home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 16

Порой Кэт была словно открытая книга с картинками. Все, о чем она думала и что чувствовала, явственно отражалось на ее лице. Я наблюдал, как её раздражение испаряется, заменяясь сочувствием, которое мне было не очень приятно видеть.

— Что произошло? — спросила она тихо.

Часть меня хотела проигнорировать вопрос. Сказать что-то невежественное и отвлечь ее, но другая половина меня хотела… поговорить об этом, реально поговорить об этом. И эта часть победила.

— Доусон встретил Бетани, и я клянусь тебе, это была любовь с первого взгляда. Для него мир стал вращаться только вокруг нее. Мэтью — мистер Гаррисон — предупреждал его. Я предупреждал его, что ничего хорошего не выйдет. У нас не может быть отношений с людьми.

Я посмотрел за ее плечо, на полосу деревьев.

— Ты не знаешь, как это сложно, Кэт. Мы все время должны скрывать, кто мы есть на самом деле, и даже среди своих, мы должны быть осторожны. Существует очень много правил. МО и Лаксенам не нравится идея смешивания наших рас. Будто бы они считают нас животными по отношению к людям.

— Но вы же не животные, — сказала она, слегка разгневанно. Было мило видеть, как она в первый раз встает на мою защиту, даже не смотря на то, что я, скорее всего этого не заслуживаю.

— Ты знаешь, что мы находимся под постоянным наблюдением МО? — Я покачал головой, испытывая отвращение. — Водительские права, они отслеживают это. Если мы подадим документы в колледж, они узнают. Право на вступление в брак с человеком? Забудь об этом. Нам нужно проходить определенную процедуру, даже если мы собираемся куда-то просто поехать.

— Как они могут это делать? — Шок затопил ее голос.

Я сухо засмеялся.

— Это ваша планета. Даже ты об этом сказала. Они удерживают нас на месте, обеспечивают нашу жизнь. Периодически приезжают с проверками. От них очень сложно что-либо скрыть. Мы должны отслеживать других Лаксенов и придерживаться друг друга.

Ее взгляд стал острым.

— Это не справедливо.

— Так и есть. — Я сел и обернул руки вокруг согнутых коленей. — Так легко почувствовать себя человеком. Я знаю, что не человек, но я хочу того же, что и вы. — Что я несу? Я прочистил горло. — В любом случае, между Доусоном и Бетани что-то произошло. Я не знаю, что. Он ничего не рассказал. Они ушли на выходные в горы, и когда он вернулся обратно, его одежда была порвана и покрыта кровью. В те дни они были близки, как никогда. Если Мэтт и Томпсоны раньше просто о чем-то подозревали, то теперь они нашли подтверждения своим догадкам. На следующей неделе Доусон и Бетани пошли в кино. И больше не вернулись.

Кэт закрыла глаза.

— МО нашли его на следующий день в Мурфилде, его тело бросили в поле, словно мусор. Я даже не успел попрощаться. Они забрали его тело, прежде чем я успел его увидеть, из-за опасений, что о нас узнают. Когда мы умираем или ранены, то трансформируемся в свою настоящую форму.

Ее голос был мягким, когда она заговорила.

— Ты уверен, что он… мертв? Ты ведь не видел его тела.

— Я знаю, что Арум достал его. Обесточил и убил. Если бы он был все ещё жив, то нашел бы способ связаться с нами. Тела были ликвидированы прежде, чем кто-либо мог их увидеть. Родители девушки никогда не смогут узнать, что случилось с их дочкой. Все, что нам известно, так это, что он сделал что-то, что оставило на ней след, который позволил Аруму найти его. Это единственное объяснение. Они не в состоянии чувствовать нас здесь. Он должен был сделать что-то значительное.

— Я сожалею, — прошептала она. — Знаю, что не могу сказать ничего такого, что облегчило бы твою боль. Мне очень жаль.

Приподняв подбородок, я посмотрел на небо. Тяжесть потери Доусона была словно сто килограммовый шар из свинца, осевший в моем животе. Это ранит. Все еще ранит, как будто это произошло вчера. Я все еще просыпаюсь по ночам и бессознательно иду в его спальню, надеясь увидеть его еще хоть раз.

