home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 14

Яркий свет от фар окутал Кэт, и громкий рев грузовика зазвенел в моей голове. Её руки были подняты, как если бы она пыталась защитить себя. Я мысленно представил её с переломами и тяжелыми травмами лежащей на горячем асфальте. Огонь и жизнь её серых глаз навсегда погаснут, при этой мысли ярость завладела мной.

Я не колебался.

Призвав Источник, я за наносекунду разрушил все правила нашего вида. Ради Кэт.

Заряд энергии был настолько сильным и необузданным, что разогрел воздух вокруг нас. Загрохотал гром, гремя на всю долину. И грузовик остановился. Весь транспорт и его содержимое просто остановилось, зависло во времени. Земля под моими ногами дрожала и вырывалась наружу.

Напряженный, я удерживал машину, призывая ко всем внутренним силам. Вспышки света окружали грузовик. Водитель был заморожен. Время остановилось для всего кроме нас с Кэт.

Моё тело начало дрожать от напряжения, и мир вокруг приобрел беловатый оттенок.

Кэт опустила руки и медленно развернулась. Её глаза были широко распахнуты, когда она подняла свои руки к груди. Она сделала шаг назад.

— О, мой Бог…

Я не мог продолжать удерживать грузовик в своей человеческой форме. Я знал, что мои глаза уже светятся, переливаясь. У меня был выбор. В любую секунду я мог отпустить контроль, и грузовик продолжил бы свой первоначальный путь и врезался в Кэт. Или я мог подвергнуть опасности Кэт и Ди, а моя раса выставила бы нас. Но, по крайней мере, Кэт будет живой, пока не встретит Арума. Я не колебался в своем выборе.

Изменение произошло почти незамедлительно, начавшись с моих вен. Насыщенный белый свет наполнил их, а затем накрыл меня, заменяя мою одежду и человеческую кожу. Дрожь прошла по рукам, груди, и далее по всему телу. Сила вырвалась, скользя к ней.

И после я был полностью в своей естественной форме, освещая всю чертову дорогу.

Кэт видела меня, таким, каким я на самом деле был.

Я услышал на расстоянии крики Ди, но я не мог себе позволить отвлечься. Не после того, как я вытащил Кэт из лап верной смерти…

Кэт снова посмотрела на грузовик. Транспорт вибрировал, как и водитель. Я не мог больше удерживать его и водителя неподвижными. На нем останется след, очень сильный след. Также как и на Кэт. Однако я не мог беспокоиться за водителя. Номера другого штата на его машине означали, что как только он разморозится, то уедет далеко отсюда.

Двигатель грузовика завизжал, пытаясь прорваться, и я использовал ещё больше силы Источника. По мере того, как энергия выходила из меня, комок интенсивного жара рос в животе, угрожая сжечь все вокруг. Наш вид мог управлять энергией в виде света, но даже у нас был придел.

Именно в тот момент, когда я был уверен, что потеряю контроль, Кэт пришла в движение. Она развернулась и побежала. Я призвал Источник обратно, и он врезался в меня, заставляя сделать шаг назад, в то время как грузовик с ревом пронесся мимо, унося остатки моей энергии. Дорога была пуста.

Дерьмо.

Кэт бежала по дороге. Я должен был… Боже, я даже не знал, что я собирался делать. Размышления были бессмысленны, особенно после того, как я серьезно обдумал то, что наделал, когда она ступила на дорогу. Я побежал за ней. На полпути, появилась Ди, но Кэт увернулась от неё и продолжила бежать прямо в лес.

— Уходи, — крикнул я Ди.

— Но…

— Я сказал тебе, Ди. Уходи.

На этот раз она прочла предупреждение в тоне моего голоса и увидела серьёзность ситуации. Она попятилась с выражением ужаса на лице. То, что произошло сегодня, было тем, о чем я предупреждал её все это время.

Кроме того, что разоблачил нас я.

Ветки врезались в меня и цеплялись за рубашку, когда я бежал за Кэт. Заметив её впереди, я окликнул её, но она не остановилась, а я не собирался преследовать её всю ночь. Я перешел с человеческой скорости и через секунду повалился на неё.

Я схватил Кэт сзади, мои руки обвились вокруг её талии. Мы начали падать в путанице ног. Я перевернулся, прежде чем мы ударились о землю, принимая на себя основную силу падания. И перекатился, прижимая её к траве подо мной.

Кэт сошла сума.

Она уперлась руками в мою грудь и толкнула.

— Убирайся!

Я схватил её за плечи, укладывая на спину, пока она не покалечила себя.

— Перестань!

