home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 11

Время от времени я видел Кэт на протяжении последующих нескольких дней, обычно это происходило, когда я выходил из машины, и с каждым разом след становился все бледнее и бледнее — слава Богу.

Всякий раз, когда Кэт видела меня, она выглядела так, будто хотела поговорить со мной. Она могла остановиться или направиться в мою сторону, но мы не говорили. В основном, потому что я этого не допускал. Мне нужно было приглядывать за ней, чтобы другой Аэрум не схватил её и не покалечил, но также мне нужно было держать дистанцию. В тот день на тренировке подтвердилось, что даже упоминание её имени может поставить всех под угрозу. Она делала меня слабой.

Так что, очевидно, это была единственная причина, почему я пошел в «Дымную трапезную» в полдень воскресенья. След на Кэт был бледным, как мерцание свечи, создавая беловатое свечение вокруг неё, поэтому рядом была неутомимая Ди. Из того что я слышал, она притащила Кэт в город, загрузив её школьными принадлежностями, и теперь пригласила в «Дымную трапезную».

Я последовал за ними. Так как больше не мог рисковать.

Ди, казалось, удивило моё появление, и Кэт была… Ну, она была раздражена, на что я её сам спровоцировал, а ещё она попыталась поблагодарить меня. Это было полдней вещью, которую она должна была делать, так как гипс на её руке и синяк на лице никогда бы не появились, если бы я не повел её гулять в тот день.

Время, проведенное в кафе, было недолгим. За мной тоже следовали. Это была Эш, которая по каким-то причинам считала, что мы должны были встретиться там. Похоже, я пропустил оповещение. Ничего хорошего из этого не вышло. После того, как Эш поняла что, Кэт была той самой Кэти, мне пришлось выволакивать её разгневанную задницу из кафе и провести большую часть воскресенья, убеждая её успокоиться.

По словам Эндрю, Эш всё еще была раздраженной в понедельник.

Не говоря уже о том, что я тоже не был в великолепном настроении, когда покинул дом ранним вечером вторника и решил совершить пробежку по лесу. Я оставался в душном августовском воздухе, пока пот не начал стекать по моей коже, и я не сжег столько энергии, сколько было возможно.

На обратном пути я решил, что мог бы сходить за галлоном мороженного. Я не сомневался, что дома его не было. В тот же момент, как мороженное попадало в дом, Ди поглощала его, словно голодала до этого.

Взбежав вверх по дороге, я замедлился, когда дома появились в поле зрения. Мой взгляд направился прямо к дому Кэт. Крыльцо не пустовало. Я потянулся к карману и достал телефон, постучав по экрану, выключил музыку, ревущую в наушниках.

Кэт сидела на качелях, её голова была наклонена, а тело напряжено. В её руках была толстая книга в жестком переплёте. Слабый ветер бросил в её лицо прядь волос, что была не закреплена. Она рассеяно отбросила её назад. Солнце ещё не село, но свет был уже тусклым, и было жарко как в адской бане. Читать нелегко в таких условиях, но она была полностью погружена в это, когда я обернул шнур от наушников вокруг телефона.

Она даже понятия не имела, что я был там. Я мог легко проскользнуть в свой дом незамеченным. Она была здесь в безопасности. Сейчас след был едва различим, поблекнув ещё больше с того момента, когда я видел её в последний раз. Не было никаких причин, чтобы я останавливался или околачивался вокруг. Дистанция. Между нами должна была быть дистанция океанических размеров.

Так что, конечно же, я потащил свой зад прямо к её дому.

Кэт взглянула наверх, когда я достиг ступенек крыльца, её глаза расширились, когда она заметила меня.

— Привет, — сказал я, засовывая свой телефон в карман.

Она ответила не сразу. О нет, она была слишком занята, разглядывая меня, что чертовски мне нравилось. Её взгляд опустился, блуждая по моей голой груди и животу. Она сглотнула, когда посмотрела в сторону, щеки залились румянцем, она склонила голову на бок и слегка покачала ею.

— Привет.

Прислонившись к перилам, я сложил руки на груди.

— Ты читаешь?

Её руки сжали края книги.

— Ты бегаешь?

— Бегал, — поправил я.

— Забавно, — сказала она, притягивая книгу к груди. Гипс на её руке бросался в глаза.

— Я читала.

— Кажется, ты всегда читаешь.

Она сморщила нос. Мило.

— Откуда тебе знать?

Я приподнял плечо.

— Я удивлен, что Ди не с тобой.

— Она со своим… парнем. — Уголки её губ опустились. — Знаешь, я понятия не имела, что у неё есть парень до сегодняшнего дня. Она никогда раньше не упоминала о нём.

Такое заявление заставило меня рассмеяться.

— Это заденет самооценку Адама.

— Правда? — Её усмешка была мимолетной. — Это странно.

— Что именно?

Она сильнее обняла книгу, будто бы это был щит.

— Я проводила всё это время с Ди и не знала, что она встречается с кем-то. Она никогда не говорила о нём. Это странно.