— Я…я скучаю по этому идиоту, — отрывисто произнес я.

Кэт ничего не сказала, но наклонилась ближе, обернув свои руки вокруг меня. Я замер от удивления. Она, кажется, даже не заметила этого, потому что крепче сжала меня в объятиях, а затем отпустила, отстраняясь.

Я уставился на нее, потрясенный всем своим существом. После всего того, что я сказал ей несколько минут назад, она сделала это? Обняла меня?

Она опустила глаза к своим рукам.

— Я тоже скучаю по папе. И со временем не становится легче.

Я резко выдохнул.

— Ди сказала, что он был болен, но не уточнила, чем именно. Я сожалею… о твоей потере. Болезнь — это не то, к чему мы привыкли. Что с ним случилось?

— Это был рак мозга. Все начиналось с головных болей. Понимаешь? Он переносил эти жуткие головные боли, а затем начались проблемы со зрением. Когда это произошло, он прошел обследование и у него выявили рак. — Она взглянула на небо, ее брови сошлись вместе. — Казалось, что время ускорилось после этого, но догадываюсь, что это было не так. У меня оставалось кое-какое время, прежде чем он…

— Прежде чем, что? — Я смотрел на неё, не в силах сделать что-либо, помимо этого.

Ее улыбка была печальной.

— Он изменился к концу. Опухоль повлияла на его поведение. Это… это было тяжело, понимаешь? — Покачав головой, она опустила подбородок. — Но я всегда буду хранить воспоминания о тех хороших временах, когда мы вместе работали в саду или ходили в книжный магазин. Каждое субботнее утро мы занимались садоводством. А затем каждый полдень воскресенья ходили в книжный магазин.

Я начал понимать, почему она любила садоводство и читала так много. Это сохраняло её связь с отцом. Мы оба перенесли столько потерь.

— Доусон и я… мы все время ходили в горы вместе. Ди никогда не была приверженцем этого.

Она слегка улыбнулась.

— Я даже представить не могу, как она взбирается на гору.

Её слова заставили меня усмехнуться.

— Согласен.

Когда дневной свет превратился в сумерки, и звезды начали заполнять небо, мы… мы просто болтали. Я рассказал ей про то, как Доусон в первый раз скопировал чью-то внешность и застрял в таком состоянии. Она рассказала мне о том, как ее дружеские отношения развалились после того, как ее отец тяжело заболел. Мне показалось интересным, что она взяла вину за произошедшее на себя. Мы разговаривали до тех пор, пока воздух не стал холодным, и не пришло время возвращаться.

По правде говоря, я действительно не хотел возвращаться к реальности. Я наслаждался этим. Кэт. Я. Наша беседа. Никогда бы не подумал, но да, мне действительно это нравилось.

Приятная тишина окружала нас, пока мы шли обратно к нашим домам. В гостиной дома Кэт горел свет, поэтому, когда она повернулась ко мне и заговорила, её голос был приглушенным.

— Что это было?

Я не ответил.

Я понятия не имел, что сейчас произошло.

***

Я провел большую часть воскресенья, слушая, как Ди и Кэт беседуют о книгах и описывают насколько книжные парни повсеместно лучше реальных. И поскольку я был парнем, может и не человеческим, я действительно хотел опровергнуть это утверждение, но как только они начали перечислять атрибуты некоторых из этих парней из книг, что принесла с собой Кэт, то уже никто не мог поспорить с ними.

Я чувствовал, что должен предупредить Адама или типа того.

Мэтью проводил пикник на День труда, и Кэт находила ужасно смешным то, что инопланетяне праздновали День труда… до тех пор, пока Ди не собралась ехать туда. По множеству очевидных причин Кэт не могла пойти с Ди. Она старалась не показывать этого, но улыбка, которую она нацепила, пока сидела на нашем крыльце не затронула ее серых глаз.

— Мне не обязательно туда идти, — сказала Ди, почувствовав тоже, что и я. — Я могу остаться…

Кэт открыла было рот, но я её опередил.

