home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава восьмая

Гуннлаугур взревел.

Из-за утробного рыка, в котором воплощалась чистая агрессия, его легкие начали гореть, а мостик вокруг содрогнулся. Десантник раскрутил молот над головой, накапливая мощный импульс, прежде чем обрушить свою ярость на лежащее впереди чудовище.

То же самое делала и вся стая. Он видел, как Хафлои ринулся вперед, предаваясь обычной для Кровавых Когтей дикой страсти битвы, как Ингвар и Вальтир работают в паре, создавая непроницаемую стену из мелькающих клинков. Целый ливень болтов обрушился на жирное тело твари, разрывая просвечивающую кожу и взрываясь внутри с мокрыми, приглушенными шлепками.

Это сражение было похоже на бой с морем ожившего жира. Лезвия клинков застревали, захваченные массой живых тканей. Снаряды, вылетавшие из пистолета Хафлои, похоже, оставляли лишь небольшие отметины на коже монстра. Только Ольгейр со своим тяжелым болтером смог добиться значительных успехов. Созданный им беспощадный огневой вал пробил широкую, истекающую жидкостями рану в гниющей шкуре мутанта.

Громовой молот Гуннлаугура оказался вторым по эффективности оружием из того, чем пользовались в битве члены стаи. Заряженный энергией оголовок мог вырывать целые пласты дрожащей плоти из туши, вскрывая ее и разбрасывая вокруг ошметки. Он чувствовал себя жнецом из древних времен, шагающим внутрь твари, пробивая себе дорогу к самому ее сердцу.

Это ощущение было полезным. Космодесантник не мог позволить себе потерять голову в боевой ярости. Сомнения и переживания, терзавшие его на протяжении нескольких последних недель, не имели никакого значения в пылу сражения. Все, что существовало, — это гнев, который он мог выплеснуть на врага.

Хьортур был таким же. Эффект от присутствия старого Волчьего Гвардейца на поле битвы был колоссальным. Его вой поднимался к небесам, когда он устремлялся в ближний бой, размахивая топором. Его тактика казалось варварской, но на самом деле она скрывала уловку. Ни один из Небесных Воинов не сражался бездумно, по крайней мере, после того, как они покидали ряды Кровавых Когтей. Боевые кличи, хвастовство и бравада, рык и вой — это все было нужно, чтобы кровь врага стыла в жилах, чтобы разбудить древних духов войны и выпустить зверя с янтарными глазами, что таится внутри.

Чтобы убивать, убивать и снова убивать. Он был рожден для этого. В конце концов, их всех создали именно с этой целью. Космический Волк был лезвием топора, острием клинка, оголовком молота. Жизнь не могла предложить ничего лучше тем, кто осознавал это, и только страдание ждало того сына Русса, кто позволит себе поставить под вопрос чистоту этой цели.

Он обхватил рукоять Скулбротсйора, радуясь знакомой тяжести в бронированных руках.

— Дейя, хрогн аф Хелъвити![2] — пророкотал он на боевом жаргоне, врубаясь все глубже и сметая все на своем пути. Гуннлаугур чувствовал, как могучие мышцы его рук гудят от напряжения.

Противостоявшее им существо защищалось. Его действия были машинальными и беспорядочными, при этом тварь не переставала вопить. Голова, бывшая источником этих звуков, казалась гротескно маленькой для такого огромного тела. Из нутра монстра полезли новые отростки, блестящие и гладкие, похожие на зародышей. Из кожных пор вырастали полипы и взрывались облачками зловонного газа. По всей поверхности тела разверзлись неправильной формы пасти, они раздвигали кожу, демонстрируя концентрические ряды черных зубов.

Один из полипов разорвался прямо в лицо Хафлои. Кровавый Коготь отступил, хватаясь за забрало шлема и беспорядочно размахивая топором. Бальдр оказался зажат между двумя щелкающими пастями, и гора трясущейся жирной плоти нависла над ним, дрожа в ожидании возможности задавить его своей невероятной массой.