— Уберись с меня! — прокричала она, барахтаясь и пытаясь скинуть меня при помощи своих бедер.

В любое другое время, её резкие движения задали бы моим мыслям неправильное направление. Но не сейчас.

— Кэт, остановись! Я не причиню тебе вреда!

Её бешеный взгляд встретился с моим, и она замерла подо мной, только её грудь хаотично вздымалась и опускалась. Не один из нас не двигался, казалось, целую вечность. Паника заполняла её глаза, смешиваясь с невыплаканными слезами.

Это ранило меня.

— Я не причиню тебе вреда. Я никогда не смог бы причинить тебе боль.

Кэт больше не брыкалась. Она уставилась на меня своими широко распахнутыми, красивыми глазами. Часть паники исчезла, но она всё ещё была напугана, её тело дрожало, она посмотрела в сторону, прижимая щеку к траве, и крепко зажмурилась.

Что я собирался делать?

Я не мог ей позволить рассказать о нас миру. Здесь было лишь два варианта. Я мог «позаботиться» о ней, как Мэтью советовал делать в таких ситуациях. Или я как-нибудь уговорю её молчать. Я не для того рисковал всем, спасая её от этого чертового грузовика, чтобы собственноручно навредить ей сейчас.

Медленно, чтобы не напугать, я коснулся пальцами подбородка и осторожно повернул её голову к себе.

— Посмотри на меня, Кэт. Ты должна посмотреть на меня прямо сейчас.

Она держала глаза плотно закрытыми.

Я сдвинулся, перенося свой вес на ноги, и сжал её щеки. Её кожа была гладкой и холодной. Мои пальцы заскользили по линии её скул, и я увидел, что мои руки слегка дрожат. Я не знал смогу ли объяснить ей, но должен был попробовать. Я должен остановить пулю, летящую прямо в её голову.

— Пожалуйста, — прошептал я.

Её грудь резко поднялась, и ресницы затрепетали. Её взгляд прошёлся по моему лицу, и я знал, она пытается собрать в едино то, что видела сейчас с тем, что было на краю дороги. Бледный лунный свет пробивался сквозь деревья, скользя по её скулам и рту.

— Я не причиню тебе вреда, — попробовал я снова. — Я хочу поговорить с тобой. Мне нужно поговорить с тобой, ты понимаешь?

Она кивнула.

Я закрыл глаза, вздыхая. Усталость завладела мной.

— Окей. Я собираюсь отпустить тебя, но, пожалуйста, пообещай, что не побежишь. Сейчас я не в состоянии снова за тобой гнаться. Этот мой последний маленький трюк почти обесточил меня. — Я открыл глаза, обнаружив, что она внимательно смотрит на меня. — Скажи это, Кэт. Пообещай, что ты не станешь бежать. Я не могу позволить тебе бегать по лесу одной. Ты понимаешь меня?

— Да, — хрипло прошептала она.

— Хорошо. — Отстранившись назад, я провел рукой по её щеке и затем сместился в сторону. Присев на корточки, я наблюдал за её движениями, пока она не прижалась спиной к стволу дерева. Я подождал пару секунд, чтобы понять, не собирается ли она выкинуть чего. Когда она ничего не сделала, я присел напротив неё. Провел рукой сквозь волосы, проглатывая тысячу ругательств. — Почему тебе обязательно нужно было выйти на дорогу прямо перед грузовиком? Я делал все мыслимое и немыслимое, чтобы держать тебя как можно дальше от всего этого. Но тебе обязательно нужно было пойти туда и разрушить все результаты моих трудов.

Она прижала дрожавшую руку ко лбу.

— Я сделала это не специально.

— Но ты сделала. — Я опустил руку на колени. — Зачем ты приехала сюда, Кэт? Зачем? Я…мы хорошо справлялись, а потом появляешься ты, и все летит к чертям. Ты даже не представляешь. Чёрт. Я так надеялся, что нам повезет, и ты уедешь.

— Мне жаль, что я все еще здесь. — Она прижалась ещё сильнее к дереву, подбирая ноги к груди.

Я хотел ударить себя.

— Я всегда всё только усложняю. — Покачав головой, я попробовал снова. — Мы — разные. Думаю, сейчас ты это понимаешь.

Она уперлась лбом в коленки на минуту и, кажется, собиралась с мыслями. Затем подняла голову.

— Деймон, что ты такое?

Печально улыбнувшись, я потер запястьем затылок.

— Это трудно объяснить.

— Пожалуйста, скажи мне. Ты должен мне сказать, потому что я вот-вот снова сорвусь. — Она повысила голос.