— Тогда, возможно, ты не такой хороший друг, как думаешь.

Её глаза сузились, когда она бросила на меня взгляд.

— Вау. Как приятно это слышать.

Я снова пожал плечами.

— Просто указываю на очевидное.

— Как насчёт того, чтобы ты пошел указывать на очевидное в другое место, — отрезала она, опуская книгу. — Я занята.

Усмешка появилась на моих губах. Коготки были выпущены.

— Читать не значит быть занятым, Котенок.

Губы, сложенные бантиком, разомкнулись.

— Ты не мог только что сказать это.

Моя усмешка стала шире.

— Это… это кощунство.

Я захохотал, когда опустил руки.

— Не думаю, что именно это означали сказанные слова.

— Но не для любителей книг всего мира! — Кэт сузила свои глаза. — Ты не понимаешь.

— Неа, — я приподнялся и сел на перила.

Она вздохнула.

— И ты также некуда не собираешься.

— Неа.

Посмотрев вниз на свою книгу, она медленно вытянула закладку из форзаца и заложила страницу, которую читала. Кэт закрыла книгу и опустила её на колени. Она уставилась на неё, будто та могла каким-то образом заставить меня исчезнуть. Вряд ли.

— Так… — я прервал молчание, повернув голову, чтобы спрятать усмешку, когда она громко вздохнула. — Как там твой блог? Всё ещё говоришь о кошках или типа того?

— Кошки? Я не рассказываю о кошках. Я рассказываю о книгах.

Я абсолютно точно знал это.

— Хм. Я думал, ты проводила всё это время в Интернете, обсуждая кошек.

— Не важно.

— Это имеет смысл, — я посмотрел на неё.

Её серые глаза вспыхнули.

— Не могу дождаться объяснений. И если ты не понял, это был сарказм.

— Я думал, это звучит как воодушевление, но в любом случае проводить весь день в Интернете, обсуждая кошек, это своего рода подготовка к становлению сумасшедшей кошатницей в старости.

Кожа вокруг её рта напряглась.

— Я бы кинула эту книгу в тебя, но я слишком сильно уважаю её, что сделать это.

Закинув голову назад, я рассмеялся.

— Только ты можешь найти это смешным.

— Это смешно. — Опустив подбородок, я увидел, что она сдерживает усмешку. Наши взгляды встретились и застыли. Молчание простерлось между нами, сгущая и так душный воздух.

— Так. — На этот раз она прервала молчание, и я приподнял брови, когда Кэт отвела взгляд. — Эта девушка, которая пришла в кафе. Эш? Он была действительно… очаровательной.

— Ага. — Очередное женское минное поле. Эти девушки чертовски коварны.

Она подтолкнула качели пальцами ноги.

— Вы двое встречаетесь?

— Мы встречались. — Я наклонил голову, заинтересованный тем, куда заведет нас этот разговор. — И я уверен, что Ди уже указывала на факт того, что мы встречались. Она не могла не уточнить это.

Краска на её щеках приобрела более насыщенный цвет, и я знал, что был прав.

— Эш не вела себя, словно отношения были в прошлом.

— Это она так считает.

Кэт посмотрела на меня.

— И это всё, что ты можешь сказать?

— Да. — Я поднял бровь. — Зачем мне ещё что-либо говорить? Особенно тебе. — Я дразнил её, но это так плохо у меня получалось, что на практике выходило только издевательство. Я знал это, но разговор быстро превращался в крушение поезда, на которое я был не в состоянии перестать смотреть.

Её плечи напряглись, а выражение лица стало бесстрастным.

— Почему ты здесь, Деймон?

Чёрт. Это был хороший вопрос. Я сам задавал его себе снова и снова с тех пор как пришёл.

Она продолжила, её серые глаза были равнодушными.

— Потому что если ты пришёл просто чтобы насмехаться, можешь возвращаться обратно.

Я почувствовал, что улыбаюсь и уверен, это только подтвердило, насколько испорченным я был.

— Но я не хочу уходить.

— Очень жаль, — ответила она, поднимаясь с качелей. — Знаешь, ты можешь просто сидеть здесь и быть ослом без слушателей. Как тебе это?

Кэт начала проходить мимо меня, и я оттолкнулся от перил и встал перед нею до того, как она успела вздохнуть. Чёрт, я не хотел двигаться так быстро. Она отшатнулась, прижимая книгу к груди.

— Святые небеса, как ты так быстро двигаешься?

— Я не двигался слишком быстро. — Я посмотрел вниз на неё. Она едва доходила мне до груди, но её личность, её отношение были гораздо выше. Та прядь волос снова выбилась, касаясь её щеки. — Ты все ещё переживаешь насчёт школы?

Она нахмурила брови.

— Что?

Я решил спросить медленнее.