— Ты ходишь туда каждый год. Ты должна пойти и в этом году или это будет выглядеть странно.

Беспокойство отразилось на её лице, когда она взглянула на Кэт.

— Ты будешь в порядке?

— Почему она может быть не в порядке? — спросил я, сложив руки на груди.

Кэт бросила на меня сердитый взгляд.

— Ее маме сегодня нужно пойти на работу, так что она проведет весь день в одиночестве, — ответила Ди, прежде чем Кэт смогла произнести хоть слово.

Я приподнял бровь.

— И чем этот день отличается от любого другого?

Кэт поджала губы.

— Не будь придурком. — Ди прищурилась. — Разница в том, что сегодня праздник.

Кэт снова открыла рот.

— Это День труда, — напомнил я сухо. — Не День Благодарения и не Рождество. Я даже не уверен, что это настоящий праздник.

— Ох, он настоящий. Это отмечено в календарях и на прочих вещах, — настаивала Ди. — Это праздник.

Я закатил глаза.

— Это глупый праздник. Кэт…

— Стоит прямо возле вас, на случай, если вы это забыли. — Кэт встала, отряхивая пыль с джинсов. Она послала мне злобный взгляд, прежде чем повернулась к Ди.

— Я буду в порядке. Бог свидетель, что я ненавижу это признавать, но Деймон прав. Это просто День труда. Не такое уж важное событие. Адам будет там, верно?

Ди кивнула, пока я смотрел на Кэт.

Она снова улыбнулась.

— Иди и повесились с ним.

К тому времени, как моя сестра наконец-то села в свою машину и уехала, я уже был готов бросить всю эту затею с поездкой к Мэтью.

Когда шины Ди сдвинулись, заставляя гравий под ними захрустеть, Кэт пробрела мимо меня, и мои глаза проследили за ней, замечая то, как ее бедра покачивались. Она хоть осознавала, как шла? Иисус.

— Куда ты идешь? — спросил я, опуская ресницы.

Она остановилась на ступеньке крыльца.

— Ммм, иду домой.

— Хм, — пробормотал я, прислонившись к стене дома.

Ее губы опустились в уголках.

— Разве ты не собираешься на пикник?

Я отрицательно покачал головой.

— Мне это никогда не нравилось.

— Правда? На пикник что так тяжело пойти? — бросила она вызов.

— Нравится мне это или нет, это не имеет значения. Кто-то должен остаться с тобой.

Её пухлые губы скорчились в гримасе.

— Мне не нужна нянька…

— Нет, нужна.

Кэт уставилась на меня, и стало очевидным то, что она была готова в полной мере принять участие в нашей перепалке. Потребовались титанические усилия, чтобы не улыбнуться. После вчерашнего времени, проведенного на озере, что-то между нами изменилось. Связь, с которой я не знал, как обращаться.

— Мне не нужна сиделка, Деймон. — Одна её рука сжала перила. — Я просто собираюсь пойти в свой дом и…

— Почитать книгу?

Ещё несколько секунд и огонь бы посыпался из ее глаз. Может быть, даже из ее рта.

— А что, если и так? Нет ничего плохого в чтении.

— Я и не говорил, что это плохо. — Я улыбнулся.

— Не важно. — Она развернулась и затопала вниз по ступенькам.

Я должен был позволить ей уйти. Пока она оставалась здесь, и я был поблизости, Кэт была бы в безопасности, и еще был бонус — Ди была не с ней. Но когда я наблюдал, как она идет в сторону своего дома— пустого дома — я выругался себе под нос и оттолкнулся от стены.

— Хэй, — окликнул я её, опуская руки.

Кэт продолжила идти.

Вздохнув, я сорвался с веранды. Она не видела меня, пока я не возник прямо перед ней. Отскочив назад, она приложила руку к груди.

— Святые небеса, — выдохнула она. — Было бы неплохо предупредить меня.

Я засунул руки в карманы своих джинсов.

— Я окликнул тебя.

— А я тебя проигнорировала! — Опустив руку, она сделал глубокий вдох. — Чего ты хочешь?