Я встретил её взгляд и сказал правду.

— Я не думаю, что ты хочешь это знать, Кэт.

Её дыхание перехватило, когда она уставилась на меня. Понимание проскользнуло в её выражении. Если она начнёт задавать вопросы, то это все изменит. Всё уже изменилось, но если она спросит, я скажу её правду. Я дам ей достаточно информации, чтобы доказать, что мы доверяем ей.

Или достаточно, чтобы она повесилась от этого.

Здесь просто не было других вариантов.

Кэт тихо выдохнула.

— Вы… люди?

Я издал короткий смешок.

— Мы не совсем… здешние, Кэт.

— Ты думаешь?

— Да-а. Полагаю, ты уже и сама вычислила, что мы — не люди.

Она прерывисто вздохнула.

— Я очень надеялась, что ошибаюсь.

Я снова засмеялся, несмотря на то, что ничего смешного в этом не было.

— Нет. Наш дом очень, очень далеко отсюда.

Её руки напряглись вокруг ног.

— Что ты имеешь в виду под «очень-очень далеко»? Все, что мне приходит в голову после этих слов — это «Звездные Войны».

Почему я не был удивлен из-за того, что она подумала об этом?

— Мы не с этой планеты, Кэт.

Рот Кэт открылся, а затем закрылся.

— Кто вы? Вампиры?

Мои глаза закатились так, что я стал побаиваться, не останутся ли они в таком положении.

— Ты сейчас серьезно?

— Что? — Расстройство возрастало в её голосе. — Ты сказал, что вы — не люди. Это несколько лимитирует те варианты, кем вы можете являться на самом деле. Ты остановил грузовик, даже не дотронувшись до него.

— Ты читаешь слишком много. — Я медленно выдохнул. — Мы ни оборотни, ни колдуны, ни зомби… ни что-то еще, даже примерно на это похожее.

— Ладно. Я рада насчёт части про зомби. Мне нравится думать, что остатки моего мозга в безопасности. — Пробормотала она, и я резко взглянул на неё. — И я не читаю слишком много. Всех этих существ нет в реальности. Точно так же, как и пришельцев.

Я быстро наклонился вперед, кладя свои руки на её согнутые колени. Её глаза расширились, когда они встретились с моими.

— Не думаешь же ты, что в громадной, бесконечной вселенной Земля — единственная населенная планета?

— Н-нет, — она запнулась. — То есть такие вещи… это нормально для твоего… Черт, как же вы себя называете?

После непродолжительного молчания, я откинулся назад и стал думать с чего лучше начать. Я никому не рассказывал о нас раньше. Это был первый раз. И она выглядела так, словно была в секундах от того, чтобы истерично рассмеяться. Это было не очень хорошо.

— Я могу сказать, о чем ты думаешь, — заметил я. — Не то чтобы я читал твои мысли, но все это написано на твоем лице. Ты думаешь, я опасен.

Она смочила губы.

— Это сумасшествие, конечно, но… я не боюсь тебя.

— Нет? — Удивление пронеслось по мне.

— Нет. — Она засмеялась, но смех прозвучал неубедительно. — Ты не выглядишь, как инопланетянин.

Я изогнул бровь.

— И как, по-твоему, выглядят инопланетяне?

— Не так… не так, как ты, — сказала она. — Они не привлекательны.

— Ты считаешь меня привлекательным? — Я улыбнулся.

Её глаза сузились.

— О, просто, замолчи! Как будто ты не знаешь, что каждый на этой планете, считает тебя привлекательным. — Она состроила гримасу. — Инопланетяне — если таковые вообще существуют — это маленькие зеленые человечки с громадными глазами и длинными тонкими руками, или… или гигантские насекомые, или… или комкообразные маленькие создания.

Я громко расхохотался.

— И, конечно, внеземные?

— Да! Внеземные, идиот. Я так рада, что ты находишь это смешным. Пытаешься заморочить мне мозг еще сильнее, чем вы, ребята, уже успели? А может, я просто сильно ударилась головой, или что-то типа такого. — Она начала подниматься на ноги.

— Сядь, Кэт.

— Не указывай мне, что делать! — бросила она в ответ. А вот и мой Котенок. Я почувствовал некоторое облегчение. Если она могла кричать на меня, значит, не была так напугана, как я опасался. Мы, возможно, преодолеем этот проклятый шторм.

Я плавно поднялся, держа руки вдоль тела, и позволил своим глазам измениться.

— Сядь.

Кэт уставилась на меня — на то, как мои зеленые глаза сюрреалистично пылали. Она села. И отсалютовала мне…

Она буквально отсалютовала мне своим средним пальцем.

