home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 1

Быстрее чем любой человек мог бы проследить взглядом, я двигался беззвучно среди деревьев в своей естественной форме, преодолевая густую траву и покрытые росою и мхом холмы. Я был ничем кроме как вспышкой света, мчавшейся вдоль деревьев. Быть пришельцем с планеты, находившейся в 13 миллиардах световых лет от Земли, было довольно круто.

Я с легкостью миновал одну из тех проклятых малолитражных машин, которая выехала на дорогу, где находился мой дом.

Как, черт возьми, эта машинка тянула за собой прицеп U-Haul?

Но это было не самым важным.

Я замедлился, а затем перешёл в свою человеческую форму, оставаясь в густой тени, отбрасываемой дубом, в то время как машина проехала мимо пустого дома в начале улицы и остановилась у дома напротив моего.

— Чёрт. Соседи, — проворчал я, когда водительская дверь открылась и вышла женщина средних лет. Я наблюдал за тем, как она наклонилась и заговорила с кем-то в машине.

Она засмеялась и затем сказала: «Выбирайся из машины».

Кто бы это ни был, он не послушал её, и женщина, в конце концов, закрыла дверь машины. Она пружинящей походкой поднялась на крыльцо и открыла входную дверь.

Как это произошло? Дом должен был оставаться свободным как любой другой на этой улице, я имею в виду свободным от людей.

Эта улица была долбанной заставой колонии Лаксенов на базе гор Сенека, и не выглядело, чтобы этот дом продавали, но эти придурки даже не понимали этого.

Этого не должно было случиться.

Энергия с треском проносилась по моей коже, гудя, и сложно было игнорировать её призыв вернуться в естественную форму. И это меня злило. Дом был единственным местом, где мы могли быть собой не боясь, что нас раскроют, и эти кретины из Министерства Обороны, долбанные МО, знали это.

Мои пальцы сжались в кулаки.

Вон и Лейн, мои личные, выданные государством няньки, наверняка знали об этом. Это должно быть проскользнуло в их проклятые умы, когда они проверяли нас на прошлой неделе.

Пассажирская дверь Приуса со скрипом открылась, привлекая моё внимание. С начала я не видел, кто вышел, но потом она обошла машину спереди, полностью входя в моё поле зрения.

— Вот дерьмо, — я пробормотал снова.

Это была девушка.

С того, что я увидел, я мог сказать, что она примерно моего возраста может на год младше, она медленно повернулась и уставилась на лес, пробежалась взглядом по лужайке вокруг двух домов, она выглядела так, будто ожидала, что разъярённый горный лев набросится на неё.

Её шаги были неуверенными, когда она приблизилась к крыльцу, будто она выясняла, действительно ли хочет войти в дом. Женщина, которая, по-моему предположению, основанном на одинаковом темном цвете волос, была её мамой оставила входную дверь открытой. Девушка остановилась на нижней ступеньке крыльца.

Я измерял её взглядом, пока тихо передвигался среди деревьев. Она казалось, имела средний рост. На самом деле, всё в ней казалось среднестатистическим: её темно каштановые волосы, собранные в небрежный пучок, её бледное, округлое лицо, её средний вес, определённо не тот, что у тех тощих девчонок, которых я ненавидел… Ладно. Не всё в ней было обычным. Мой взгляд завис на её ногах и других областях.

Черт, это были хорошенькие ножки.

Девушка развернулась лицом к лесу, руки сложены на уровне талии, чуть ниже груди.

Ладно. Две области были необычными.

Она просматривала лесную полосу, и её взгляд остановился прямо там, где стоял я. Мои кулаки разжались, но я не двигался, не осмеливался даже вздохнуть. Она смотрела прямо на меня.

Но не было и шанса, что она видела меня. Я был слишком хорошо спрятан среди теней.

Несколько секунд прошло, прежде чем она опустила руки и развернулась, а затем медленно направилась в дом, оставляя дверь за собой широко открытой.

— Мам?

Моя голова вздёрнулась от звука её голоса, который тоже был… необычным. Без видимого акцента или признака, указывающего на то, откуда они приехали.