— Не быть проигнорированным.

Она наклонила голову на бок.

— Правда?

Мои губы изогнулись.

— Да.

Она покачала головой, и в это время теплый ветерок разметал свободные пряди волос по ее лицу.

— По некоторым причинам, я считаю, что дело не в этом.

— Может, и так. — Я шагнул ей навстречу, в этот раз медленно. — У меня есть немного коровьего мяса в холодильнике. Мы могли бы сделать гамбургеры.

— Коровье мясо? — Кэт поймала прядь волос и заправила её за ухо. — Это что грубое альтернативное название для мяса для гамбургеров.

— А разве нет? — Я прошел мимо нее, задев локтем её руку. — Мы можем устроить наш собственный маленький пикник. У меня есть гриль.

Кэт уставилась прямо перед собой, в то время как я продолжил идти.

— Так ты идешь или нет?

Кэт стояла ко мне спиной, и какое-то время я думал, что она собирается снова меня проигнорировать, и… это было бы действительно неловко. Особенно, если учесть, что в таком случае мне бы пришлось вернуться к ней, перекинуть ее через плечо, и заставить есть мое коровье мясо, приготовленное на гриле, потому что я бы сделать это. Никто не должен есть говядину в одиночестве, решил я. Плюс я действительно не собирался анализировать, почему не хотел, чтобы она праздновала одна.

Кэт развернулась, снова поймав ту же прядь волос и отбросив её назад.

— У тебя есть сыр?

Я изогнул бровь.

— Хм. Да.

Она сложила руки на груди.

— Швейцарский?

— Думаю, да.

Прошла секунда, затем она улыбнулась, сверкая прямыми белыми зубами.

— Ладно. Только если ты приготовишь мне гамбургер со швейцарским сыром, и не будешь отзываться о нем как о коровьем мясе.

Опустив подбородок, я почувствовал, как уголки моих губ поднялись.

— Договорились.

***

Ди взяла вину за то, что Кэт светилась, словно ночной Лас-Вегас, на себя. Это было ее решение, и оно имело смысл, так как я не был уверен, что кто-нибудь поверил бы, что я совершил ту же ошибку дважды.

Как и ожидалось, Мэтт не был в восторге от этого. Никто из них не был. И я не виню их.

И так же, как и ожидалось, когда я сказал Кэт, что у нее на сегодня есть планы, которые включают в себя то, что она будет находиться поблизости так, чтобы я мог присматривать за ней, она заявила, что у нее другие планы. Все и даже фонарный столб знали, что у нее не было никаких планов.

Кэт была просто упрямой.

После школы во вторник, я проследовал за Кэт до дома. Сначала она заглянула на почту, что меня ужасно разозлило. Для Арума девушка выглядела словно лампочка. Она знала это, но все же шаталась возле почтового отделения, забирая охапку пакетов.

Пакетов с книгами.

Как будто ей нужны были еще книги.

Когда я сказал ей об этом на стоянке, она уставилась на меня, будто бы я вытолкнул маленького ребенка на полосу встречного движения, и заявила достаточно уверенно, " Книг не может быть слишком много».

Затем по дороге домой, она, проверяя меня, резко нажимала на тормоза, когда я подъезжал к ее бамперу слишком близко, чтобы вынуждать её ехать быстрее, иначе её машина передвигалась со скоростью моей ходьбы. Разве она не понимала, что каждую минуту на дороге мы подвергались опасности? Я переживал каждый день, пока не доставлял ее домой, в дом напротив, где я мог её защитить.

Я сигналил ей несколько раз. Либо это, либо таранить бампер ее задрипанной «Камри».

Возвращение домой заняло целую вечность, и в тот момент, когда я припарковал свой внедорожник, я был воплощением нетерпеливости. Я встал и прошел к её водительской двери. Видимо, я двигался слишком быстро.

— Господи! — Она схватилась за сердце. — Мог бы ты перестать, это делать, пожалуйста?

— Почему? — Я положил руки на открытое окно. — Ты же теперь знаешь о нас.