Вау. Как я мог не ценить её непоколебимость? Я ухмыльнулся ещё шире. Эта девушка может сразить меня, если я ей позволю.

— Ты покажешь мне, как на самом деле выглядишь? Ты ведь… не блестишь, правда? И, пожалуйста, скажи мне, что я не намеривалась когда-то поцеловать громадное, пожирающее мозги насекомое, потому что серьезно, я собираюсь…

— Кэт!

— Прости, — пробормотала она.

Закрыв глаза, я сосредоточился на терпении и спокойствии. Когда был уверен, что при изменении не сожгу случайно пол леса, я сбросил свою человеческую кожу. Я знал, что трансформация была полной, потому что услышал, как она сказала: «Святая преисподняя».

Для неё я выглядел, как человек, сделанный из света, что было не так уж далеко от правды. Я поднял веки. Кэт вскинула руки, прикрывая глаза. Свет, который я отбрасывал, был настолько интенсивным, что превратил ночь в день.

Когда я был в своей истинной форме, я не мог говорить на языке, который понимала Кэт, поэтому сделал то, что раньше делал только с представителями своего вида. Это было также запрещено. Но таковым было все, что я сделал недавно, так что ничего не изменится, если я продолжу в том же духе.

Лаксены были способны передавать мысли другим телепатически. Мы могли общаться так, если были в своих истинных формах, что было не часто, но люди не могли посылать нам ответ. Мы не могли читать их мысли.

«Это то, как мы выглядим».

У Кэт перехватило дыхание.

«Мы состоим из света. Даже в человеческой форме мы можем манипулировать светом по своему желанию». Я сделал паузу. «Как видишь, я не выгляжу, как гигантское насекомое. И не сверкаю».

— Нет, — прошептала она.

«Или как комкообразное маленькое существо, что я считаю оскорбительным, между прочим». Я поднял руку, протягивая её к ней ладонью вверх. «Ты можешь коснуться меня. Это не причинит тебе боли. Думаю, это даже приятно для людей».

Она сглотнула, когда посмотрела на мою ладонь, а затем на то место, где должны были быть мои глаза. Она протянула руку. Её пальцы прикоснулись к моим. Разряд электрического тока, абсолютно безопасного, перешёл от моей руки к её. Беловато красный свет затанцевал по её руке. Я улыбнулся, когда её глаза расширились.

Набравшись смелости, она переплела свои пальцы с моими, заставляя маленький пучок света обернуться и окутать её запястье. Затем мой свет полностью окутал её руку.

«Полагаю, что тебе нравится».

Правда была в том, что мне это тоже нравилось. В моей настоящей форме я был сверхчувствителен к… ко всему. Мне нравилось её прикосновение. Возможно, даже слишком.

Освободив свою руку, я отступил назад. Мой свет медленно ослаб, а затем я вернулся в ту форму, с которой она была больше знакома.

— Кэт.

Она уставилась на меня, медленно качая головой.

Наверное, мне следовало повременить со всей этой «покажи и скажи» темой.

— Кэт?

— Ты пришелец, — прошептала она, словно пыталась себя убедить в этом.

— Верно. Именно это я пытался тебе объяснить.

— О… оу… вау. — Она притянула свои руки к груди. — И… откуда ты? С Марса?

— Даже не близко. — Я засмеялся. — Я сейчас расскажу тебе одну историю, хорошо?

— Ты собираешься рассказать мне историю?

Я кивнул, когда провел рукой по волосам.

— Все это будет звучать для тебя безумно, но постарайся помнить то, что ты видела. То, что ты знаешь. Ты наблюдала, как я делаю невозможное. Теперь для тебя не должно быть ничего невозможного. — Я подождал, пока она это уяснит. — Место откуда мы родом называется Эйбел.

— Эйбел?

— Это одна из самых далеких галактик от твоей, примерно, в тринадцати миллиардах световых лет отсюда. На Земле нет телескопов или космических шаттлов, способных перемещаться так далеко. И никогда не будет. — Если бы наш дом все еще существовал, подумал я, когда посмотрел на свои раскрытые ладони. — Хотя… даже если бы они существовали, это было бы не так уж и важно. Нашей планеты больше не существует. Она была разрушена, когда мы были еще детьми. Вот почему мы должны были покинуть её и найти место, приемлемое для нас в плане еды и атмосферы. Не то чтобы нам нужно дышать кислородом, но это хотя бы не больно. Дыхание на этой планете для нас — всего лишь отработанный до автоматизма навык, не более.

