home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 12

Первый день школы не был волнующим событием для меня. Для Ди же, это было важно. Первый день нашего последнего года в Средней Школе Петербурга — это то, что она прокричала мне, когда мой будильник прозвонил в третий раз, и у нас было сорок минут, чтобы собраться, что-то поесть, и добраться до класса.

По мне так, это было глупо, что мы пошли в школу в четверг, у нас будет два дня занятий, а затем выходные. Почему просто не начать учиться со вторника?

Я с большим трудом заставил себя встать, повезло, что нашлись джинсы и чистая рубашка. Черт возьми, я был счастлив, что обнаружил тетрадь на заднем сидении своей машины.

Средняя школа Петербурга была небольшой по сравнению с большинством других. Всего пара этажей, было легко добраться от одного класса до другого. После классного часа и первого перерыва, я задавался вопросом, как дела у Кэт. Быть новичком отстой, особенно когда ты переехал в такой маленький городок, где все выросли вместе. Дети здесь были друзьями с пеленок.

Когда я зашел в класс тригонометрии, то увидел Кэт, сидящей за предпоследней партой. Я заметил несколько пустых мест на другой стороне класса и знал, что мне нужно идти туда.

Вместо этого я переложил тетрадь в другую руку и направился прямиком вдоль ряда, на котором она сидела. Она, не отрываясь, смотрела на свои руки, но я знал, что Кэт была в курсе моего приближения. Слабый румянец на скулах выдал её.

Вспомнив, как у нее перехватило дыхание в тот вечер на крыльце, я усмехнулся.

Но затем мой взгляд скользнул к неудобному гипсу, охватывающему ее тонкую руку, и моя ухмылка увяла. Сильная злость прокатилась по мне от воспоминания о том, насколько близко она была к тому, чтобы стать игрушкой Арума. Моя челюсть сжалась, когда я прошел мимо и приземлился на место позади нее.

Образы того, как она выглядела после нападения Арума — потрясенная, напуганная, и такая крошечная в моей рубашке, пока мы ждали бесполезную полицию, поглотили меня. Скорее всего, это следовало расценивать, как лишнее напоминание, что нужно поднять свою задницу и пересесть на другое место.

Я вытащил ручку из спирали колец тетради и ткнул ею в спину.

Кэт оглянулась через плечо, прикусив губу.

— Как твоя рука? — спросил я.

Черты ее лица напряглись, а затем ресницы поднялись, и ее ясные глаза встретились с моими.

— Хорошо, — сказала она, теребя волосы. — Думаю, завтра уже снимут гипс.

Я постучал ручкой по краю стола.

— Это должно помочь.

— Помочь с чем? — Настороженность окрасила ее тон.

Используя ручку, я указал на след, окружавший ее.

— С тем, что у тебя здесь происходит.

Ее глаза сузились, и я вспомнил, что она не могла видеть этого. Я мог бы прояснить ситуацию, придумать что-нибудь, но было намного интереснее выводить её из себя. Когда казалось, что она была в двух секундах от того, чтобы познакомить мою голову с гипсом, я не смог сдержаться.

Я наклонился вперед, наблюдая, как вспыхнули ее глаза.

— Меньше людей будут пялиться на тебя без гипса это все, что я хотел сказать.

Ее губы недоверчиво поджались, но глаз в сторону она не отвела. Кэт встретила мой взгляд и удерживала его. Не уступала — никогда не уступала. Неохотное уважение продолжило расти внутри меня, но помимо этого развивалось что-то еще. Я был в двух секундах от того, чтобы стереть с её лица поцелуем этот разгневанный взгляд. Мне стало интересно, что бы она сделала. Ударила бы меня? Поцеловала в ответ?

Я сделал ставку на вариант с ударом.

Билли Крамп тихо присвистнул где-то в стороне от нас.

— Эш надерет тебе задницу, Деймон.

Глаза Кэт сузились в это время, что было очень похоже на ревность. Я улыбнулся, думая о том, как она спросила про Эш и меня. Возможно мне все же следовало поменять свою ставку.