Откуда бы они ни были, у них не было никакого инстинкта самосохранения, так как никто из них не подумал закрыть дверь за собой. Хотя с другой стороны, в наших краях, многие люди верили, что они в полной безопасности. Как-никак, город Кэттерман, находящийся в пригороде Петербурга, Западная Вирджиния, даже не входил в список зарегистрированных городов. Депутаты проводили больше времени за обеспечением стад скота и разбиванием новых полей, чем за борьбой с любой реальной преступностью.

Даже несмотря на то, что люди здесь имели неприятную привычку пропадать.

Ухмылка, изогнувшая мои губы, увяла, когда образ Доусона появился в моём сознании. Только не люди…

Когда я думал о брате, злость вскипала во мне и выходила наружу, словно при извержении вулкана. Он умер из-из человеческой девушки. И теперь здесь была ещё одна чертова девчонка, переехавшая в дом напротив.

Нам приходилось… претворяться людьми, растворяться среди них и даже поступать как они, но пребывание с ними в непосредственной близости всегда заканчивалось катастрофой.

Всегда кто-то умирал или пропадал.

Я не имел представления о том, как долго стоял, пялясь на дом, но девушка, в конце концов, появилась снова. Вытянутый из своих мыслей, я выпрямился, когда она подходила к бамперу U-Haul-а. Она выудила ключ из своего кармана и открыла металлическую дверь.

Ну, или попыталась.

А затем попыталась ещё раз.

Она боролась с замком, а затем и с ручкой, это должно быть было самое долгое открывание в истории. Её щеки зарумянились, губы поджались. Она выглядела так, будто находилась в паре секунд от того, что ударить по бамперу трейлера. Господи, как много времени нужно одному человеку на открывание двери? Она сделала это настоящим событием. Я испытывал некоторое искушение заявить о себе и притащить, наконец, свою задницу туда, чтобы открыть эту долбанную дверь.

В конце концов, через целую вечность, она открыла трейлер и вытащила помост. Она исчезла, затем снова появилась через несколько секунд с коробкой. Я наблюдал за тем, как она переносила её и снова вернулась. Она споткнулась, переходя помост и неся коробку, которая весила больше её самой, судя по натянутому выражению её лица.

Она обогнула трейлер, и даже со своего места, я мог видеть, как её руки дрожали. Я закрыл глаза, раздражённый… всем. Она ступила на лестницу, и я знал, ей ни в коем случае не удастся подняться на крыльцо, не упав или не сломав шею.

Я поднял свои брови.

Если она сломает шею, тогда я полагаю проблема «переезд в дом напротив» будет решена.

Одна нога сделала шаг на нижнюю ступень, и она пошатнулась в сторону. Если она упадет, она будет в порядке. Она сделала ещё шаг и мой желудок заурчал. Проклятье, я был голоден даже несмотря на тот факт, что я съел 10 кексов час назад.

Она была почти на верхней ступеньке, что ж, если она упадет, она не сломает шею. Может… руку? Или нога будет вывихнута. Когда она поставила одну ногу на ступеньку и медленно подняла другую, я неохотно восхитился её явным упорством занести эту коробку в дом. Она опасно покачнулась на верхней ступеньке, и я пробормотал целый список довольно неприличных ругательств и поднял руку.

Сосредоточившись на коробке в её руках, я использовал Источник. Мысленно я сфокусировался на поднятии коробки совсем чуть-чуть, перенимая основную тяжесть с её рук. Она остановилась на крыльце на несколько крошечных секунд, как если бы она почувствовала изменения, и затем она покачала головой и вошла в дом.

Медленно я опустил свои руки, слегка ошарашенный тем, что сделал. Не было и шанса, чтобы она поняла, что какой-то случайный чувак, стоявший в деревьях был ответственен за это, но, Боже, это всё же оставалось самым глупым действием в моей жизни.

Всегда существовал риск быть обнаруженным, когда бы мы ни использовали Источник, не имеет значения насколько незначительно действие.