— Ты. Все. Ещё…

— Нет. Я слышала тебя. — Она переместила свой вес на другую ногу. — Но почему… почему тебя это волнует? Почему ты…

Эта прядь волос начала уже раздражать меня, поэтому я поднял руку и поймал её между пальцев. Текстура была мягкой, словно шёлк. Она затаила дыхание, и мой взгляд нашёл её. Вблизи эти глаза были действительно удивительными, поразительного оттенка серого, а зрачки были большими и черными. Осторожно, так чтобы не задеть кожу её щеки, я заправил прядь за ухо. Припухлость на её глазу намного уменьшилась, и кожа почти восстановилась после ночи, когда на неё напали, но этот участок был розовее всего остального, будто бы её рука была не достаточным напоминанием.

На секунду я снова увидел её, лежащую на дороге, неподвижную и абсолютно беспомощную. Моя грудь больно сжалась. Я отмахнулся от этого образа, задаваясь вопросом, когда же перестану видеть его.

Кэт, кажется, задержала дыхание. Её вопрос крутился в моей голове. Почему тебя это волнует? Я не должен был. Меня не волновало.

— Деймон? — прошептала она.

Звук моего имени, произнесенного без злобы, был редкостью, и это произвело электризующий эффект. Эти хорошенькие розовые губы произносили моё имя идеально. Я хотел узнать, каково моё имя на вкус на её губах и языке. Думал ли я раньше о том, чтобы поцеловать её? Скорее всего, потому что внезапная потребность, почти непреодолимое желание завладеть её ртом не удивили меня.

Позволила бы она поцеловать себя?

Скорее всего, нет.

Должен ли я её поцеловать?

Скорее всего, нет.

Если я продолжу и сделаю это, ударит ли она меня по лицу?

Да.

Я опустил руку и отступил на шаг назад. Когда я втянул воздух в следующем вдохе, который мне действительно не следовало делать, аромат персиков и… и ванили окружил меня.

Я ничего не сказал, когда развернулся и покинул крыльцо. И Кэт не остановила меня. Я не оборачивался, и также не слышал звука, закрывающейся двери. Я знал, что она стаяла там, наблюдая за мной.

И я также знал, что определенная часть меня беспокоится за неё.


Позже этой ночью, после того как Ди вернулась домой и уже спала, я сидел на кровати с открытым ноутбуком. Мои пальцы перемещались по клавиатуре, пока я просматривал блог.

«Сумасшедшая одержимость Кэти».

Я засмеялся себе под нос.

Хорошее название.

Это был не первый раз, когда я просматривал его. В ночь, когда Ди вернулась от колонии, я первый раз взглянул на него. С тех пор Кэт добавила более десяти новых рецензий. Каким образом она умудрялась прочитывать так много книг за такое короткое время? Плюс она делала и другие вещи. Что-то с названием «Тизеры вторников», которое на самом деле представляли собой лишь пару строк из книг, которые она читала. Также там было «В моём почтовом ящике», где она снимала себя, когда говорила о книгах, которые она купила, одолжила или получила от издателя.

Я просмотрел пять этих чертовых видео.

И каждый раз, как она брала книгу в руки, всё её лицо превращалось в одну большую, сверкающую улыбку, какую я ещё никогда не видел у людей и скорее всего не увижу. Она любила эти книги. Без сомнения.

Я нажал на шестое видео то, которое было снято до её переезда сюда, и был потрясен, увидев другую Кэти. Она была такой же, конечно, но в её глазах горел огонёк, который сейчас, кажется, исчез. Я задался вопросом, что погасило внутренний свет Кэти. Я сглотнул. Должно быть это был я, обращавшийся с ней как придурок, вмешивающийся в её жизнь и почти погубивший её.

Я закрыл крышку и запустил свой ноутбук через комнату. Прежде чем он врезался в стену, я поднял руку, останавливая блестящий металлический кусок навоза, прежде чем тысячи долларов разлетелись в стороны в виде крошечных осколков. Он завис в воздухе, будто невидимая рука поймала его, и я медленно опустил его на стол. Я резко выдохнул.

Этим вечером я хотел поцеловать Кэт. Не имело смысла обманывать себя. И это был не первый раз. Я также знал, что и не последний. Я уже признал, что она меня привлекала, поэтому желание поступить так имело смысл.

Желать чего-то и делать это две разные вещи.

Желать чего-то и действительно хотеть это также две разные вещи.

Как можно желать кого-то, когда он тебе даже не нравится?

И снова это было не совсем правдой. Она мне нравилась. Неохотно. Она была умной. То, как она строила из себя всезнайку, было мило. Её вспыльчивость была исключительной.

Но я не соврал, когда говорил, что эти чувства не были похожи на то, что было между Доусоном и Бетани. Эти двое были… они были влюблены в друг друга и не один из них ни на одну грёбаную секунду не задумывался о последствиях.

Последствия — это все, о чем я думал. Воспоминание о Кэти в том последнем видео преследовало меня, убеждая меня лучше моих аргументов, что я не был хорошей парой для неё.

К сожалению, мое тело проигнорировало этот факт.

Это будет долгая ночь, подумал я, когда засунул руки под одеяло и закрыл глаза. Очень долгая ночь.


Глава 10 | Забвение | Глава 12



Loading...