Ингвар сразу же прервал свою атаку и начал прорубать путь к Бальдру через изгибы желеобразного мяса с помощью своего змеящегося молниями клинка. Из-за этого наступление Вальтира лишилось напора, и мечнику пришлось отступить под напором целого леса трясущихся, покрытых ядовитыми шипами усиков.

Гуннлаугур заворчал. Натиск, созданный стаей, ослабевал.

«Голова. Скверну всегда нужно обезглавливать».

Он поднял взгляд, высматривая беснующийся и завывающий череп твари, который вращался, разбрызгивая слюну. До цели было порядка трех метров, и все это расстояние занимали оскаленные пасти и кошмарные жировые ткани.

— Направь меня Русс, — прошептал Гуннлаугур и, напрягшись, согнул ноги.

Поршни силового доспеха сжались, отвечая на физический и мысленный сигналы его тела. Космодесантник обхватил рукоять молота обеими руками. Древко вибрировало от накопленной оружием энергии, а по оголовку пробегали разряды.

Волчий Гвардеец прыгнул, используя всю свою сверхчеловеческую силу, увеличенную приводами доспеха. В полете он занес Скулбротсйор высоко над головой.

В последний момент бестия почувствовала опасность. Слепая голова повернулась в его сторону, пронзительно вереща от ненависти.

А потом Гуннлаугур приземлился. Громовой молот стремительно опустился, расплющив голову монстра и глубоко погрузившись в то, что осталось от верхней половины его тела. Было слышно, как трещат кости и лопаются органы. Визг резко оборвался, и на смену ему пришли тошнотворные шлепки взрывающихся водянистых пузырей из плоти и вонь сожженной энергетическим полем молота кожи.

Собственный вес тянул Гуннлаугура вниз. Он провалился внутрь твари, пробивая себе путь все еще пылающим Скулбротсйором. Сверху обрушились целые волны мутной и жирной жидкости, утягивая космодесантника все глубже, погружая в цепкое болото из мертвых тканей.

Он продолжал сражаться, но чувствовал, как на него сверху наваливается безголовая туша твари. По доспехам стекали потоки слизи, налипая на линзы шлема. Было похоже, что он свалился в океан жидкой грязи и требухи.

Давление нарастало. Гуннлаугур ощутил, как рукоять молота выскальзывает из ладони, и попытался удержать оружие. Поток жира накрыл его с головой. Космодесантник оказался погребен под огромной удушающей массой. Двигаться стало тяжело, все равно что плыть против течения. Он метался в ярости, но громогласные боевые кличи становились все тише по мере того, как гладкие комья плоти облепляли его шлем.

Затем, когда дело уже начало принимать дурной оборот, давление прекратилось. Окружавшие его стены вонючего жира внезапно задрожали, затряслись и начали разваливаться. Гуннлаугур услышал рев и вой, который издавали члены его стаи, пытавшиеся пробиться к нему. Он взмахнул молотом перед собой, с легкостью прорываясь через быстро распадающуюся массу окровавленных мышц и сухожилий.

Волчий Гвардеец смог вытащить голову. По шлему стекали комья слизи с кровавыми жилками. Он увидел, как Ольгейр прокладывает путь в его сторону. Великан использовал свою массу и силу, разрывая чудовище на куски.

Он делал это руками. От такого зрелища Гуннлаугур расхохотался, упоенный битвой.

— Хья, Тяжелая Рука! — заревел он, приветствуя появление тяжеловооруженного бойца, и с чавканьем поднял свой облепленный хрящами молот.

Потом он заметил и остальных. Вся стая прорубала и прорезала себе путь в его сторону. Не выдержав объединенных усилий космодесантников, останки громадного существа начали таять и содрогаться, превращаясь в пенистое, пузырящееся болото бесформенного жира.

Ольгейр протянул руку в латной перчатке Гуннлаугуру и вытянул его из объятий смердящей плоти.

— Это был грандиозный прыжок, веранги, — отметил он.

Гуннлаугур наконец-то оказался на свободе. Вся его броня была покрыта комьями слизи. Теперь, когда тварь рассталась с жизнью, эйфория от убийства быстро затихала, уступая место чувству новой опасности. Пол под ногами дрожал.