Девушка снова появилась на крыльце, её щеки были яркого розового цвета от тяжелой работы, она направилась обратно к грузовому трейлеру, когда вытирала свои руки о хлопчатобумажные шорты. Еще раз она споткнулась о порог трейлера с коробкой в руках, и я задался вопросом: «Где, черт возьми, её мама?»

Шаги девушки были осторожными, и тяжелая коробка отчетливо зазвенела. Внутри было стекло.

И только потому, что я претендовал на звание самого большого придурка, я стоял там, в деревьях, мой желудок урчал, словно чертов двигатель, и помогал ей таскать коробку за коробкой, а она даже не знала об этом.

К тому времени, когда она/мы закончили таскать все вещи, я был изнеможённым, голодным, и, определенно, я достаточно часто использовал Источник так, что моя голова была готова взорваться.

Я потащил свою уставшую задницу вверх по ступеням в свой дом, и бесшумно скользнул внутрь. Некого не было дома сегодня вечером, я был слишком изнуренным, чтобы готовить, поэтому я проглотил пол галлона молока, и затем плюхнулся на диван.

Моя последняя мысль была о моей раздражающей новой соседке и «слишком крутым, чтобы провалиться планом» — не когда не видеть её снова.

Опустилась ночь, и густые облака, темные и непроницаемые закрыли звёзды и заволокли луну, не пропуская даже крошечный луч света. Некто не мог видеть меня, что должно быть было хорошо.

Особенно рассматривая тот факт, что я стоял перед некогда пустым домом как настоящий маньяк из тех документальных криминальных ток шоу. И все для моего «никогда не видеть девушку снова» плана.

Это быстро становилось беспокоящей привычкой. Я пытался убедить себя, что это было необходимо, потому что я должен был узнать о нашей новой соседке побольше, прежде чем моя сестра-близнец Ди обнаружит её и решит, что они обязаны стать лучшими подружками на веки. Ди была всем, что осталось у меня в этом мире и я сделаю всё, чтобы защитить её.

Взглянув на свой дом, я выдохнул и затем сделал глубокий вдох носом. Будет ли это настолько ужасно, если я… не знаю, просто сожгу этот чёртов дом, я имею в виду, я не позволю этим людям внутри сгореть или что-то в этом роде. Я не настолько ужасен. Но нет дома — нет проблем.

Мне казалось, это было просто. Последней вещью, в которой я нуждался, это была другая проблема, последнее, в чем все мы нуждались.

Свет горел в одной из спален на верхнем этаже, несмотря на факт, что было уже поздно. Это была её спальня. Только несколько минут назад я видел её силуэт, когда она проходила перед окном. К сожалению, она была полностью одета.

Моё разочарование по этому поводу подняло странность происходившего на новый уровень.

Девушка была проблемой. Большой. Но у меня были все рабочие части обычного парня, которые порой заставляли меня забыть о проблемах вообще.

Наличие кого-то, кто переехал в дом напротив, кого-то, кто был нашего возраста, было слишком опасно. Эта девушка была здесь всего два дня, но это лишь вопрос времени, когда Ди увидит её. Она уже несколько раз спрашивала меня, видел ли я новых соседей, знаю ли я кто они. Тогда я пожал плечами и сказал, что должно быть это пара старичков, ищущих покоя в пригороде, чтобы хоть как-то поубавить её энтузиазм. Но я знал, что её впечатлительную личность будет тяжело долго сдерживать.

Говоря о супер напористом…

— Деймон, — прошептал голос из тени моего дома. — Ради всего мира, что ты там делаешь?

Размышляю сжечь ли дом в следующий раз, когда они соберутся в магазин, и является ли это достаточно весомой причиной для получения новых соседей.

Да я собирался придержать эту идею для себя.

Вздохнув, я обернулся и направился к крыльцу своего дома. Гравий хрустел под ботинками. Моя сестра облокотилась на перила и уставилась на дом напротив. Выражение любопытства застыло на её лице, когда лёгкий бриз разметал её длинные, тёмные волосы.