— Да, но это не означает, что ты можешь перестать ходить как нормальный человек. Что, если тебя видела моя мама?

Я усмехнулся.

— Я бы очаровал ее и убедил, что ей все показалось

Открыв дверь, она едва дожидалась, пока я сделаю шаг назад, когда прошла мимо меня.

— Я ужинаю с мамой.

Я возник прямо напротив неё.

Кэт взвизгнула и замахнулась на меня.

— Боже! Думаю, ты делаешь это только для того, чтобы позлить меня.

— Кто? Я? — Я расширил глаза. — Во сколько ужин?

— В шесть. — Она затопала вверх по ступенькам. — И ты не приглашен.

— Как будто мне хочется с тобою ужинать.

Она вскинула руку и послала меня, показав неприличный жест.

Я усмехнулся.

— У тебя есть время до шести тридцати, чтобы появиться у соседней двери, или же я сам за тобой приду.

— Да. Да.

Развернувшись, я улыбнулся и направился к своему дому, задавшись вопросом, поняла ли она, что оставила все свои драгоценные книги в машине.

Ди пришла домой чуть позже четырех, и в то время, когда Кэт предположительно должна была появиться здесь, она открыла морозилку и взбесилась.

— Где мороженое? — Ее голос был напряженным.

Я прислонился к кухонной стойке.

— Какое мороженое?

— Какое мороженое? — медленно повторила она, недоверие звенело в ее голосе. — Пол галлона шоколадного мороженого, что вчера был в холодильнике!

— Ааа.

— Не могу поверить, что ты съел все мороженое, Деймон!

— Я не съел его полностью.

— О, так оно само себя съело? — от крика Ди могли лопнуть барабанные перепонки. — Или это ложка съела его? Ой, подожди, я знаю. Коробка съела его.

— На самом деле, думаю, его съела морозильная камера, — ответил я сухо. Ди развернулась и бросила в меня пустой контейнер, превратив эту чертову штуку в скоростной бейсбольный мяч. Он врезался в мою руку, больно жаля. Я поймал его, прежде чем он упал на пол.

— Ауч. Это было не очень приятно.

Она сверлила меня взглядом, когда я выбрасывал контейнер из-под мороженного в мусорное ведро. Тогда-то я и услышал, что в гостиной кто-то есть. Развернувшись, я направился в ту комнату. Это была Кэт. Я взглянул на часы, и мои губы изогнулись в усмешке. По времени было чуть больше шести тридцати. Прислонившись к косяку двери, я скрестил руки на груди и стал ждать, когда она осознает мое присутствие.

Когда Кэт увидела меня, все, что она сделала — это застыла на месте и… уставилась на меня. Ее взгляд перемещался по мне, словно она не видела меня раньше, и я нашел это интересным. Я приподнял бровь.

— Кэт?

Она быстро отвела взгляд.

— В тебя, действительно, только что швырнули коробкой от мороженого?

— Да.

— Черт. И я это пропустила.

— Уверен, Ди с радостью повторит это для тебя.

Кэт усмехнулась.

— О, думаешь, что это смешно. — Ди ворвалась в гостиную с ключами от машины в руке. — Мне следовало заставить тебя поехать в магазин и купить мне порцию мороженого, но из-за того, что я люблю Кэти и дорожу ее благополучием, я поеду сама.

У Кэт округлились глаза.

— Может, все-таки Деймон поедет?

Я улыбнулся ей.

— Нет. Если Арум поблизости, то он увидит твой след. — Ди схватила свою сумочку. — Тебе следует оставаться рядом с Деймоном. Он сильнее меня.

Кэт тяжело вздохнула, и если бы у меня были чувства, я бы обиделся.

— Могу я пойти домой?

— Ты осознаешь, что твой след можно увидеть с улицы? — Я оттолкнулся от дверного проема. — Хотя, это твой выбор, когда устроить свои похороны.

— Деймон, — отрезала Ди. — Это все твоя вина. Мое мороженое — это не твое мороженое.

— Мороженое, должно быть, играет очень важную роль, — пробормотала Кэт.