— Что с кораблем? — спросил он.

— Эта тварь и была кораблем, — мрачно ответил Бальдр, стоя по колено в пузырящейся луже жира, — нам надо уходить.

Истинность этих слов подтвердилась еще до того, как десантник успел договорить. Остатки плоти монстра начали стремительно чернеть, становиться жесткими и твердыми, словно их опалило пламенем. Усики, которые существо использовало для связи с оскверненным машинным духом корабля, лопнули, обрывая каналы управления.

Газовые светильники в потолке мигнули и погасли, погрузив мостик в темноту. В глубине корабля внезапно стих рев двигателей, потом возобновился и тут же снова прекратился, как будто у эсминца случился сердечный приступ. Ржавые трубы, идущие по блестящим стенам помещения, прорвались и стали заливать все вокруг маслянистыми потоками охлаждающей жидкости.

Гуннлаугур стряхнул с себя последние фрагменты сухожилий и начал двигаться.

— Как там щенок?

— Жить будет, — ответил Ингвар.

Он поддерживал Хафлои, когда стая начала отступать. Шлем Кровавого Когтя был сильно поврежден, через пробоину виднелась масса сырой, окровавленной плоти. Но новичок дышал, к тому же рана уже начала закрываться.

— Сможем добраться до «Цеста»? — спросил Бальдр.

Он оказался замыкающим, когда стая растянулась, выбежав с мостика в темные коридоры палубы.

— Посмотрим, — ответил Гуннлаугур, набирая темп, в то время как мостик начал судорожно трястись. — Но если не сможем, то молитесь, чтобы Старый Пес все еще управлял «Ундрайдером».


«Ундрайдер» был уничтожен, пронзенный разрушительным копьем энергии. Целые секции корпуса отделились, начисто срезанные лучом, и теперь медленно вращались и плыли в сторону планеты. Взорвался топливный бак, из-за чего пламенный вал прошелся по складским отсекам и нижним палубам, с яростью уничтожая штабели боеприпасов и энергетические ячейки.

Часть команды сумела добраться до спасательных капсул и покинуть умирающий корабль, несмотря на повреждения, нанесенные выстрелом из лэнс-излучателя. Облако крохотных судов, которые были просто каплевидной оболочкой из адамантия, вошли в атмосферу Рас Шакех, загораясь, словно факелы, и оставляя за собой огненный след на пути к поверхности планеты.

Ёрундур не видел ничего этого. Последнее, что он рассмотрел четко, — как силуэт Бьяргборна исчез во вспышке от проскочившего разряда электричества. Потом командная рубка обрушилась, разлетевшись ослепительно горячим облаком осколков хрусталя и мраморной крошки.

Доспех принял на себя большую часть удара, но и его обладатель не остался невредимым. Сервоприводы правой поножи деформировались, вдобавок он ударился левым запястьем обо что-то тяжелое при приземлении, пролетев двадцать метров. Приземление было зубодробительным. По хребту прошла волна боли, и Ёрундур на мгновение отключился.

После этого он двигался на автомате. Инстинкт выживания гнал его вперед, несмотря на затуманенный и вялый рассудок. Он выбрался из обломков мостика, каким-то чудом нашел полуразрушенные двери в задней части рубки и прополз через них. Вокруг завывала утекающая в пылающую пустоту атмосфера, неся с собой мелкие обломки. Ёрундур полз вперед, к нему постепенно возвращалась ясность мыслей. На ретинальном дисплее отображалась информация о повреждениях доспехов. Однако единственный параметр, который сейчас имел значение, — это герметичность брони, и она, похоже, не была нарушена. Дыхание старого Волка эхом отдавалось в шлеме, и он уже чувствовал жесткий привкус кислорода, переработанного системами жизнеобеспечения доспеха.

Новые звуки разрушения донеслись откуда-то из окутанных пламенем недр фрегата. Космодесантнику казалось, что все вокруг него пришло в движение: стены коридора тряслись, изгибались и деформировались. Дальше по коридору разорвалась обшивка на стене, за ней полыхало пламя пожаров. Ёрундур неуклюже поднялся на ноги и побежал. Удерживать равновесие на постоянно гуляющей палубе было тяжело, даже несмотря на сверхъестественное чувство равновесия космодесантника. Он ударился о ближайшую стену и отшатнулся от нее. Пол начал уходить из-под ног.