— Неа, для этого она слишком сильно любит мой зад.

Билли усмехнулся.

Я наклонил свой стол и приблизился ещё сильнее, оставляя наши рты на расстоянии одного вдоха. Вспышка тепла промелькнула в ее глазах, и так она попалась.

— Угадай что?

— Что? — пробормотала она, ее взгляд опустился на мои губы.

— Я заходил на твой блог.

Ее глаза метнулись обратно к моим. Секунду они были широко распахнуты от шока, но она быстро пришла в себя.

— Вижу, ты снова преследуешь меня. Мне что нужно получить судебный запрет?

— В твоих снах, Котенок. — Я ухмыльнулся. — Ох, подожди, я и так уже играю в них главную роль, не так ли?

Она закатила глаза.

— В кошмарах, Деймон. В кошмарах.

Я улыбнулся, и ее губы дрогнули. Черт возьми, если бы я её не знал, то подумал бы, что ей тоже нравились наши маленькие словесные битвы. Может быть, она была просто такая же ненормальная, как и я. Учитель начал перекличку и Кэт отвернулась. Я откинулся на спинку стула, тихо смеясь.

Несколько ребят все еще наблюдали за нами, что своего рода привело меня в чувство. Не то, чтобы я делал что-то неправильное. То, что я дразнил ее, не приведет к нам Арума и не подвергнет ее или мою сестру опасности. Когда прозвенел звонок, Кэт бросились вон из класса, словно она боялась заразиться чем-нибудь. Две девушки шли прямо за ней. Думаю, их имена были Лиа и Кэсси. Что-то вроде этого. Покачав головой, я схватил свою тетрадь и направился в толпу учеников.

Через час во время перемены я наткнулся на Адама, который пошел рядом со мной.

— Ходят разговоры.

Я изогнул бровь. Черт. Это прозвучало зловеще.

— Разговоры о чем? Как все здесь ездят на грузовиках? Или что гонять коров — это на самом деле веселое времяпровождение? Или что моя сестра никогда в жизни не начнет воспринимать тебя серьезно?

Адам вздохнул.

— Разговоры о Кэти, умник.

Сдерживая себя, я смотрел вперед, пока мы шли по переполненным коридорам. Мы оба были где-то на голову выше большинства. Словно великаны в стране людей.

— Билли Крамп из твоего…

— Класса тригонометрии? Да, я знаю это.

— Он рассказывал на истории о том, как ты флиртовал с новенькой, — сказал Адам, скользя мимо группы девушек, которые откровенно пялились на нас. — Эш услышала это.

С каждой секундой мое раздражение становилось все сильнее и сильнее.

— Я знаю, что ты и Эш не встречаетесь больше.

— Ага, — я стиснул зубы.

— Но ты знаешь, как она воспринимает это, — Адам тут же продолжил. — Тебе лучше быть осторожнее со своим маленьким человеком…

Я остановился на полпути, в двух секундах от того, что бросить Адама в стену. Дети шныряли вокруг нас, поэтому я говорил едва ли не шепотом.

— Она не мой маленький человек.

Взгляд Адама был непоколебим.

— Прекрасно. Как скажешь. В отличие от всех остальных, меня все равно, если ты затащишь ее в раздевалку и сделаешь с ней, что захочешь, но она светится… как и твои глаза, — добавил он, понизив голос. — И все это очень знакомо.

Клал. Я. На. Все. Мои глаза светились? Великолепно. Эти светящиеся глаза были в одном шаге от превращения в истинную форму Лаксенов. Разве это не будет весело, если я превращусь в светящегося инопланетянина в середине школьного коридора? Стремясь спасти хоть какие-то остатки терпения, я начал идти, оставив Адама позади.

Мне нужно было разобраться в себе.

Эти метания следовало остановить. Я начал задаваться вопросом, не страдаю ли я раздвоением личности. Иисус. Мне нужно держаться подальше от Кэт. А это в свою очередь убережет её от всех остальных Лаксенов, в частности от Эш.