— Это моя жизнь. — Ди швырнула свою сумочку в меня, но промахнулась. — И ты забрал его у меня.

Я закатил глаза.

— Просто поезжай уже и возвращайся скорее обратно.

— Да, сэр! — Она отсалютовала мне. — Вы, ребята, что-нибудь хотите?

Кэт покачала головой, и когда Ди подошла к двери, я подлетел к ней и обнял одной рукой.

— Будь осторожна.

— Как обычно. — Она помахала рукой на прощание и выскочила за дверь.

— Вау, — сказала Кэт. — Напомни мне, никогда не есть ее мороженое.

— Если ты это сделаешь, то даже я не смогу тебя спасти. — Я широко улыбнулся ей. — Итак, Котенок, если я буду твоей нянькой на вечер, что мне за это будет?

Ее глаза сузились.

— Прежде всего, я не просила тебя нянчиться со мной. Это ты заставил меня прийти сюда. И не называй меня Котенком.

Я засмеялся.

— Вижу, ты сегодня в особо сварливом настроении?

— Ты еще ничего не видел.

Усмехнувшись, я прошел на кухню.

— Охотно верю. С тобой никогда не соскучишься. — Я замолчал, когда понял, что она все еще стоит посреди гостиной. — Ты идешь или нет?

— Куда?

— Я голоден.

— Разве ты только что не съел все мороженое?

— Да, но я все еще голоден.

— Господи, инопланетяне умеют есть.

Я бросил взгляд через плечо и обнаружил, что она по-прежнему не двигается.

— У меня складывается впечатление, что мне необходимо все время следить за твоим местонахождением. Куда иду я, туда идешь и ты. — Я ждал, что она начнет двигаться, но когда она этого не сделала, я подмигнул ей. — Или я могу принудительно передвигать тебя.

— Ладно, — раздражённо произнесла она, прошествовав мимо меня, и плюхнулась на стул возле стола.

Я достал тарелку с остатками курицы из холодильника.

— Хочешь?

Кэт покачала головой, а затем оперлась щекой на руку и стала наблюдать за тем, как я передвигаюсь по кухне. Всякий раз, когда я смотрел на Кэт, у неё был задумчивый вид.

Я поставил тарелку на стол и сел напротив нее. Вчера, во время небольшого импровизированного пикника, мы почти не разговаривали. Странно, но это не было неловким молчанием. Это было… приятно.

— Итак, как ты справляешься?

Она опустила взгляд.

— У меня все хорошо.

— Это точно. — Я откусил кусочек холодной курицы. — Ты смогла воспринять все. Я удивлен.

— А что я должна была, по твоему мнению, делать?

Я пожал плечами.

— С людьми варианты бесконечны.

Она покусывала свою нижнюю губу.

— Ты считаешь, что мы — люди — каким-то образом слабее вас?

— Я не считаю вас слабее, я точно это знаю. — Я посмотрел на неё поверх своего стакана с молоком. — Я не пытаюсь никого оскорбить. Вы просто слабее нас.

— Возможно, физически, но не ментально или… морально, — возразила она.

— Морально?

— Да, например, я не собираюсь рассказывать миру о вас, ребята, чтобы получить деньги. И если бы меня схватил Аэрум, я не стала бы вести его к вам.

— Правда?

Эмоция, которую я не смог распознать, промелькнула на ее лице, когда она откинулась на спинку стула.

— Да. Я бы не стала.

— Даже если бы твоя жизнь находилась под угрозой? — Неверие окрасило мой тон.

Кэт покачала головой, когда рассмеялась.

— Только потому, что я — человек, не стоит считать меня трусливой или безнравственной. Я бы никогда не сделала ничего такого, что подвергло бы Ди опасности. С какой стати, моя жизнь ценнее ее? Вот твоя жизнь… спорный вопрос. Но не ее.

Я не хотел верить ей, но когда вернулся к еде, понял, что верю.

— Итак, сколько времени понадобится, чтобы след исчез?

Когда я посмотрел наверх, наши глаза встретились. Я поднял свой стакан молока и сделал большой глоток. Ее щеки вспыхнули.