Старый Волк прыгнул, тяжело приземлившись на более надежный клочок настила, в то время как та секция, на которой он стоял, обрушилась вниз. Там, где когда-то были панели пола, теперь поднимались клубы дыма с искрами, заполняя узкое пространство коридора удушающим смогом.

— Хель, — выплюнул он, чувствуя, как тело протестует против попыток заставить его двигаться, — это нелепо.

Его осыпало обломками, но Ёрундур продолжал идти, хромая и шатаясь, иногда даже ползти вперед. По коридору он добрался до перекрестка, затем свернул в служебный тоннель, пересек просторный переход с обваливающимся потолком и зазубренными дырами в полу. Взрывы сотрясали стены и сливались в сплошную единую симфонию разрушения. Кругом валялись тела, упавшие друг на друга, застрявшие в заблокированных служебных люках, свисавшие с лестниц. Трупы начинали гореть, когда до них добирались языки пламени разраставшихся пожаров.

Когда Ёрундур добрался до нужного ему отсека, то едва узнал его. Синеватый огонь полыхал на оплавленных конструкциях входа. Один из внешних сегментов корпуса оторвался целиком, и в просветах виднелась головокружительная пустота. Космодесантник успел разглядеть, как в одном из них мелькнули звезды, частично скрытые пролетающими потоками обломков. Однако не было никаких признаков вражеского эсминца, и Ёрундур на какое-то мгновение удивился, почему их все еще не добили. Пол под ногами пошел рябью, как вода. Панели из прессованной стали изгибались, как пластиковые.

Несмотря на хромоту, он побежал по рассыпающемуся полу, огибая горящие баки с топливом. Корабль вокруг разваливался на куски. Десантник чувствовал, как его шаги становятся все легче, по мере того, как отказывали генераторы гравитации.

— Скитья! — Ругательство вырвалось, когда он, споткнувшись, покатился по палубе прямо в штабель ящиков для боеприпасов.

От удара ящики разлетелись в стороны. Неспособный преодолеть инерцию, Ёрундур полетел дальше и через полуоткрытые створки выкатился из коридора в огромный зал.

Там его потащило по большому открытому помещению со вспученным скалобетонным полом. Также можно было смутно разглядеть внушительный сводчатый потолок с зигзагами постепенно увеличивающихся трещин. В отсутствие воздуха все перемещалось плавно, словно в танце, — хореографическое разрушение в полной тишине.

Впереди лежала бездна космоса. Были видны звезды, на фоне которых пролетали, кружась, обломки корабля. Ёрундур добрался до внешней оболочки «Ундрайдера», за которой не было ничего, кроме чернильной пустоты.

На какую-то секунду ему показалось, что поток вытащит его наружу, выбросит с разваливающегося корабля и зашвырнет в открытый космос.

Старому Псу едва удалось избежать такой судьбы. Он, крякнув от усилия, уцепился здоровой левой рукой за заднюю кромку опоры шасси, мимо которой пролетал. Закованная в броню рука сжала металлическую стойку, что прервало его полет резким толчком. После остановки космодесантник начал взбираться обратно, пробиваясь через ураган обломков, летевших навстречу.

Подняв взгляд, он увидел нависавшую над ним знакомую серую кабину. Несмотря на свою огромную массу, машина уже начала съезжать в сторону разверзшейся бездны, а доковые зажимы, которые удерживали корабль на месте, изогнулись и начали разламываться.

Ёрундур скорчил гримасу и начал подтягиваться к входному люку.

— Даже не думай, дурной ублюдок, — процедил он через стиснутые зубы, — еще… нет…


Чумной корабль безжизненно дрейфовал в сторону планеты, постепенно ускоряясь. Сущность, наполнявшая его сердце жизнью, исчезла, и, как огромное тело, внезапно лишенное мыслительного центра, корабль погрузился в пучину безумия.