Движение с нормальной скоростью потребовало невероятного усилия, когда я шёл к Ди. Обычно я не делал этого, когда был дома, тем более, когда я мог двигаться со скоростью света. Но с новыми соседями мне пришлось вернуться к привычке выглядеть как… человек.

— Я патрулировал. — Я прислонился бедром к перилам, стоя спиной к дому, будто бы его и не существовало.

Ди подняла бровь, когда взглянула на меня. Яркие изумрудные глаза, такого же цвета, что и мои были полны скептицизма.

— Это так не выглядело.

— Правда? — я скрестил свои руки.

— Да. — Её взгляд скользнул за моё плечо. — Это выглядело так, будто бы ты стоял там перед этим домом и шпионил.

— Ха-ха-ха.

Она свела свои брови.

— Так кто туда переехал?

Ди была в доме Томпсонов последние пару дней, и хотя мысль о том, что она провела всю ночь там с другим инопланетянином нашего возраста, Адамом, не радовала меня, но это было просто благословением, это сработало, она не имела даже понятия о том, кто переехал в дом по соседству. И зная её, человеческая девушка нашего возраста произведёт на неё впечатление подброшенного щеночка.

Когда я не ответил, она тяжело вздохнула.

— Ладно, я должна угадать?

— Да, кое-какие люди переехали туда.

Её глаза расширились, когда она обернулась и выглянула за перила, смотря на дом так, будто бы видела сквозь него. Несмотря на то, что наши способности были достаточно крутыми, мы не обладали рентгеновским виденьем.

— О мой, они не Лаксены, они люди.

Очевидно, что если бы они были нашей расы, она бы это почувствовала.

— Да, они люди.

Она слегка покачала головой.

— Но почему? Они знают о нас?

Я вспомнил девушку, когда та пыталась таскать коробки в дом.

— Думаю, что нет.

— Это так странно. Почему МО позволило им переехать сюда, — спросила она, а затем немедленно добавила, — Хотя какая разница, главное, чтобы они были милыми.

Мои глаза медленно закрылись, конечно, Ди не беспокоит это, даже после того, что случилось с Доусоном. Все о чем она беспокоилось, это насколько они были милыми. Она даже на секунду не задумалась об опасности, которую представляет такое близкое проживание людей рядом с нами. Только не моя сестра. Она думала только о единорогах, изрыгающих радугу.

— Ты видел, кто они? — спросила она, волнение чувствовалось в её голосе.

— Нет, — солгал я, открывая глаза. Её губы поджались, когда она отодвинулась от перил, хлопая в ладоши и поворачиваясь ко мне. Мы были почти одного роста, и я мог видеть восторг, искрящийся в её глазах.

— Надеюсь, это горячий парень. Я сжал челюсть. Она захихикала. — О! Или может быть это девушка моего возраста. Это было бы шикарно.

О, Боже.

— Это сделало бы лето настолько лучше, особенно после того как Эш стала для тебя сам знаешь кем, — продолжила она.

— Нет, я не знаю кем.

Она закатила глаза.

— Не разыгрывай невинность. Ты придурок. Ты прекрасно знаешь, почему она сейчас такая милая, словно медоед. Она думает, что вы двое проведёте всё лето вместе, делая…

— Друг с другом…, - предположил я лукаво.

— О, Боже. Серьёзно мне не нужны такие детали. Она содрогнулась. И я едва спрятал свою ухмылку, когда подумал о том, что Эш призналась в том, что «деланье друг с другом» до сих пор иногда случается между нами. Не часто, но происходит.

— Она жаловалась, что ты её не берёшь туда, куда ты обещал её повести этим летом.

Я понятия не имел, о чём говорила Ди. — В любом случае я действительно надеюсь, что кто бы там ни был по соседству, они клёвые.

Будто белка в колесе, мысли Ди крутились вокруг одной идеи. — Может быть, я остановлюсь…

— Даже не заканчивай предложение Ди. Ты даже не знаешь, кто эти люди и что им нравится. Держись подальше от них.

Она переместила свои руки на бёдра, когда её глаза сузились.

— Как мы узнаем, к какому типу людей они относятся, если будем стоять в стороне от них.