В какой момент Кэти стала отличаться от толпы — от остальных людей? Когда она стала кем-то, кого я хотел узнать? После дня на озере? Когда мы пошли гулять? В ночь нападения Арума? Или во время одной из многих словесных перепалок?

Черт.

Адам был прав. Все это было знакомо, за исключением того, что у нас был подобный разговор с Доусоном по поводу Бетани.

Проклятье. Этого просто не могло быть.

Я пережил все оставшиеся занятия, ужасно наскучившие мне. Много раз в прошлом году я пытался убедить Мэтью достать мне липовый аттестат о среднем образовании. Не тут-то было. МО, наверное, думало, что школа была привилегией для нас, но учеба не могла долго удерживать мой интерес. Мы быстро обучались, оставляя большинство людей далеко позади. И МО бы удовлетворило бы мою просьбу пойти в колледж, если бы я их попросил. Черт, я даже не был уверен, хотел ли пойти в колледж. Лучше бы я нашел работу, на которой мог бы выбираться на улицу — такую, что не включала бы в обязанности просиживание в четырех стенах.

Когда наступило время ланча, я уже готов был забить на последующие занятия. Без Доусона школа была уже не той. Его жизнерадостное отношение ко всему, даже будничной рутине, было заразительным.

Не чувствуя голода, я взял бутылку воды и направился к нашему столику. Я сел рядом с Эш и откинулся назад, ковыряя этикетку на бутылке

— Знаешь, — сказала Эш, оперевшись на мою руку, — говорят то, что ты делаешь — это признак сексуальной неудовлетворенности.

Я подмигнул ей.

Она усмехнулась, а затем повернулась к своему брату. В этом была вся Эш. Даже несмотря на то, что мы встречались и расходились в течение многих лет, она могла быть классной… когда хотела. Правда я думаю, в глубине души она понимала, что в действительности тоже не имела чувств ко мне. Не таких, что были между Доусоном и Бетани.

Боже, я слишком много думаю о нем сегодня.

Он должен был быть здесь, в первый день нашего последнего года. Он должен быть здесь.

Подняв глаза, я сразу же нашел Кэт в очереди. Она разговаривала с Кэсси — нет, Кариссой — более тихой из двух девочек с тригонометрии. Мой взгляд опустился к ее шлепанцам и медленно проделал свой путь обратно наверх.

Думаю, мне нравились эти джинсы. Облегающие во всех нужных местах.

Это было действительно удивительно — насколько длинными выглядели ноги Кэт для такого маленького роста. Я не мог понять, почему они казались такими.

Рука Эш опустилась на мое бедро, привлекая мое внимание. Тревожный сигнал. Она что-то задумала.

— Что? — спросил я.

Ее яркие глаза смотрели в мои.

— На что ты смотришь?

— Ни на что. — Я сосредоточился на ней, все что угодно, только бы удержать ее интерес подальше от Кэт. Злющая, как маленький котенок, Кэт была абсолютно неровней Эш. Я отставил бутылку в сторону, повернув ноги к ней. — Ты хорошо выглядишь сегодня.

— Да? — Эш просияла. — Ты тоже. Но ты всегда офигенно выглядишь. — Оглянувшись через плечо, она снова повернулась ко мне и переместилась на мои колени быстрее, чем должна была в общественном месте.

Несколько парней за соседним столиком выглядели так, словно готовы были продать своих матерей, чтобы оказаться на моем месте.

— Что ты задумала? — Я держал руки при себе.

— Почему ты думаешь, что я что-то замышляю? — Она прижалась своей грудью к моей, шепча мне на ухо. — Я скучала по тебе.

Я усмехнулся, видя ее насквозь.

— Нет, Ты не соскучилась.

Надув губы, она игриво шлепнула меня по плечу.

— Ладно. Есть некоторые вещи, по которым я соскучилась.

Я уже готов был сказать ей, что имею хорошее представление о том, что это было, как ликующий возглас Ди прервал меня.

— Кэти! — прокричала она.

Выругавшись себе под нос, я почувствовал, как Эш напряглась напротив меня.

