар для «Громового ястреба». Металл стен был черный, словно покрытый углеродной пленкой. Громадные подъемники с захватами свисали с потолка, слегка покачиваясь, когда очередной удар сотрясал «Ундрайдер».

В центре помещения находился механизм пусковой катапульты: двухсотметровый тоннель с направляющими, выходящий прямо в пустоту космоса, мягко освещенный кроваво-красными огнями.

В дальнем конце полосы имелось две пары закрытых армированных дверей. Ближний к десантникам конец был занят уродливым воплощением жестокой эстетики Империума с двойным фюзеляжем. Он был опущен до уровня пола и похож на припавшего к земле опаленного и скорчившегося между скалобетонными буферами бродягу. Это была причина, по которой они сюда пришли.

— Кровь Русса, — выдохнул Бальдр.

— Это «Цест», — произнес впечатленный Ольгейр. — Великолепно.

Гуннлаугур, смеясь, подошел к панели управления и активировал авторизацию удаленного запуска.

— Пристегивайтесь быстро, — сказал он. — Ёрундур отправит нас наружу, и он будет не в восторге от задержки.

Штурмовой таран «Цест» часто можно было встретить на крупных боевых кораблях Адептус Астартес и намного реже — на эскортных судах наподобие «Ундрайдера». В отличие от универсальных десантно-штурмовых «Громовых ястребов», которые к тому же были почти в три раза больше, «Цест» был создан с единственной целью. Два его фюзеляжа были бронированы и усилены дополнительными керамитовыми пластинами, ребрами жесткости и армированием. Все это позволяло выдерживать сильные удары. Грубые двигатели оснащались форсажными камерами, что позволяло им разгонять машину по прямой до огромных скоростей. Орудийный комплект состоял из спаренных тяжелых болтеров, ракетных установок на крыльях и магна-мелты. Все вооружение было направлено вперед, вся разрушительная сила концентрировалась в одной точке.

«Цест», запущенный в космос, несущий десятерых космодесантников в отделениях для экипажа, мог выдержать столкновение на полной скорости с не закрытым щитами корпусом любого боевого корабля в Империуме. И это можно назвать удачей, потому что больше подобная машина не могла практически ничего. Она была скорее снарядом, чем транспортным кораблем.

Оба посадочных трапа откинулись. Ингвар и Бальдр зашли по одному, а Вальтир, Хафлои и Ольгейр — по другому. Гуннлаугур занял место в крохотной кабине, расположенной в хвосте неуклюжего судна. Она была неудобной и тесной. Эти ощущения стали сильнее, когда металлические ребра страховочной клетки опустились поперек груди.

Десантные отсеки с грохотом захлопнулись, после чего раздались шипение и щелчки запирающихся замков. Гуннлаугур включил подачу топлива к двигателям и почувствовал, как корабль задрожал, когда включились реактивные ускорители.

Пусковой ангар снова сотрясся от ударов, которые корабль получал в продолжающемся снаружи космическом сражении. Один из захватов отвалился от удерживающих его конструкций и тяжело рухнул у них за спиной, превратившись в клубок спутанных металлических прутьев. От удара камнебетонный пол пошел трещинами.

Гуннлаугур бросил короткий взгляд в конец пускового тоннеля, где одна за другой открывались противовзрывные двери, обнажая усыпанную звездами черноту космоса.

— Приготовиться к запуску, — скомандовал он, взялся за рычаги управления полетом и напрягся перед взрывным стартом. Пилотировать «Цеста» в таких условиях было все равно что оседлать бурю, — он сможет немного скорректировать траекторию перед столкновением, но не более того. — Рука Русса да направит…

Таран резко пришел в движение и рванул вперед так, как будто ему дали хорошего пинка. Двигатели набрали мощность и взревели в огненном крещендо, которое оглушало, несмотря на систему акустической защиты шлема.

Гуннлаугура вжало в спинку кресла. Пусковой тоннель пролетел мимо размытым пятном, и «Цест» вылетел из корпуса «Ундрайдера». На краткий миг перед глазами мелькнули кружащиеся звезды, частично скрытые длинными клубами дыма и пламени.

Затем перед ними возник оплывший корпус вражеского эсминца и начал приближаться на пугающе высокой скорости. Ёрундур хорошо рассчитал момент запуска: они летели точно между кораблями, направляясь под беспорядочную мешанину бронепластин, к двигательным отсекам. Вокруг них бушевал шторм лазерных лучей. Некоторые попадали по корпусу тарана и встряхивали его, но машина все равно неуклонно продолжала свое движение к цели.

Гуннлаугур немного подкорректировал курс корабля, направив его вниз, к уже поврежденной секции обшивки. Он выпустил ракеты, затем открыл огонь из тяжелых болтеров, поливая огнем выбранное место удара. Раскаленный до температуры поверхности звезды огонь магна-мелты он приберег напоследок, когда корпус эсминца уже навис над ними, выплывая из пустоты, словно адамантиевый утес. Несмотря на всю свою подготовку, Гуннлаугур не смог удержаться и заскрипел зубами от напряжения, непроизвольно сжав челюсти, когда обшивка оказалась уже совсем близко.