Я проверю их.

— Я не очень-то доверяю твоим суждениям о людях, Деймон. Она сверкнула глазами.

— А я не доверяю твоим так же, как я никогда не доверял представлениям Доусона.

Ди сделала шаг назад, делая глубокий, медленный вдох. Злость ушла из выражения её лица.

— Хорошо, я поняла. Я знаю почему…

— Давай не будем ходить туда. Не сегодня, — сказал я, вздохнув, и подняв руку, провел пальцами свозь волосы, заставляя их концы взъерошиться. Мне нужна была стрижка.

— Уже поздно и мне нужно сделать ещё один круг, прежде чем я оставлю пост на ночь.

— Ещё один круг? — она понизила голос до шёпота. — Ты думаешь… какой-то Аэрум неподалёку?

Я покачал головой, не желая её беспокоить. Но правда была в том, что они всегда были поблизости. И они были нашими единственными естественными врагами ещё с тех времён, когда наша планета существовала. Так же как и мы, они были не с Земли. Они были во многих отношениях точной противоположностью нас во внешности и способностях. И мы не убивали как они. О нет. Они получали доступ к своему Источнику через поглощение Лаксенов, которых они убивали. Они были как паразиты на стероидах.

Старейшины говорили нам, что, когда Вселенная сформировалась, она было наполнена чистым светом, заставляя тех, кто жил в тенях, Аэрумов, ревновать. Они стали завидовать и решили уничтожить весь свет. Вот как война между нашими двумя планетами началась.

И наши родители умерли в этой войне, когда наш дом был разрушен.

Аэрумы преследовали нас здесь, используя метеорологические явления, чтобы путешествовать по Земле без обнаружения. Когда бы ни происходил метеоритный дождь или звездопад, я был на взводе. Аэрумы обычно следовали за такими явлениями.

Сражаться с ними было не так легко. Мы могли достать их с помощью непосредственно Источника или с помощью заостренного в лезвие обсидиана, это была смертельно для Аэрумов особенно после того как они покормятся. Обсидиан разрушал свет. Держать его рядом было нелегко, но, тем не менее, я всегда старался брать один из них с собой, обычно, прикрепляя его к лодыжке. Так же делала Ди.

Никогда не знаешь, когда он тебе пригодится.

— Я просто хочу быть осторожным, — сказал я, наконец.

— Ты всегда осторожен.

Я напряженно улыбнулся.

Она немного колебалась, а затем возникла передо мной. Потянувшись на носочках, она поцеловала мою щеку.

— Ты можешь быть требовательным придурком, но я люблю тебя. Просто хочу, чтоб ты знал.

Хихикнув, я обернул свои руки вокруг её плеч и слегка подтолкнул в свои объятия.

— Ты можешь быть раздражающей трещоткой, но я люблю тебя тоже.

Ди шлепнула мою руку, когда отступила назад, еще раз улыбнувшись.

— Не задерживайся.

Я кивнул, а затем увидел, как она бросилась в дом. Ди редко делала что-либо медленно. Она всегда была той, у кого была нескончаемая энергия. Доусон был одним из непринужденных. А я был — я засмеялся себе под нос — одним из придурков.

Мы были тройняшками.

Сейчас мы были только близнецами.

Несколько минут прошло, пока я смотрел на место, где стояла моя сестра. Она была одной из немногих, кто остался у меня на этой планете и о ком я действительно заботился. Я снова обратил свое внимание на дом. Я не собирался врать себе насчет этого. В тот момент, когда Ди поймет, что это девушка проживет по соседству, она будет носиться с ней как курица с яйцом. И никто не сможет противостоять ей. Она была чертовым пушистым шариком, наполненным солнечным светом.

Мы жили среди людей, но мы не сближались с ними из-за огромного количества причин. Я не позволю совершить Ди такую же ошибку, как и Доусон. Я потерял Доусона, но я не позволю этому случиться и с Ди. Я сделаю все, чтобы она оставалась живой и в безопасности.


Над переводом работали: | Забвение | Глава 2



Loading...