Ингвар бежал изо всех сил, поддерживая Хафлои на ногах и стараясь не отстать от остальных членов стаи. Все вместе они прорывались через искаженный лабиринт отвратительных внутренностей судна так быстро, насколько позволяли узкие пространства и ненадежный пол. Путь, по которому они пробрались на мостик, теперь был заблокирован яростным кислотным потоком, который исторгали из себя измученные недра корабля. Им пришлось пробиваться через узкие, похожие на капилляры коридоры палуб для экипажа.

Было сложно поверить, что этот корабль когда-то построили человеческие руки. Давным-давно, много тысяч лет назад, это была гордая махина из стали и адамантия с символикой Имперского Флота на позолоченном носу, а на мундирах смертных офицеров, командовавших кораблем, сверкала священная аквила.

После тысячелетий в объятиях скверны от этого образа осталось немногое. Каждый сантиметр поверхности был искажен и перекручен, так что нельзя было понять, для чего предназначались те или иные элементы. Корабль изменился, превратившись из машины в нечто, имеющее пугающую органическую форму. Узкие воздуховоды забились спорами, а на губчатых полах лежал толстый слой грязи. Все металлические балки и опоры были покрыты мощным слоем ржавчины. Оборудование, само по себе древнее и загадочное, превратилось в жуткие гибриды техники и органики с дрожащими мясистыми придатками, блестящими от стекающей по ним жидкости.

Даже разрушение корабля напоминало гибель живого существа. С провисающих потолков текла кровь, зазоры между разорванными секциями обшивки заполнялись гноем, распространявшимся, словно зараза по бородавчатой коже.

— От «Ундрайдера» нет сигнала, — отчитался Бальдр, перепрыгивая через растворявшийся с шипением фрагмент иола. — Вообще ничего.

Чумной корабль неожиданно резко накренился, отчего всю стаю ударило о мясистые стены. Узкий тоннель начал дрожать еще сильнее.

— Мне просто интересно, — спросил Вальтир, — как далеко мы сейчас от точки входа в атмосферу?

— Обязательно было об этом спрашивать? — проворчал Ольгейр.

Стая ускорилась, насколько это позволяли сделать изменчивые условия, в которых приходилось передвигаться. С каждым шагом вонь и ощущение скверны вокруг становились все сильнее.

Наконец они выбрались из тоннелей в большое помещение с куполообразным потолком. Оно находилось во внешних отсеках корабля, и одну из стен полностью занимало многогранное окно в форме гигантского глаза. Это, возможно, была обзорная галерея, построенная в те времена, когда на таких кораблях путешествовал не только военный экипаж.

Теперь же здесь был склеп, гниющая язва, воплощение мерзости. Распухшие трупы свисали с потолка на ржавых крючьях. Пол покрывал сплошной ковер опарышей, копошащихся на разлагающихся трупах, за которыми не было видно пола. Из гноящейся массы выступали белые черепа, едва видимые за облаками роящихся мух.

Когда космодесантники вошли в зал, гнилостные кучи зашевелились. Тела, завернутые в мантии из заплесневелой мешковины, повернулись им навстречу. Их головы были покрыты капюшонами, а лица скрывались под масками неестественно вытянутых противогазов. Глазные линзы светились в темноте желто-зеленым. Как и мутанты, с которыми воины столкнулись раньше, эти враги сжимали токсинное оружие в костлявых руках. Словно забыв о том, что их корабль уже обречен на медленное падение в атмосферу планеты, они захромали в сторону стаи Космических Волков, переговариваясь друг с другом свистящими, с придыханием, голосами.

— Убить их! — проревел Гуннлаугур, раскидывая ногами груды разлагающихся частей тел, мешавшие добраться до врага. — Убить их всех!

Снова заговорил болтер Ольгейра, разбрасывая оторванные конечности по всему залу. Они разлетались, кувыркаясь и подпрыгивая.

Ингвар не подчинился приказу. Десятки существ уже поднялись с пола, и еще больше только начинали шевелиться. Через некоторое время сюда со всего корабля сбредутся сотни мутантов, которые повылезают из всех вонючих щелей и помойных ям, привлеченные звуками битвы.