— Садись, — сказала Ди, похлопав по поверхности стола. — Мы разговаривали о…

— Подожди. — Эш обернулась. Я мог представить выражение ее лица. Губы опущены в уголках, глаза сужены. Все это не предвещало ничего хорошего. — Ты же не приглашаешь ее сесть рядом с нами, верно?

Я сосредоточился на изображении талисмана школы — красно-черном Викинге с рогами. Пожалуйста, не садись.

— Замолчи, Эш, — сказал Адам. — Ты что собираешься устроить сцену.

— Я не собираюсь ничего устраивать. — Рука Эш сжалась вокруг моей шеи, словно удавка. — Она не должна сидеть с нами.

Ди вздохнула.

— Эш, перестань быть стервой. Она не пытается украсть у тебя Деймона.

Мои брови взлетели вверх, но я продолжил молитву. Пожалуйста, не садись. Моя челюсть сжалась. Пожалуйста, не садись здесь. Если она это сделает, Эш съест ее живьем просто из чистой вредности. Мне никогда не понять девушек. Эш больше не хотела меня, но упаси Господь, если я приглянусь кому-то еще.

Тело Эш начало слегка вибрировать.

— Это не то, за что я переживаю. Ради Бога.

— Просто садись, — сказала Ди Кэти, ее голос был напряженным от раздражения. — Она переживет это.

— Веди себя хорошо, — прошептала я на ухо Эш, достаточно тихо, чтобы услышала только она. Эш сильно ударила по моей руке. Должно быть останется синяк. Я прижался щекой к ее шее. — Я серьезно.

— Я буду делать, что захочу, — прошипела она в ответ. Да, так и есть. И это будет хуже, чем то, что она делала сейчас.

— Не знаю, стоит ли, — сказала Кэт, и её голос был невероятно слабым и неуверенным.

Каждая глупая идиотская мысль в моей голове требовала, чтобы я сбросил Эш со своих колен и увел Кэт отсюда, подальше от того, что однозначно должно было закончиться ужасно.

— Не стоит, — отрезала Эш.

— Заткнись, — сказала Ди. — Мне жаль, что я знаю таких отвратительных дряней.

— Ты уверена? — спросила Кэт.

Тело Эш завибрировало и начало нагреваться. Ее кожа была слишком горячей по человеческим меркам, и если бы кто-нибудь дотронулся до неё сейчас, то сразу понял бы, что здесь что-то не так. Я мог чувствовать, как она теряла контроль. Эш вряд ли выдала бы себя, но она была достаточно разозленной, чтобы причинить реальный вред.

Я повернул голову, чтобы взглянуть на Кэт впервые с тех пор, как наблюдал за ней в очереди. Я подумал о разговоре на крыльце, когда она улыбнулась мне. Вспомнил о том, как она отреагировала, когда я рассказал ей легенду о Снежной Птице. И я уже знал, что буду ненавидеть себя за то, что собирался сказать, потому что она не заслужила этого.

— Думаю, что очевидно, ходят тебя здесь видеть или нет.

— Деймон! — Глаза моей сестры наполнились слезами, и теперь я официально и бесповоротно приобрел статус мудака. — Он несерьезно.

— Ты говоришь серьезно, Деймон? — Эш развернулась ко мне.

Мой взгляд удерживал глаза Кэт, и я отмахнулся от всех сбивающих с толку, противоречивых мыслей, что у меня были. Ей нужно было уйти, пока не случилось что-то по-настоящему фиговое.

— На самом деле, я был серьезен как никогда. Тебе здесь не рады.

Кэт открыла было рот, но так ничего и не сказала. Ее щеки были розовыми — такими, как мне нравилось — но краска быстро сошла на нет. Гнев и смущение переполняли ее серые глаза. Они блестели под резким светом кафетерия. Острая боль охватила мою грудь, и мне пришлось отвести взгляд — потому что именно я породил эти чувства. Сжав челюсть, я снова сфокусировал взгляд поверх плеча Эш на этом дурацком талисмане.