Удар был ужасающе сильным. «Цест», пылая, влетел в бушующий центр плавящегося и бурлящего металла. В какой-то миг он пробирался через потоки настоящей магмы, отталкивая с пути плавящиеся опоры и пластины брони. Потом он жестко врезался в массивное ребро каркаса, и его развернуло вверх. Он несся по инерции вперед, проламывая и разрывая пластины стали и адамантия, погружаясь все глубже в запутанные недра пробитого борта эсминца.

Сидящего в кресле Гуннлаугура бросило вперед, он удержался только благодаря толстой металлической раме, прутья которой лежали поперек его груди. Мощные и быстрые взрывы полыхнули вокруг штурмового тарана, превратив вид из кабины в оранжевую мешанину из языков пламени.

Ребро каркаса эсминца согнулось, перекрутилось и наконец сломалось, из-за чего очередной ливень из обломков рассыпающихся конструкций корабля обрушился на все еще движущееся штурмовое судно. Двигатели тарана внезапно отключились, и вместо их рева зазвучали скрип разрываемого металла и шипение потоков уходящего воздуха.

«Цест» медленно и нехотя остановился, вклинившись глубоко в недра вражеского корабля, словно застрявшая в плоти жертвы пуля.

Гуннлаугур отстегнул страховочную раму и открыл замки кабины. Системы тарана сбросили зажигательные снаряды, раскидав их вокруг корпуса судна, расчищая место для откидных десантных помостов. Люк кабины пилота открылся, и Гуннлаугур выбрался наружу, протянув руку к громовому молоту сразу, как только слез с накрененного корпуса «Цеста».

Вокруг него был настоящий лабиринт разрушения, весь пылающий, завывающий и разваливающийся. «Цест» проломил огромную дыру в борту эсминца, вырвав целые куски из конструкции корпуса и оставив после себя изорванные края палубного настила. Поток утекающего кислорода обрушился на него, потушив бесчисленные пожары, окружавшие место столкновения. Разбитые светильники мерцали и раскачивались, свесившись на проводах, вырванные из креплений, и создавали гротескные тени, скачущие но разрушенным конструкциям.

За их спиной, в конце сужающегося тоннеля из оплавленных металлоконструкций, виднелась пустота космоса. Впереди же лежал корабль, который им предстояло уничтожить. Гуннлаугур активировал Скулбротсйор, и синий разряд молнии проскочил по адамантиевому навершию.

— Нам пора! — прорычал он, поднимаясь с обшивки «Цеста» и подтягиваясь на обломанном куске обшивки.

Остальные члены стаи выбрались из вынесенных вперед отсеков для десанта. Они спрыгнули с корпуса вертикально застрявшего «Цеста», ухватившись за уцелевшие балки и скобы, и начали карабкаться вверх через учиненные разрушения. Атмосферы не было, но искусственная гравитация корабля работала и позволила им сориентироваться в пространстве и выбраться из мешанины обломков. Они перегруппировались на следующей палубе, в первом удачном месте, где имелось что-то похожее на стены, пол и потолок.

— Это было… вдохновляюще, — произнес Ольгейр, стряхивая мусор с плеч.

Сигрун удобно устроился в его руках. Ольгейр водил стволом из стороны в сторону, внимательно осматривая открывшееся пространство. Остальная стая рассыпалась веером. Линзы их шлемов пылали красным светом в изменчивом сумраке.

Вокруг них протянулось большое открытое помещение, пустое и отвечающее эхом на каждый звук. Судя по уцелевшим деталям, когда-то здесь был склад. Пол был сделан из скалобетона, а стены — из металлических листов. Темные каннелированные колонны заполняли все пространство, и каждая из них соединялась стрельчатой аркой с ребристым потолком. Из-за вакуума в зале было тихо и холодно, как от дыхания Моркаи. Не было ни жизни, ни движения. Только по слабой вибрации двигателей, которая чувствовалась сквозь ботинки брони, можно было понять, что на корабле еще есть жизнь.

В дальней стороне комнаты, в тридцати метрах от десантников, было шесть грузовых шахт, закрытых армированными заслонками.

Бальдр опустился на колени и осмотрел пол. Он очистил небольшой участок пола от все еще раскаленной пыли.

— Следы гусениц, — сказал он, глядя на Гуннлаугура. — Это гараж.

Гуннлаугур кивнул и несколько раз взмахнул Скулбротсйором, потом покрутил головой. Из-за полета в тесной кабине штурмового тарана у него затекла спина, и он ощущал потребность размять руки.

— Ну что, направляемся к мостику, — произнес Гуннлаугур.

Стоило ему замолчать, как одна из заслонок начала подниматься. Болезненный зеленый свет, бледный, как болотный газ, пробивался из-под нее и быстро рассеивался в темноте. Черные, полускрытые дымкой фигуры приближались с той стороны.

— Пока нет, — ответил Вальтир, прокручивая Хьольдбитр в руке перед тем, как занять боевую стойку. — Нас встречает экипаж.


Глава пятая | Кровь Асахейма | Глава седьмая



Loading...