Осознание вспыхнуло в её чертах, и я могу поклясться, что она думала о дне на озере.

— То есть, тебе не нужно дышать?

— Нет, не слишком. — Я пожал плечами. — Мы делаем это по привычке, и, конечно, случается, что иногда мы об этом забываем. Например, когда плаваем.

— Продолжай.

Я помедлил секунду, думая сможет ли она это все осмыслить, а затем продолжил. Я отказывался признавать ту часть меня, что хотела рассказать её все. Ту часть, что отчаянно хотела знать, что она подумает, если узнает настоящего меня.

— Мы были слишком маленькими, чтобы знать название нашей галактики. Или, возможно, наш народ не нуждался в названии подобных вещей, но я хорошо помню название нашей планеты. Она называлась Лакс, а мы все — Лаксены.

— Лакс, — прошептала она. — Свет по-латински?

— Мы прибыли сюда в потоке метеоритного дождя пятнадцать лет назад, с другими, такими же, как мы. Но есть среди нас и такие, кто перебрался на Землю задолго до нас. Представители нашей расы посещали вашу планету на протяжении тысячи лет. И, конечно, не все мы переместились именно на эту планету. Некоторые отправились дальше по галактике. Многие, должно быть, попали на планеты непригодные для жизни, но когда всем окончательно стало ясно, что для нас Земля — это практически идеальные место для обитания, выбор стал очевидным. Ты успеваешь следить за мыслью?

Её взгляд был пустой.

— Думаю, да. Ты говоришь, здесь много таких, как ты. Томпсоны… они такие же?

Я кивнул.

— Мы вместе с ними с тех самых пор.

— И… как много вас здесь?

— Именно здесь? Не меньше пары сотен.

— Пара сотен, — повторила она. — Почему именно здесь?

— Мы… держимся большими группами. Это не… ладно, это не имеет значения сейчас.

— Ты сказал, что вы прибыли во время метеоритного дождя? И где твой космический корабль? — Её нос мило сморщился.

Я изогнул бровь.

— Мы не нуждаемся в таких вещах, Кэти. Мы перемещаемся вместе со светом.

— Но если ты с планеты, которая в миллиардах световых лет отсюда, и ты двигаешься со скоростью света… то дорога сюда заняла, наверное, миллиарды лет?

Она действительно это мысленно подсчитала сейчас?

— Нет. Используя те же самые возможности, с помощью которых я спас тебя от грузовика, мы способны подчинять своей воле пространство и время. Я не ученый, поэтому не знаю, как это работает. Мы просто можем это и все. Некоторые лучше, некоторые хуже.

Она медленно кивнула, но я почувствовал, что это было просто напоказ. Она не теряла самообладание, по крайней мере, хоть какие-то хорошие новости.

Я продолжил, когда снова сел.

— Мы стареем точно так же, как и люди, что позволяет нам не выделяться среди вас. Когда мы переместились сюда, нам пришлось выбирать свои… оболочки. — Она вздрогнула, и я пожал плечами. Что я мог сделать? Это была правда. — Я не знаю, как по-другому объяснить, не пугая тебя… но не все из нас могут постоянно менять свое обличие. Та внешность, которую мы выбрали, когда прибыли сюда, это то с чем мы вынуждены навсегда оставаться.

— Что ж… в таком случае, ты сделал неплохой выбор.

Я усмехнулся, когда провел пальцами по траве.

— Мы воплотили в своем новом теле то, что увидели. И почти для всех нас этот выбор оказался перманентным. Впоследствии, вероятно, под воздействием ДНК, наша внешность стала похожей. И, на случай, если ты удивлена, мы всегда рождаемся тройней. Так было испокон веков. — Я наблюдал, как она села обратно не дальше чем на расстоянии фута напротив меня. — В большинстве своем, мы очень похожи на людей.

— За исключением того, что вы являетесь облаком света, до которого я могу дотронуться?

Моя усмешка стала шире.

— Да, это, и еще мы гораздо более развиты, чем люди.

— Насколько более? — спросила она тихо.

— Скажем так, если нам когда-нибудь придется столкнуться с человечеством, вы не одержите верх. Без вариантов.

Она застыла, а затем отпрянула от меня. Наверное, нужно было оставить эту информацию при себе.

— И что еще ты способен делать?

Я встретил её взгляд.

— Чем меньше ты знаешь, тем, скорее всего, для тебя лучше.

Кэт покачала головой.

— Нет. Ты не можешь рассказать мне подобное, а потом взять и что-то умолчать. Ты… ты должен мне это.