В этот момент, я хотелось как следует ударить себя по лицу.

— Беги — сказала Эш.

Послышалось несколько смешков, и гнев захлестнул меня, раскаляя мою кожу. Это было нелепо, злиться на то, что другие людьми смеялись, когда я унизил ее и причинил ей боль больше, чем кто-либо другой.

Тишина нависла над столом, и развязка была неизбежной. Она должна была уйти. Выхода не было…

Что-то холодное, мокрое, и скользкое свалилось прямо мне на голову. Я замер, осознавая, что не должен открывать рот, если только не захочу съесть… спагетти? Неужели она…? Покрытые соусом макароны сползли по моему лицу, устроившись на плече. Одна из них свисала с моего уха, хлопая меня по шее.

Святая преисподняя. Я был ошарашен, когда медленно повернулся, чтобы посмотреть на нее. Часть меня на самом деле была… поражена.

Эш визжа, соскочила с моих колен, раскинув руки в стороны.

— Ты… Ты…

Я снял макаронину с уха и бросил ее на стол, в то время как вглядывался в Кэт из-под ресниц. Я начал смеяться, прежде чем успел себя остановить. Неплохо для неё.

Эш опустила руки.

— Я прикончу тебя.

Мое веселье быстро угасло. Вскочив на ноги, я обвил руками талию Эш.

— Успокойся. Серьёзно. Успокойся.

Она оттолкнулась от меня.

— Клянусь всеми звездами и солнцами, я уничтожу тебя.

— Что это значит? — Кэт сжала руки в кулаки, бросив свирепый взгляд на девушку выше себя, словно ни капли её не боялась, а следовало бы. Кожа Эш была раскалена и вибрировала. В этот момент, я начал сомневаться, не сделает ли она какую-нибудь глупость, публично нас разоблачив. — Ты снова насмотрелась мультиков?

Мэтью подошел к нашему столику, его взгляд на мгновение встретился с моим. Мне предстояло выслушать лекцию об этом позже.

— Думаю, этого достаточно, — сказал он.

Зная, что не стоит спорить с Мэтью, Эш села на свое место и схватила горсть салфеток. Она попыталась навести порядок, но это было бессмысленно. Я чуть снова не рассмеялся, когда она начала оттирать свою блузку. Садясь, я смахнул горсть спагетти с плеча.

— Думаю, тебе стоит найти другое место, чтобы поесть, — сказал Мэтью Кэти, достаточно тихо, чтобы его могли слышать только присутствовавшие за нашим столом. — Прямо сейчас.

Подняв голову, я наблюдал, как Кэт схватила свою сумку. Она заколебалась, а затем кивнула, словно в тумане. Скованно развернувшись, она пошла прочь из кафетерия. Мой взгляд следовал за ней всю дорогу, в то время как она шла с гордо поднятой головой.

Мэтью отошел от стола, наверное, чтобы отвести ненужное внимание. Я вытер тыльной стороной руки свои липкие щеки, не в силах сдержать тихий смех.

Эш ударила меня снова.

— Это не смешно! — Она встала, её руки тряслись. — Не могу поверить, что ты находишь это смешным.

— Так и есть. — Я пожал плечами, взяв свою бутылку с водой. Не то, чтобы мы этого не заслужили. Взглянув в сторону стола, я обнаружил, что моя сестра пристально смотрит на меня. — Ди…

Слезы заполнили ее глаза, когда она встала.

— Не могу поверить, что ты так поступил.

— А чего ты ожидала? — спросил Эндрю.

Она бросила на него убийственный взгляд, а затем перевела глаза на меня.

— Ты отстой. Ты действительно полной отстой, Деймон.

Я открыл рот, но что я мог сказать? Я поступил паршиво. Я вел себя как придурок, и вряд ли мог себя оправдать. Ди должна понять, что так было нужно, но когда я закрыл глаза, то увидел боль в глазах Кэт и уже не был так уверен, что поступил правильно… по крайней мере, по отношению к ней.


Глава 11 | Забвение | Глава 13



Loading...