— Возможно, неделя или две, может меньше. — Я внимательно посмотрел на неё, проверяя свечение. — Он уже начинает исчезать.

— И как я выгляжу? Как гигантская лампочка или что-то вроде того?

Я засмеялся, потому что сходства действительно были.

— Твое тело окружает мягкое свечение, словно ореол.

— О, ну тогда, это не так уж и плохо. Ты закончил? — Когда я кивнул, она взяла мою тарелку и встала, чем немало удивила меня. Она подошла к раковине, ставя туда тарелку. — По крайней мере, я не выгляжу, как Рождественская елка.

Я проследовал за ней, наклонив голову к ее уху, когда заговорил.

— Ты выглядишь как звезда на верхушке этой елки.

Кэт резко вдохнула и развернулась, широко распахнув глаза. Конечно же, она не слышала, как я подошел. Она откинулась назад, вцепившись в края столешницы, находящейся позади нее.

— Ненавижу, когда ты проделываешь этот инопланетный суперскоростной трюк.

Когда я посмотрел на нее, то улыбнулся. На ее щеках снова был этот милый румянец. Не нужно быть гением, чтобы понять, что наша близость действовала на нее, и не в плохом смысле.

— Котенок, во что мы ввязываемся?

Ее глаза забегали по моему лицу и тут она выпалила:

— Почему бы тебе не сдать меня Министерству Обороны?

Застигнутый врасплох, я сделал шаг назад.

— Что?

— Разве твоя жизнь не стала бы гораздо проще, если бы ты сдал меня МО? Тогда тебе бы не пришлось беспокоиться ни о Ди, ни обо всем остальном.

Черт, это был хороший вопрос. Который я задавал себе снова и снова. Вопрос, который, как я знал, задал бы каждый, кто обнаружил, что Кэт известно о нас.

— Я не знаю, Котенок.

— Ты не знаешь? — спросила она. — Ты рискуешь всем и не знаешь зачем?

Раздражение стало покалывать мою кожу.

— Именно это я и сказал.

То, как её глаза расширились, явно выразило недоверие, которое она испытывала. У меня не было достаточно хороших причин, чтобы не сдать её. МО бы вознаградило меня, и как бы я ненавидел это признавать, но если бы МО было довольно нами, то это бы пошло всем нам на пользу. Должна же быть какая-то причина, и я…

Я оборвал свои размышления. Этот разговор приведет нас к чему-то намного более серьезному. У меня не было времени на это.

Наклонившись, я положил руки на столешницу по обе стороны от ее бедер и опустил подбородок.

— Ладно. Я знаю, почему.

У нее перехватило дыхание.

— Ты знаешь?

Я кивнул.

— Ты бы не выжила без нас ни единого дня.

— Ты не знаешь этого.

— О, я знаю. — Я наклонил голову набок, и в то время как дразнил ее, я также говорил правду о том, что произойдет с ней, если она попадет в руки МО. — Ты знаешь, со сколькими Арумами я сталкивался? С сотнями. Бывали случаи, когда я еле уносил ноги. У человека нет шансов против них или МО.

— Прекрасно. Как знаешь. Ты можешь отодвинуться?

Я усмехнулся.

И остатки терпения Кэт быстро развеялись. Она положила руки на мою грудь и толкнула меня — сильно толкнула. Я и с места не сдвинулся. Моя ухмылка превратилась в улыбку.

— Козел, — пробормотала она.

Она заставила меня рассмеяться. Я действительно должен был освободить ей дорогу, но ее было так весело дразнить, и я давно так много не смеялся. Думаю, в глубине души она это понимала.

— У тебя такой дерзкий рот, — сказал я ей. — И ты целуешь парней этой штукой?

Ее щеки приобрели ярко красный оттенок.

— А ты целуешь своим Эш?

— Эш? — Моя улыбка испарилась. — Ты бы хотела об этом узнать, не так ли?

Кэт ухмыльнулась.

— Нет, спасибо.

Я ни на секунду ей не поверил. Я наклонился так, что лишь несколько дюймов разделяли нас. Аромат персиков и ванили окружил меня.