— Если я не ошибаюсь, то это ты мне должна. Уже, как минимум, в трех случаях, — заметил я.

— Как это, в трех?

— Ночь, в которую тебя атаковали; только что; и когда ты решила, что Эш нужно срочно примерить на себя спагетти. — Я считал, загибая пальцы. — Лучше бы, чтобы четвертого раза не было.

Замешательство окрасило выражение её лица.

— Ты спас меня от Эш?

— О да, когда она сказала, что покончит с тобой, поверь, она именно это и имела в виду. — Я вздохнул, когда откинул голову назад. — Проклятье. Почему бы и нет? Ты и сама уже начала о многом догадываться. Каждый из нас в состоянии контролировать свет. При желании, манипулируя им, мы можем становиться совершенно невидимыми, рассеивать тьму… да все, что угодно. И не только это. Мы можем контролировать и использовать потенциал света. И, поверь мне на слово, тебе вряд ли понравится, если что-то подобное когда-либо впишется в твое тело. Я сомневаюсь, что люди могут перенести такое и при этом остаться в живых.

— Окей… — Она сложила руки вместе, кажется, это был бессознательный жест. — Подожди. Когда мы встретили медведя, я видела вспышку света.

— Это я, и, прежде чем ты спросишь, я не убивал того медведя. Всего лишь спугнул. Ты потеряла сознание, потому что находилась слишком близко к Источнику. Думаю, это оказало воздействие на тебя. Только не понимаю, почему он поразил тебя тогда, и не затронул сейчас. В любом случае… каждый из нас имеет определенные способности к исцелению, но не все одинаково хороши в этом, — продолжил я, опустив подбородок. — Я неплохо это делаю, но Адам, один из Томпсонов, может вылечить практически все при условии, что в исцеляемом остаются хотя бы малейшие признаки жизни. И еще… нас крайне проблематично убить. Мы можем проявить слабость, но только если ты поймаешь нас в нашей настоящей форме. Или лишишь головы в человеческой. Думаю, это должно сработать.

— Да-а, отсечение головы обычно делает свое дело. — Её руки скользнули к лицу и остались там, придерживая голову. — Ты — инопланетянин.

Я приподнял брови.

— Есть много чего, что мы можем делать, но лишь после достижения половой зрелости, и даже тогда бывает трудно контролировать свои способности. Иногда, вещи, которые мы делаем, немного нас истощают.

— Это должно быть… трудно.

— Да, трудно.

Она опустила руки, прижимая их к груди.

— Что еще ты можешь делать?

Я осмотрел её.

— Пообещай, что снова не рванешь от меня со всех ног.

— Да, — сказала она и затем кивнула. Очень мило.

— Мы можем манипулировать объектами. Любой предмет, может быть передвинут, неважно, одушевленный или нет. Мы можем делать больше, чем это. — Я нашёл и поднял в воздух упавший лист. Я держал его между нами. — Смотри.

Обратившись к Источнику, я позволил жару окутать мою ладонь, а затем и пальцы. Дым поднялся от них, и тогда вылетела крошечная искра. Пламя, яркое и оранжевое, вспыхнуло на моих пальцах, облизывая края листа. За время, которое нужно на один удар сердца, лист исчез.

Кэт встала на колени и придвинулась немного ближе. Я наблюдал за ней, удивленный. Языки пламени потрескивали на моих пальцах. Она подняла руку, придвинув их к пламени. Когда она одернула ладонь, её глаза были широко распахнуты от удивления.

— Огонь не причиняет тебе боли?

— Как что-то, что является частью тебя, может причинять боль? — Я опустил руку, треся ею так, чтобы пламя погасло. — Видишь. Все закончилось.

Она переместилась ещё ближе.

— Что еще ты можешь?

Я смотрел на неё секунду, а затем улыбнулся, прежде чем переместился так быстро, что она не смогла уследить. В первую секунду я сижу напротив неё, а в следующую я на расстоянии нескольких футов прислонился к дереву.

— Как во имя всего… подожди! Ты уже делал это. Эта жутко тихая манера передвигаться. Только это не потому, что ты бесшумный. — Потрясенная, она снова припала спиной к дереву. — Ты можешь двигаться настолько быстро.

— Со скоростью света, Котенок. — Я кинулся вперед, а затем медленно сел. — Некоторые из нас управляют свои телом, меняя форму, которую мы выбрали изначально. Что-то вроде… видоизменения в любое другое живое существо — человека или создание.

Она посмотрела вниз, а затем снова подняла взгляд.

— Вот почему Ди периодически теряла четкие очертания?

Что за черт?

— Ты видела это?