А у них заканчивалось время. Скоро корабль войдет в атмосферу планеты, и все на нем заполыхает. Гуннлаугур никогда этого не признает, но они не успеют добраться до «Цеста» вовремя. К тому моменту, когда первые языки пламени лизнут корпус эсминца, они все еще будут пробивать себе дорогу к штурмовому тарану.

Хафлои забился, пытаясь выбраться из хватки Ингвара. Несмотря на то что он по-прежнему был ослеплен спорами и истекал кровью, Кровавый Коготь хотел сражаться. Ингвар его не отпускал.

— Ублюдок, — невнятно пробормотал Хафлои слабым голосом.

Ингвар в очередной раз проверил показания нашлемных датчиков, надеясь обнаружить какие-то признаки того, что «Ундрайдер» выжил.

Ничего. Фрегат исчез. Сердце Ингвара упало. Гамбит Гуннлаугура был слишком рискован. Они должны были отступить, когда такая возможность еще была.

Он уже готов был сдаться и продолжить сражение, когда сенсоры внезапно что-то обнаружили. Десантник получал сигнал от быстро движущегося в их сторону объекта в космосе.

Манера полета была знакомой. Ингвар улыбнулся.

— Братья! — проревел он, подтаскивая Хафлои к громадному окну. — Нам нужно уходить! Немедленно!

Никто его не послушал. Они и не могли: вся стая была втянута в сражение с ордой жутких мутантов. Они были везде: слезали с висящих крючьев, выкапывались из-под груд расчлененных тел, вваливались в зал из боковых коридоров.

Ингвар повернулся к Хафлои и активировал поле Даусвьера.

— Задержи дыхание, щенок, — сказал он, — будет больно.

После чего Космический Волк взмахнул клинком и разбил смотровое окно. Энергетическое поле меча взорвалось, и металлическая рама проломилась. Затхлый воздух устремился в пробоину, разнося остальную часть окна на мелкие кусочки и унося содержимое склепа в открытый космос.

Ингвара вынесло первым. Он вылетел из корабля в кружащемся облаке хрусталя и металлических обломков, крепко держа Хафлои за разбитый шлем. Десантник изо всех сил сжимал края пробоины, пытаясь уменьшить потерю воздуха.

Сразу за ними полетел беспорядочный поток костей и трупной плоти. Посреди расходящегося облака разлагающегося мяса кувыркались мутанты, в панике хватая руками пустоту и пытаясь вдохнуть отсутствующий воздух через ставшие бесполезными маски. Вместе с ними вылетели и бронированные космодесантники, защищенные от потери кислорода и шока при выходе в открытый космос, но неспособные противостоять могучему потоку воздуха.

— Какого черта?! — закричал в коммуникатор Гуннлаугур. Судя по голосу, он задыхался от ярости, неуклюже кувыркаясь в пустоте. — Что ты творишь?

— Посмотри вверх, — спокойно ответил ему Ингвар.

К ним спускался «Вуоко», умело маневрируя на тормозных двигателях. Вокруг корабля мерцали лучи лазерного огня. «Громовой ястреб» завис над расползающимся облаком трупов, вращаясь вокруг своей оси, и раскрыл носовые двери десантного отсека.

— Вас шестеро, — донесся по коммуникатору кислый голос Ёрундура. Он буквально сочился раздражением. — Мне может потребоваться некоторое время. Во имя Русса, постарайтесь не дергаться.

В верхних слоях атмосферы планеты Рас Шакех падали два остова кораблей, оставляя за собой яркий пламенный след.

Один из них — «Ундрайдер», от которого остался не более чем полуразвалившийся набор плавящихся металлических пластин.

Вторым был чумной корабль. Его целостность не нарушалась, пока на корпус не обрушилась вся мощь нагрузки от входа в атмосферу. Опухшее днище начало светиться, сначала ржаво-красным, потом оранжевым и, наконец, ослепительно-белым. Вскоре после этого корабль взорвался, разбросав горящие обломки по небесам планеты.