— Ты не умеешь лгать, Котенок. Всякий раз, когда ты это делаешь, твои щеки краснеют.

Мой мозг выключился, когда ее щеки покраснели еще сильнее. Прежде чем я осознал это, моя ладонь обернулась вокруг её руки. Я не сжимал ее. Нет. Я просто держал, и её кожа была теплой под моей. Я поднял глаза к её, и уже не мог отвести взгляд.

Энергия растеклась по моему телу, заставляя кожу гудеть. Напряжение практически потрескивало в окружавшем нас воздухе, и черт, это было сложно игнорировать.

Часть меня даже не хотела это игнорировать.

— У меня есть странная идея, что мне все-таки стоит это попробовать.

Ее взгляд опустился на мой рот.

— Попробовать что?

— Думаю, ты бы хотела это узнать. — Мои ладони прошлись вверх по её рукам, я проглотил стон, когда почувствовал ее дрожь. Я остановил руки на ее затылке, под тяжелой завесой волос. При кухонном освещении ее волосы выглядели темно-русыми, но я знал, что на солнце они приобрели бы тёмно-рыжий отлив. — У тебя красивые волосы.

— Что?

Да, эта мысль появилось из ниоткуда. Странно.

— Ничего. — Мои пальцы медленно двигались вдоль прядей её волос, и, черт, они были такими мягкими, как я себе и представлял. И да, до этого момента я представлял себе, какими они могут быть на ощупь. Ноющее чувство заполнило меня.

Когда мои глаза снова направились вниз, я увидел, что ее розовые губы были разомкнуты. Она выглядела так, будто ждала… поцелуя, и Боже, она была…

Черт. Кэт… она была прекрасной.

Прекрасной занозой в моей заднице.

Потребовалась каждая унция энергии, чтобы не наклониться и не поцеловать ее. Но это была плохая идея по такому множеству причин, что я не мог перечислить их все.

Убрав руку с волос, я протянул её за спину Кэт и взял бутылку воды, которую оставил там ранее. Ее глаза расширились, когда она вжалась в стойку.

Я повернулся к кухонному столу, прежде чем она смогла бы увидеть мою улыбку.

— Так о чем ты спрашивала, Котенок?

— Прекрати меня так называть.

Я отпил из бутылки, когда встретился с ней взглядом.

— Ди выбрала фильм?

— Да, — сказала она, потирая ладонями свои руки. — Она упоминала об этом в классе.

— Что ж, тогда пойдем. Посмотрим фильм.

Кэт, в самом деле, послушалась и проследовала за мной в гостиную; она задержалась в дверях, в то время как я нашел диск возле рюкзака Ди. Подняв его, я прочел название и развернул его, чтобы увидеть заднюю часть обложки.

— Чья это была идея?

Кэт пожала плечами.

Я прочитал аннотацию, а затем пробормотал:

— Что бы ни было.

Она прочистила горло, когда прошла в комнату.

— Слушай, Деймон, ты не обязан сидеть и смотреть со мной фильм. Если у тебя есть дела поважнее, я уверена, что справлюсь сама.

Оторвав взгляд от обложки диска, я пожал плечами.

— У меня нет никаких дел.

— Ладно. — Она колебалась мгновение, но затем подошла к дивану.

Я вставил диск, а затем сел на другой конец дивана. Телевизор включился, и острый взгляд Кэт вызвал у меня улыбку. Когда я посмотрел на нее пару секунд спустя и обнаружил, что она наблюдает за мной, моя улыбка стала шире.

— Если ты заснешь во время этого фильма, то будешь должна мне.

Она нахмурилась.

— С чего бы это?

— Просто смотри фильм.

Кэт перевела взгляд на телевизор, и через несколько мгновений я устроился поудобнее. Это было трудно, потому что я осознавал, что она сидит прямо возле меня. Я уже забыл, о чем был фильм, когда первая сцена появилась на экране.

Именно до этого момента я продержался, не пялясь на Кэт.


Глава 15 | Забвение | Глава 17



Loading...