— Да, но я думала, что мне мерещиться. — Отклонившись в сторону, она расправила ноги, вытянув их. И конечно, это привлекло моё внимание, потому что… ну, ноги. — С ней случалось нечто подобное, когда она, казалось, чувствовала себя комфортно. Её рука или контуры тела начинали терять очертания.

Я перевел свой взгляд от её ног и кивнул.

— Не все из нас могут полностью контролировать свои способности. Некоторые борются с ними.

— Но ведь у тебя получается?

— Такой вот я потрясающий.

Она закатила глаза, но затем резко выпрямилась.

— Что на счет твоих родителей? Ты говорил, они работают в городе, но я никогда их не видела.

Мой взгляд снова опустился к земле.

— Наши родители не имели возможности сюда попасть.

— Мне… мне жаль

— Не беспокойся. Это было очень давно. Мы даже не помним их.

— Боже, я чувствую себя такой глупой, — сказала она через секунду. — Знаешь, я ведь правда думала, что они работают в городе.

— Ты не глупая, Кэт. Ты верила в то, что мы хотели, чтобы ты верила. Мы хорошо умеем убеждать. — Я вздохнул. — Хотя, как оказалось, не в достаточной степени. — Когда я снова посмотрел на неё, у неё был этот отстраненный взгляд. — А ты справляешься лучше, чем я ожидал.

— Ну, … скажем так, я думаю, что чуть позже у меня будет достаточно времени для паники и мини-припадка. Скорее всего, я просто буду считать, что на какое-то время потеряла рассудок. — Она закусила нижнюю губу. — Ты… ты можешь контролировать чужое сознание? Читать мысли?

Я покачал головой.

— Нет. Наши возможности основываются на том, что мы есть. Если бы наша сила — свет — могла бы контролировать эту сферу то, кто знает. Все возможно.

Злость вспыхнула в её глазах, и она ощетинилась, как маленький разъяренный котенок.

— Все это время, я думала, что схожу сума. К тому же, ты говорил мне, что это плод моего воображения или просто начинал морочить голову. Ты словно делал мне инопланетную лоботомию. Мило.

Мои глаза сузились, когда я посмотрел на неё.

— У меня не было выбора. О нас никто не должен знать. В противном случае, одному Богу известно, что будет.

Кэт резко выдохнула, и могу сказать, она боролась с собой, чтобы оставить это в покое.

— Как много… людей знает о вашем существовании?

— Некоторые местные, которые только Богу известно, что о нас думают, — начал объяснять я. — Еще узкий круг в правительстве, но только в пределах Министерства Обороны, на этом все. Никто из них не знает о наших возможностях. Они не могут. — Я почти прорычал, встретившись с её взглядом. — МО уверено, что мы безобидные фрики. Пока мы придерживаемся их правил, они обеспечивают нас деньгами, жильем и оставляют в покое. Поэтому, если кто-то из нас вдруг скомпрометирует себя демонстрацией собственной силы… то это плохая новость по сразу нескольким причинам. Мы стараемся не использовать свои способности, особенно возле людей.

— Потому что это может разоблачить вас.

— Это и… — я потер подбородок, неожиданно почувствовав усталость. Я не хотел признавать, что подверг её опасности. — Каждый раз, когда мы используем силу, скажем так… это оставляет определенный след на человеке, предоставляя нам возможность видеть, что он совсем недавно находился рядом с кем-то таким же, как мы. Поэтому мы стараемся сдерживаться, находясь возле людей, но ты… с тобой с самого начало все пошло не по плану.

— Когда ты остановил грузовик, это оставило… след на мне? — Когда я не ответил, она попыталась разобраться сама. — И тогда, когда испугал медведя? Этот след может прослеживаться такими же, как ты? То есть, Томпсоны и все другие инопланетяне в округе знают, что я была подвержена твоему… космическому моджо?

— Что-то в этом роде, — сказал я. — И они определенно от этого не в восторге.

— Тогда зачем ты остановил грузовик? Я явно являюсь слишком большой ответственностью для тебя.

Черт, это что сложный вопрос? Эндрю и Мэтью, скорее всего, спросили ли бы то же самое, если бы я рассказал им, что Кэт знает кто мы, но надеюсь такого разговора никогда не случиться. Я действительно не знал, как ответить на этот вопрос.

Или, может быть, я знал, но не хотел произносить вслух.

Кэт глубоко вдохнула.

— Что ты собираешься со мной делать?

Я поднял взгляд.

— Что я с тобой собираюсь делать?

— Я знаю, кто ты есть на самом деле, и это создает риск для каждого. Ты можешь… просто испепелить меня или Бог знает что еще.