Гуннлаугур наблюдал за тем, как сгорают корабли, с безопасного расстояния, из кабины «Вуоко». С тех пор, как их подобрали, он пребывал в мрачном расположении духа. Ему всегда было тяжело отходить после будоражащего кровь всплеска эндорфина во время битвы. На этот раз было вдвойне тяжко. Ёрундур чувствовал это и даже воздержался от резких комментариев. Они сидели в тишине и наблюдали, как далеко внизу кружатся и сгорают обломки разбитого судна.

Дух машины «Вуоко» посылал им предупреждения о неизбежном отказе системы, сердито мигая индикаторами на панели управления. Штурмовой корабль получил тяжелые повреждения от оборонных турелей вражеского корабля. Посадить его на планету уже будет достижением.

Вся стая была подавлена. Хафлои едва не погиб. Вальтир разделял гнев Гуннлаугура в отношении Ингвара, так как был уверен, что они успели бы добраться до «Цеста» вовремя. Бальдр и Ольгейр не сказали ничего по этому поводу, но даже Тяжелая Рука не смог найти повода для смеха после того, как их подобрали.

В каком-то смысле это была победа. Они были живы, а враг — нет. Но, учитывая случившуюся резню и то, что все могло закончиться весьма трагично, было сложно найти в себе силы, чтобы порадоваться.

«Он игнорировал мой приказ».

Гуннлаугур подавил эту мысль, понимая, к чему она приведет. С Ингваром они разберутся позже.

Волчий Гвардеец повернулся к Ёрундуру. В кабине сидели только они вдвоем, бок о бок. Все остальные находились в отсеке для экипажа уровнем ниже.

— Ну, — начал он, — рассказывай. Что это было?

— Только догадки, веранги, — ответил Ёрундур.

— Есть какой-нибудь сигнал с поверхности?

— По-прежнему ничего.

Гуннлаугур перевел взгляд на один из экранов «Громового ястреба», где прокручивались показания ауспика. Можно было различить очертания городов на поверхности планеты: разросшиеся промышленные зоны, паутину дорог и морщинистую массу горных хребтов. Кое-где пылали пожары, столбы дыма поднимались в атмосферу со всех участков населенных областей.

— Системы орбитальной защиты отсутствуют, — заметил он, — один корабль не смог бы их уничтожить. Должны были быть еще.

На лице Ёрундура отразился скепсис.

— Тогда почему их сейчас здесь нет?

— Они выполнили задачу, высадили десант, потом двинулись дальше. Мы же видели пустой гараж на эсминце. Он остался здесь, возможно, на страже, присматривать за штурмом планеты.

Ёрундур медленно кивнул:

— Может, и так.

Гуннлаугур внимательно изучал данные ауспика. Разрешения не хватало, чтобы разобрать детали, но общая картина разрушений на поверхности была очевидна.

— Там идет сражение, — сказал космодесантник, — движение. Я его вижу. Если мы не получаем данные, значит, передачу блокируют.

— Нужно приземляться, — ответил Ёрундур. — Мы теряем энергию. Скоро и сам корабль потеряем. Вот координаты посадки, которые нам выдали изначально.

Гуннлаугур рассмотрел изображения местности, полученные пикт-системами корабля. Ни них виднелось размытое темно-серое пятно города на фоне красной земли. Город был окружен двойным кольцом стен и чем-то похожим на мощные защитные сооружения в виде террас. Вокруг этих стен не было пожаров. Ближайшие признаки разрушения находились за сотни километров на юго-восток.

— Выглядит целым, — отметил Волчий Гвардеец, — сажай нас. Передай зашифрованный запрос на посадку по защищенному каналу. Я отправлю сюда Ольгейра, чтобы он сел на турели. Они нам, возможно, понадобятся.

Ерундур передвинул массивные рычаги управления, и разбитый нос штурмового корабля повернулся в сторону изгиба планеты.

— Чего нам ждать? — спросил Старый Пес, пытаясь разрядить гнетущую атмосферу.

— Понятия не имею, — ответил Гуннлаугур, откидываясь на спинку сиденья и затихая. — Я действительно не имею ни малейшего понятия.


Глава седьмая | Кровь Асахейма | Глава девятая



Loading...