Я не мог поверить, что она только что это сказала. Знаю я вел себя, как придурок с ней, но не до такой же степени. Она должна была почувствовать, что между нами есть что-то большее. Она не чувствовала? Возможно, нет. Может быть, я был так хорош в своей способности быть мудаком, как Кэт это называла, что она и понятия не имела, как я на самом деле начал относиться к ней. Я размышлял над тем, рассказать ли ей все. О том, как просто пребывание рядом с ней заставляет меня улыбаться больше, чем за все годы. Как я восхищаюсь её мужеством и тем, как она может постоять за себя, защищаться, особенно от меня и моей ерунды. Когда тепло начало разливаться у меня в груди, я незамедлительно пресек эту чепуху на корню, в этот момент в голове всплыл образ моего мертвого брата вместе с человеком, в которого он был влюблён. Нет, будет лучше, если мы продолжим держаться в стороне друг от друга, но это не значило, что я, по крайней мере, не могу облегчить её страхи.

— Зачем бы я все тебе рассказывал, если б собирался что-то с тобой сделать?

Её губы сжались.

— Не знаю.

Я придвинулся ближе к ней, протянув руку, но резко остановился, когда она отпрянула от меня. Мои внутренности скрутило, а пальцы согнулись в воздухе.

— Я ничего не собираюсь с тобой делать. Хорошо?

Она начала терзать нижнюю губу.

— Как ты можешь мне доверять?

Ещё один сложный вопрос, на который было не просто ответить. В этот раз, когда я протянул руку к ней, она не отстранилась. Я разместил свои пальцы под её подбородком, удерживая её взгляд,

— Я не знаю. Просто доверяю. И, если быть до конца честным, никто все равно тебе не поверит. К тому же, создашь лишнюю шумиху, навлечешь на себя внимание со стороны МО, а ты вряд ли этого хочешь. Они пойдут на любые меры, чтобы население оставалось в неведении.

Казалось, она пыталась это осмыслить, и на секунду наши взгляды встретились. Мы были связаны не только физическим контактом, но и правдой. Когда она отпрянула от меня, мне это не очень-то понравилось.

И мне не понравилось то, что мне это не понравилось.

— Значит, вот почему ты говорил все это раньше? — спросила она, её голос был приглушенным. — Ты не ненавидишь меня?

Мой взгляд опустился к руке. Я подбирал слова. — Я не ненавижу тебя, Кэт.

— Вот почему ты не хотел, что бы я общалась с Ди, потому что боялся, что я узнаю правду?

— Это, и еще ты — человек. Люди слабые. Они не приносят нам ничего, кроме проблем. — Да, это прозвучало жестче, чем я думал, но это, скорее всего, было к лучшему. Она должна знать, что стоит на кону — ради всех нас.

Её глаза сузились.

— Мы не слабые. И ты на нашей планете. Как насчет небольшого уважения, приятель?

Изумление затопило меня.

— Тут с тобой трудно поспорить. — Я осмотрел её. — Как ты… справляешься со всем этим?

— Пытаюсь осмыслить. Не знаю. Не думаю, что теперь что-то в этой жизни способно меня поразить.

Я был рад услышать это. Затем поднялся на ноги.

— Тогда нам следует возвращаться, пока Ди не решила, что я тебя убил.

— Она действительно может так подумать? — спросила она медленно, словно боялась ответа.

Я смотрел на Кэт, возвышаясь над ней, когда она встретила мой взгляд, я знал, что она увидела холод в них.

— Я способен на многое, Котенок. Убийство ради защиты семьи не то, над чем я стану лишний раз думать. Но тебе не стоит об этом беспокоиться.

— О, приятно это слышать, — пробормотала она.

Я наклонил голову набок.

— Существуют еще и другие. Те, которые сделают все, чтобы завладеть преимуществами Лаксенов, в особенности, такими, как мои. Они сделаю все что угодно, чтобы добраться до меня и моего вида.

— И каким образом это имеет отношение… ко мне?

Наклонившись, я осмотрелся вокруг.

— След, который я оставил на тебе, когда останавливал грузовик может отслеживаться. Прямо сейчас ты сияешь, как фейерверк в День Независимости.

У неё перехватило дыхание.

— Они будут использовать тебя, чтобы добраться до меня. — Я протянул руку, убирая листок из её волос. Тогда я коснулся её щеки в том месте, где её кожа была повреждена после того ночного нападения. — И если они все-таки тебя схватят… смерть покажется тебе спасением.


Глава 13 | Забвение | Глава 15



Loading...